Ляшенко В.С.

Город - это социокультурный организм, развивающийся в сложной, изменяющейся системе политических, социально-экономических и культурных процессов, являясь накопителем идей, эмоций и действий человека. Изучение городской цивилизации начала XX века, города как локального сообщества, объединенного не только единой территорией – локусом, но, прежде всего, совокупностью людей, связанных сложными социальными отношениями в процессе многогранной экономической деятельности, дает основания полагать об изменении характера трудовых и личностных отношений горожан и местной власти.

Большинство городов Российской империи первой половины XIX века относились к процессу «протоурбанизации», т.е. создавались «сверху», по инициативе органов власти как, прежде всего, военно-административный объект. [1. С.51]. Заштатный городишко Ставропольской губернии – Святой Крест, не был исключением. Земли, занимаемые городом, составляли принадлежность казны и были отданы по указу Павла I в 1799г. армянам, желавшим выселиться из Персии и Закавказья. [2. С. 219]. На протяжении полувека армянское поселение имело облик типичного средневекового восточного города, для которого характерно доминирование торговли в экономическом развитии. Виноделие и торговля вином составляли главнейший источник существования горожан.[2. С. 222].

Модернизационные процессы, конца XIX – начала XX века, вносившие коренные изменения в социальную и экономическую сферу жизни российского общества, затронув и Ставропольскую губернию, докатились до Святого Креста. Проникавшие в этот город изменения, были характерны для провинции начала XX века и отражали сложный процесс, радикально изменяя состав городского населения, образ жизни горожан, социальные отношения в этом локальном сообществе.

Развитие рыночных отношений и рост промышленных заведений способствовали увеличению численности населения города. За 10 лет, С 1897-1907 гг., население города возросло почти в 2,5 раза. Согласно переписи 1897 года население города составляло 6 583 человека [3. С.12], а к началу 1907 года горожан насчитывалось уже свыше 15 тысяч человек. [4. Л. 14] Достаточно бурное экономическое развитие позволило новому предприимчивому, мобильному, городскому человеку, отличавшегося особым складом ума и психики, искать новые источники дохода и благосостояния. Тем не менее, модернизационные процессы, диктовали новые правила взаимоотношения горожан, как между собой, так и с местной властью.

Меняющаяся экономическая жизнь городского сообщества, вносила свои коррективы в социальные и хозяйственные отношения. Социальные отношения, представляют собой не случайное соединение индивидов, но определяются социальным процессом. Любые отношения характеризуются тем, что поведение людей при взаимодействии друг с другом регулируется нормами, правилами и эталонами[5. С.19]. Итак, при любых отношениях внутри социальной структуры человек знает, что от него ожидают поведения, соответствующего этим нормам, и, в свою очередь, он вправе ожидать того же от других.  

Рассматривая городское сообщество как единый локальный микроорганизм с определенной социальной структурой и социальными отношениями, интересен анализ особенностей хозяйственной деятельности горожан Святого Креста, выявленных на основе анализа архивных документов. Примером этого могут служить жалобы горожан на «неправильные» действия двух градоначальников, занимавших этот пост в разное время – барона Аполинария Аполлоновича де Форжета и мещанина Ивана Михайловича Заикина.

Так анализ архивных данных свидетельствует о том, что, занимая должность городского старосты с 1901-1907гг. барон де Форжет, часто становился виновником отнюдь не похвальных рапортов и отчетов, адресованных Ставропольскому губернатору, от секретаря Губернского по городским делам присутствия Барабаша и многочисленных жалоб на действия городского старосты со стороны горожан. Барабаш отзывается о старосте, как о «человеке крайне не развитом, ничего, больше не знающим кроме приема и выдачи денег», человека слабовольного и тихого, который «подпал под вредное и очень усиленное влияние» помощников Токиева и Арзимова, которые злоупотребляют служебными полномочиями .[6. Л. 30] При этом данный рапорт подтверждает общие изменения, происходящие в органах местного управления начала модернизации страны. Как верно подметил В. О. Ключевский, каждое должностное лицо обладает известной долей власти, известными правами, каких не имеют лица, не состоящие на государственной службе.[7] В данном случае помощники старосты, обладая значительной властью и правами в Святом Кресте, пользовались ее для своего личного обогащения.

Интересно, что староста барон де Форжет не был настолько наивен и далек от городского управления, и пользовался своей властью, не упускал случая получения личной выгоды и наживы. В связи с этим интересен сравнительный анализ текста «Жалобы казака Ковтуна на действия старосты», адресованная на имя секретаря Ставропольского по городским делам присутствия Барабаша в июне 1902 году, с текстом «Объяснений старосты по этой жалобе». [8. Лл. 39-41] В жалобе Ковтуном выражено недовольство на проведенную аферу старосты с продажей городской усадьбы, выданную за свою собственность. Усадьба никогда не являлась частной собственностью семейства де Форжета. Она сдавалась в арендное пользование Аполлону де Форжету, отцу старосты, который исправно вносил арендную плату в городскую казну. Его сын, тем не менее, став «главным» чиновником в городе, перестал платить этих денег. Покупая усадьбу с «полуразвалившимися саманными постройками», Ковтун заплатил старосте наличными 500 рублей. В объяснительной записке староста признавал продажу лишь этих убогих построек, однако барон никак не мог объяснить того, что с течением времени, проданная им «частная собственность» стала предметом городских торгов, в качестве городского имущества.

Казалось бы, на первый взгляд, перед нами типичный образец столкновений личных интересов двух горожан. Однако более глубокое изучение и анализ источников позволяет увидеть за столкновениями личных интересов двух горожан и социальную сторону этого конфликта. Она прежде всего заключается в том, что сделка о купли-продажи проведена между не равными по социальному и сословному статусу людьми. Продавец- староста А. А. де Форжет принадлежал к сословию потомственных дворян, видимо занимавших в городе значимые должности. Покупатель-казак Д. Т. Ковтун был «не богатым, жившим постоянным трудом» переселенцем из Полтавской губернии, скопя денег, надеялся на приобретение собственной усадьбы.

Однако Д.Т. Ковнун не намерен был и требовал от старосты добровольного возвращения денег, полученных за продажу усадьбы, в противном случае он угрожал судебным разбирательством, которое повлечет за собой малоприятные последствия в карьере городского старосты.

По итогам этого спора староста, явно опасаясь угроз Ковтуна о возбуждении уголовного дела, решил выкупить, проданную усадьбу за ту же сумму, что и продавал.

Управленческая деятельность другого старосты - И. М. Заикина - интересна при анализе особенностей хозяйственных отношений горожан Святого Креста, которые выясняются из двух архивных документов. Это «Жалоба жителей Святого Креста Степана Пономарева, Григория Донцова на неправильные действия старосты в деле продажи городских построек» адресованная губернатору 20 ноября 1908 года и «Рапорт городского старосты Заикина». [9. Л. 5-13]

Источники позволяют говорить о том, что в тот момент в городской среде начал складываться устойчивый слой состоятельных горожан. Представителями этого нарождавшегося в глубинке «среднего класса» принадлежали, по-видимому, и авторы жалобы. Об этом свидетельствует лингвистический анализ документа. Кроме того, за литературными пассажами истцов ясно просматривается личный интерес представителей городской «верхушки», который они уже достаточно ясно артикулируют. При этом данная жалоба намечает общие изменения, происходившие в среде зажиточных горожан эпохи модернизации. Как точно подметил К. Гинзбург, индивид, ничем не выделяющийся из среднего уровня, может выступать в качестве своего рода микрокосма, сосредоточивающего в себе все существенные характеристики целого социального организма.[10. С. 10] В данном случае авторы источника Пономарев и Донцов являются микрокосмом буржуазной «верхушки» горожан Святого Креста.

Проведя сравнительный анализ текста рапорта старосты Заикина, который представлял тот же уровень городского социума, что и жалобщики, с текстом жалобы на него, попытаемся понять характер их экономических и межличностных взаимоотношений. В жалобе выражены нарекания горожан на «неправильные действия» представителя местного самоуправления. Речь идет о действиях городского старосты Заикина, который своей волей распорядился продать городские постройки без объявления торгов и по низкой плате. На первый взгляд, перед нами образец столкновения интересов зажиточного населения города с местной властью. Однако более внимательное рассмотрение не только источников, но и личностей их авторов позволяет за формальной стороной конфликта увидеть скорее конфликт личных интересов, связанных с хозяйственной деятельностью как Заикина, так и Пономарева с Донцовым. Формально спор-диалог между городскими властями и горожанами является фактически спором личных интересов людей принадлежащих к одной социальной прослойке: зажиточных горожан, способных влиять на хозяйственную жизнь города.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что жалоба, адресованная на имя губернатора, не была выдержана в стиле унифицированной делопроизводственной переписки XIX века. Происходит разрушение унифицированных норм и правил написания официальных документов, сквозь призму которых на протяжении столетия не было видно человека. Изучаемый документ по своему стилю больше напоминает эссе или фельетон из периодической печати того времени. Чего стоит сарказм авторов в адрес старосты, которого они называют то «лорд-мэром», то марионеткой. Городское управление, которое сами же выбирали, характеризуют определением «злополучный». Чиновники городской управы именуются «присными-помощниками», а главный из них, господин Орлов получил имя «бессмертного отставного полицейского. Вскрывая неблаговидность их поведения, жалобщики иронически цитируют Священное Писание, говоря, что управа творит «волю «пославшего мя». Видимо, Пономарев и Донцов были либеральными «героями своего времени», которые воспитывались на газетной публицистике и либеральной беллетристике, типа произведений «незабвенной Гарриэт Бигерт-Стоу», в частности ее «Хижине дяди Тома».

Таким образом, под влиянием первой российской революции 1905-1907 гг. и последовавшей за ней политической модернизацией либерализация общественного сознания, новый тип социального поведения, сопровождались ростом самосознания личности, осознанием индивидуальной идентичности в пространстве локального, в том числе городского социума. Эта тенденция в начале XX века захватила самые глубинные слои российского населения, что подтверждается указанными выше документами. Очевидно, что на самоопределение личности все больше влияла не принадлежность ее к одному из официальных сословий, а к одному из слоев городского населения, определяющим критерием которого становился образовательный и экономический капитал.

С другой стороны, не честь мундира или кодекс конкретного сословия становятся доминирующими в личностных отношениях, а личные хозяйственные интересы и личная выгода конфликтующих. Постройки, о которых шла речь в жалобе, представляли собой дом с подвалом из «бурлацкого камня», три амбара, саманный сарай и «чихирня» с конюшней. Самым дорогим в условиях строительного бума был столь дефицитный и дорогой бурлацкий камень, которым был выложен подвал. По заявлению жалобщиков, этого камня насчитывалось 5000 штук, а весь дом вместе с подвалом был продан всего за 240 рублей. Авторы скрупулезно посчитали реальную стоимость строения, и оказалось, что при номинальной цене 20 копеек за один камень стоимость одного только камня составила 1000 рублей. Понятна обида Пономарева и Донцова, которые были не допущены к торгам.

В рапорте староста Заикин вынужден согласиться с тем, что продажа построек обошлась покупателю гораздо дешевле их реальной цены. Единственным слабым оправданием действий представителя городской власти было заявление, что «покупатель обязуется засыпать все ямы, сделать саманную стенку по длине всего дома», т.к. постройки были проданы под снос. Староста лукавит, говоря о скидке, обещанной покупателям, поскольку расходы на строительство саманной стенки по сравнению с выгодой от продажи бурлацкого камня слишком значительны, чтобы остаться не заметными. Не учитывая стоимости построек, которые также вошли в 240 рублей, одна только продажа облицовочного камня, принесла новому владельцу дома прибыль более, чем на 25%. Эта несложная бухгалтерия, не смотря на век современных социально-экономических отношений, складывающихся в условиях информационных новаций, и технологий Интернета, похоже и сейчас находится на вооружении некоторых современных российских градоначальников.

Для более полной картины хозяйственной жизни Святого Креста в начале XX века приведем и третий документ, сюжетно связанный с двумя первыми источниками. К переписке приложен торговый лист, который дает ценную информацию о покупателе построек, из которого видно, что дом, ставший причиной раздора, был продан городскому землемеру Федору Белоусову. Анализ имущественного положения представителей этой профессии в губернии свидетельствует о низком прожиточном уровне этих государственных чиновников, которые относились к среднему слою горожан, и жили на одно жалование, едва сводя концы с концами. Например, Ставропольский городской землемер Николай Иванович Демьянов, проживший всю жизнь на жалование, в описываемое время умирал в нищете. Он не имел даже возможности купить необходимый минимум лекарств, в которых остро нуждался. [11. Л. 221]. Если даже полагать, что случай Демьянова был крайностью, все равно рядовой землемер не мог себе позволить такую дорогостоящую покупку, если только он не был родственником старосты или не имел дополнительного прибыльного дела. Следовательно, должность в эти годы переставала быть единственным маркером материального положения, а, значит, и социального статуса.

Конфликт завершился ответом губернатора, который остается солидарным с местными властями. Канцелярия губернатора определила действия старосты «закономерными». По всей видимости, губернская администрация руководствовалась в этом деле принципами корпоративной этики. Надежды Понамарева и Донцова на помощь со стороны губернатора не оправдались. Интересы укрепления вертикали власти оказались сильнее экономической целесообразности. Возможно, кроме того, что у старосты было больше рычагов влияния на губернское чиновничество, чем у жалобщиков.

Однако вышеописанный случай в служебной практике «лорд-мера» Заикина не был единственным. Анализ судебного слушания Новочеркасской судебной палаты, проведенного 24 мая 1911 года, что практика продажи городской земли в личных интересах старосты не была прекращена. [12. Л.21.]

Напомним, что земля, не смотря на развитие промышленности в условиях аграрного края, всегда оставалась средством выживания местного населения. После отмены крепостного права, когда крестьянская надельная земля была отделена от помещичьих угодий и государственной земли, под влиянием быстрого роста населения средняя величина крестьянского землевладения стала уменьшаться[13. С.125]. Под давлением растущего малоземелья крестьяне были вынуждены искать новые источники дохода. Одним из видов такого дохода была аренда и обработка городских земель. Однако быстро растущее городское население, пополняемое крестьянами из соседних южных губерний, приводило к аграрному переселению города, и продолжительными конфликтами с мещанами, средством выживания, которых в Святом Кресте было занятие земледелием или виноградарством. Социальные, хозяйственные и личные конфликты обостряют земельный вопрос в городе. И с апреля 1908 года, пользование и владение городской землей становится исключительной привилегией городского населения.

Тем не менее, это постановление не лишило привлекательности городских угодий крестьянскому населению соседних сел, также не явилось препятствием на пути обогащения городского старосты Заикина. В мае того же 1908 года, на проведении очередных земельных торгов староста продал 10 десятин городской земли крестьянину Емельяну Зенину за 45 рублей 50 к. [14. Л. 21.] Эта сделка, хотя и привела старосту на судебную скамья, была выгодна как покупателю, так и продавцу. Поскольку не нашлось ни свидетелей, ни доказательств в совершении должностного преступления старостой.

Рассмотрение конфликтов городской власти с горожанами на локальном уровне позволяет проследить изменения в городской микроструктуре. Модернизация страны, размывание сословных структур, происходившее после революции 1905-1907 гг., обнажают эволюцию социальных противоречий на микроуровне. Личность в социальных отношениях становится доминирующей, корпоративность общества уходит на второй план, открывая дорогу интересам индивидуума. Реальная же картина социальных изменений не нашла своего отражения в общегосударственном законодательстве, примером тому служит жалобы горожан Святого Креста. Конфликт местных властей и горожан является конфликтом личных хозяйственных интересов каждой из сторон. Проведя сравнительный анализ социально-экономических отношений века прошлого и настоящего, можно с интересом отметить сохраняющуюся тенденцию непростых взаимоотношений чиновничьего аппарата, стоящего у власти, с городскими обывателями, разменной монетой в которых и по сей день является личный интерес и выгода.

Список используемой литературы

1.Сенявский А. С. Урбанизация России в XX веке. Роль в историческом процессе. - М. 2003.

2. Твалчрелидзе. А. И. Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях. - Ставрополь 1897.

3.Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897. Т. LXVII. Ставропольская губерния. - СПб. 1905.

4. ГАСК. Ф. 60. Оп. 1.Д. 432.

5. Рэдклифф-Браун А. Р. Структура и функция в примитивном обществе. Очерки и лекции. Пер. с англ. - М. 2001.

6. ГАСК. Ф. 60.Оп.1. Д. 259.

7. Ключевский В. О. История сословий в России: полный курс лекций. М.

8. ГАСК. Ф. 60. Оп. 1. Д. 217ж.

9. ГАСК. Ф. 60. Оп. 1.Д. 294.

10. Гинзбург К. Сыр и черви. Картина мира одного мельника, жившего в XVI веке. М. 2000.

11. ГАСК. Ф. 95. Оп. 1. Д. 8692.

12. ГАСК. Ф. 60. Оп.1. Д. 433.

13. Миронов Б. М. Социальная история России периода империи (XVIII-начала XXвека): генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х т. Т. 1. - М. 2000.

14. ГАСК. Ф. 60. Оп. 1. Д. 433.

Сокращение

ГАСК – Государственный архив Ставропольского края.

В статье использованы материалы архивного фонда № 60 «Ставропольское губернское по городским делам присутствия».

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top