Коваленко В.А.

В исторической литературе утвердился тезис о консервативности губернских властных институтов, и прежде всего- самих губернаторов. Подчеркивая, что в большой степени экономическая и культурная политика в губерниях определялась исходя из личных качеств губернатора, исследователи иногда игнорируют тот факт, что сами губернаторы, хотя согласно еще «Учреждению о губерниях» и были обязаны содействовать просвещению, но в то же время ориентировались преимущественно на текущие распоряжения центральной власти, которая зачастую говорила о необходимости борьбы с вольнодумием. Поэтому весьма часто в развитии просветительской деятельности губернии большое значение имели инициативы исходившие не от губернской власти, а от частных лиц и общественных организаций.

Это подтверждает прошение «Его Сиятельству Господину Генерал-майору и Военному Губернатору города Орла и Орловскому Гражданскому Губернатору» учителя Орловской гимназии Фердинанда Поганки на учреждение частной библиотеки для французского и немецкого чтения от 30 декабря 1844 г..

«Желая Любителям французской и немецкой Литературы добавить возможность познакомиться, без значительных издержек, с произведениями новейших современных Писателей, я намерен открыть здесь в городе Орле Частную Библиотеку для французского и Немецкого Чтения… и по этому покорнейше прошу Ваше Сиятельство жаловать меня Своим на это Согласием.»[1]

При этом, после длительной межведомственной переписки библиотека так и не была открыта. Николаевский режим не благоприятствовал частной инициативе, а губернатор Трубецкой был весьма аккуратным чиновником.

Весьма интересно проследить переписку между директором училищ Орловской губернии, губернатором и министром народного просвещения об учреждении и содержании в городе Орле воскресных школ для рабочих и ремесленников, это относит нас во временные рамки 1860-1862 года – время Александровских либеральных реформ. В данном случае царизм был заинтересован в развитии просвещения, поэтому сам стимулировал губернаторов на создание образовательных учреждений. В соответствии с этим деятельность орловского губернатора Сафоновича, который обычно характеризует как консерватор и службист, приобретает соответствующую направленность.

Циркулярное письмо от министра внутренних дел, от 22 марта 1860 года. «Господину начальнику губернии. В некоторых городах, для распространения грамотности и развития нравственности в ремесленном класс, признано возможным учредить воскресные школы для ремесленных учеников и рабочих. Полагая, что учреждение в городах воскресных школ должно принести существенную пользу для городских обществ и что устройство таких школ, как показывает опыт (по С.-Петербургу и Архангельску), может быть сделано с весьма незначительными издержками, я, по соглашению с Министром Народного Просвещения, прошу Ваше Превосходительство обратить внимание на этот предмет, с тем, что если по местным обстоятельствам представляется завести подобным образом воскресные школы в городах, то соображения по сему предмету не оставьте сообщить в Министерство для дальнейших распоряжений. Министр Внутренних дел С. Ланской.»[2]

В ответ на циркулярное письмо от министра внутренних дел Ланского, губернатор Сафонович отреагировал и обращается к директору училищ Орловской губернии. «Господину Директору училищ Орловской губернии. Циркулярное предписание Г. Министра Внутренних дел за №36, о доставлении соображений относительно учреждения воскресных школ в городах, покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь, уведомить меня, каким образом, по мнению Вашему, можно открыть в городе Орле воскресных училищ и могут ли быть в виду учения получением содержания или без содержания, а также где открыть это училище, в здании ли Приходского училища или в другом каком либо месте.»[3]

В свою очередь директор училищ Орловской губернии положительно отреагировал на предложение министра внутренних дел Ланского и губернатора Сафоновича, и предлагает ряд предложений. «Его Превосходительству, Господину Орловскому Гражданскому Губернатору… Полезнейшем и легчайшим средством к устройству воскресного обучения я признаю поручение этих занятий лучшим и способнейшим из воспи-танников двух высших классов Гимназии.»[4]

«Принять в школы и увольнение из них не должны сопровождаться никакими формальностями. Поступающий в школу вписывается в приёмную книгу, с обозначением возраста, вероисповедования, нации, сословия и рода занятий. Поступить может всякий с восьмилетнего возраста до 30, 35 и более лет. Не посещающие школы более двух месяцев не считаются учениками. В ведомости, по окончании года, обозначается, в особой графе, против фамилии каждого учащегося, что он знал, при поступлении в школу и что он знает теперь. Начаться нашим школам всего удобнее с первых чисел августа. Учение занятия будут идти безостановочно по воскресеньям, кроме двунадесятых праздников, святок и времени каникул. Директор училищ Орловской губернии М. Малиновский.»[5]

Однако, решающее слово в каждой конкретной губернии остатется за губернатором. В ответе директору училищ Орловской губернии губернатор поручает ему открыть классы с 5-ого июля 1860 года, при этом он же определяет и количество обучающихся. С другой стороны, именно губернатор организовал первоначальное финансирование проекта. Он вышел с инициативой об организации благотворительной акции, а вырученные деньги постановил направить на организацию воскресных школ. Вот что пишут губернатору:

«Милостивый Государь Валериан Иванович! Вырученные от продажи билетов в спектакль «Горе от ума», данный 24 сего апреля, 400 рублей серебром, имеет честь представить при сем Вашему Превосходительству, для употребления, согласно благотворительному назначению, которое Вам угодно было… Пользуемся сим случаем, чтобы возобновить Вашему Превос-ходительству уверение в чувствах отличного уважения и совершенной преданности.»[6]

Отношение Орловскому губернатору от директора училищ Орловской губернии об сроках открытия воскресной школы для рабочих и ремесленников.

«Его Превосходительству, Господину Орловскому Гражданскому Губернатору. На отношении за №3397 от 19 мая, имею честь сообщить Вашему Превосходительству, что, при всём моём старании, по желанию Вашему открыть воскресные классы с 5 июля, я не нахожу возможным открыть их до срока, уже обозначенного в моём отношении от 30 минувшего Апреля за №760, т.е. ранее первых чисел Августа 1, потому, что старшие воспитанники гимназии, имеющие преподавать в этих школах отпускаются в дома родителей, почти все находящиеся вне Орла, к 18 июня руководящие их гимназиические наставники также увольняются в отпуск 21 июня. Как скоро всё будет готово к открытию школ в первое воскресенье Августа, я почту, предвари-тельно открытия их, покорнейше просить Ваше Превосходительство об изве-щении жителей по этому предмету. М. Малиновский.»[7] Также там отмечалось, что число 150 учащихся будет достаточно.

Циркулярное письмо от министра внутренних дел С.Ланского свидетельствует, что успехи губернатора были отмечены, и ему предоставляется возможность принимать меры по своему усмотрению. «Господину Начальнику Губернии. Циркуляром от 22 марта сего года №36 предложено было Губернским начальникам, если по местным обстоятельствам представится возможным завести воскресные школы в городах, то соображения свои сообщить в Министерство для дальнейшего распоряжения. Ныне Г. Министр Народного Просвещения.. уведомляет меня, что вполне сочувствуя с своей стороны благой цели этих учреждений, столь важных для просвещения рабочего и ремесленного класса, он не встречает никакого препятствия к открытию воскресных школ, равно и помещению их в свободных зданиях учебных заведений Министерства Народного Просвещения… Сообщая о этом Вашему Превосходительству к надлежащему руководству в случае представившейся возможности открыть воскресные школы в городах вверенной Вам Губернии, нужным считаю присовокупить, что за тем нет уже надобности входить с представлениями по сему предмету в Министерство, но достаточно лишь доводить до сведения оного об открываемых воскресных школах.»[8]

Условия обучения открытия школ раскрывает перед нами объявление о приёме желающих в воскресную школу для рабочих и ремесленников.

«Сим объявляется, что в Орле 21 числа сего месяца в Воскресенье открывается в здании уездного училища на Болховской улице Воскресная школа для желающих из всех сословий. В ней учиться будут Закону Божию, грамоте, письму и счислению по три часа; учение будет продолжаться с 11-ти часов до 2-х пред обедом. Книги, бумага, оспидные доски и прочие учебные принадлежности выдаются ученикам безденежно в самой школе. В день открытия желающие учиться соберутся в училище в 10 часов, с тем, чтобы помолиться пред начатием учения, а затем приняться за благородное дело. Как скоро число записавшихся в учении наберётся до 50-ти, то в следующее за тем Воскресенье откроется вторая Воскресная школа и т.д. О чём будет ра-зослано особое объявление. Кроме того предполагается открыть в городе Воскресную школу и для девиц. Орёл. 1860 года Августа 16 дня.»[9]

Итак, не только образование было бесплатным, но даже и учебники! В виду потребности среди населения в сентябре 1860 года открывается дополнительно вторая воскресная школа, о чём и пишет в донесении губернатору директор училищ Орловской губернии.

«Его Превосходительству, Господину Орловскому Гражданскому Губернатору. Честь имею довести до сведения Вашего Превосходительства, что 4-ого сентября, по совершении молебствия, уже формально открыта вторая воскресная школа в Орле. Всех учащихся по настоящее время записалось сто восемь человек. При сем долгом считаю присовокупить, что около пятой доли этого числа не явилось, по отзывам прочих учеников, потому будто бы, что большую часть не бывших удержали хозяева от воскресных занятий в школах. М. Малиновский.»[10]

Ещё отдельным пунктом в деятельности губернатора можно выделить позволение открытия воскресной школы в Ельце, надо отметить, что здесь инициатором был городничий города Ельца. Вот, что пишет местный городничий губернатору.

«Выполнение предписания Вашего Превосходительства от 1 сего Ноября за №7635 честь имею донести, что 21 текущего месяца в 12 часов утра по отслужении молебна с провозглашением многолетия Государю Императору и всему Августейшему Дому Воскресная школа в городе Ельце открыта, желающих учится записалось к этому времени 63 человека и шнуровая книга для записи прихода и расхода сумм, которые могут быть жертвованы в пользу Смотрителю Училища выдана. Городничий подполковник Зубковский.»[11]

В следующем ряде документов можно проследить процесс образования третей воскресной школы в городе Орле в районе Курских улиц. Инициатором этого являлся директор училищ Орловской губернии М. Малиновский. Вот, что он пишет губернатору.

«Его Превосходительству, Господину Орловскому Гражданскому Губернатору. Многие из неграмотных детей и взрослых людей, желающих учиться грамоте, жительствующих в обширной отдалённой от городского центра части Орла, заключающей в себя приход церкви св. Никиты и местность око-ло 3-их курских улиц и женского монастыря весьма затруднены в своё      м стремлении воспользоваться воскресным обучением, единственно по причине отдалённости воскресных школ от места их жительства…было бы весьма полезно открытие новой 3-ей воскресной школы в Орле…в здании 1-ого Орловского Духовного Уездного Училища, находящегося в Мацневском переулке близ Семинарии и что занятия в новой школе, будут предоставлены семинаристам старшего возраста…для надлежащей практической подготовленности для наших будущих сельских Священников к весьма важному для распространения грамотности вообще примеру их будущей деятельности в сельских школах.»[12]

Накануне крестьянской реформы Александр II решает сменить орловского губернатора. Новый губернатор Левашов был уже либералом. Он не только содействовал утверждение местных инициатив, но и сам подталкивал служащих и жителей губернии к развитию просвещения. В данном случае губернатор обращается с прошением к начальнику Харьковского учебного округа об открытии воскресной школы и 15 февраля 1861 года получает положительный ответ.

«Господину, Орловскому Гражданскому Губернатору. В следствии отношения Вашего Превосходительства, от 30 минувшего января за №595, имею честь уведомить, что мною согласно ходатайству Директора училища Орловской губернии, разрешено открыть в городе Орле при 1-ой Духовном Уездном Училище третью воскресную школу. Попечитель Округа, генерал-лейтенант Левин.»[13]

После утверждения начальника Харьковского учебного округа исполняющий обязанности Орловского губернатора Левашов разрешает организовать 3-ую мужскую воскресную школу. На что получает отчёт от директора училищ Орловской губернии М.Малиновского.

«Его Превосходительству, Господину Исправляющему должность Орловского Губернатора. Имею честь довести до сведения Вашего Превосходительства, что все нужные для открытия 3-ей мужской воскресной школы, имеющей помещаться в доме 1-ого Духовного Уездного Училища, уже готово; необходимые для преподавания пособия приобретены, и за обучение в ней мальчиков воспитанниками высшего отделения Семинарии, под руководством двух их наставников Попова и Селиверстова, может открыться в Воскресенье, 19-ого сего Марта, в 11 часов утра…»[14]

Также встаёт вопрос об организации женской воскресной школы, так как многие барышни изъявляли желание учиться в воскресной школе. М.Малиновский обращается к Левашову с прошением. «Его Сиятельству, Господину Исправляющему должность Военного Губернатора города Орла, Управляющему и Гражданскою частью…имею честь спрашивать Вашего разрешения на открытие в городе Орле Женской Воскресной школы.»[15]

В свою очередь Левашов не перечил инициативе и утвердил прошение об учреждении женской воскресной школы. Можно рассмотреть взаимосвязь губернатора- министра Народного Просвещения и уездных властей на примере открытия в городе Елец первого женского приходского училища. Вот что пишет Елецкий полицмейстер губернатору. «Его Сиятельству, Господину Военному Губернатору города Орла и Орловскому Гражданскому Губернатору Свиты его Величества Генерал Кавалеру Графу Левашову. 7-ого Октября прошлого 1863 года за №4574 докладною запискою я имею честь довести до сведения Вашего Сиятельства, что Елецкое Городское общество составило 1857 года Декабря 3 дня приговор об открытии в г. Ельце Женского училища 2-ого разряда. 1858 года 20 Декабря Елецкое общество в присутствии Городской Думы предложению бывшего Городского Головы Калабина признало необходимым открыть в г. Ельце училище для приходящих девиц Городского сословия, для этого общество назначило: а) из городских доходов ежегодно 500 рублей; б) 100 рублей жертвуемых ежегодно почётным блюстителем училища; … Для открытия сего училища городское общество постановило, чтобы оно находилось под главным Начальника Губернии Директора училищ.»[16]

В свою очередь губернатор обращается к министру Народного Просвещения с предложением организовать женского училища.

«Господину Министру народного Просвещения. Елецкий полицмейстер, по просьбе тамошнего городского общества, ходатайствовал об открытии в г. Ельце Женского Училища 2-ого разряда, объясняя притом, что Общество желает открыть… плата за девиц достаточных семейства по 5 рублей в год и кроме того, Общество обязалось дать для училища приличный и удобный дом и собрало для первоначального открытия этого заведения добровольных пожертвований до 3000 рублей. Пожертвование это собрано, Начальником Губернии. Представляя о вышеизложенном на благоустроение, я с своей стороны считаю долгом ходатайствовать об открытии в Ельце Женского Училища 2-ого разряда…»[17]

Министр Народного Просвещения довольно оперативно высылает ответ на имя губернатора, насчёт организации женского училища и высказывает свои замечания относительно обращения Елецкого общества по этому вопросу.

«Господину Начальнику Орловской губернии. От 21-ого Августа сего года №6829, Ваше Сиятельство изволили обратиться ко мне об исходатайствовании Высочайшего разрешения на открытие в г. Ельце Женского училища 2-ого разряда на тех же основаниях, как устроено подобное училище, в г. Сумарь, Харьковской губернии, т.е. без участия дворянства, так как в пожертвованиях на учреждение и содержание в г. Елец Женского училища учавствует исключительно одно городское общество. Усматривая из отношения Вашего Сиятельства, что Попечительный Совет проектируемого в г. Ельце Женского училища предполагается составить из городского головы, Штатного Смотрителя уездного училища и Почётного блюстителя, без участия попечительницы и Начальницы Училища, нужным считаю изъяснить, что на основании параграфа 8 Высочайше утверждённого 10 мая 1860 года положения о Женских училищах Министерства Народного Просвещения, Попечительница и Начальница причислены к числу непременных членов сего Совета, а потому я не могу согласиться на изъятие их из состава совета… Сообщаю о сем Вашему Сиятельству имею честь покорнейше просить Вас, Милостивый Государь, вышеизложенные замечания мои предложить Елецкому Городскому обществу, для надлежащего изложения проекта учреждения училища, и об последующем не оставить меня уведомлённым. Министр Просвещения Головнин.»[18]

После письма министра Народного Просвещения, губернатор отправляет замечания министра на рассмотрение Елецкому городскому обществу.

«Г. Елецкому городскому голове. 16-ого минувшего Октября за №8343, я поручил Г. Елецкому полицмейстеру предложить на обсуждение тамошнего городского Общества замечания Г. Министра Народного Просвещения объяснении проекта учреждения в г. Елец женского училища 2-ого разряда. По-лучив ныне вновь отношение Г. Министра Народного Просвещения, в котором он выражает о скорейшем по возможности открытии в Ельце женского училища…»[19]

Надо отметить даже определённое нетерпение со стороны министра Просвещения Головина в организации училища и скорейшего обсуждения замечаний относительно его образования. Однако нижеприведённое письмо пришло только 18 ноября в канцелярию губернатора, а губернатор уже 3 октября поручил Елецкому городскому обществу рассмотреть данный вопрос.

«Господину Начальнику Орловской губернии. От 3 минувшего Октября №8604, я имею честь сообщить Вашему Сиятельству о необходимости при учреждении в г. Ельце женского училища 2-ого разряда согласоваться в главных основаниях с Высочайше утверждённым 10 Мая 1860 г. Положением о женских училищах Министерства Народного Просвещения, посему и просить Вас, Милостивый Государь, замечания мои по означенному предмету предложить Елецкому городскому обществу для надлежащего изменения проекта учреждения училища. Находя весьма желательным скорейше по возможности открытие в Ельце женского училища, я обращаюсь к Вашему Сиятельству с покорнейшей просьбой оказать зависящее в семъ дел с Вашей стороны содействие. Министр Просвещения Головнин.»[20]

Елецкое городское общество утверждает замечания министра Народного Просвещения и Елецкий городской глава Лавров рапортует губернатору об возможности открытия женского училища. Городское общество и утверждает общую смету для устройства училища- 1514 рублей.

«Его Сиятельству, Господину Орловскому Губернатору, свиты Его Величества Генерал-майору и Кавалеру, Графу Николаю Васильевичу Левашову. Елецкое городское общество признавая необходимым открыть в городе Ельце, для образования детей женского пола, училищ 2-ого разряда… постановило о том сего Декабря 8 дня приговор…»[21]

В донесении министру Народного Просвещения, губернатор отмечал, что всё готово для открытия женского училища, Головин обратился к императору с дозволением на открытие учебного заведения, на что получил высочайшее позволение. Вот, что пишет губернатору, министр Народного Просвещения:

«Господину Начальнику Орловской губернии. Государь Император, по все подданнейшему моему докладу в 8-й день сего Марта, Высочайше соизволил на учреждение в г. Ельце, насчёт тамошнего городского общества, женского училища 2-го разряда, с изменением в отношении оного параграфа 8-ого Высочайше утверждённого 10 Мая 1860 года… Министр Народного Просвещения Головин.»[22].

Однако проработать воскресным школам долго не было суждено, уже с января 1861 года с Министерства внутренних дел стали поступать циркулярные письма об строжайшем наблюдении за преподаванием в воскресных школах, в виду раскрытия в ряде воскресных школ Санкт-Петербурга преподавания опасных идей, направленных против самодержавия.

« Господину Начальнику Губернии. По случаю допущенного в некоторых воскресных школах преподавания предметов, выходящих из программы обучения в таких школах, г. Министр Народного Просвещения, по Высочайшему повелению, сообщил мне копию с данного им Начальствам Учебных Округов циркулярного предложения от 30 декабря минувшего года, коим поясняется, чем именно местные учебные Начальства должны руководствоваться относительно наблюдения за воскресными школами.»[23]

В канцелярию губернатора поступает и другой документ- дополнение к циркулярному письму с грифом секретно от Министерства внутренних дел, статс-секретаря Валуева. «Господину Начальнику Губернии… Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходи-тельство принять безотлагательно меры по строжайшему исследованию, какое было дано направление воскресным школам, учреждённым во вверенной Вам губернии, и если при сем обнаружатся со стороны руководителей или отдельных преподавателей этих школ злонамеренные действия, подобных тем, коих раскрытие в С.- Петербурге послужило поводом к временному упразнению означенных учреждений, то, арестовать виновных, распорядиться производством формального следствия о этих поступках. Министерство Внутренних дел, статс-секретарь Валуев.»[24]

Таким образом, преследование политических преступников было определено в качестве приоритета не губернаторами, а правительственными властями, поэтому губернаторы просто не имели стимула содействовать развитию образования.

Не последнюю роль губернаторы оказали и на формирование первого губернского краеведческого музея. В 1884 году министр внутренних дел Д.А. Толстой учреждает учёные архивные комиссии, в том числе и в городе Орле. Именно благодаря деятельности комиссии губерния была благодарна за появление краеведческого музея. Надо отметить и тот факт, что губернатор Трубников предпринял максимальные усилия по учреждению музея и без его инициатив вряд ли бы музей так скоро был бы образован. «Летом 1897 года декамбрия 7-ого дня в царствование императора Николая второго начальником губернии камергером А.Н. Трубниковым открыт основанный им Орловский музей при губернской учёной архивной комиссии в бытность его председателем поименованной комиссии при вице-председателе комиссии С.А. Хвостове, при заведующем делами С.А. Блохине…» Таким образом Орловский губернский музей был открыт для посетителей и в начале размешался в здании Присутственных мест. Его коллекции начали формироваться задолго до его открытия. По решению Орловской Учёной архивной комиссии с сентября 1884 года велась «Памятная Книга», в которой регистрировались поступления. К моменту открытия собрание насчитывало более 2,5 тысячи единиц хранения: живопись, графика, скульптура, фарфор, хрусталь, предметы убранства интерьеров, редкие книги, документы и фотографии, коллекции нумизматики и фалеристики. Задачи музея так определил известный орловский краевед Г.М. Пясецкий: «организовать музей как собрание материалов прошлого и нынешнего состояния Орловского края из документов, исследований и сочинений, касающихся всех отраслей и состояния быта, жизни и средств края, а также из тех предметов, которые служат данными и образными для изучения всего этого». Сформированный музей имел 12 разделов: географический, археологический, естествознания, церковно-исторический, архивный, народного образования, сельскохозяйственный, промышленный, научный, литературный и художественный.

Губернский музей был доступен для широкого круга населения. Музей в понимании власти был учреждением, которое имеет ценность и прекрасно понимали, что пополняя фонды музея, со временем есть шанс превратить его в поистине культурный и образовательный центр губернии.

Активно развивалась и библиотечная сеть. Примером тому служит процесс согласования открытия Орловской общественной библиотеки, в память 100-летия со дня его рождения. Надо отметить и придирчивое отношение Управления по делам печати к губернаторскому проекту устава библиотеки, в котором требуется прописки самых мелких пунктов и показывает только предвзятое и нравоучительное отношение к персоне губернатора.

«Г. Орловскому Губернатору… Его Высокопревосходительство утвердил означенный проект, но при этом признано было, однако, необходимым сделать в нём некоторые изменения и дополнения, а именно: 1., из параграфа 1 исключить слова «рукописи», так как обращение в общественных библиотеках каких-либо рукописей вообще не допускается, 2., в параграфе 2 изменить в том смысл, что библиотека имеет лишь право ходатайствовать об устройстве публичных лекций, концертов и проч., а не устраивать их самостоятельно, 3., исключить в параграфе 3 о праве библиотеки открыть в своём помещении торговлю книгами, учебными пособиями и канцелярскими принадлежностя-ми, 4., в параграфе 5 оговорить, что членами библиотеки и имеющими право голоса в общих собраниях считаются все годовые подписчики, в параграфе 6 слово «обыкновенная» заменить словом «чрезвычайная», … примечание к 9 параграфу дополнить ссылкою на Высочайшее повеление 12 июля 1867 года о непременном участии директоров гимназии в делах городских обществен-ных библиотек… Губернатор признаёт необходимым закрыть библиотеку по другим причинам, то он представляет об этом на усмотрение Министра Внутренних дел. Временно исполняющий обязанности Начальника Главного Управления по делам печати: М. Соловьёв.»[25]

Однако, надо отметить, что несмотря на все придирки, проект открытия библиотеки был утверждён и Обществу Пушкинской публичной библиотеки оставалось подобрать нужную дату для открытия. Для столь значимого события в культурной жизни губернии и города Орла была выбрана не случайная дата, а именно день рождения Государыни Императрицы Александры Фёдоровны, который праздновался почти рядом с датой 100-летия рождения А.С. Пушкина. О развитии библиотечной сети свидетельствует следующий документ.

«Честь имею просить Ваше Превосходительство разрешить Обществу Пушкинской публичной библиотеки открыть читальню при помещении библиотеки общества, учреждаемой в память 100-летия со дня рождения А.С. Пушкина. Плата за чтение в читальне предложена по пять копеек за посещение. Комитет надеется, что Ваше Превосходительство изволите признать справедливым его предложение расширить просветительские д-я библиотеки, облегчив доступ в неё наименее состоятельных лиц и удовлетворяя единичным требованиям возможностью использовать случайный досуг полезным чтением»[26]

В ответ на это губернатор отослал следующее послание. «Г. Председателю Комитета Пушкинской библиотеки. В следствии ходатайства Вашего Превосходительства я разрешаю открыть при Пушкинской библиотеке- читальню, о чём считаю должным уведомить. Губернатор Трубников.»[27]

Иногда инициаторами культурных преобразований в населении были крупные предприятия, примером этого может служить акционерное общество Мальцевских заводов, которые предложили губернатору организовать библиотеку-читальню для своих рабочих и прочего населения.

«Акционерное Общество Мальцевских заводов, желая насколько возможно отвлечь местное население от употребления спиртных напитков, картёжной игры и других пагубных наклонностей и вообще поддержать нравственный уровень своих мастеровых, устроило довольно обширное заведение в с. Дятьково Брянского уезда с отдельными помещениями для народной библиотеки-читальни, чайной и большим залом для народных чтений и спектаклей и передало здание то в распоряжение Дятьковского Благотворительного Общества им. С.И. Мальцева.»[28]

Также Дятьковское Благотворительное общество высказало желание назначить наблюдателем будущей библиотеки- священника Протопопова. За утверждением наблюдателя библиотеки губернатор обращается к Попечителю Московского учебного округа и получает ответ.

«Господину Орловскому Губернатору. Вследствие отношения Вашего от 21-ого минувшего августа, за № 3363, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что ходатайство Правления Дятьковского Благотворительного Общества им. С.И. Мальцева о назначении наблюдателем за библиотекою-читальней означенного Общества священника О.П. Протопопова, я с своей стороны, нахожу заслуживающим удовлетворения. Попечитель Некрасов.»[29]

После утверждения кандидатуры на должность наблюдателя, правление Дятьковского общества утвердило проект устава Дятьковской народной библиотеки-читальни.

Губернатор Трубников остаётся довольным проектов устава и утверждает заведующего библиотекой-читальней. «В Правление Дятьковского Благотворительного Общества, им. С.И. Мальцева. …от 14 сего Декабря за №94, имею честь уведомить… что я утверждаю инженера-технолога Александра Меркурьевича Эндаурова ответственным лицом по заведыванию библиотекой-читальней Благотворительного Общества. Губернатор Трубников.»[30]

Письмо от правления Мальцевских заводов и ответ губернатора Трубникова стали завершающей стадией в одобрении открытия библиотеки читальни, как для рабочего коллектива завода, так и для простого люда.

«Его Превосходительству, Господину Орловскому Губернатору. Правление Акционерного общества Мальцевских заводов.. предложило принять означенное здание в ведение Дятьковского Благотворительного Общества с тем, чтобы Благотворительное Общество открыло в нём народные чтения, чайную, народную читальню-библиотеку и дало помещение для библиотеки служащих. Имея разрешение Вашего Превосходительства на народные чтения и утверждённый устав народной читальни-библиотеки, Правление… имеет честь просить Ваше Превосходительство разрешить в одном из залов нового здания поместить обе библиотеки как народную, так и для служащих, разделив обе библиотеки одна от другой деревянною перегородкою… Кроме сего Благотворительное Общество просит разрешения Вашего Превосходительства выписать для читальни-библиотеки газету «Биржевые Ведомости» и журнал «Ниву», а также разрешить пользоваться газетами: «Новое Время», «Русские ведомости», «Курьер» и «Орловский Вестник», которые контора Правления заводов предлагает отдавать на другой день после прочтения в пользу читальни. [председательница Шешмандева]»[31]

«В Правление Дятьковского Благотворительного Общества имени С.И. Мальцева. Вследствие ходатайства Правления Общества я разрешаю поместить народную библиотеку вместе с общественной библиотекою с разделением деревянною перегородкою, но с тем чтобы для народной библиотеки был особый ход. Относительно выписки газет и журналов для народной библиотеки я разрешаю. Губернатор Трубников.»[32]

На этом примере можно отчётливо проследить взаимосвязь инициатора образования культурного заведения и губернатора, и наоборот.

Таким образом, обратившись к первоисточникам, мы видим, что в орловской губернии роль губернаторов в деле развития культуры и просвещения была весьма значительной. Даже когда после создания земств пальма первенства перешла в деле создания образовательных учреждений перешла к последним, губернаторы содействовали работе архивной комиссии, созданию библиотек, музеев, органов печати. При этом не будем забывать, что финансирование земств по большей части также осуществлялось губернаторами. На наш взгляд, реакционность губернаторов является мифом классовой историографии, которая стремилась затушевать успехи царской власти, и подчеркнуть роль большевистской «культурной революции». Безусловно, нельзя преувеличивать успехи губернских властей, которые действительно были не так уж высоки. Но ведь основная задача губернаторов и не была культурная политика. По своему мироощущунию, на наш взгляд, губернаторы, вне зависимости от степени либерализма или консерватизма, были родственны воеводам Московской Руси, для которых на первом месте было обеспечение безопасности, стабильности и порядка. Поэтому губернаторы отчасти остались заложниками противоречивого политического и социального развития Российской империи, в которой наряду с обучением подданных всегда требовалось запрашивать мнение столицы, всегда приходилось «тащить и не пущать».

[1] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.166, л.1-2.

[2] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д. 1549, л.1.

[3] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.2.

[4] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.3.

[5] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.6-7.

[6] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.10.

[7] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.13.

[8] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.16.

[9] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.17.

[10] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.19.

[11] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.25.

[12] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.29.

[13] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л. 35.

[14] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.38.

[15] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.39-40.

[16] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.1739, л.1-3.

[17] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.1739, л.4.

[18] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.1739, л.5-6.

[19] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.1739, л.10.

[20] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1739, л.9.

[21] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.1739, л.12.

[22] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.1739, л.15.

[23] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.52.

[24] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.1549, л.43.

[25] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.2811, л.3-4.

[26] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.2811, л.47.

[27] ГАОО. Ф.580, ст.2, Д.2811, л.48.

[28] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.2833, л1.

[29] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.2833, л.6.

[30] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.2833, л.14.

[31] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.2833, л.15.

[32] ГАОО. Ф. 580, ст.2, Д.2833, л.16.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top