Кириенко О.А.

1. Основание монастыря

Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви в Забайкалье началась в XVIIв. На этом этапе распространение православия шло путем строительства монастырей, часовен, церквей, да и сам религиозный быт христиан, поселившихся в Сибири, являлся своеобразным способом распространения православия. Забайкальская духовная миссия уникальное явление в истории России, а ее роль в освоении Забайкалья сложно переоценить. Во второй половине XVIIв. Восточной Сибири основываются и первые монастыри: Вознесенский и Знаменский Иркутские, Спасский Якутский. Некоторые исследователи (М. Фивейский, В.В. Зверинский) указывают на основания в 1650г. Селенгинского монастыря. Однако точных данных о существовании этого монастыря в те годы не существуют. Всего в Восточной Сибири к началу XVIIв. были построены около 40 церквей[1].

В XVII- начале XVIIIв. церкви и монастыри Восточной Сибири входили в состав образованной в 1620г. Сибирской епархии (с1668г-митрополии) с кафедрой в Тобольске. В течении XVIIв. ее территории непрерывно расширялась, вместе с Российским государством. К началу XVIIIв. она достигла административных границ Сибири.

В XVIIв. структура органов епархиального управления в Сибири была примерно такой же, что и в европейской части России. При Тобольском митрополите существовали архиерейские приказы, которые осуществляли общее руководство в епархиях, издавали различные распоряжения и указы, касавшиеся, прежде всего контроля над духовенством, отправления церковных служб, борьбы с расколом и просвещения местного «инородческого» населения. В восточной части были образованы отдельные церковные десятины (благочиния), подчиненные непосредственно митрополиту. К началу XVIIIв. их было шесть: Илимское, Киренское, Якутское, Иркутское, Селенгинское и Даурское. Во главе каждого благочиния (десятины) стоял десятник, который должен был собирать окладные и неокладные сборы. Ему поручалось также наблюдать за общественным поведением духовенства и прихожан[2].

В Восточной Сибири церковь столкнулась с рядом сложных проблем. Во-первых, распространению и укреплению православия мешали, прежде всего, огромные пространства и редкая заселенность территорий. Во-вторых, отрицательно сказывался и недостаток профессиональных священников. Зачастую прихожане были вынуждены сами избирать священников из своей среды. Подобная ситуация не могла не привести к ослаблению влияния церкви в регионе. Среди священнослужителей было распространены пьянство, вымогательство, воровство, злоупотребления и беспорядки во введениях церковного хозяйства и другие пороки, которые открыто, подрывали авторитет церкви и не способствовали упрочению православия. Наконец, перед русской православной церковью стояла сложная задача христианизация автохтонного населения. Все это требовало оперативного изменения системы управления церковью. К концу XVIIв. необходимость такого шага стала очевидной. Еще на Московском Соборе 1667-1668гг. было решено учредить новые епархии в Томске и на Лене, а в 1681г. патриарх Иоаким одобрил предложение Духовного Собора, внесенного сибирским митрополитом Павлом, об учреждении сибирских викариатств: в Тюмени, Верхотурье, Енисейске и в Даурии (за Байкалом). На этом Соборе царь Феодор Алексеевич предложил учредить епархию с центром в Енисейске[3]. Однако все подобные рекомендации оставались без исполнения. Причина заключалась в неспособности государства содержать еще одну епархию в Сибири.

Решением Собора вместо этого в феврале 1681г. по поведению царя Федора Алексеевича и по благословения патриарха Иоакима из Москвы в «Дауры» была отправлена миссия под начальством игумена Темниковского Сретенского монастыря с сотрудников его - иеромонарха Макарием и Серафимом, иеродиаконом Мисаилом, 8 монахами: Зосимой, Ионой, Иоасафом, Иосифом, Тихоном, Филаретом, Иовом, Иосифом - всего 12 человек священников и монахов[4].

В литературе приводиться и другая дата основания монастыря: 1683-1684гг[5]. В архивах монастыря, который велся весьма тщательно, содержится документ о начале строительства главной Троицкой церкви в 7189г., т. е в 1681г. таким образом, 1681г.- наиболее вероятная дата основания монастыря. Троицкая церковь была закончена в 1683-1684гг.

При обследовании сибирских архивов в 30-х гг. XVIIIв. известный историк Г.Ф.Миллер нашел отписку одного сподвижника строителя монастыря Феодосия, в которой тот докладывает: «…прибыли мы с ним, игуменом Феодосием, на сю сторону Байкал - моря, на Селенгу – реку и построили его (монастырь) в 1683г.»1 Нетрудно заметить, что речь здесь идет не о начале, а об окончании строительства первой церкви монастыря - Троицкой, что и вводит в заблуждение некоторых исследователей, не имеющих других документов. Об этом также свидетельствует найденный и описанный архимандритом Даниилом в 1847г. деревянный крест, на котором имелась надпись об освящении Троицкой церкви в 1684г.[6]

Выдающийся знаток истории Сибири XVIIIв. В.И. Шунков также считал, что Троицкий монастырь основан в 1681г.[7] Этой же даты придерживался сибирские историки XIXв. Н.Абрамов, П.П.Любимов, Л.В.Машанов.[8] Эту версию поддерживали известные исследователи XXв. М.М.Шмулевич, Л.К. Минерт. Во всех источниках- ведомостях и монастырских описях имущественных и архивных документах - датой основания монастыря считается 1681г. – год выхода царского указа и грамот и год прибытия миссии Феодосия в епархиальный сибирский город Тобольск. В 1682г. монастырь уже существовал, игумену Феодосию было поручено тобольским митрополитом Павлом «принять в свое владение все церкви и священнослужителей, существовавших тогда в даурском остроге».                      

Архивные документы так повествуют о прибытии миссионеров для строительства нового монастыря: «В нынешнем во 189году майя в 11 день по указу великого государя … Федора Алексеевича … и по благословению… Иоакима, патриарха Московского и всея России, присланы из Москвы в Тобольск из Темникова Сретенского монастыря игумен Феодосии, да черной священник Макарий, да с ним братии иноков десять человек, а в грамотах великого государя и святейшего патриарха к нам писано, велено их игумена с братьею из Тобольска отпустить в город на Селенгу строить монастырь на реке Селенга, или где отыщут к строению угодное место, и призвать и крестить в православную христианскую веру иноземцев»[9]…

Из этого сообщения видно, что Троицкому монастырю предназначалась роль официального религиозного центра в недавно присоединенном к Российскому государству крае. Однако со временем священнослужители весьма успешно совмещали духовные задачи с хозяйственными делами. 11мая 1681г. игуменом Феодосием с братией было выбрано место для монастыря на расстоянии 80 верст от Байкала, рядом со старинным «заморским» трактом, ведущим от южной границы на север, по левому берегу Селенги, в 2 верстах от ее настоящего течения. В месте довольно ровном, окруженном лесистыми горными хребтами, на берегу мельничной речки Пьяной (названной так за ее извилистой течение). Миссионеры нашли старое монастырское строение с Никольской церковью, построенной, вероятно, нерчинскими служилыми людьми в 1675г. На месте старой часовни под руководством игумена, на царское жалование, вывезенное из Москвы и дополненное из сибирских доходов в Енисейске, началось строительство церкви во имя святой Троицы, положившей начало будущему монастырю.

Таким образом, год основания монастыря можно считать вполне выясненным - 1681г.

Строить монастырь предлагалось «нашего великого государя казной, а на церковное и монастырское строение лес велеть вывозить нашим государевым всяких чинов людьми, как бы им было не в тягость; а образы и сосуды, церковные и книги, и колокола и иная церковная утварь послана с ним игуменом с Москвы,- а хлебные запасы игумена с братиею покамест они земли распашут и хлебом заведутся, давать им из наших государевых жниц... »[10]. Это еще раз подчеркивает, какое огромное значение имело строительство монастыря. От сочетания ее названия и названия реки монастырь стал именоваться Троицкий Селенгинский.        Новому монастырю были отведены большие пространства пустошей «от Байкала вверх на 100 слишком верст»[11].

С момента основания вплоть до 1917г. монастырь постоянно изменялся и лишь к концу XIXв. Троицкий монастырь имел тот, вид, что сохранился вплоть до революции 1917г.: обнесенные каменной оградой пять церквей и хозяйственные постройки. На колокольнях – позолоченные кресты, позолоченными были иконостас и оклады некоторых икон в главном храме. В Троицком храме хранилась и чудотворная икона Святителя Николая, а также живописные картины, «изображающие состояние душ после смерти и картина – вид монастыря в древние времена с именами основателей – царя Федора Алексеевича, святейшего патриарха Иоакима, игумена Феодосия и приближенных его»[12]. На колокольнях было 7 колоколов общим весом в 120 пудов. В монастырской библиотеке числилось более 70 старинных книг, в том числе на латинском, греческом и французском языках. Литература по философии, логике, словесности, риторике, грамматике, учебники греческого языка, Греко-латинский словарь, словарь церковнославянского языка и философская энциклопедия. Здесь хранились также старинные карты Китая, Манчжурии, Монголии и Тибета. Были многотомные издания: «Естественная история», «Описание Отечественной войны 1812г.», «Быт русского народа» в 7 томах, «Русская история» Карамзина, Устрялова, Булгарина, «Всеобщая история» и многие другие редкие и ценные издания.

Вторая четверть XIX - нач. XXв.отличается существенными изменениями как в социальной, политической, так и в духовной сферах. Политика центра России отражалась в Забайкалье с удвоенной силой. Все это объяснялось тем, что Сибирь всегда была местом ссылки и каторги. Приезжие приносили в жизнь аборигенного населения веянье запада. Они, с одной стороны, вносили смуту в душу людей, а с другой – были как «глоток свежего воздуха».

Сибирь – это столкновение запада и востока, это перекресток двух несопоставимых миров с их сознанием, мировоззрением и религиозными взглядами. Троицко-Селенгинский монастырь - своеобразное тому подтверждение: смешение архитектурных стилей, проживание в стенах одного здания ярких революционных ссыльных и глубоковерующих людей.

Появление Троицко – Селенгинского монастыря в Забайкалье сыграло огромную и очень важную роль не только в истории Восточной Сибири, но и всей страны в целом. Царское правительство с помощью его строительства смогло присоединить огромные территории, которые они самостоятельно охраняли и возделывали. К России без кровопролития постепенно присоединялось коренное население Забайкалья. Конечно, не было массового прихода в православие. Вообще сложно сказать, насколько были достигнуты поставленные при строительстве монастыря цели. Но даже по имеющимся данным можно сделать выводы о том, что Троицко-Селенгинский оказывал огромное влияние не только на религиозную сферу жизни людей, но и на хозяйственное освоение сурового края на политику, культуру, просвещение быт коренного населения.

2. Троицко – Селенгинский монастырь в советский и постсоветский период

Временное правительство, взявшее весной 1917г. бразды правления в свои руки, не сумело не только завершить до конца демократические преобразования, но и удержаться у власти. Народ устал от войны, требовал ликвидации феодальных пережитков. Большевики, выступая с простыми и понятными широким массам солдат, рабочих и крестьян лозунгами, умело направляли их недовольство против Временного правительства. Вооруженное свержение правительства, ликвидация частной собственности, попытка насильственного внедрения социализма в стране стала, вероятно, самой большой трагедией в истории России, ввергла ее в долгие годы братоубийственной гражданской войны, террора, физического и духовного насилия, тоталитарного, не допускающей никаких отступлений от официальной идеологии режима. Происходившая ситуация не могла не коснуться почти 200 летнего монастыря.

Рубеж 1920-1930-х гг. стал переломным моментом в истории страны, что естественным образом отразилось на взаимоотношениях государства и религии. Если в 1920-е годы еще наблюдается политика лояльного отношения между новой властью и церковью, то к концу 20-х гг. период так называемого «религиозного НЭПа» завершился. « Мы должны бороться с религией, - писал В.И. Ленин. – Эта азбука всего материализма и, следовательно, марксизма… надо уметь бороться с религией, а для этого материалистически объяснить источник веры и религии у масс»[13]. Сейчас эти простые слова, тогда перевернули все сознание людей. Первым шагом стало принятие постановления ВЦИК и СНК РСФСР « О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929г. и инструкции НКВД (октябрь 1929г.). В соответствии с постановлением религиозная деятельность теперь могла быть разрешена исключительно зарегистрированным объединениям численностью не менее 20 человек, каждый из которых достиг 18-летнего возраста. Только такие объединения имели право арендовать церковные здания и предметы, необходимые для отправления культа, а равно приглашать священника для совершения службы; священнослужители теперь считались простыми служащими, наемными работниками. Религиозные объединения были лишены права устраивать специальные детские, юношеские, женские молитвенные и другие собрания, организовывать группы для обучения религии, запрещалась всякая благотворительная деятельность, даже по отношению к нуждающимся священнослужителям и их семьям. Всякая социальная, культурная и просветительская деятельность церкви отныне становилась невозможной. Несмотря на то, что церковь не получила статуса юридического лица, все действовавшие в то время на территории РСФСР религиозные объединения обязаны были зарегистрироваться в течение одного года. Местные власти имели право отказать в регистрации, в случае чего приход закрывался, а церковное здание у верующих отбиралось. Как частные предприятия они облагались чрезмерным налогом. При строгом соблюдении этих законов церковь явно не смогла бы выжить, по крайней мере, экономически.

1929г. стал переломным во взаимоотношениях Советской власти и церкви, ознаменовавшимся взрывом антирелигиозной активности и наступления на церковь.

На территории современной Бурятии именно в 1929г. началось массовое закрытие церквей под различными предлогами того, что религиозные общества запоздали с регистрацией, здания не ремонтируется и т.д. Первыми закрывают наиболее крупные церкви, которые занимают ключевые позиции в церковной иерархии. Одним из первых был закрыт Одигитриевский кафедральный собор. Вслед за церквями закрываются монастыри, а судьба небольших деревянных часовен была попросту предрешена, их просто уничтожают.

Процесс ликвидации церковных имуществ проходил в рамках общероссийских декретов и постановлений, но имел локальные особенности, связанные с экономико-географическим положением Бурятии. Этими особенностями являлось, во-первых, удаленность от центров политической власти, соответственно, принимаемые решения осуществлялись несколько позже. Во-вторых, из-за близости границ с Китаем и Монголией была реальная возможность эмиграции духовенства, не принявших новую власть.  

По данным неполной базы данных республиканской «Книги памяти сталинских репрессий», составленной сотрудниками УФСБ РБ, число арестованных за 1929 – 1934гг. православных служителей культа составило – 31 человек. Среди мер воздействия на священнослужителей использовалось выселение за пределы республики, а также лишение их избирательного права.

Во II половине 1930-х гг. гонение на церковь стало принимать явный характер, конечной целью которого было уничтожение религии. Так, в 1935г было закрыто 23 православных храма, 1 монастырь, 16 часовен.[14]

Апогеем репрессивных акций всей карательной политики Советского государства стал 1937 – 1938гг. После февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б)., санкционировавшего большой террор в стране, массовым политическим репрессиям подверглись различные слои советского общества, в том числе и служители культа.

Не обошли эти процессы стороной и Троицко-Селенгинский монастырь.

Он был ликвидирован еще раньше в 1921г. Исполняя указание центральных органов, местные власти проявляли «особое рвение» в деле закрытия и ликвидации культовых зданий, игнорируя при этом настроение и пожелания верующих. Во время ликвидации произошел интересный случай, который доказывает, что не все поддерживали политику новой власти. « В тот день в центре монастыря собралась огромная толпа местного населения. Полыхали костры, шло так называемое «очищение» монастыря. Когда в костры полетели иконы, одна из стоящих девушек Екатерина Баташева (в девичестве Ошепкова) схватила икону и положила под подол сарафана. Но это заметил один из солдат и рубанул по девушке, которой в то время было 12 лет, саблей. Нанес серьезную рану на груди, но икону, каким то чудом девушка вынесла.»[15]. Эту историю расскажет уже внучка этой девушки, когда в 2006г. принесет, завещанную монастырю Екатериной Баташевой икону Иоанна Богослова. В настоящее время эта самая старинная икона монастыря. Такие истории, как показывает практика, не единичные случаи. Все это доказывает то, что люди не готовы были расстаться со своим мировоззрением, со своей историей в одночасье. Но судьба монастыря уже была решена и никто не смог ничего поменять.

В 1917г. все земли, сенокосы и рыболовные места, принадлежащие Троицко-Селенгинскому монастырю, были объявлены государственным достоянием, и в годы коллективизации переданы бедноте, где создается совхоз «Ильинкинский».

Антирелигиозная кампания на рубеже 1920 – 1930гг. проводилась в рамках коллективизации сельского хозяйства и являлась ее составной частью. Религия и служители объявлялись основным ее препятствием, церковь объявлена «пособницей кулака». В 1921г. сам монастырский комплекс передан детскому дому, который занимал его до 1929г., а с 1929 по 1932гг строения пустовали.

После этого Восточно-Сибирский крайздрав совместно Буркомздравом развернули на месте монастыря санаторный лагерь. При этом был подписан арендный договор сроком на 10-14 лет. Санаторий юных пионеров размещался здесь с 1932 по 1936гг. Затем до 1938г. в бывшем монастыре помещалась детская психколония Облздрава и в дальнейшем открыто подобное спецучереждение для взрослых. И лишь в 1968г. из разряда психиатрической колонии она перейдет в психиатрическую больницу, в этом посодействовал главный врач этой колонии Кузьмин Б.В. По архивным данным с 1968 до 1975гг. в учреждении состояло 450 человек больных и 350 человек работников. С 1975 по 1990-е гг.- 500-520 человек больных и 340-360 обслуживающего персонала. Из них 11 врачей и 60 медицинских сестер высшей и первой категории[16]. Чтобы содержать такое количество душевно больных людей пришлось провести ряд преобразований. После ликвидации монастыря монастырские постройки и исторический комплекс в целом претерпели значительные утраты и изменения. В 1920-х гг. храм Всех Святых, деревянный, 1710г постройки, был разобран на дрова. Разобрана северо-западная угловая башня, на ее месте возвели водонапорную башню. Северо - восточную башню переоборудовали в пищеблок. К восточной стене сделали амбарный пристрой. Троицкую церковь переоборудовали под женское отделение, а Никольский храм - под швейный цех, второй этаж храма - под кладовую. В обеих церквях уничтожена куполообразная крыша и заменена покрытием из асбошифера. В таком же состоянии оказалась надвратная церковь св. Михаила. Арка и боковые двери сохранены, а куполообразная церковь над вратами уничтожена. В южной угловой башне забили святой источник Иннокентия Иркутского, к южной стене пристроили гараж. В трапезной у северной стены достроено помещение, и этот корпус отведен для туберкулезных больных. В 30метрах севернее восточной стены был сделан морг. Внутри монастыря уничтожено кладбище священников. Были сняты все кресты, на окна сделаны решетки, церковную роспись в храмах заштукатурили и заложили керамическими плитками. Когда–то непробиваемая ограда превратилась в обветшалый забор.

На бывших монастырских землях психиатрическая больница имела свое подсобное хозяйство: разводила скот, сажала картофель и овощи, имела покосы и заготавливала дрова на зиму. Больные находились как на обеспечении у Министерства здравоохранения, так и сами снабжали себя необходимыми продуктами питания.

В последние годы некоторые строения не использовались вообще (Никольская церковь, западная башня ограды и др.) или занимались лишь частично (Троицкий собор и др.), а какая-то их часть представляет из себя руины. Большая часть территории предельно захламлена, действующий въезд только один – через арку надвратной церкви в южной стене, другой же, ранее существовавший въезд в северной стене, в настоящее время не используется и заброшен.

За более чем 60- летний период нахождения ансамбля монастыря в ведение Министерства здравоохранения Бурятии не предпринималось никаких мер по поддержанию, сохранению и реставрации его как уникального памятника культуры государственного значения. Наоборот произвольно, в нарушение законодательства об охране памятников, менялся облик древних строений, делались пристройки к ним и возводились отдельно новые строения. Нарастающая деградация технического состояния строений монастыря отчетлива, видна уже из сравнения фотографий прошлых лет с современным их видом. Мы не можем говорить о том, что руководство больницы целенаправленно уничтожило архитектурный комплекс, но именно их бездействие в вопросе сохранения и активность в перестройке сделали свое дело.

По Бурятии использование бывших церковных зданий под учреждения культуры были незначительными, хотя в первоначальном варианте было определено, что значительная часть церквей будут превращены в клубы. Основная часть их использовалась в качестве гаражей, складов и конюшен, либо пустовала. Из всех зданий церквей под учреждения культуры было отдано 12 – 20%, другим учреждениям (административным, медицинским) – 16 – 27%, под школы – 7 – 8% (в основном деревянные), 30 – 32% перестроено или перевезено в другое место (деревянные), 20 – 23% пустовало. Это соотношение со временем менялось, часто в сторону последнего[17].   Анализ этих данных говорит о том, что если бы Троицко-Селенгинский не был взят в аренду для психиатрической больницы, то его постигла более печальная участь, поэтому передача монастыря в аренду в какой то мере спасла уникальное сооружение.

Нельзя только обличать Министерство здравоохранения и работающий персонал в уничтожении комплекса, ведь сохранение того, что мы имеем на сегодняшний день, это заслуга этих людей. Да, были существенные перегибы, и многое было уничтожено самым варварским путем, но пусть маленькую часть им все же удалось сохранить. Поэтому нужно думать о том, чтобы было здесь не будь на этом месте больницы. Скорее всего, мы бы уже никогда не смогли увидеть этот комплекс в первозданном виде. Конечно по фотографиям, описанию и архивным данным можно возродить монастырь, но воссоздать ту уникальность мы бы не смогли.

В этом не последнюю роль сыграли медицинский и обслуживающий персонал, а также руководители больницы на разных периодах. Главными врачами Троицкого психоневрологического диспансера были: Кузьмин Б.В.(основатель психиатрической больницы), Кузнецов Н.В., Баранчик Г.М. и Нимаев А.Г. (сегодня главный врач Заиграевского республиканского психоневрологического диспансера).

Комплекс был арендован у министерства культуры с 1970-1975гг. плата составляла 300 рублей за квартал, а с 1975г. 600 рублей за квартал[18].

С 1960г. Троицко-Селенгинский монастырь становится памятником культуры федерального значения. По заказу Министерства культуры Бурятии в конце 1970-х гг. институт «Спецпроектреставрация» (г. Москва) разработал проект ремонтно-реставрационных работ. В 1982г. на долевых началах с Министерством здравоохранения были начаты работы по реставрации каменной монастырской ограды и угловых башен, которые впоследствии из-за отсутствия финансирования неоднократно приостанавливались.

В целом воздействие православия на развитие культуры нашей страны в годы Советской власти было более слабым, чем прежде. Во многом это было связанно с прессом государства, под которым русское православие существовало семь десятилетий. Однако история Православной Церкви этого периода требует детального и объективного рассмотрения, т. к. является актуальной в условиях современных процессов возрождения религиозной культуры в целом по стране и в регионе.

Радикальные перемены, произошедшие в стране в 1985-1998гг., вызвали в обществе духовный кризис. В этот момент особенно возрастает влияние церкви, когда старые идеалы общества утрачивают свою ценность, а новые еще не успевают закрепиться, на помощь приходит религия со своими вечными нравственными заповедями. С их помощью люди, уставшие от социальных катастроф, могут заглянуть в себя и еще раз задуматься о смысле своей жизни. Да и служители культа способствуют тому, чтобы человек пришел поразмыслить именно в храм: они находят время для неспешной беседы, умеют слушать, помочь советом и делом. Они часто обращаются со словами утешения даже к самым потерянным людям – преступникам.

Религия издревле была носительницей культурных ценностей, она сама является одной из форм культуры. Величественные храмы, мастерски выполненные фрески и иконы, прекрасные литературные и религиозно-философские произведения, церковные обряды, нравственные заповеди чрезвычайно обогатили культурный фонд человечества. Среди них соборы Василия Блаженного и Парижской Богоматери, рублевская Троица и фрески Симона Ушакова. На территории Бурятии тоже имеется огромное количество уникальных памятников религии - Троицко-Селенгинский монастырь, Иволгинский дацан и др. в настоящее время одной из главных задач церкви стало сохранение этих культурных памятников. И она с ней хорошо справляется. Недаром в последнее время в нашей стране государство передает в руки верующих пустующие культовые здания. Только в 1989г. их было передано 1891.[19]

Изменение общественно-политического строя в стране в 80 – 90-е гг. позволило начать процесс восстановления православной жизни в регионе. Процесс возращения храмов православным религиозным общинам осуществлялся по нескольким направлениям:

­ - возращение ранее существовавших храмов, в основном каменных;

- строительство новых каменных и деревянных храмов во вновь образованных населенных пунктах;

- приспособление имеющихся зданий, части зданий других учреждений под храм.

Процесс возрождения начинался с регистрации церковной приходской общины, выбора церковного старосты, который согласно законодательству по вопросам возрождения или сооружения храма обращался в государственные учреждения. Принятый в 1990г. «Закон о свободе вероисповедания» в Российской Федерации положил законодательное начало возрождению религиозной жизни в регионе. На территории Бурятии создается Бурятское Благочиние, с кафедральным собором Св. Троицы в центре г. Улан-Удэ (в бывшем кладбищенском храме г. Верхнеудинска). Государством, в лице научно – производственного центра охраны памятников истории и культуры Республики Бурятия, согласно федеральной программе «Наследие» проведен ряд работ по реставрации памятников культового зодчества, передано в пользование религиозным приходским общинам 13 каменных зданий православных церквей. Постепенно формируются церковные приходы из жителей, которые принимают самое активное участие в восстановлении храмов. Только за 1990 – 1997гг. созданы 46 новых православных церковных приходов, открыты церкви в 15 населенных пунктах районов республики, восстановлено здание кафедрального собора в г. Улан-Удэ, открыты иконописные, кузнечные и столярные мастерские, действуют воскресные школы, церковно-археологический кабинет при Бурятском Благочинии.

По состоянию на 1997 – 1998гг. состав духовенства Бурятского Благочиния составлял более 20 человек. Сложность ситуации в подборе и расстановке кадров духовенства является реалиями сегодняшнего дня, состоянием всего общества.[20]  

В 1979 – 1984гг. Министерством культуры Бурятии финансировались работы по обследованию и составлению проектов реставрации строений монастыря. К сожалению, они так и не были доведены до практической реставрации ни одного из них. В 1989г в Троицком психоневрологическом диспансере на первом этаже надвратной церкви св. Михаила был открыт приход. Эта была своего рода победа, для этого пришлось пройти огромный путь - от главного врача   психоневрологического диспансера Нимаева А.Г. до всевозможных министерств. Первые службы проводил брат Борис, затем иеромонахи Евгений, Антоний, Нифонт, Николай. Все они приезжали в монастырь из с. Посольск. Братья привозили с собой иконы и книги, часто сталкиваясь с недоверием, которое постепенно сменялось любопытством и интересом, а затем уважением местного населения.

С 1998г. по заказу Научно-производственного центра охраны памятников Минкультуры Бурятии и Благочиния бурятского округа Читинской и Забайкальской епархии Московского патриархата русской Православной церкви, в связи с подготавливаемой передачей бывшего монастыря в ведение Благочиния, велось поэтапное инженерное обследование его сохранившейся каменой ограды, Никольской церкви, Троицкого собора, дома настоятеля и других строений. Комиссия сделала в конце исследование монастырского комплекса вывод о том, что изношенность его почти 100%. На полную реконструкцию понадобится около 1 млрд. рублей и 5-10лет. Сейчас выделено 3 млн. рублей на реставрацию Архангельского храма и 6 млн. рублей на Никольскую церковь, что составляет приблизительно 30% всей стоимости восстановления этих храмов.[21] Но верующие не переживают, они верят в лучшее.

31 июля 2006г. в день памяти Серафима Соровского в монастырь официально назначают наместника – отца Алексия (в миру Ермолаев Игорь Михайлович), с ним приезжают еще 12 человек. Все они направлены из Посольского монастыря.

Первое богослужение в Троицкой церкви происходит 10 сентября 2006г. В это время на территории монастыря находились еще 3 психиатрических отделения, которые ждали своего переезда. К 11 сентября монастырская братия подготовила к празднику Иоанна Предтечи Крестный ход от монастыря на «Иоаннову гору». На этом Крестном ходу присутствовал Епископ Евстафий Читинский и Забайкальский с братией и паломниками монастыря.   4 декабря 2006г. в праздник «Введение Богородицы в храм» выехали последние туберкулезные больные. 26 декабря 2006г. официально утверждается проект возрождения Троицко-Селенгинского монастыря.

И уже в 2006г. состоялось 1-е крещение, когда было крещено 7 человек. 7 января 2007г. состоялась первая служба в Рождество Христово. 19 января 2007г. проводилась первая служба на Крещение Господне, на которой присутствовало 6 – 10 человек, а 19 января 2008г. на службе присутствовало уже 60 человек, что говорит о появлении у людей интереса и уважения к религиозным канонам. Службы проводят наместник Троицко-Селенгинского монастыря иеромонах Алексей и иеромонах Ефрем.

В монастырском комплексе проводятся восстановление, уничтожаются советские пристройки, реконструируют церкви из руин. Восстановлен Трехпредельный Собор в честь Святой Живоначальной Троицы, Апостольские кельи и идет ремонт Никольского храма, Трапезной в южной стене монастырской ограды. Проводится косметический ремонт ограды. Во время ремонтных работ были найдены тела: 4 гроба около Никольского храма и 2 в Троицкой церкви. Также напротив главных ворот производятся раскопки и перезахоронение кладбища священников. Почти вся территория монастыря усыпана останками людей, они разбросаны хаотично и часто наталкиваются на них при поведении каких – либо работ. Троицкий монастырь нуждается в квалифицированных историках, археологах, этнографах. На данном этапе с ними сотрудничала Лбова Л.В., д.и.н. Летом 2007г. были проведены археологические раскопки на территории монастыря. Эти работы проводятся совместно с реконструкцией монастыря и дополняют друг друга.

Помимо воссоздания Троицко-Селенгинского монастыря главная задачей стала необходимость подготовки квалифицированных кадров священнослужителей

В советское время была разрушена целая плеяда потомственных священнослужителей. Все, что передавалось из поколения в поколение, было утрачено и забыто, а на обучение новых людей требуется определенное время. Недостаточность настоятелей церквей, окончивших духовные семинарии или высшие богословские курсы при патриархии, тяжелое материальное положение епархии не позволяет решать многие проблемы по восстановлению монастыря, поэтому в этом принимают активное участие верующие и предприниматели. Парадоксом Троицко-Селенгинского монастыря является то, что помощь в его воссоздании оказывает не столько жители Бурятии, сколько верующие Иркутска и ее области. Это связано с особым почитанием Иннокентия Иркутского и освященным им источником, находящимся в юго-восточной башне монастыря. Например, на покупку 1 иконы нужно от 70 до 110 тыс. рублей, а иркутские иконописцы предоставляют иконы монастырю за 11 тыс. рублей.[22] Безусловно, жители Бурятии и сел Прибайкальского района оказывают посильную помощь в восстановлении, некоторые уникальные иконы и регалии православного культа предоставлены именно коренным населением.

Проблемы финансового характера коснулись и действия Земельного кодекса Российской Федерации. Как отмечают исследователи, не ясен статус монастырей и земель, прилегающих к ним. Вопрос - являются ли они отдельными поселениями в условиях ведения строительной и сельскохозяйственной деятельности при отсутствии административных органов – остается открытым. Констатируется, что, несмотря на все трудности, религиозные организации исполняют действующее налоговое и земельное законодательство.

Троицко-Селенгинский монастырь, не исключение. Чтобы взять в аренду землю для организации сельхозпроизводства, необходимо согласие пайщиков, бывших рабочих местного совхоза и нужно провести анализ земель. Сейчас, когда монастырь только восстанавливается, эта проблема стоит не остро, ведь монастырское хозяйство пока это 2 коровы, 2 бычка, 20-25 кур, пасека и небольшое земельное угодие. Но когда монастырь встанет «на ноги», потребуется большая территория на его содержание. Пока вопрос остается открытым.

Однако, несмотря на все проблемы, восстановление все-таки постепенно идет.

Ежедневно совершаются богослужения, каждый день в 9 30 вокруг монастыря совершается крестный ход. Действуют воскресные школы в Ильинке и Таловке. Проводятся в поселках Прибайкальского района, по благословлению настоятеля отца Алексия, христианские праздники. Все это на данный момент, по словам иеромонаха Ефрема, оказывает огромное воздействие местное население, привлекает их к общехристианским ценностям и культуре, что очень важно именно сейчас[23]. Но главной задачей на сегодняшний день является необходимость наладить устав самого монастыря. Почти год над этим трудиться братия монастыря.

Заключение

Заключая, важно еще раз отметить, что Троицко-Селенгинский монастырь был и остается уникальным явлением в истории, культуре и духовной жизни Забайкалья и Бурятии, частности. Именно, исходя из этого и того, что историко-архитектурный ансамбль монастыря является ценнейшим памятником Отечества, общегражданским достоянием, следует подходить к его православному возрождению.

Будущее православие и его институтов находится в общей структуре развития христианской цивилизации в целом. Бытование православных храмов в Бурятии – неотъемлемая и важная часть исторического развития Русской православной церкви в Забайкалье. Духовно – практическая деятельность православных монастырей и храмов оказала определенное и существенное влияние на все стороны духовной и материальной жизни народов региона – русских, бурят и эвенков, социальная жизнь которых была обусловлена и духовным влиянием православия.

Список использованных источников и литературы

Источники

В работе были использованы неопубликованные источники:

- Национального архива Республики Бурятии (НАРБ) Ф.262, оп.1, д.971, д.146, д.10.

- Архива Троицкого психоневрологического диспансера за 1972-1991гг.

- Текущего архива Троицко- Селенгинского монастыря за 2006-2007гг.

- Архива музея Таловской средней школы.

- Интервью с иеромонахом Троицко-Селенгинского монастыря – монастыря Ефремом и братом Иоанном, с бухгалтером психоневрологического диспансера Мартыновой Л.И.

- Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях», М., 1929.

«Закон о свободе вероисповеданиях», М., 1990.

Литература

1.Алексеева В.А. Иллюзия и догмы.- М., 1992.

2. Анахина М.В. К истории распространения православия в Юго-Восточной Сибири (XVII – Iчетверти XVIIIвв.)// Ефремовские чтения. Материалы научно – практической конференции. Улан – Удэ, 2005.

3. Анахина М.В. Миссионерская деятельность русской православной церкви в Забайкалье (XVII – нач.XIX).//Ефремовские чтения – II.Материалы научно – практической конференции. Улан – Удэ, 2005.

4. Андреевич В.К. История Сибири. СПб., 1889, ч. 2.

5. Белокрыс М.А. По следам библиотеки отца Данила.//Отечество: Краеведческий альманах. М., 1995, №6.

6. Боголюбов Л.Н. Человек и общество. М., 2001.

7. Бураева О.В. Роль православных монастырей в хозяйственном освоении Забайкалья.// Научно – практическая конференция посвященная 350-летию Посольского монастыря. – Улан – Удэ, 2003.

8. Васильев Л.С. История религий Востока. М., 1988.

9. Шорохов Л.П. Возникновение монастырских вотчин в Восточной Сибири. М., 1973.

10. Шунков В.И. Очерки по истории земледелия Сибири (XVIIв.). М., 1956.

11. Машанов Л.В. Хозяйство Селенгинского Троицкого монастыря в первой половине XVIII в. Новосибирск, 1973.

12. Козин А. Троицкий монастырь: второе рождение// Бурятия 26 сентября, 2003.

13. Цыжипов Э.Б. Общественные науки // ВСГТУ – Улан – Удэ, 2003, вып.8.

14 Митыпова Г.С. Православие в истории и культуре Бурятии. Улан – Удэ, 2005.

15.В.И. Ленин. Полное собрание сочинений – т.17.

16 Токмаков И. Археологическое описание Троицкого Селенгинского монастыря. М., 1895.

17.Дробушенко Е.В. Православные монастыри Забайкалья в XIX – нач.XXвв. Автореферат на соиск. ученой степени. Чита, 2001.

18. Демин Э., Панов А. Историко-архитектурный ансамбль Селенгинского Троицкого монастыря //Троицкое слово Забайкалья – Улан – Удэ, 2000, №1.

19. Шмулевич М. Троицко – Селенгинский монастырь. Улан – Удэ, 1982.

20. Минерт Л.К. Памятники архитектуры Бурятии. Новосибирск, 1983.

21. Митыпова Е.С. Без вины виноватые: о судьбе священнослужителей православной церкви Забайкалья//Правда Бурятии. 13 марта, 1993.

[1] Анахина М.В. К истории распространения православия в Юго-Восточной Сибири (XVII– Iчетверти XVIIв.) // Егуновские чтения Б.Г.У.- Улан-Удэ, 2005. С 39.

[2] Анахина М.В. К истории распространения православия в Юго-Восточной Сибири (XVII– Iчеиверть XVIIв.) // Егуновские чтения Б.Г.У.- Улан-Удэ, 2005. С 39.

[3] Анахина М.В. К истории распространения православия в Юго-Восточной Сибири (XVII– Iчеиверть XVIIв.) // Егуновские чтения Б.Г.У.- Улан-Удэ, 2005. С 40.

[4] Анахина М.В. К истории распространения православия в Юго-Восточной Сибири (XVII– Iчетверть XVIIв.) // Егуновские чтения Б.Г.У.- Улан-Удэ, 2005. С 39.

[5] Шорохов Л. П. Возникновение монастырских вотчин в Восточной Сибири. М. 1973. С 150.

[6] НАРБ, ф.262, д.255, л. 93.

[7] Шунков В.И. Очерки по истории земледелия Сибири (XVIIв) М. 1956. С 219

[8] Машанов Л. В. Хозяйство Селенгинского Троицкого монастыря в первой половине XVIIIв. Новосибирск,   1973. С 152.

[9] НАРБ ф.262 оп 1, л.146, л. 6.

[10] Архив музея Таловской средней школы.

[11] Там же.

[12] Козин А. Троицкий монастырь: второе рождение // Бурятия 26 сентября, 2003.

[13] Цыжипов Э.Б.Общественные науки//ВСГТУ – Улан-Удэ, 2003. вып. 8, с. 3.

[14].Цыжипов Э.Б Общественные науки//ВСГТУ – Улан-Удэ, 2003. вып. 8, С. 5

[15] Информатор - брат Троицко-Селенгинского монастыря Иоанн (в миру Иван Беспалов)

[16] Информатор Мартынова Л.И. 1948г. рождения. Проживает Троицк, ул 60-лет Октября д. 109. с 1972г работает бухгалтером в отделе кадров Ильинского психоневрологического диспансера.

[17] Митыпова Г.С. Православие в истории и культуре Бурятии. Улан-Удэ, 2005. С 117.

[18]Информатор Мартынова Л.И. 1948г. рождения. Проживает с.Троицк, ул. 60-лет Октября д. 109. с 1972г работает бухгалтером в отделе кадров Ильинского психоневрологического диспансера.

[19] Человек и общество.// Под редакцией Л.Н. Боголюбова. Москва 2001.С .391.

[20] Митыпова Г.С. Православие в истории и культуре Бурятии. Улан-Удэ, 2005. С 121.

[21] Информатор иеромонах Троицко-Селенгинского монастыря Ефрем.

[22] Информатор - иеромонах Троицко-Селенгинского монастыря Ефрем.

[23] Информатор - иеромонах Троицко-Селенгинского монастыря Ефрем

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top