Калашникова В.В.

Пояснительная записка

В развитом обществе возникновение альтернативных форм культуры неизбежно, оно порождается самим фактом развитых социальных отношений. Условия жизни в обществе создают предпосылки для объединения молодежи в разнообразные группы, движения, являющиеся сплачивающимся фактором, формирующие коллективное сознание в этих группах, коллективную ответственность и общие понятия о социально-культурных ценностях. В социально-психологическом плане субкультуры демонстрируют извечный конфликт «отцов» и «детей». Его острота представляется состоянием общества, а также степенью не соответствия идеалов и реальности жизни. В основе конфликта всегда лежит переоценка ценностей молодежью.  

В современных непростых для всей страны и для нашей республики условиях среди множества проблем, наиболее остро стоит проблема подрастающего поколения и молодежи: в российском обществе, ставшем сегодня на путь стабилизации социально-экономического положения, за экономическими проблемами теряется, уходит на второй план та часть населения, которой принадлежит будущее. Имущественное неравенство, особенно остро проявившееся в 90-х гг. ХХ века и в начале 2000-х гг. обусловил расслоение российского общества, в том числе и бурятского, что вызвало неравенство стартовых позиций молодежи и подростков. Следовательно, молодежь по-разному реагирует на социальное неравенство, возможно, что многочисленные молодежные субкультуры – это протест на неравенство, неправильность, несправедливость в современном обществе. Это своего рода общественная реакция на расслоение общества. С другой стороны, молодежь не хочет выделяться, живет в своем особом мире, закрывается, уходит в себя.

В период перестройки в общественной жизни нового поколения сформировался своеобразный вакуум. Его начали вытеснять первые неформальные молодежные группы, отрицавшие опыт «предков-монополистов». Молодежные группы не обладали ни организационным опытом, ни финансами, ни четко сформулированными перед собой целями, но при этом имели огромное желание построить свою жизнь без идеологической цензуры, контроля со стороны государства, свободно и независимо.

По-разному взрослеют юноши и девушки. Современные девушки и юноши по-разному воспринимают и реагируют на те требования, которые им предъявляет общество. Различаются молодые и по другим признакам, например, характеру этнической идентификации, приверженности той или иной религии, региональным и узко локальным особенностям социализации. Последнее это не только страна, но и различия по критерию «центр-периферия», «город-деревня».

В целом, правила и нормы поведения, утвержденные в обществе, вызывают у большинства молодых людей желание нарушить их, причем чаще всего без видимых причин, а так же находя в этом способ самовыражения, возможность оказаться на виду. Распространение вредных привычек (табакокурение, употребление алкогольных и наркотических средств) среди молодежи имеет тревожные показатели, имеющие тенденцию к росту в студенческой молодежной среде. Для молодых людей характерно подражание криминальной и асоциальной субкультуре. Особенность молодежного возраста такова, что размеренность повседневности, серость будней им скучна и противна. Ребят привлекают нестандартные ситуации, эпатаж окружающих, поэтому некоторые из них вступаю в молодежные субкультуры, а некоторые в криминальные субкультуры, в которых они находят «приключения», смысл жизни и обоснование своих взглядов и ценностей.

Слабая социальная активность современной молодежи – одно из проявлений социального отчуждения. Оно выражается в скептическом отношении молодых относительно молодежных и детских организаций влиять на общественные процессы, а так же в нежелании проявлять активность на благо общества.

Таким образом, малоизученность и актуальность этой проблемы вызвали научный интерес.

Молодежные субкультуры Республики Бурятия: особенности формирования и развития в конце XX – начале XXI вв.

Калашникова Вера Викторовна

ГОУ ВПО Бурятский государственный университет, Улан-Удэ

Последнее десятилетие ХХ века было особым для жизни народов нашей страны. Социально-экономические и политические преобразования в России и на постсоветском пространстве затронули и сферу молодежных субкультур.

В современных непростых для всей страны и для нашей республики условиях среди множества проблем, наиболее остро стоит проблема подрастающего поколения и молодежи: в российском обществе, ставшем сегодня на путь стабилизации социально-экономического положения, за экономическими проблемами теряется, уходит на второй план та часть населения, которой принадлежит будущее. Статус в обществе определяется уровнем доходов, в 90-е гг. ХХ века более половины населения находилось за чертой бедности, ситуация стала меняться лишь с 2000-х гг., но по-прежнему остается проблема маргинального статуса молодых людей. Молодежь находится в разных первоначальных условиях: неравный доход родителей позволяет одним отдавать детей в элитные учебные заведения, другим – иногда нечего есть и одевать. Имущественное неравенство, особенно остро проявившееся в 90-х гг. ХХ века и в начале 2000-х гг. обусловил расслоение российского общества, в том числе и бурятского, что вызвало неравенство стартовых позиций молодежи и подростков. Кризис гуманности проявляющейся в высоком уровне преступности, насилия, жестокости, наркомании, алкоголизма, утраты культурных и нравственных ценностей сказывается прежде всего на подростках и молодежи как на наименее защищенной части населения.

Следовательно, молодежь по-разному реагирует на социальное неравенство, возможно, что многочисленные молодежные субкультуры – это протест на неравенство, неправильность, несправедливость. Это своего рода общественная реакция на расслоение общества. С другой стороны, молодежь не хочет выделяться, живет в своем особом мире, закрывается, уходит в себя.

Если рассматривать в психологическом плане, то в 1990-е гг. стал происходить переход от социально-демократических идеалов к либеральным, следовательно, от коллективистской психологии к индивидуальной. На первое место постепенно выдвигается личность и ее особенности.

Исследования по проблемам молодежи всегда были, есть и будут актуальными, так как будущее принадлежит молодежи, и от того, с какими ценностями поколение войдет в это общество, во многом зависит будущая культура, моральные ценности и установки. Российская молодежь ХХ века стала одним из самых властных социальных субъектов. От ее культурных и экономических выборов во многом зависит развитие современного общества.

Об актуальности проблемы говорят такие факты: отсутствие четкой идеологии, продуманной молодежной политики. Общество находится в поиске нового образца для подражания, образ Зои Космодемьянской, пионера, советского гражданина уже не отвечает требованиям дня. Молодежь наиболее активная часть населения и неудивительно, что она мечется в поисках нового образа. Вызовы времени диктуют иные действия и формирование новых ранее несуществующих образов.

В последние полтора – два десятка лет в нашем обществе периодически возникает интерес к особым формам самоорганизации молодежи, проявляющим себя в особом стиле одежды, поведения. Эти субкультурные объединения организуют разного рода акции: от шумного на грани хулиганства поведения на концертах любимых рок-групп до «показательных акций» юных последователей Э. Лимонова, что уже совсем пугающе – до погромов представителей различных национальностей, культурных центров совершаемых самого разного рода фашистскими объединениями.

Влияние межэтнических отношений на молодежь очень сильно, они находятся в постоянном общении с представителями разных национальностей, эти взаимоотношения протекают на фоне формирования молодежных субкультур и зачастую меняют направленность и характер субкультур. Это представляет научный интерес к проблеме.

Изучение субкультурной ситуации в российских регионах, региональных особенностей представляется интересной и важной задачей, учитывая, в частности, увеличение значения регионов в сегодняшней России.

Объект исследования – влияние социально-экономических, политических, культурных, идеологических изменений на формирование молодежных субкультур.

Предмет исследования – особенности и ценности молодежных субкультур Бурятии.

Целью исследования является попытка осветить влияние социально-экономических и общественно-политических условий на формирование молодежных субкультур в Бурятии.

Задачи:

  1. Рассмотреть социально-экономическое и общественно-политическое положение республики Бурятии в постсоветский период.
  2. Рассмотреть демографическую ситуацию в Бурятии.
  3. Осветить научные взгляды современных исследователей к теоретическим проблемам «молодежной субкультуры».
  4. Изучить деятельность молодежных субкультур в Бурятии.
  5. Исследовать влияние межэтнических взаимоотношений на молодежные субкультуры Бурятии.
  6. Выявить роль молодежной субкультуры в республике Бурятия.

Хронологические рамки работы охватывают период с начала 1990-х до 2007 гг.

Территориальные рамки включают в себя территорию республики Бурятия.

Сегодня национальным бедствием становится приобщение несовершеннолетних и молодежи к криминальным субкультурам: как никогда резко возросла преступность именно среди подростков и учащейся молодежи. При этом тревожит факт увеличения числа преступлений против личности, влекущих за собой тяжкие телесные повреждения и даже убийства. Преступления в подростковой и молодежной среде   носят все более ожесточенный характер. Социально-психологическое состояние современного общества характеризуется тем, что такие понятия, как альтруизм, нравственность, сострадание, становятся атрибутами человека, отвергнутого «умеющим жить» большинством. На этом фоне современный подросток и молодежь, оказавшись в условиях выживания, либо в других проблемных условиях, не имея жесткой нравственной ориентации, начинает воспроизводить «экспроприирующее поведение». Вынужденные жить в состоянии постоянного страха перед насилием и жестокостью, все чаще и чаще встречающимися в обыденной жизни и культивируемыми современным обществом через СМИ, аудио-, видио- и компьютерную продукцию, подростки и молодежь нередко сами встают на путь преступления – насилия и вымогательства.

Прежде чем приступить к рассмотрению состояния молодежных субкультур в республике Бурятия, необходимо определить значение термина «субкультура». «Молодежная субкультура» – культурное пространство и круг общения подростковых и молодежных сообществ, помогающие им адаптироваться в социуме и создавать свои, автономные формы культурной активности. Основной фактор, привлекающий молодежь к субкультуре – стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделяться из общей обезличенной массы населения мегаполиса.1 Само понятие «субкультура» сформировалось в результате осознания неоднородности культурного пространства, ставшей особенно очевидной в урбанизированном обществе.

Несмотря на все успехи социализма, в 70-80-е годы ХХ века советская экономика начинает переживать “застойные” явления в экономическом развитии: отставание во втором этапе научно-технической революции, отставание в применении новых наукоемких технологий, и как следствие, отсутствие базы для развития высокоточных наукоемких отраслей производства, которые вылились в результате в тяжелейший экономический кризис конца 80-начала 90-х годов XX в. Данный кризис отразился на всех сферах жизни общества. В политической сфере он содействовал распаду Советского Союза, крушению однопартийного режима власти. В социальной сфере кризис привел к снижению уровня жизни основной части населения, к еще большей криминализации общества, массовой безработице, в экономической – к обнищанию населения, безработице, к закрытию и разорению многих фабрик и заводов. Экономический кризис в Бурятии, более глубокий, чем в целом по России, усугубили такие факторы, как преимущественно неэкспортная специализация хозяйства, монопрофильность малых городов и поселков, удаленность от экономически развитых районов России. Под воздействием множества одновременно действующих негативных факторов производительные силы республики, удваивавшиеся каждые 10 лет за послевоенный период, в условиях экономической реформы оказались раздробленными и дезорганизованными.

Таким образом, в результате радикальных экономических реформ серьезно ухудшились основные параметры социально-экономического развития Республики Бурятии, которая за годы реформ переместилась в группу наиболее кризисных регионов страны, экономический кризис 1998 г. особенно сильно сказался на социально-экономическом развитии Бурятии. Во многом это связано с неудовлетворительными стартовыми условиями для развития республики, обусловленные неэффективной структурой экономики, социальными и демографическими проблемами, природно-климатическими и географическими факторами. Производительные силы Бурятии, сформировавшиеся в условиях плановой системы хозяйствования, не могут эффективно функционировать в рыночной экономике. Из-за низкого уровня развития производства и повышенных затратах, обусловленных природно-климатическими условиями, а также повышенными экологическими требованиями, в Бурятии сложился дефицитный бюджет.

Доминирующей тенденцией промышленного развития республики в начале 2000-х гг. является стагнация, в условиях потери основных генерирующих факторов освоения новой продукции: профессиональных кадров, основных фондов и технологий. В состоянии глубокого кризиса продолжает находиться сельское хозяйство.

В 1998 году 64% жителей РБ располагали денежным доходом ниже среднего по республике 41, а доля населения с доходами ниже прожиточного минимума определялась в 46,2%. В следующем году она поднялась до 52,2%. В то же время подушевые денежные доходы 10% наиболее обеспеченных жителей превышали в 1997 году доходы 10% наименее обеспеченных в 14,8 раза, в 1998 — в 12,1 раза, в 1999 — в 13,7 и в 2000 году — в 12,4 раза.2

Доминирующими тенденциями трансформации социальной структуры общества в Бурятии, как и в России, стали углубление социального неравенства по всем показателям и маргинализация значительной части населения. Все эти процессы негативно сказались на положении прежде всего социально-неимущих слоев – это дети, молодежь, молодые семьи.

Криминальная ситуация в обществе продолжает оставаться сложной, так как экономический кризис 90-х гг. ХХ в. обострил социальные проблемы населения: растет безработица, особенно молодежи, увеличивается потребление алкоголя, наркотиков, заболеваемость взрослых и детей, многие семьи находятся на грани нищеты. Особенно острой является проблема детской и юношеской наркомании. Уровень заболеваемости наркоманией среди подростков в 1,5 раза выше, чем среди взрослых. Наркотики получают все большее распространение в учебных заведениях, в том числе в начальных и средних школах, становясь частью молодежной субкультуры.3

Ежегодно в Республике Бурятия количество людей, употребляющих наркотики увеличивается на 28 – 30%.4  

Сведения о преступлениях в Республике Бурятия в отчетах комиссии по делам несовершеннолетних.5

Таблица 1

 

1998 г.

1999 г.

Рост в % 1999 г. к 1998 г.

Количество несовер-х на терр. РБ

319846

313730

 

Совершивших кражи

393

445

13%

Угон автотранспорта

35

14

 

Хулиганство

304

294

 

Уклоняющихся от учебы, работы

857

976

13,9%

Употребляющих спиртные напитки

1020

1011

 

Употребляющих наркотические, токсические вещества

181

199

9,9%

Совершивших иные преступления (грабежи, вымогательства и т.д.)

705

752

6,7%

Самовольные уходы из дома

182

220

20,9%

Следовательно, высоки показатели преступности среди несовершеннолетних, так же возросло количество подростков уклоняющихся от учебы и работы, занимающиеся бродяжничеством и попрошайничеством. Именно эти дети составляют основу молодежных группировок и молодежных субкультур, их взросление, а также становление личности происходит на улице. Эти подростки первыми попадают под влияние криминала.

Молодежные субкультуры, своего рода, часть механизма культурных инноваций, благодаря которому общество «постмодерна» может рассматриваться как более толерантное к иным точкам зрения, более плюралистичное, раскованное и интеллектуальное.

Российские и западные молодежные субкультуры - результат осознанного поиска некоей новой идентичности, выстраивания нового стиля. Источником этого стиля является романтизированный и идеализированный образ другой цивилизации или культуры. Для России таким источником стал европейский и американский Запад.Отечественные молодежные субкультуры конструировали «свой Запад» в соответствии с представлениями и традициями российской культуры, являясь сложным переплетением инновационных элементов с элементами «своей» и «чужой» культурных традиций, так или иначе это отразилось на формировании молодежных субкультур в национальных республиках. Особенность отечественных молодежных субкультур и в том, что большинство из них ориентированы либо на проведение досуга, либо на передачу и распространение информации, в отличие от западных, где осуществлялось принятие законодательных актов, программ, проводились общественные акции.Молодежные субкультуры, таким образом, имеют определенные функции: возможность самореализации, адаптивная функция, компенсаторская, связанная с личной зависимостью и отсутствием свободы в официальных структурах, досуговая, креативная или эвристическая, которая выражает художественно-творческие и нравственные устремления молодежи.

К началу 1990-х гг. в городе Улан-Удэ насчитывалось свыше 30 сложившихся неформальных группировок, которые тесно сотрудничали с криминальным миром, делились по территориальным признакам и защищали свою территорию. В 90-е годы ХХ в. в Бурятии происходили похожие процессы, как и в других регионах России – это возрастание влияния «зоны», криминальной субкультуры, что вызвало отторжение определенной группы молодежи и в городе Улан-Удэ появились представители таких молодежных субкультур как: «хиппи», «панки», «скинхеды», «стритовщики», «толкинисты», «байкеры», «эмо». Эти объединения отличаются от криминализированной, агрессивной части тем, что, во-первых, на них меньшее влияние оказывает криминал, во-вторых, наполняются больше интеллектуальным содержанием, в-третьих, нацелены на проведение досуга. Можно разделить эти субкультуры на романтическо-подражательные (хиппи, стритовщики, толкинисты, эмо, с некоторыми оговорками байкеры), анархическо-аморальные (панки, металлисты, хиппи), криминальные («гопники», «шпана») и экстремистские («скинхеды» или «бритоголовые»). Следовательно, молодежные ценности с одной стороны, связаны с ценностями криминального мира, поведение в духе «зоны», в связи с этим иерархия: «смотрящий», «пацан», «шпанец», «лох», а с другой стороны, выбирает ценности современного общества, интеллектуальное содержание, проведение яркого досуга с музыкой, песнями, протестует против обыденности, «серости», попсы.

Одной из острейших проблем семьи – проблема разводов. В Бурятии ежегодно более 4,5 тыс. детей остаются с одним из родителей.6 Это база для появления социальных сирот, детской преступности, бродяжничества.

В связи с трансформацией современного общества переживают кризис традиционные институты социализации личности. Рост влияния западной «поп-культуры» и формирование единого городского пространства ведет к обезличиванию общения, возрастание возможности найти приверженцев самых «продвинутых» идей.

Субкультура «панков» в городе Улан-Удэ появилась в начале 1980-х гг., в школах города можно было наблюдать отдельные элементы панккультуры: бритые виски, ношение булавок на штанине и т.д. В массовом сознании панки ассоциировались с фашистскими группами и вызывали враждебность у большей части улан-удэнской молодежи. Поэтому школьные и вузовские администрации без особого труда пресекли подобную моду, вторая волна популярности приходится на рубеж ХХ – ХХI веков. В связи с агрессивным поведением по отношению к панкам движение затихает со второй половины 1980-х годов примерно на десять лет (часть уходит в андеграунд, а часть покидает движение), а с 1994 года начинает свою деятельность группа «Оргазм Нострадамуса», которая объявляет себя панкориентированным движением, выбирает соответствующую музыку: панк-рок с влиянием хард-кора. Эта группа олицетворяет протестную часть молодежи и сплачивает вокруг себя подростков. Один из участников «панк-движения» сказал, что «панки, металлисты, хиппи слушали рок и тусовались вместе, так что чёткого деления между ними в городе не существует до сих пор».7 Основная идея – протест против массовой культуры в виде «попсы», протест против нарастающей бюрократизации общества. В Бурятии панки имеют ещё одно название – «анархо-аморалы». Вокруг таких музыкальных групп, как: «Оргазм Нострадамуса», «Аборт мозга», «Афазия», «Проникающая радиация» объединяются «панки» города. Потребность молодых к лучшему, интеллектуально более насыщенному существованию побуждает часть из них обратиться к музыке «протеста». «Хиппи», «панков», стритовщиков» объединяет то, что они слушают музыку, пусть она отличается - у каждого своя, но это черта общая.

В Улан-Удэ отсутствуют устойчивые группы внутри субкультуры панков, вероятнее всего, нет возможности подразделяться на фанатов панк-рока, классического английского панка, «поп-рока» и др. «Нам приходилось «выживать» в городе всем вместе, отсюда и особенность, нас не принимали другие молодежные группировки, такие как братва, гопники, шпана, которые могли подойти и избить».8

Характерная атрибутика панка: наличие знака анархии на одежде, отличает также футболка с изображением какой-нибудь рок группы, балахон, рюкзаки, обувь «гриндерсы» или обувь с мощной платформой, крупные цепочки, похожие на унитазные, браслеты с шипами.

Проведенное исследование выявило, что в качестве причин ухода в панккультуру интервьюеры отмечали:

-        вызов обществу и протест против «ханжеской морали»;

-        вызов семье, непонимание со стороны родителей;

-        нежелание быть как все;

-        желание утвердиться в новой среде;

-        привлечь к себе внимание;

-        недостаток доступных досуговых учреждений для молодежи;

-        копирование панккультуры, различных течений и движений молодежной западной субкультуры;

-        дань моде;

-        протест против возрастания влияния криминальных структур.

Основой объединения панк-движения в Бурятии интервьюеры отмечали: общность мыслей и интересов в оценке реалий, происходящих в стране. Рост коррупции, снижение уровня жизни отдельных групп населения, бюрократизация.

Как известно, для больших движений не характерны лидеры, по самым неточным подсчетам панков в городе около 800 человек, такую цифру предлагают сами панки, нужно заметить, что в веб-сайтах предлагается иная цифра, которая составляет 3000 человек; у них нет лидера, но имеются авторитетные панки такие, как: Угол, Архип, Борман, Сабрина. В национальном плане в этой группе присутствует равное количество бурят и русских. Вступают представители и иных национальностей таких как: армяне, азербайджанцы, татары и другие.

Девушки, как правило, не задерживаются в этой субкультуре, они ищут себе друзей или партнера, если находят, то пытаются уйти из субкультуры. Поэтому эта субкультура представлена мужским направлением, хотя в панккультуре есть авторитетные девушки, такие как Сабрина, Зена и другие. Они остаются и развивают эту субкультуру.

Панккультура в нашей республике формирует определенный образ и ценности – это образ анархо-аморала, который не признает общих правил, установленных обществом, а создает свои, не признает лидеров, выступает за свободу во всех отношениях, в том числе и сексуальную, протестует против обыденности.

Очень тесно к панкам примыкают «стритовщики» (от английского street – улица) – они поют песни на центральных улицах нашего города, собираются на центральной улице Ленина, Элеваторе, знаменитая стена «Цоя» (с тыльной стороны театра «Ульгэр») – одно из любимых мест стритовщиков. Одеты они также как панки: футболки с изображением рок группы, военные ботинки, рюкзаки, балахоны. За плечами – гитара.

«Мы это делаем для того, чтобы не было скучно» - основная идея стритовщиков.9 Движение только появилось и поэтому очень малочисленно. Возраст участников от 14 – 25 лет, здесь важное значение приобретает твой вокальный или музыкальный талант, то есть, чтобы стать участником этой субкультуры необходимо знать ноты и уметь петь под гитару. В этом движении девушки малочисленны, хотя и приветствуется их участие.

В молодежной культуре конца 1990-х гг. появилось «толкинистское движение» и связанная с ним «толкинистская субкультура». В нашем регионе также появились группы «толкинистов», их число составляет около 30 человек. Следует отметить, что был создан клуб «толкинистов» в 2004 г., но движение не получило большой популярности. В нашем городе их еще называют «ролевиками». С 2005 г. это движение поменяло характер и этническую направленность, теперь ролевая игра по Дж. Толкину не пользовалась популярностью, зато интерес возник к национальным битвам, сражениям и к древнему миру русских, бурят и монголов. Так в 2006 г. возник клуб «Каганат». Представители – в основном это старшеклассники, студенты местных вузов, городские юноши, девушки. В национальном плане здесь отсутствует значение твоей национальности, они дружелюбны и готовы сотрудничать со всеми этносами. Особенностью «ролевиков» в Республике Бурятии стало то, что они устраивают игры не по книгам Толкина, а по знаменитым историческим русским битвам, монгольским и бурятским. Костюмы национальные, в основном русские кольчуги и мечи, платья и убранства, а также национальные костюмы бурят и монголов.

Субкультура «байкеров» не получила широкого развития, она оформилась относительно недавно в 2004 – 2005 гг. Хотя устраиваются ночные гонки, а так же по субботам каждой недели все причисляющие себя к «байкерам» собираются на центральной площади Улан-Удэ и катаются по городу на мотоциклах, в 2007 г. был создан клуб байкеров «Вольный ветер». Эта субкультура представлена молодыми людьми, девушек здесь практически нет. Представители европейской внешности в основном русские. Обязательным условием для вступления в эту группу является наличие мотоцикла или умение ездить на нем, а также водительские права. В обыденной жизни они редко появляются на мотоциклах, не одевают какой-либо яркой одежды, ни кожаных изделий, платков. В обычной толпе их не отличишь, а встретить в такой одежде их можно только на сейшенах, гонках.

Ещё одним из новоявленных объединений являются «скинхеды», в городе Улан-Удэ их цифра колеблется от 10 до 40 человек, официально объявили о своём существовании в 2001 году на Интернет сайте «бурятская народность».10 Следы деятельности молодежных экстремистских группировок в Бурятии зарегистрированы с конца 2000 года. Серьезных нарушений общественного порядка с их стороны пока не наблюдалось. Они называют себя патриотами России и читают историческую литературу, так как регион Бурятия многонациональный, их особенность заключается в том, что они не признают расовые различия основными в своём движении. Атрибутика: очень коротко острижены волосы, наличие военных ботинок – «гриндерсов», футболки или кители защитного цвета, брюки – часто встречаются армейские штаны или узкие подвернутые джинсы. Очки, кольца, перстни, браслеты не используются в силу нефункциональности. Они не пользуются популярностью в нашем городе. В их состав входят молодые люди европейской, славянской внешности, в основном это русские, украинские парни.Так как Улан-Удэ периферийный город, следовательно «скинхеды» - малоидеологизированные группы или их называют ещё «модниками». Это движение появилось в результате интенсивной информации в СМИ. За счёт эффекта размывания субкультуры, эти группы имеют только общее представление о деятельности скинхедов, причем, как правило «скинхеды» для них – это позитивная форма социального протеста, направленная против коррупции, экономического хаоса и негативных процессов, охвативших страну. У них нет единого лидера, слабоорганизованная группа, быстро формируются эти группы и также быстро распадаются. Их сайт был закрыт в 2005 г. и они ушли в андеграунд. Представители: юноши европейской национальности от 16 до 25 лет.

Самая молодая субкультура в нашем регионе – это субкультура «эмо» (от сл. emotion - эмоции). Их численность колеблется от 50 – 100 человек, в основном это старшеклассники или студенты младших курсов. О себе они заявили в 2007 году, когда стали собираться на центральной площади Улан-Удэ. Их можно узнать по сочетанию необычных цветов в одежде, для примера: черный свитер и ярко розовый шарф, яркие колготки у девочек и черные ногти на руках, бесчисленное количество значков на одежде и т.д. Стиль «эмо» предполагает наличие ярких эмоций, как позитивных, так и негативных. Эмо-люди живут эмоциями, быть собой – вот, что для «эмо» самое главное. Они ходят небольшими группами, очень редко поодиночке. Часто бывает так, что они из одного класса или группы, а возможно даже из одной школы, особенность в том, что представители этой субкультуры из центральных городских школ или ВУЗов, таких людей не встретишь на окраинах города в районе ЛВРЗ, в поселке Аршан, в поселках Мясокомбинат и Мелькомбинат. Возможно, что за счет информации из СМИ, Интернет породило моду на появление таких групп «эмо».

Как следствие всех этих процессов в республике появляется этно-рок, он похож на альтернативный андеграунд и тексты песен написаны на бурятском языке. Этнические мотивы накладываются на западный рок. Первой такой группой стала «Империя снегов», которая образовалась в 1999 г. Из интервью с вокалистом этой группы: «Мы поем рэп на бурятском языке с использованием, помимо электрических, духового инструмента блок флейты. Почему поем на бурятском? Да потому, что ставим своей целью возрождение бурятской культуры, хотя языком я начал серьезно заниматься недавно. Тексты наших песен весьма простые, можно даже сказать детские: о природе, о тайге».11

Так как в обществе сохраняются многие элементы традиционного общества, значит, выделение из толпы не приветствуется, отсюда следует маскировка молодежных субкультур в реальной, обыденной жизни.

Таким образом, в национальном плане отсутствует перекос в пользу той или иной национальности, исключение составляет лишь субкультура скинхедов. Известно, что при личном общении исчезают национальные характеристики такие как: цвет кожи, раскос глаз и т.д., зато на первый план выходят характеристики самой личности (добрый, хороший, общительный и т.д.). Субкультуры в основе своей открыты для каждого человека не зависимо от национальности. Все эти процессы привели к появлению этно-рока, где была сделана попытка объединения западных мотивов с местной национальной музыкой.

Заключение

Таким образом, на современном этапе, особенностью новоявленных молодёжных объединений является то, что эти группировки адаптируют подростков для попадания во взрослую жизнь и пытаются «оторваться» от криминала, от влияния «маскулинной» культуры на подростков.

Молодежные субкультуры, таким образом, имеют определенные функции: возможность самореализации, адаптивная функция, компенсаторская, связанная с личной зависимостью и отсутствием свободы в официальных структурах, досуговая, креативная или эвристическая, которая выражает художественно-творческие и нравственные устремления молодежи.

Нынешняя молодежь имеет намного больше возможностей для самообдумывания и самовыражения, способна сама творить свою собственную идентичность и дистанции вокруг самих себя. Культурная индустрия помогает разжигать нереальные ожидания относительно того, какой обязательно должна быть молодая личность. Все эти требования и наставления стимулируют образование самого себя и саморазвитие, сотворение своего собственного стиля, но в тоже самое время, они же создают пропасть между тем, что кажется возможным сделать и тем, что действительно исполнимо.

В целом, появление молодежных субкультур и их деятельность, свидетельствует о скрытом протесте против сложившихся социально-экономических и общественно-политических условий. Отсутствие общей идеологии не означает, что ее нет, «панккультура», «скинхеды», «хиппи», «стритовщики» – разнообразные формы и попытки проявления молодежной идеологии. Молодежь пытается оторваться от влияния криминала, а также от влияния «маскулинной культуры» отсюда и формирование необычной формы молодежной субкультуры в этих формах. Возможно, под влиянием кризисных явлений и доступностью информации о западных молодежных субкультур породило своего рода моду на формирование и появление панкориентированных движений, хиппи, толкинистов, эмо, следовательно, может получиться так, что эти субкультуры Бурятии являются подражательным сообществом, а это реальнее всего. Улан-Удэ – периферийный город, следовательно, в обществе сохраняются многие элементы традиционного общества, значит, выделение из толпы не приветствуется, отсюда следует маскировка молодежных субкультур в реальной, обыденной жизни. Эти субкультуры наполнены более интеллектуальным содержанием и направлены на проведение досуга и распространении информации о себе. Можно их рассматривать и как реакцию молодых на социальное неравенство.

Примечания:

  1. Щепанская Т.Б. «Традиция городских субкультур» [Электронный ресурс] // Современный городской фольклор – М:РГТУ, 2003 г., режим доступа: http://www.poehali.narod.ru//subcult., С. 2.
  2. Бурятия в цифрах. Краткий стат. сб.: Комгосстат РБ. – У-У, 2003.С.71
  3. Национальный архив Республики Бурятия, ф. 2028, оп.№1, д.№1279, С.31.
  4. Национальный архив Республики Бурятия, ф. 2028, оп.№1, д.№1279, С.36.
  5. Национальный архив Республики Бурятия Ф. 2028, оп.№1, д.№677, С.3.
  6. Национальный архив Республики Бурятия Ф. 2028, оп.№1, д.№355, С.3
  7. Интервью с участником панк-движения от 31.03.2006
  8. Интервью с участником субкультуры от 11.10.2004 г.
  9. Интервью с участником субкультуры от 12.04.2006 г.
  10. Молодежный форум «О проблемах молодежного экстремизма»// [Электронный ресурс]. Режим доступа: www./buryatiy.org/forum.htm - С.1 – 28.
  11. Интервью с лидером группы «Империя снегов» 10.10.2004 г.

Список использованной литературы

Архивные материалы

  1. Национальный архив Республики Бурятия Ф.2028 Правительство Республики Бурятия оп.№1, дд. 352, 355, 428, 513, 617, 1157, 1274, 1279, 1446, 1448.

Статистические источники

  1. Бурятия в цифрах. Краткий стат. сб. – Улан-Удэ: Комгосстат РБ, 2003. – С. 32.
  2. Бурятия в цифрах: Стат. сб. № 02-3.-Ч. 2.- Улан-Удэ; Госкомстат РБ, 1999. – С. 10.
  3. Демографическая ситуация в республике Бурятия: Аналитическая записка. № 07-03-02. – Улан-Удэ: Госкомстат РБ, 2002 – С.
  4. Статистический сборник Бурятия в цифрах №. 01-0-13. – У-У: Комгосстат, 2006 г, С. 23

Опубликованные источники

  1. Закон Республики Бурятия от 23.12.1992 N 283-XII (ред. от 07.12.2004) «О Государственной молодежной политике в Республике Бурятия»
  2. Закон Российской Федерации от 1992 г. «Об образовании»
  3. Конституция Российской Федерации. 12 декабря 1993 года.
  4. Конституция Республики Бурятия. 22 февраля 1994 года.
  5. Бадмаев А.З «Неформальные молодежные ассоциации в Улан-Удэ»//Вестник Евразии, 2002 г., №1 (16);
  6. Львов Д.С. Российские реформы в глобальном контексте. Доклад на заседании Президиума РАН. // Новая и новейшая история – 1996 - № 4. С. 195.
  7. Львов Д.С. Российские реформы в глобальном контексте. Доклад на заседании Президиума РАН. // Новая и новейшая история – 1996 - № 4. С. 190-214.
  8. Мантатов В. По пути гармонизации: национальные отношения: проблемы и суждения // Правда Бурятии – 1989 г. – 9 декабря.
  9. Митупов К. Б.-М. «Группировки семидесятых: воспоминание комментарий к статье А. Бадмаева.// Вестник Евразии, 2002 г., №1 (16).
  10. Митупов К.Б.-М. Ребята, давайте жить дружно (О межнациональных отношениях в Бурятии). // Аргументы и факты в Бурятии – 2001 г. - № 5. С. 8.
  11. Письмо скинхеда. //Информ Полис №8 от 23 февраля 2005 г.
  12. Тарасов А. Меняющиеся субкультуры. Опыт наблюдения за скинхедами // Свободная мысль – ХХI, 2006 г., №5, С. 19-32.
  13. Тарасов А. Темная сотня // Политический журнал, 2006 г., №17, С. 60-63.

Периодические издания

Монографии, сборники статей, брошюры

  1. Балдано М.Н. Индустриальное развитие Бурятии (1923-1991 гг.): достижения, издержки, уроки. – Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2001. – 431 с.
  2. Балдано М.Н., Митупов К.Б.-М. Основные тенденции изменения социальной структуры в постсоветский период // Мир Центральной Азии, т. II, ч. 1: История, социология. Материалы межд. науч. конф. – Улан-Удэ, 2002. – С. 17-22.
  3. Балханов И.Г. Советская модернизация бурятского этноса в социально-антропологическом и социологическом аспектах // Традиции и инновации в этнической культуре бурят – Улан-Удэ, 1999.
  4. Беликов С. Бритоголовые. Все о скинхедах. Эксклюзивные материалы – М., 2002 г.
  5. Беликов С. Скинхеды в России – М., 2005 г.
  6. Омельченко Е. «Молодежные культуры и субкультуры» – М: Институт социологии РАН, 2000 г.
  7. Этнонациональные ценности и социализация молодежи Бурятии: (по результатам социологического опроса молодежи) – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. – 136 с.

Интернет-источники

  1. Щепанская Т.Б. «Традиция городских субкультур» // Современный городской фольклор – М: РГТУ, 2003 г., [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.poehali.narod.ru//subcult. «Символика молодежных субкультур» – Спб, 1993 г.
  2. Кокарев А. «История панков и панк-рока» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.antipunk.com/С.5.
  3. Молодежный форум «О проблемах молодежного экстремизма»// [Электронный ресурс]. Режим доступа: www./buryatiy.org/forum.htm - С.1 – 28
  4. Сайт анархо-аморалов и панков г. Улан-Удэ. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.on.burinfo.ru., С.1.
  5. Сайт группы «Аборт Мозга» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.abort-mozga.by.ru, С.1.
  6. Сайт группы «Аборт Мозга» [Электронный ресурс]. Режим доступа:   http://abort-mozga.udaff.com., С.1.
  7. Сайт анархо-аморалов и панков г. Улан-Удэ, [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://bydlograd.narod.ru., С.1.
  8. Панкдвижение в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dead.net.ru/forum; С. 25.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top