Семячкова В.В.

Начало XX века в истории России можно охарактеризовать мощными социально-экономическими, политическими и военными потрясениями. Это напрямую отразилось на общем уровне жизни населения страны. И как следствие, число нуждающихся в социальной и медико-санитарной помощи постоянно увеличивалось на протяжении первых десятилетий ХХ века.

Война с Японией 1904-05 годов стала серьезным испытанием как для России в целом, так и для Урала в частности. Уральский регион живо откликнулся на Русско-японскую войну, не только в делах мобилизации и отправки на фронт воинских формирований, но и в сборе пожертвований и благотворительности (не менее миллиона рублей), деятельности медико-санитарных отрядов (более 20, в том числе полевые – Уральских горных заводов, Екатеринбургский местный Российского общества Красного Креста).

В 2009 году отмечается 105-летие начала Русско-японской войны. Это событие ознаменовалось появлением в периодической печати множества публикаций, касающихся причин, событий и последствий войны, деятельности отдельных военачальников и т.д. В 1990-е годы в исследовательской литературе появляется новый взгляд на социально-экономическую и политическую историю Российской империи в начале XX века, также на Русско-японскую войну. Можно говорить, что главным вектором в исследованиях стало обращение историков и социологов к региональной тематике, в том числе по вопросам оказания медико-санитарной и социальной помощи военнослужащим и их семьям как во время войны с Японией, так и после ее окончания. Результаты исследований, как правило, были представлены в научных сборниках и периодической печати, и в виде отдельных фрагментов в обобщающих трудах по истории Урала.

Данная исследовательская работа призвана восполнить пробелы в проблеме рассмотрения истории становления и развития медико-санитарной и социальной помощи военнослужащим и их семьям в течение Русско-японской войны и последующего десятилетия в Екатеринбургском уезде. Проанализировав все этапы формирования указанных видов содействия, которые имели место в начале XX века, мы можем извлечь материал для критического осмысления этого опыта и использования отдельных элементов в современном обществе, внеся необходимые изменения с учетом реалий XXI века.

Объектом данного исследования является общественность Екатеринбургского уезда в начале XX века.

В понятие «общественность» вкладывается следующий смысл: это совокупность людей, принимающих активное участие в общественной жизни, как индивидуально, так и в рамках определенных групп и обществ (например, Общество Уральских горных техников г. Екатеринбурга), а также оказывающих большое влияние на формирование общественного мнения по поводу тех или иных важных событий в общественно-политической, культурной и другой жизни региона и страны через периодическую печать и другие средства информации.Одним из ключевых понятий исследования является понятие «благотворительность». Под благотворительной деятельностью понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки[1].

Данные понятия стали ключевыми в годы войны с Японией, не исключением стала общественность города Екатеринбурга и Екатеринбургского уезда Пермской губернии.

Общественность Екатеринбургского уезда: подготовка и оказание медико-санитарной помощи воинам-уральцам

Уже спустя сутки после начала Русско-японской войны, 28 января 1904 года в периодической печати как всероссийского, так и местного уровня последовал отклик на события. Одним из первых стала статья Фланера[2] в газете «Урал»: «…в редакции ежеминутно звонит телефон. Екатеринбуржцы осаждают нас вопросами, нет ли новых телеграмм, нет ли объявления о мобилизации, о сражениях с японцами. Многим придется в случае чего самим отправляться для расправы с японцами. У других там, где-то далеко в Маньчжурии находятся мужья, братья, сыновья. Другие прямо интересуются жгучим вопросом: «Намнут ли и по делам бока японцам и…конфликт уладится»[3]. Такие отклики можно встретить ежедневно, особенно после крупных сражений.

Война с Японией 1904-1905 годов стала серьезным испытанием как для Российской империи в целом, так и для ее отдельных регионов, в частности и для Екатеринбургского уезда Пермской губернии.

Наиболее актуальной и востребованной помощью на фронтах войны с Японией стало оказания помощи раненым и больным военнослужащим. Уже с первых дней войны Военное министерство Российской империи встало перед необходимостью выделить санитарную часть в самостоятельный отдел полевого управления армии. Приказом по военному ведомству №79 от 23 февраля 1904 года во главе санитарной части был поставлен строевой генерал-лейтенант Ф.Ф. Трепов. Под его началом были три отделения: медицинское, госпитальное и эвакуационное, за исключением аптек. Также ему подчинялся главноуполномоченный Российского общества Красного Креста (далее - РОКК). В ходе первого года Русско-японской войны возникла необходимость дополнить штаты новыми должностями. Основным представителем по медико-санитарному делу при главнокомандующем являлся генерал-лейтенант Ф.Ф. Трепов, исполнявший обязанности главного начальника санитарной части.

По сравнению с «Положением о военно-врачебных заведениях» 1887 года в ходе Русско-японской войны был реализован ряд заметных усовершенствований в организации военно-врачебного дела. Это – мобильные и легко управляемые полевые передвижные госпитали на 210 мест; штатные военно-санитарные транспорты; эвакуационные комиссии; военные железнодорожные дезинфекционные отряды и военно-санитарные поезда 2-х видов. Сеть военно-врачебных заведений – лазареты частей, дивизионные лазареты и полковые госпитали, приданные дивизиями; полевые запасные госпитали, военно-санитарные транспорты, эвакуационные комиссии, полевые аптеки и временные аптечные магазины – снабжалась вполне достаточно, часть всего необходимого отпускалась из склада императрицы Александры Федоровны. Увеличение численности медицинского персонала шло за счет призванных из запаса (243 в начале против 3107 на момент заключения Портсмутского мира)»[4].

Данные постановления Военного министерства способствовали формированию лазаретов и полевых госпиталей, которые были ведомственными, общественными и частными. Часть из них была оправлена на фронт, а некоторые развернуты непосредственно в уральских городах. Большую роль в этом благородном деле сыграла общественность Екатеринбургского уезда

В деле эвакуации раненных и больных, а также оказания им врачебной помощи, снабжения лечебных учреждений личным составом и всем необходимым весьма выгодно отличались возможности Российского общества Красного Креста.

Местные комитеты РОККа появились на Урале еще в 70- е годы XIX в., располагая необходимыми средствами и подготовленным медицинским персоналом, в основном сестрами милосердия для создания лазаретов. В Пермской губернии было 4 филиала: Пермский и Кунгурский местные управления Красного Креста, Екатеринбургский и Нижнетагильский местные комитеты. При некоторых комитетах были созданы общины сестер милосердия, наиболее известные – Екатеринбургская, Пермская (Надеждинская), Вятская и Уфимская (Александровская) [5].

Активную роль на фронте военных действий сыграл Екатеринбургский комитет. В газете «Уральская жизнь» от 5 февраля 1904 года можно увидеть следующие сообщение: «3 февраля в общине сестер милосердия был отслужен молебен о ни­спослании победы Российскому воинству.… Было выслушано предложение С.Г. Неймана[6] о жертвовании в пользу Красного Креста доходов от продажи билетов на бегах, в продолжение всего военного времени.

Пытались ускорить (Члены Екатеринбургского комитета РОККа – авт.) решение губернатора о помощи на нужды армии и флота, открытием курсов оказания первой медицинской помощи, включив в их программу и обучение санитарной прислуги военного времени. Немедленно созвать организованное совещание докторов, изъявивших желание преподавать на курсах»[7].

В составе Екатеринбургского комитета Красного Креста[8] заметную роль играли представители Горного ведомства и члены их семей, а также выходцы из других привилегированных групп населения. Среди учредителей была жена управляющего Верх-Исетским горным округом А.П. Котляревская, а также председателем была Лидия Ивановна Фадеева[9].

Во время Русско-японской войны Екатеринбургский Комитет вел активный сбор средств, изготовлял различную одежду, организовывал лазареты - создает и направляет на фронт лазарет на 50 кроватей. Одновременно открывается лазарет в Екатеринбурге для эвакуированных[10].

В отчете о деятельности Екатеринбургского комитета за время Русско-японской войны говорится: «Всего лазарет пробыл в Маньчжурии пятнадцать с половиной месяцев, находился в действии 295 дней. Остальное время было употреблено на переезды, устройство лазарета, а также отчасти на вынужденное бездействие, в виду отсутствия больных и раненых. Всего лежало у нас 1301 больных и раненых нижних чинов (офицеров не было), коими в общей сложности проведено 31094 дня, со среднесуточным числом больных единовременно было 383. Из числа лежавших в лазарете умер 31, то есть около 2,5 %, выздоровело 873, то есть 66,1 %, эвакуировано на запад (в Россию) 295 человек; переведено в другие госпитали 102. Денежные расходы выразились общей цифрой 81144 руб. 07 коп.»[11]. (См. приложение 1)

Уже в первые месяцы войны в газете «Урал» было опубликовано письмо-благодарность коменданта военно-санитарного поезда: «Больные и раненые 19-го Сибирского военно-санитарного поезда, получившие щедрое пожертвование от обывателей г. Екатеринбурга, в особенности от господина полицмейстера, Липиных[12], представительниц Красного Креста и господ Агафуровых[13], просят меня от лица больных и раненых передать их искреннюю благодарность посредством Вашей газеты»[14].

Также от Екатеринбургского комитета РОККа на театр военных действий были направлены сестры милосердия – Анна Дмитриевна Скрябина, Анна Федоровна Новожилова, Анфиса Николаевна Соловьева, Ефросинья Харитовна Романико, Ольга Николаевна Хомулло. До 1905 года работала Анна Ильинична Вяткина. Все они жили общиной и были подготовлены в Верх-Исетской больнице, под руководством члена Комитета, доктора медицины А.А. Миславского. Сестры милосердия находились в лазарете на фронте с мая 1904 года – 349 суток, за это время Комитет совершал за них пенсионные выплаты, по 1,5 руб. за человека[15].

В Екатеринбурге в данный период был создан Попечительский Комитет о сестрах Красного Креста, который вел подготовку медицинского персонала к отправке на театр военных действий. В частности, в газете «Урал» было помещено такое объявление: «Приглашаются все бывшие слушатели подготовительных курсов для отправки на театр военных действий, для этого сообщить лично или письменно канцелярии общества Святой Евгении о месте жительства и о готовности явится по первому требованию Комитета»[16].

Российское Общество Красного Креста на театре военных действий с Японией имело 28719 коек в 143 учреждениях, оказало помощь 600 тыс. раненым и больным. Персонал на Дальнем Востоке составлял 4190 человек[17].

Кроме лазаретов Красного Креста на фронт были отправлены общественные полевые госпитали, из которых наиболее значительным был полевой лазарет Уральских горных заводов. Этот лазарет был сформирован в Екатеринбурге, но пожертвования на него поступали из всех уральских горных округов. Кроме того, лазарет получал пожертвования от различных частных лиц, не связанных с горным ведомством.

История лазарета начиналась 13 февраля 1904 года, когда приступил к обязанностям Комитет под руководством П.П. Боклевского - главного начальника Уральских горных заводов. Возглавил же общественный лазарет Николай Александрович Арнольдов[18], который опирался на хорошо подготовленный персонал (например, среди добровольцев был врач Поленов[19]). В газете «Уральская жизнь» от 21 февраля 1904 года указывается, что «стало известно, что помимо двух санитарных отрядов для отправки на театр военных действий комитет общества Красного Креста и Уральских горных заводов, преступлено к организации третьего отряда, снаряженного на частные средства торгового дома братьев Злоказовых.[20] Этот отряд на 10 кроватей будет организован Николаем Александровичем Арнольдовым и все расходы по снабжению и дальнейшему содержанию в Маньчжурии принимают на себя братья Злоказовы»[21].

Находясь с 8 июня 1904 года в зоне боевых действий, лазарет развернул 20 (в дальнейшем были увеличены до 100) кроватей, а также специальный питательный пункт, который обеспечивал нуждающихся солдат хлебом и чаем.

Из отчета П.П. Боклевского: «За время по 12 февраля 1905 года поступило всего пожертвований 63383 руб. 6 коп. Израсходовано 36079 руб. 74 коп., 1844 руб.[22] – специального назначения. Принято больных и раненых 2826 человек, которые все вместе провели в лазарете 6224 дня. Были случайные больные и раненные, 1600 человек, проходящие, которых успевали перевязать, накормить, или, по крайней мере, напоить чаем и снабдить хлебом»[23] (См. приложение 2).

Лазарет уральских горных заводов, хотя был сравнительно небольшим, но сыграл значительную роль. Благодаря подготовленности персонала, который возглавлял врач Николай Александрович Арнольдов, и скромности своих размеров он обладал высокой мобильностью и поэтому постоянно перебрасывался с места на место, например, в Мукден, Хайчен и др.

8 сентября 1904 г. главный начальник уральских горных заводов П.П. Боклевский получил от одного из чиновников, руководивших медицинской частью действующей армии, телеграмму следующего содержания: «Обратился с просьбой к доктору Арнольдову сформировать перевязочный, питатель­ный пункт близ Мукдена. Ваш отряд много помог делу помощи раненым в Хайчене, где перевязал, накормил несколько сот раненых и слабых. Приношу сердечную признатель­ность за присылку отряда со столь энергичным персоналом и легко применяющимся к условиям боевой жизни»[24].

Кроме оказания медико-санитарной помощи на театре военных действий общественностью Урала были предприняты различные усилия для оказания помощи армии и семьям военнослужащих на местах. Широкое распространение получает организация лазаретов, в качестве инициаторов их создания не редко выступали частные лица. Так, золотопромышленник П.А. Конюхов устроил на свои средства в доме на Главном проспекте лазарет на 10 кроватей, оборудованный всем необходимым: кроватями, постельным и носительным бельем. Конюхов собирался финансировать лазарет в течение всей войны, но это пожертвование оказалось напрасным, поскольку военные власти отправили раненых и больных солдат в другие населенные пункты»[25].

Несмотря на то, что услуги многих уральских общественных лазаретов не понадобились, усилия по их созданию не были совсем бесполезными, так как местная общественность приобрела ценный опыт, который был позже востребован в годы Первой мировой войны»[26].

Мужество и героизм личного состава медико-санитарных отрядов на полях сражения и в госпиталях спасли жизнь многим русским войнам и офицерам. В 1906 году была учреждена медаль Красного Креста в память о Русско-японской войне 1904-05 гг. Медалью награждались все лица, принимавшие участие в деятельности РОККа во время Русско-японской войны, а также врачи, сестры милосердия, санитары, служившие в госпиталях и санитарных поездах. Носилась медаль на Александровской красной ленте (См. приложение 8)[27].

Несмотря на то, что услуги многих уральских общественных лазаретов не понадобились, усилия по их созданию не были совсем бесполезными, так как местная общественность приобрела ценный опыт, который был позже востребован в годы Первой мировой войны»[28].

Находясь в гуще боевых действий, медико-санитарный персонал понес в годы войны с Японией существенные потери. Всего за Русско-японскую войну погибли 52 военных врача, 36 из них умерли от болезней[29]. В это число не включен младший медицинский персонал, в том числе и сестры милосердия.

В основном военные медики и медики справились с поставленной перед ними тяжелой задачей. Одновременно в ходе войны был выявлен и ряд недостатков, устранение которых в последующий период, до начала Первой мировой войной, позволило улучшить материальное снабжение лечебных учреждений – лазаретов и госпиталей. Также серьезно заняться вопросами эвакуации на всех ее этапах, а также значительно повысить роль санитарно-гигиенических и лабораторных исследований в предупреждении и лечении заболеваний и ранений военного времени. Данная политика коснулась и Урала, с его системой оказания медико-санитарной помощи.

Общественность Екатеринбургского уезда: благотворительные мероприятия и сбор пожертвований

В Российской империи и на Урале в начале XX века существовали различные по форме и структуре благотворительные учреждения: общества и организации, и начинает выделяться специальная группа жертвователей – частные лица. В структуре системы благотворительных учреждений особое место занимали заведения для призрения и воспитания детей и подростков, а также учреждения дешевого и бесплатного обучения профессиональной подготовки. Данные учреждения сыграли большую роль в жизни Урала и уральцев в 1904-1905 гг., когда требовалось немедленное и в большом объеме оказание медико-санитарной и социальной помощи как военнослужащим и их семьям, так и всем нуждающимся (См. приложение 3).

В губерниях Уральского региона насчитывалось всего 533, в том числе 256 - в Пермской губернии. Для детей было организовано 64 учреждения призрения и воспитания, в т. ч. - 32 в Пермской губернии. Было открыто 20 школ бесплатного обучения[30].

Наиболее заметной и активной была деятельность церковно-приходских попечительств: 215 обществ и 215 учреждений (богаделен, приютов и др.). За ними по численности шли частные благотворительные общества и заведения под опекой МВД. Их было 29 обществ и 62 заведения[31].

Русско-японская война начала XX века предопределила новую ситуацию по решению проблемы оказания помощи раненым и больным военнослужащим, а также членам семей мобилизованных и беженцам в военное время, а также на развитие армии и флота. Рост пожертвований на эти нужды и создание соответствующих благотворительных учреждений и организаций явились одним из главных направлений благотворительной деятельности этого периода.

Благотворительная деятельность охватила всех, начиная от органов местного самоуправления (уездные земства и волостные правления), а также различные общественные организации, учреждения и частные лица повсеместно, в том числе и в Екатеринбургском уезде. Действительность намного превзошла ожидания, поэтому оно оказалось не в состоянии полностью удовлетворить потребности армии и пострадавшего населения.         

В этих условиях в достаточно короткий срок были проведены мероприятия по оказанию помощи действующей армии и семьям мобилизованных. Уже во время проводов воинских частей, расквартированных на Урале, начались, где организованные, где стихийные пожертвования. Для ряда частей были организованы за счет органов самоуправления и частных жертвователей проводы, в ходе которых солдатам и офицерам предлагались обильные торжественные обеды. Кроме того, немало продовольствия частными лицами было отправлено вместе с воинскими эшелонами. Позднее коммерсанты некоторых уральских населенных пунктов приступили к организации угощений для проходящих воинских эшелонов.

Во многих городах и деревнях Урала, а также в Екатеринбургском уезде, на­чался сбор средств для закупки продовольствия, медикаментов, одежды и прочего, которые отправлялись в зону военных действий, посредством транспортов организованных от земства.

Благотворительность и сбор пожертвований для нужд войны и военнослужащих представляет собой комплекс мероприятий, который можно проиллюстрировать материалами из периодической печати и отчетами местных организаций.

Екатеринбург откликнулся на военные события на Дальнем Востоке 29 января 1904 года, на следующий день после начала военных действий. Узнав об открытии военных действий, думцы (Екатеринбургской Городской Думы – авт.) совершили «Господу Богу молебствие о ниспослании Российскому воинству успехов в начавшейся войне с Японией», затем исполнили «русский народный гимн» и составили телеграмму с выражением верноподданнических чувств. Прочитав ее, император «повелеть соизволить»: «Искренне благодарит всех за теплые чувства»[32].

В течение месяца от членов Екатеринбургской Думы не было столь решительных действий. «В Екатеринбурге 1 марта 1904 года состоялось экстренное заседание Городской думы. Думцы решили, что Екатеринбург принадлежит к числу многих русских городов, которые «уже ассигновали свои посильные средства на нужды настоящего времени. Городские власти не ограничивались обращением к императору с выражением верноподданнических чувств под председательством городского главы И.К. Афиногенова[33]. После продолжительной дискуссии Дума большинством голосов постановила: пожертвовать весь имеющийся городской запасной капитал (13 тыс. руб.) на нужды Русско-японской войны, выделив 6 тыс. руб. на усиление военного флота, 3 тыс. руб. – на устройство лазарета для эвакуированных раненых и больных воинов, по 2 тыс. руб. – на полевой лазарет местного отделения Красного Креста и на выдачу пособий семействам нижних военных чинов, призванных на действительную службу. Умерить пыл «думцев» не смог единственный засомневавшийся, Городской голова Иван Константинович Анфиногенов, полагая, что война войной, но и городу нужны деньги на черный день»[34].

Также большое внимание благотворительности и сбору пожертвований уделялось в деятельности Русской православной церкви, в том числе Екатеринбургской епархии[35]. В журнале «Екатеринбургские епархиальные ведомости» в годы войны регулярно помещались публикации, в виде обобщающих таблиц, по сбору пожертвований на нужды военнослужащих и их семьям, а также армии и флота (См. приложение 4). Например, за март 1905 года поступило – 1036 руб. 01 коп.[36]. Данные средства, впрочем, как и все остальные, были переведены в Санкт-Петербургскую контору Государственного банка

В декабре 1904 года в здании редакции и на страницах журнала «Екатеринбургские епархиальные ведомости» Председатель Распорядительного комитета священник И. Уфимцев организовал сбор сельскохозяйственных продуктов, одежды, белья, обуви (желательно новые, по одному образцу или цветом), книг, газет, письменных принадлежностей для больных и раненых воинов. А жены духовенства трудились по заготовке белья и одежды для лазарета. Свечные заводы в Шадринске и Ирбите, а также Управление осуществили пожертвования в пользу епархиального лазарета[37].

Можно проследить, что сбор пожертвований продолжался и после активных боевых действий. За активную деятельность в деле сбора пожертвований некоторые священнослужители получили Знак и Серебреные Медали Красного Креста, в память о Русско-японской войне. (См. приложение 5 и 7).

Большой интерес представляет вопрос финансирования отдельных комитетов, обществ, связанных с оказанием социальной и медицинской помощи военнослужащим и их семьям.

В газете «Уральская жизнь» 5 февраля 1904 года описывается ответ Екатеринбургского комитета Красного Креста на начало войны: «3 февраля в общине сестер милосердия состоялось экстренное заседание. Была зачитана телеграмма, в которой в губерниях должен быть организован сбор пожертвований для помощи больным и раненым воинам. Член Комитета И.М. Белиньков[38] передал председательнице комитета свое пожертвование - одну тысячу рублей. Для организации сбора пожертвований постановили:

1) через комиссию из А.А. Миславского[39], А.И. Фадеева[40] и В.Л. Антонинова об­ратиться к Городскому главе и представителям именитого купечества с просьбою о сборе пожертвований;

2) обратиться во все общественные и промышленные учреждения города Екатеринбурга с рассылкой подписных листов;

3) просить о сборе пожертвований в редакциях местных газет;

4) разослать подписные листы всем земским начальникам и заводоуправлениям Екатеринбургского уезда;

5) распространить объявления о приеме пожертвований всеми членами комитета;

6) поставить кружки для сбора в более крупных магазинах города;

7) установление сбора в церквях в ближайший воскресный день и о разрешении кружечного сбора[41];

8) сбор пожертвований на Ирбитской ярмарке осуществить через члена екатеринбургского комитета Г.А. Олесова;

9) открыть при общине сестер милосердия работы по кройке и шитью белья для раненых.

Было выслушано предложение С.Г. Неймана[42] о жертвовании в пользу Красного Креста доходы с продажи билетов на бега в продолжение всего военного времени.

В заключении комитет нашел желательным разъяснить, что жертвования могут быть приносимы не только деньгами и бельем, но и вообще вещами, которые могут оказаться пригодными для лотереи или базара. О поступающих пожертвованиях решено печатать не менее 2-х раз в неделю в местных газетах»[43].

Благотворительные сборы направлялись на функционирование медико-санитарных отрядов, например, на деятельность Полевого лазарета уральских горных заводов: «За время с 14 февраля по 4 августа 1905 г. включительно всего пожертвований поступило 22967 руб. 25 коп.; израсходовано на содержание лазарета и разные мелкие расходы 6060 руб. 83 коп. Все же поступление с начала подписки составляет сумму 86350 руб. 31 коп., из них израсходовано 42140 руб. 57 коп. Остаток – 44209 руб. 74 коп. Из этих денег пожертвовано специально на пособие семействам убитых и умерших воинов 1876 руб. 70 коп. Затем остаются свободными для удовлетворения потребностей лазарета 42333 руб. 4 коп.»[44]. (См. приложение 2)

Газета «Урал» от 31 января и 10 февраля 1904 года сообщает об одной из екатеринбургских инициатив: «Местные чиновники городской полиции, во главе с уездным исправником И.Н. Скорупским, постановили уделить с 20-го февраля по 1% полученного жалования на усиление средств Красного Креста на все продолжение военных действий.

Служащие и работники Верх-Исетского завода и заводоуправления, по инициативе управляющего господина Фотиева, жертвовать по 2% полученного жалования и заработной платы»[45].

На нужды больных и раненых воинов в среде старообрядцев Екатеринбургского общества возникла подписка и сбор пожертвований. Во главе этого начинания стоял староста молитвенного храма Афонин. Позднее они направили Ее Императорскому Высочеству принцессе Ольденбургской Евгении Максимилиановне письмо, где собиралось отправление об тысячи рублей для нужд больных и раненых воинов на Дальнем Востоке. Вознося горячие молитвы Всевышнему о здравии нашего возлюбленного Царя и о победе всех врагов Нашего дорогого Отечества[46].

Кроме того, одной из форм благотворительности был отказ от увеселительных мероприятий: вечеров, балов, концертов, спектаклей, в основном в среде учащейся молодежи – в мужской и женской гимназии, реальном училище с передачей средств в пользу общества Красного Креста[47]. Например, 18 февраля 1904 года отыграл концерт в Екатеринбурге слепой скрипач и пианист, 15-летний Володя Беляев. Часть сборов с концерта пошла в кассы Красного Креста[48].

Среди местных общественных организаций, которые активно участвовали в деле благотворительности, было Общество Уральских горных техников, например, в 1904 году оно направило на помощь флоту – 117 руб.50 коп, а на помощь семьям призванных на войну членов Общества (Шолина А.Г. и С.Г., Агафонова И.В., Дроздова А.П. и других) – 259 руб. 68 коп.[49].

Одной из форм поддержки воинов-уральцев стало возникновение 1 октября 1904 года общественного трудового комитета в Перми. Его целью являлось - «дать встать на ноги трудоспособному, но впавшему в безысходную нужду человеку, в основном, в доме трудолюбия». Подобные комитеты были ранее открыты в Екатеринбурге и Ирбите[50].

Можно заметить, что в деле организации помощи военнослужащим и их семьям, ряд общественных организаций и обществ в период войны не принимал активное участие, в том числе в деле оказания благотворительной помощи. Например, в Екатеринбургском доме трудолюбия было организовано производство белья для военнослужащих[51], а на Екатеринбургский комитет по призрению и разбору нищих было уменьшено финансирование. Но в 1901-1910 гг. в богадельне было 636 человек и выдано пособий 6573 человекам[52].

Особое место в сборе пожертвований со стороны уральцев, занимали сборы на строительство морских судов и оборону.

По инициативе графа Л. Кочубея начался сбор средств, которые должны были способствовать усилению флота еще до окончания войны, не без участия Урала. В газете «Урал» от 14 февраля 1904 года было опубликовано обращение Вакуловского: «разрешен повсеместный сбор пожертвований на усиление военного флота, и всколыхнулась Россия, и потекли со всех концов пожертвования в Петербург. Жертвовали. Не стесняясь размера пожертвования. Люди богатые жертвовали тысячи и благо им за это. Но у которых скудный достаток, русские люди, уделите копейки и рубли. Силами русского флота лучше всего обеспечьте прочный и славный мир нашей Отчизне»[53].

Уже в начальный период войны выделился ряд общественных групп, жертвовавших на военные нужды, среди которых: «1) юридический мир екатеринбургского окружного суда - 1,5% месячного жалования; 2) присяженные поверенные – каждый по 5 руб.; 3) учащиеся всех городских учебных заведений произвели пожертвований от 25 руб., до 20-10 и даже 5 коп.; 4) екатеринбургские казначеи, во главе с казначеем И.А. Кротковым - 1% месячного жалования в пользу больных и раненых»[54].

Многие городские гласные жертвовали личные средства на нужды, связанные с обороной страны. Члены Городской думы собрали 560 рублей, предназначенные на выдачу пособий семьям мобилизованных запасных военнослужащих, 1455 рублей на военный флот и 420 рублей на нужды Екатеринбургского отделения Красного Креста (См. приложение 1).

Прием пожертвований также осуществлялся в конторе газеты «Урал»: «…открыт прием пожертвований на усиление нашего флота. Список жертвователей и суммы будут печататься по мере их поступления, а затем отсылают по назначению в Петербург»[55].

Небезучастным в деле оказания помощи военнослужащим и их семьям, в основном материальной, были высшие круги общества – предприниматели их семьи.

В 1904 году уральский бизнесмен и владелец писчебумажной фабрики Иван Ятес[56] отправил на фронт 20 тысяч конвертов (в каждом конверте по 6 листов почтовой бумаги, 6 конвертов, 6 листов курительной бумаги и карандаш). Этот подарок достиг армии и попал в части Забайкальского казачьего войска[57].

На Съезде уральских золотопромышленников, по инициативе его члена Ф.Е. Ошуркова[58], был создан Фонд для помощи семействам рабочих, призванных на войну. Фонд регистрировал нуждающихся, которым в случае необходимости будет оказана посильная помощь, а также создал распорядительное бюро[59].              Помимо самих военнослужащих материальное обеспечение выделялось вдовам и сиротам, а также всем ближайшим родственникам (отцу, матери, братьям, сестрам), которые до призыва воина жили за счет его труда.

Наиболее популярной формой оказания социальной помощи стала выдача Единовременного пособия в размере «годового основного оклада жалованья без надбавок». Оно назначалось военнослужащим и их семействам в том случае, если муж (отец) приобрел в армии тяжелые болезни, но не прослужил более 10 лет.

Вдовы и дети имели право на пенсию, если мужья или их отцы:

«1) умерли в запасе или отставке, получая пенсию или имея на это право;

2) умерли на службе, имея выслугу не менее 10 лет;

3) убиты или пропали без вести на войне или при подавлении «мятежей и народных беспорядков»;

4) убиты или умерли на службе от ран, полученных при исполнении служебных обязанностей;

5) умерли от болезней при исполнении службы»[60].

В Екатеринбургском уезде вдовы и дети нижних чинов армии и флота, погибших или без вести пропавших, получали пособие от казны. В уезде, например, с 16. 06. 1905 по 26. 04. 1906 гг. было 94 семьи военнослужащих нижнего чина, которые за указанный период получили 118 руб. Ежемесячное пособие составляло 1 руб. 60 коп. на человека. Но данных средств было явно недостаточно, и в бюджете на следующий год на эти цели дополнительно было ассигновано – 400 рублей»[61]

Основной формой социальной помощи со стороны Комитета стала выдача постоянных пособий из казны, а также определение сирот в учебные заведения, в том числе с постановкой данных лиц на вакансии и стипендии. Дети-сироты поступали в учебные заведения вне конкурса, но, если количество желающих превосходило количество мест, устраивались различные состязания между претендентами (в основном конкурс анкет, с определением степени бедности). Также на протяжении всего послевоенного десятилетия Комитет устанавливал окончательный размер пособий, выдаваемый на призрение ребенка – 4 руб. 80 коп. или 11 руб. 20 коп. в год, в зависимости от степени нужды в семье (бедные, очень бедные, крайняя нужда)[62].

В Екатеринбургском уезде на июнь 1905 года было – 50 сирот в 33 семьях, из которых в 32 глава семьи погиб, а в одной глава семьи утратил трудоспособность. Все эти сироты были детьми участников войны и получили попечение от Алексеевского комитета. Количество сирот увеличилось в 1906 году, когда была проведена повторная перепись. Помощь оказывалась детям до достижения ими совершеннолетия (16 лет). При переводе на «казенный счет» или при наступлении смерти она прекращалась[63] (См. приложение 6).

Благотворительность и сбор пожертвований в регионе охватывал практически все слои населения, практически каждого жителя Урала: кто-то оказывал благотворительную помощь, а кто-то получал пенсию или пособие за увечие на фронте. В данные мероприятия включились как государственные структуры – Городская Дума и Городская Управа, так и почти все общественные организации, институт церкви – всю общественность городов и губерний. Также откликнулись и отдельные представители общественности.

Таким образом, деятельность благотворительных общественных организаций и отдельных представителей уральской общественности сыграла важную роль в решении многих социальных проблем, которые государству без помощи общественности осилить было крайне сложно. Это касается как формирования медико-санитарных отрядов, так и серию благотворительных мероприятий, которые коснулись военнослужащих и их семей. Опыт работы общественных комитетов и организаций оказался весьма ценным и был востребован позднее - в годы Первой мировой войны.

В ходе написания работы мы пришли к следующим выводам:

  1. В 1904-1905 гг. благодаря деятельности благотворительных организаций и

отдельных жителей Урала были решены многие социальные проблемы, которые государству без помощи общественности осилить было крайне сложно. Сбор пожертвований в регионе охватывал практически все слои населения, разного рода организации, институт церкви – все население городов и губерний. Опыт работы общественных комитетов оказался весьма ценным и был востребован позднее - в годы Первой мировой войны, с 1914 года.

  1. Закономерность функционирования и финансирования медико-санитарных

отрядов на на Урале была напрямую связана со сбором пожертвований, которые поступали за счет средств крестьянства, купечества, дворянства и прочих пластов российского общества тех лет.

  1. Подводя итоги в деле оказания медико-санитарной помощи на театре военных

действий и в деле эвакуации раненых и больных, при участии медицинского персонала Урала, можно сказать, что в основном медики справились с поставленной перед ними тяжелой задачей. Одновременно в ходе войны был выявлен и ряд недостатков, устранение которых в последующий период, до начала Первой мировой войны, позволило улучшить материальное снабжение лечебных учреждений. Данная политика коснулась и Урала, с его системой оказания медико-санитарной помощи.

После окончания Русско-японской войны потребовалось и реформирование всей системы социальной защиты, социальной помощи. Наиболее приемлемым оказалось сочетание государственной формы с общественной и частной. Уральское сообщество сыграло огромную роль как в плане оказания медико-социальной и благотворительной помощи в последующее десятилетие.

  1. В деле оказания различного вида помощи большую роль сыграли отдельные

личности – медсестры, врачи, благотворители. Их самоотверженность, стоицизм, верность своему долгу достойны подражания и поклонения. Очень и очень жаль, что история не сохранила имена всех тех, кто отдал свои силы, время, здоровье, и, наконец, деньги (подчас последние) облегчению участи военнослужащих и их семей.

Данные сюжеты помогают увидеть многостороннюю деятельность уральской общественности в деле оказания социальной и медико-санитарной помощи в годы, и после окончания Русско-японской войны военнослужащим и их семьям.

В ходе написания работы выявленное некоторое количество неопубликованных материалов, освещены малоисследованные аспекты деятельности общественности Екатеринбургского уезда в годы Русско-японской войны.

Наше исследование имеет следующие перспективы: сбор и систематизация биографического материала членов медико-санитарных отрядов, а также благотворителей и жертвователей; рассмотрение эволюции деятельности благотворительных организаций Урала, в период Русско-японской войны и в последующее десятилетие, вплоть до окончания Первой мировой войны; выявление и обнаружение памятников материальной культуры, посвященных воинам-уральцам, с целью популяризации событий войны с Японией. Все эти перспективы могут быть успешно реализованы при изучении и анализе неопубликованных данных архивов и библиотек Урала и России, а также материалов личного происхождения и страниц периодической печати, которые позволяют увидеть Русско-японскую войну глазами ее участника или современника

Приложения

Приложение №1 . Сводный капитал Екатеринбургского местного комитета РОККа за 1904 и 1905 годы[64], в руб.

Категория

ОСТАТОК

ПРИХОД

РАСХОД

ОСТАТОК

на 1.01.1904

на 1.01.1905

1904

1905

1904

1905

на 31.12.1904

На

31.12.1905

ПО СЧЕТАМ

 

       Расходные суммы

0

1188,80

1319,84

2646,89

131,04

3835,69

1188,80

0

2

Запасной капитал

20540,24

20540,24

0

2149,48

0

0

20540,24

22689,72

3

Пособия увеченным воинским чинам

3004,94

2484,94

0

1098,24

520

505,50

2484,94

3077,68

4

Переходные суммы

126,77

16349,76

98095,71

81811,35

81872,20

52917,02

16349,76

45244,09

А

На больных и раненных и РОКК

 

 

 

 

 

 

6862,14

10199,84

Б

Церковный сбор

 

 

 

 

 

 

2004,22

2078,19

В

Кружечный сбор, кроме церковного

 

 

 

 

 

 

1540,17

224,02

Г

Местным госпиталям и лазаретам

 

 

 

 

 

 

1276,11

24981,02

Д

Семействам раненых на войне

 

 

 

 

 

 

2326,74

2712,16

Е

На флот

 

 

 

 

 

 

467,95

25,65

Ж

На санитарные нужды

 

 

 

 

 

 

1228,57

4013,97

З

Шитьё белья и одежды

 

 

 

 

 

 

0

66,95

И

На двуколки (транспортные средства)

 

 

 

 

 

 

0

33,40

К

На табак раненым воинам

 

 

 

 

 

 

0

51,41

Л

Покупка %% бумаг

 

 

 

 

 

 

0

148,04

М

1/3 с прихода расходных сумм

 

 

 

 

 

 

0

396,67

Н

Переходные суммы

 

 

 

 

 

 

643,86

312,77

СПЕЦИАЛЬНЫЕ СУММЫ

 

Народные бедствия

1620,03

 

0

 

0

843,39

1620,03

776,64

 

Неурожаи

763,44

 

0

 

0

0

763,44

763,44

 

На нужды общины

218,69

 

3386,43

 

1414,40

950,5

2190,72

1240,67

 

На Дальний Восток

175,05

 

207,75

 

0

5,22

382,80

377,58

 

ИТОГИ

26449,16

 

103009,73

 

83938,16

59056,87

45520,73

7416982

Приложение №2[65]. Список поступивших пожертвований по группам жертвователей с 13. 02. 1904 по 12. 02. 1905 гг. на организацию Полевого лазарета уральских горных заводов, для поддержки раненных и больных воинов.

Группы жертвователей

Суммы

 

От служащих и рабочих частных горных заводов

13304 руб. 88 коп.

 

От служащих старых и работников золотых приисков разных обществ и товариществ

13304 руб. 56 коп.

 

От служащих и рабочих асбестовских приисков и разных копий

3512 руб. 95 коп.

 

От служащих и рабочих казенных горных заводов

25226 руб. 06 коп.

 

От служащих и прислуги Уральского Горного Управления и подведомственным ему учреждениям

2857 руб. 95 коп.

 

От разных лиц

2141 руб. 44 коп.

 

От любителей драматического искусства, спектаклей вечеров, данных в некоторых заводах

376 руб. 16 коп.

 

От служащих и рабочих солеваренных заводов

1085 руб. 21 коп.

 

От лотереи – аллегри на Кочкарских приисках

1137 руб.

 

От сартов

12 руб. 50 коп.

 

От объединения «Скотт сын» из Англии

9 руб. 50 коп.

 

От учительницы и учеников Каргалинского народного училища при рудниках Пашкова

5 руб.

Всего:

Поступило с 13.02. 1904 по 12. 02. 1905 гг.                                     - 63383 руб. 06 коп.

Включая пособие семействам убитых  и раненных воинов             - 1844 руб.   52 коп.                                                 

Израсходовано                                                                                   - 36079 руб. 74 коп.

В запасе на содержание лазарета                                                     - 25458 руб. 80 коп.

и на пособие семействам (спец. суммы)                                           - 1844 руб.   52 коп.

Приложение №3. В начале XX века в России существовало 2 типа жертвователей:

БЛАГОТВОРИТЕЛИ-ЧАСТНЫЕ ИНИЦИАТОРЫ[66]

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ

ОБЩЕСТВА И ОРГАНИЗАЦИИ[67]

1. как участие деловых людей в различных общественных и благотворительных организациях. Для одних – обязательная деятельность в организации, для других – выплата членских взносов предпринимателями, в основном владельцами крупных фирм и банков, интеллигенцией

1. в зависимости от круга лиц и вида помощи: общие и специальные

 

  1. в оказании разовой материальной помощи той или иной организации. Екатеринбургские предприниматели регулярно давали для благотворительных целей (балов, лотереи, спектаклей) по низким ценам и бесплатно продукты, свои дома и сады

2. в зависимости от рода помощи: трудовые, общие, призрение, меценатство, медицинские, в обучении и просвещении

  1. в сборе средств по подписным листам, пожертвования по духовному завещанию и на организацию благотворительных учреждений, содержание именных бесплатных кроватей в больницах, учреждение именных стипендий в учебных заведениях, служба в звании попечителей больниц, школ, богаделен
  2. в зависимости от принадлежности к конфессии: православные, католические, мусульманские, иудейские, лютеранские и др.
  3. как служба предпринимателей в попечительских советах в качестве почетных попечителей, блюстителей по хозяйственной части
 
 

4. в зависимости от централизации:

- центральные (губернские, столичные),

- местные (городские, уездные)

  1. в сотрудничестве с религиозными организациями (православными миссионерским, палестинским обществом, обществом милосердия).
  2. от срока действия: временные и постоянные.
 

Приложение №4 Таблица «поступивших в Консисторию деньгах на нужды войны России с Японией с Екатеринбургской епархии» в 1904-1905 гг.[68].

Время сбора пожертвований

ВИДЫ ПОЖЕРТВОВАНИЙ в рублях

Кружечный сбор +

пожертвования

на раненных и больных воинов

На санитарные нужды действующих на Дальнем Востоке армий

В пользу семейств воинов, в т.ч. убитых на войне

На усиление военного флота

Всего

 

1

Февраль-

9 марта 1904

1072,90

0

23,54

17,13

1113,57

2

9-20 марта 1904

294,12

2795,80

15,90

323,30

3429,12

3

20 марта-

1 мая 1904

1324,03

4258,84

3330,43

54,87

4027,61

12995,78

4

Май 1904

903,61

1429,23

2437,94

57,47

481,23

5309,48

5

Июнь 1904

 

1547,60

253,60

1642,27

8,03

535,03

3986,53

6

Июль 1904

 

823,89

444,18

515,84

8,01

244,83

2036,75

7

Август 1904

 

727,06

16,71

48,90

7,97

7,97

808,61

8

Сентябрь 1904

 

752,16

323,99

703,01

7,97

122,16

1909,29

9

Октябрь 1904

 

588,64

96,99

217,70

7,98

42,49

953,8

10

Ноябрь 1904

 

887,53

70,56

487,04

7,98

23,32

1476,43

11

Декабрь 1904

 

868,55

258,71

183,13

7,98

160,36

1478,73

12

Январь 1905

 

435,08

37,89

273,93

9,98

244,08

1000,96

13

Февраль 1905

 

690,51

387,23

498,20

7,99

163,55

1747,48

14

Март 1905

 

601,24

188,61

202,32

7,99

35,85

1036,01

15

Апрель 1905

 

103,25

1105,91

358,56

7,99

236,32

1812,03

16

Май 1905

 

657,05

169,96

315,42

7,91

34,91

1185,25

17

Июнь 1905

 

925,27

253,41

286,90

7,77

66,73

1540,08

18

Июль 1905

 

853,46

351,20

193,04

7,81

343,08

1748,59

19

Август 1905

 

457,88

81,21

424,29

4,22

52,41

1020,01

20

Сентябрь 1905[69]

 

311,01

154,54

65,79

28,23

28,45

588,02

21

Октябрь 1905

 

377,70

33,43

85,73

0

20,60

517,46

22

Ноябрь 1905

 

211,37

17,92

32,27

0

69,96

331,52

23

Декабрь 1905

 

107,33

0,60

25,74

0

2,23

135,9

ИТОГ

25455,96

15124,25

297,59

7283,6

48161,4

Приложение №5. Список лиц, награжденных за участие в деятельности Общества Красного Креста во время минувшей Русско-японской войны[70].

Высочайшим установлением 24 июня 1899 года знаком Красного Креста – Член Екатеринбургской Духовной Консистории, проиерей градо-Екатеринбургской Вознесенской церкви Иоанн Корнилов.

Медалью Красного Креста в память Русско-японской войны, 1904-1905 гг. - секретарь Консистории, коллежский советник Сергей Павловский; столоначальник 4 стола Канцелярии Консистории, коллежский асессор Николай Клюев и действительный Регистратор Консистории, губернский секретарь Сергей Смородинцев, канцелярский чиновник Консистории, губернский секретарь Африкан Кудрявцев; исполняющий обязанности Благочинного по Кафедральному собору, протоиерей Николай Кибардин; Член Екатеринбургской Духовной Консистории, протоиерей Иоанн Корнилов; бывшие благочинные – протоиереи Александр Миролюбов и Иоанн Дергачев; священники: Василий Победоносцев, Василий Семенов, Николай Ляпустин (6 Екатеринбургский округ) и Николай Ляпустин (2 Шадринский округ), Иоанн Двиняников и архимандрит Евгений, ныне состоящий в должности благочинного проиерей Николай Макушин, Михаил Попов, Петр Арефьев, Василий Словцов и Аркадий Чернавин, священники: Александр Топорков, Михаил Сушков, Андрей Киселев, Александр Казаков, Леонид Псаломщиков, Василий Плотников, Николай Болярский, Димитрий Деев, Николай Вечтомов, Василий Конин и Владимир Бирюков.

Приложение №6. Список детей-сирот Екатеринбургского уезда, призреваемых Алексеевским Главным комитетом, на 14 мая 1905 г.[71].

Имя сироты и возраст

ФИО отца (нижнего военного чина) или матери сироты

Местожительство (волость)

Дети погибших

 

Иван (6)

Михаил Тимофеевич Филинков

Багарякская

 

Анна (6)

Михаил Федорович Коновалов

Багарякская

3.*

Михаил (3)

NN Максимова

Багарякская

 

Василий (7)

Петр Степанович Поморцев

Билимбаевская

 

Михаил (2)

 

Николай (4)

NN Березина

Билимбаевская

 

Иван (9)[72]

Даниил Мартынович Коптелов

Бруснятская

 

Вера (11)

 

Николай (6)

Петр Яковлевич Брусницын

Бруснятская

 

Стефан (3)

NN Паношина

Верх-Исетская

 

Елена (3)

 

Григорий (5)

NN Хохлева

Воскресенская

 

Александр (1)

 

Кузьма (10)

NN Чебыкина

Глинская

 

Екатерина (6)

 

Иван Константинович Бачинин

 

Глинская

 

Валентина (3)

 

Афанасия (9 мес.)

 

Анна (11)

Гавриил Дементьевич Чепчугов

Глинская

 

Иван (9)[73]

 

Александр (5)

Яков Иванович Черняев

Каслинская

 

Петр (2)

 

Екатерина (6)

Петр Федорович Сабанаев

Кыштымская

 

Василий (2)

Николай Трофимович Миляев

Кыштымская

 

Василий (8)

Николай Васильевич Минеев

Липовская

 

Ирина (3)

Семен Филиппович Уфимцев

Логиновская

 

Степан (6)

Кузьма Прохорович Чеканцев

Маминская

 

Ольга (4)

Дмитрий Ефимович Турышев

Маминская

 

Анна (3)

Григорий Алексеевич Пастухов

Невьянская

 

Михаил (5)

Федор Яковлевич Нечкин

Невьянская

 

Александр(4)

Максим Михаилович Шанторин

Нижнеисетская

 

Зиновий (3)

 

Мария (3)

Евдоким Егорович Моксунов

Ревдинская

 

Ирина (2)

 

Яков (5)

Матрена Дорофеевна Дрягина

Ревдинская

 

Мария (5)

NN Винокурова

Ревдинская

 

Петр (1)

 

Пелагея (11)

Иван Тимофеевич Винокуров*

(также есть сын Дмитрий 17 лет)

 

Ревдинская

 

Петр (8)

 

Александр (2)

 

Анастасия (9)

Василий Егорович Малеев

Рождественская

 

Лукерья (6)

 

Анастасия (10)

Мария Ермоловна Малеева – бабушка

Рождественская

 

Георгий (1905 г.р)

NN Перамехин

Черемисская

44.*

Николай (1)

Лапшин – незаконнорожденный

Шайтанская

 

Петр (2)

Василий Епифанович Чернаев

Шайтанская

 

Андрей (6)

Яков Афанасьевич Бобков

Шуралинская

 

Александр (2)

 

Василий (7)

Антон Степанович Миронов

Шуралинская

Дети нетрудоспособных

 

Василий (4)

 

Николай Григорьевич Бабушкин

 

Арамильская

 

Мария (3)

 

Федор (1)

52[74].

Николай (5)

Анна Николаевна Иванина (Ряпасова)

г. Екатеринбург

 

Валентина (7)

Ирина Никитична Маркова

г. Екатеринбург

 

 

Александр (4)

 

Ксения (7)

Анна Гавриловна Носкова

г. Екатеринбург

 

Антонина (12)

 

Пелагея Васильевна Попова

 

г. Екатеринбург

 

Александр (10)

 

Афанасий (4)

 

Татьяна (8)

Христина Наумовна Перевалова

г. Екатеринбург

60[75].

Иван (8)

Дарья Егоровна Пьянкова

Багарякская

 

N (2)

 

Агафон (9)

Матвей Степанович Чушев

Глинская

 

Анна (5)

Степан Никифорович Конев

Коневская

 

Анастасия (5)

Василий Григорьевич Лезин

с. Кузнецкое

 

Николай (2)

Григорий Дмитриевич Брезгин

д. Кузино

 

Петр (1901 г. р.)

Федор Иванович Ежев

с. Щелкуновское

 

Мария (4,5)

Александр Алексеевич Липатников

Багарякская

 

Федот (7)

Марк Евстафьевич Трифанов

Рождественская

 

Евдокия (8)

Василий Григорьевич Козьминков

с. Клевакинское

Приложение №7. Образец медали Красного Креста в память о Русско­-японской войне 1904 -1905 гг.[76].

Учреждена 17 апреля 1906 г. Медалью награждались все лица, принимавшие участие в деятельности РОККа во время Русско-японской войны, а также врачи, сестры милосердия, санитары, служившие в госпиталях и санитарных поездах. Носилась медаль на Александровской красной ленте.

Источники и литература

1. Опубликованные источники

  1. Журналы Екатеринбургского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии и доклады уездной земской управы и комиссии – Екатеринбург, 1907. – 1868 с.
  2. Журналы Пермского губернского собрания XXXVI очередной сессии и доклады комиссий. - Пермь, 1906. – 268 с.
  3. Отчет Екатеринбургского Местного комитета РОККа за 1904 г. – Екатеринбург, 1905. – 245 с.
  4. Отчет Екатеринбургского Местного комитета РОККа за 1905 г. - Екатеринбург, 1906. – 261 с.
  5. Отчет о деятельности Общества Уральских горных техников за 1904 год. - Екатеринбург, 1905. – 84 с.
  6. Отчет Пермского Отделения Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых за 1905 г - Екатеринбург, 1906. – 71 с.

2. Неопубликованные источники

Государственный архив Свердловской области (ГАСО)

  1. Ф. 8. Екатеринбургская городская дума Пермской губернии. Оп. 1. Д. 1981, 1982.
  2. Ф. 18. Екатеринбургская уездная земская управа воинской мобилизации Пермской губернии. Оп. 1. Д. 551.
  3. Ф. 24. Уральское горное управление. Оп. 2. Д. 1171. Оп. 16. Д. 649, 695; Оп. 18. Д. 4705.
  4. Ф. 45. Управление Богословским горным округом. Оп. 1. Д. 52.
  5. Ф. 48. Делопроизводство Екатеринбургского Горного Попечительства над детским приютом Нурова. Оп. 1. Д. 17.

3. Периодическая печать и повременные (продолжающиеся) издания

  1. Екатеринбургские епархиальные ведомости: Журнал Екатеринбургской Епархии за       1904-1906 гг. - Екатеринбург, 1904-1907.
  2. Урал: Полит., обществ. и лит. газета. - Екатеринбург, 1904-1905.
  3. Уральская жизнь: Обществ., лит. и экон. газета. -Екатеринбург. - 1904-1905.

4. Литература

  1. Агулина С.В. Становление и развитие воспитательно-благотворительных учреждений для детей в России (сер. XIX – нач. XX вв.). Автореф. …канд. пед. наук. - М., 1996. - 18 с.
  2. Апкаримова Е.Ю. Городское самоуправление на Среднем Урале в последней трети XIX–начале XX вв. Автореф. …канд. истор. наук. - Екатеринбург, 1999. - 31 с.
  3. Баяндина Н.П. Из истории Пермской благотворительности // Проблемные вопросы историко-культурного наследия Урала. - Соликамск, 1996.
  4. Берг Л.С. Всесоюзное географическое общество за 100 лет. - М., 1946. – 120 с.
  5. Благотворительность на Урале / ред.-сост. Ю.А. Дорохов. -       Екатеринбург, 2001. – 256 с.
  6. Благотворительность на Урале. Парадоксы времен / ред.-сост. А.М. Лушников. – Екатеринбург, 2003. – 272 с.
  7. Будко А.А., Селиванов Е.Ф. Военная медицина России в войне с Японией в 1904-1905 гг.// Военно-исторический журнал. - 2004. №6.
  8. Верхоланцев С.С. Город Пермь: его прошлое и настоящее. Репринт. изд. - Пермь, 2002.- 203 с.
  9. Грамолин А.И., Коридоров Э.А. Екатеринбург – Свердловск – Екатеринбург. История городской власти (1745-1919). Документально-исторические очерки. - Екатеринбург, 2003. – 272 с.
  10. История Урала в период капитализма. – М., 1990. – 504 с.
  11. Литература Урала. Очерки и портреты. - Екатеринбург, 1998. – 690 с.
  12. Микитюк В.П. К вопросу о типологии благотворительной деятельности
  13. екатеринбургских предпринимателей (вт. пол. XIX – нач. XX вв.) // Культурное наследие Российской провинции: история и современность. К 400 - летию г. Верхотурья. –Екатеринбург, 1998.
  14. Мокроносова О.М. Благотворительность на Южном Урале в XIX - нач. XX вв. //Милосердие и благотворительность в российской провинции. - Екатеринбург, 2002.
  15. Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. - М., 2001. – 704 с.
  16. Саенко П. «Милостивый государь мой и кавалер» // Областная газета. - 2000. 14 июня
  17. Селезнева В.Т. История медицины Урала. - Пермь, 1998. – 120 с.
  18. Сутырин Б.А. Из истории благотворительности на Урале в конце XIX – начале XX века/ Каменный пояс на пороге III тысячелетия. - Екатеринбург, 1997.
  19. Ульянова Г.Н. Российская благотворительность в освещении историографии XIX-начала XX века // Вопросы истории. - 2006. №1.
  20. Учебник для сестер милосердия и пастырей, несущих служение в больницах. - СПб.,2000. – 624 с.
  21. Яременко В.А. Социальная защищенность военных чинов в России до 1917 года //Новая и новейшая история. - 2005. №4.
  22. Яременко В.А. Социальная защищенность военных чинов: от Ивана III до Николая II //Военно-исторический журнал. - 2005. №6.

5. Интернет – источники

  1. Война русско-японская. Участие челябинцев //www.bookchel.ru/ind.php?what=card&id=4889
  2. Федеральный закон "О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ" принят Государственной Думой 7 июля 1995 года //http://www.kodeks.ru/noframe/free-urbib?d&nd=9012847&prevDoc=9004937
  3. Шабалина Л. «Библиотека на Сухаревке» www.art.uralinfo.ru/literat/Ur_sled/1999/03/990306.html
  4. Южноуральцы в войне 1904-1905 гг. // www.rusk.ru/st.php?idar=800816

[1] Федеральный закон "О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ" принят Государственной Думой 7 июля 1995 года

[2] Псевдоним местного журналиста газеты «Урал»

[3] Урал. - 1904. 28 января. С. 1

[4] Будко А.А., Селиванов Е.Ф. Военная медицина России в войне с Японией в 1904-1905 гг. // Военно-исторический журнал. - 2004. №6. С. 57-62.

[5] Бушмаков А. Указ. соч. С.4

[6] С.Г. Нейман - вице-президент екатеринбургского отделения общества поощрения коннозаводства.

[7] Уральская жизнь. - 1904. 5 февраля. С. 3.

[8] Екатеринбургский Комитет РОККа основан в 1877 году по инициативе И.М. Белинького для оказания помощи больным и раненным военнослужащим, а также для сбора средств в мирное время на случай военных действий. В 1905 году было 102 члена. Были в составе: бесплатные столовые, община сестер милосердия, детская больница.

[9] Лидия Ивановна Фадеева, жена Александра Ивановича Фадеева – управляющего Верхисетским горнозаводским округом в 1896–1907 гг., активного благотворительного деятеля.

[10] Благотворительность на Урале. С. 114-116.

[11] Благотворительность на Урале. Парадоксы времени. - Екатеринбург, 2003. С. 23.

[12] Липин Василий Иванович – предприниматель, общественный деятель, купец 2-й гильдии, член Благотворительного общества, Екатеринбургского отделения РОККа.

[13] Семья Агафуровых основала в 1883 году Торговый дом в Екатеринбурге, с отделениями в Перми, Тюмени, на Ирбитской ярмарке. Торговля бакалейными, галантерейными, канцелярскими и иными товарами.

[14] Урал. - 1904. 13 августа. С. 3.  

[15] Отчет Екатеринбургского Местного комитета РОККа за 1905 г. – Екатеринбург, 1906. С. 84-85.

[16] Урал. - 1904. 19 февраля. С. 2.

[17] Учебник для сестер милосердия и пастырей, несущих служение в больницах. - СПб., 2000. С. 68-69.

[18] Николай Александрович Арнольдов (1855-1934) – сын священника, окончил Казанский университет со степенью лекаря. Участник Русско-турецкой войны 1877-78 гг. Работал гл. врачом Уральского горного Правления и Уральского училища. Был участником, уже как врач Русско-японской войны и Первой мировой войны. В июле 1919 года эвакуировался из Екатеринбурга с колчаковскими войсками, оказался позднее в эмиграции. Проживал в США, в Сан-Франциско, где и умер.

[19] Поленов Виктор Константинович – действительный член Екатеринбургского Местного Комитета РОККа с 1904 года, был старшим врачом лазарета Уральских горных заводов.

[20] Злоказовы - семья крупных уральских предпринимателей, Торговый дом возник в 1882 году. Николай Федорович – гласный губернского и уездного земского собрания Златоуста (1903-10), Ольга Павловна – попечительница женской гимназии владельцы Петропавловского винокуренного, спиртоочистительного, солодового заводов. Сергей Федорович – активный участник городской общественной жизни: гласный Екатеринбургской Думы, губернских и уездных земств, почетный мировой судья.  

[21] Уральская жизнь. - 1904. 21 февраля. С. 3.

[22] Для сравнения цены на 1904 год: 1 пуд (16 кг.) сахара – 8 руб., годовая подписка на газеты «Урал» - 8 руб., брюки от 1,2 руб.

[23] Отчет Екатеринбургского Местного комитета РОККа за 1904 г. (с. 2-5) и за 1905 (с.2-4). - Екатеринбург, 1905-1906 гг.

[24] ГАСО. Ф. 45. Управление Богословским горным округом. Оп. 1. Д. 52. Л. 1-23.

[25] Благотворительность на Урале. С. 118.

[26] Благотворительность на Урале. Парадоксы времени. С. 23-28.

[27] Благотворительность на Урале. Парадоксы времени. С. 28.

[28] Благотворительность на Урале. Парадоксы времени. С. 23-28.

[29] Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. - М., 2001. С. 59.

[30] Сутырин Б.А. Из истории благотворительности на Урале в конце XIX – начале XX века // Каменный пояс на пороге III тысячелетия. - Екатеринбург, 1997. С. 238-239.

[31] Сутырин Б.А. Из истории благотворительности на Урале в конце XIX – начале XX века // Каменный пояс на пороге III тысячелетия. - Екатеринбург, 1997. С. 238-239.

[32] Грамолин А.И., Коридоров Э.А. Екатеринбург – Свердловск – Екатеринбург. История городской власти (1745-1919). Документально-исторические очерки. - Екатеринбург, 2003. С. 130.

[33] Анфиногенов Иван Константинович (1846-?) предприниматель, общественный деятель. С 1857 года переселяется в Екатеринбург, позже организовывает товарищество «И.К. Анфиногенов и К°», которое торговало золотом, серебром и бриллиантами и др. товаром. Был активным общественным деятелем: глава Городской Думы (1884-1919), Городской головой (1902-1908), член Городской управы (до 1917 г.). деятельно сотрудничал с местным комитетом РОККа, позже был пожалован в звание Потомственного Почетного гражданина.

[34] Урал. - 1904. 2 марта. С. 3.

[35] Екатеринбургская епархия отделилась от Пермской епархии в 1885 году, в составе было 24 благочинных округа, 408 приходов, 9 монастырских и монашеских общин. В 1903-1910 гг. епископом Екатеринбургским и Ирбитским был о. Владимир (Соколовский). В составе епархии: Екатеринбургский, Шадринский,

Камышловский, Верхотурский и Ирбитский уезды Пермской губернии.  

[36] Екатеринбургские епархиальные ведомости. - 1905. №7. С. 208-209.

[37] Там же. №1-2. С. 38-39.

[38] Белиньков Иван Михайлович (1835-1914) – предприниматель, общественный деятель, купец II гильдии. С 1900 г. – Потомственный почетный гражданин. Владелец с 1898 года владелец мукомольной мельницы в Арамиле, лавки и 3-х оптовых складах. Активный участник городской общественной жизни: был членом общества попечения о начальном образовании в Екатеринбурге и его уезде, благотворительного общества, местного комитета РОККа.

[39] Миславский Александр Андреевич (1828-1914) – хирург, доктор медицины (1895), действительный статский советник (1900), Почетный гражданин города Екатеринбурга. С 1859 по 1909 гг. – главный врач Верх-Исетского госпиталя.

[40] Фадеев Александр Иванович (1857-1918) – инженер-механик, общественный деятель. В 1891-1908 – служащий Верх-Исетского горного округа, с 1896 – управляющий. Активный общественный деятель: член различных бирж, Екатеринбургской городской Думы, Уральского областного военно-промышленного комитета, благотворительного общества и местного комитета РОККа, УОЛЕ.

[41] Кружечный и тарелочный сборы, когда члены общества с кружками и подносами в руках обходили дома или стояли в местах наиболее скопления людей, собирали необходимые средства, получая солидный сбор.

[42] Нейман С.Г. - вице-президент екатеринбургского отделения общества поощрения коннозаводства.

[43] Уральская жизнь. - 1904. 5 февраля. С. .3.

[44] Благотворительность на Урале. Парадоксы времен. С. 20.

[45] Урал. - 1904. 31 января и 10 февраля. С. 4.

[46] Уральская жизнь. - 1904. 10 февраля. С. 3.

[47] Урал. - 1904. 4 февраля. С. 4.

[48] Урал. - 1904. 20 февраля. С. 4.

[49] Отчет о деятельности Общества Уральских горных техников за 1904 год. - Екатеринбург, 1905. С. 38-39, 46-47.

[50] Верхоланцев В.С. Указ. соч. С. 155.

[51] Екатеринбург. Энциклопедия. С. 197-198.

[52] Там же. С. 193.

[53] Урал. - 1904. 14 февраля. С. 3.

[54] Урал. - 1904. 11 февраля. С. 4.

[55] Урал. – 1904. 13 февраля. С. 2.

[56] Иван (Джон) Егорович Ятес – предприниматель, был владельцем вместе с братьями писчебумажной фабрики близ Михайловского завода, с. Курьи Камышловского уезда, Сибирскую писчебумажную фабрику, Успенскую фабрику в Тобольском губернии. Являлся членом благотворительного общества, общества попечения о начальном образовании в Екатеринбурге и его уезде.

[57] Благотворительность на Урале. С. 118.

[58] Ошурков Федор Евдокимович (19.12. 1859-21. 03. 1914) – предприниматель, общественный деятель. С 1902 г. – член Товарищества наследников Е.М. Ошуркова. С 1886 г. – директор Уральского стеаринового и химического завода, владелец золотых и платиновых приисков. Член Екатеринбургского отделения Палестинского общества, попечения о начальном образовании, благотворительного общества, гласный уездного земства и Городской думы, председатель попечительского совета торговой школы, женской гимназии, почетный мировой судья (1877-1906). За активную деятельность получил орден Святого Станислава III-й степени, Святой Анны III-й степени.

[59] Урал. - 1904. 14 февраля. С. 3.

[60] Яременко В.А. Социальная защищенность военных чинов в России до

1917 года // Новая и новейшая история. - 2005. №4. С. 177-183; Он же. Социальная защищенность военных чинов: от Ивана III до Николая II // Военно-исторический журнал. - 2005. №6. С. 53-59.

[61] Журналы Екатеринбургского уездного земского собрания XXXVII очередной сессии и доклады уездной земской управы и комиссии – Екатеринбург, 1907. С. 591-593.

[62] Екатеринбургские епархиальные ведомости. – Екатеринбург, 1905. №17. С. 414-415.

[63] ГАСО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 551. Л. 80.

[64] Данная таблица составлена автором на основе Отчета Екатеринбургского Местного комитета РОККа за 1904 г. (1905). С.13. и Отчета Екатеринбургского Местного комитета РОККа за 1905 (1906). С.11.

[65] Таблица составлена автором по материалам ГАСО. Ф. 45. Оп. 1. Д. 62. Л. 8-8 об.

[66] Классификация Микитюка В.П. К вопросу о типологии благотворительной деятельности екатеринбургских предпринимателей (вт. пол. XIX – нач. XX вв.) // Культурное наследие Российской провинции: история и современность. К 400 - летию г. Верхотурья. - Екатеринбург, 1998. С. .210-213.

[67]Классификация Мокроносовой О.М. Благотворительность на Южном Урале в XIX - нач. XX вв. // Милосердие и благотворительность в российской провинции. - Екатеринбург, 2002. С. 19-20.

[68] Данная таблица составлена автором на основе материалов газеты «Екатеринбургские епархиальные ведомости» за 1904..№ 7-8. – 1906. №2.

[69] Пожертвования в Консисторию продолжали поступать до декабря 1905 года, с 1906 года активную роль стали играть общественные организации, а также через Алексеевский главный комитет.

[70] По материалам газеты «Екатеринбургские епархиальные ведомости» от 15 июня (№23) 1907 года. С. 295-296.

[71] Таблица составлена автором по материалам ГАСО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 551. Л. 58 об.-65, 70-73, 97-98, 115-119, 124 об., 132 об.

[72] Коптелов Иван был учеником Земского начального училища в селе с 1897 года.

[73] Чепчугов Иван был учеником Земского начального училища для бедных с 1897 года.

[74] В списках по г. Екатеринбург не указана судьба воина – погиб или потерял трудоспособность.

[75] Список расширился к началу 1906 года, за счет повторной переписи.

[76] Благотворительность на Урале. Парадоксы времени. С. 28.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top