Рыбакова А.Е.

Введение

Тема данной работы «Домашнее образование девушки дворянки в Iпол. XIX века». Несомненно, что изучение воспитания дворянки в данный период представляет большой интерес. Так как мы можем не только изучить и проследить ход обучения и основные методы преподавания молодым дворянкам, но и пронаблюдать весь ее жизненный путь и становление как личности.

Безусловно, на первый план среди источников выходят законодательные источники. В основном они опубликованы в журналах министерства Народного Просвещения[1] а так же в Сборнике постановлений по министерству Народного Просвещения[2]. Благодаря им можно проследить правовой аспект домашнего образования.

По данной проблеме написано довольно много литературы. До начала XX века данная тема широко освещалась в периодической печати и этому есть объяснение - образованию всегда уделялось пристальное внимание, ведь от того какое образование получит человек, зависит вся его жизнь. Ряд источников, таких, например, как журнал «Вестник воспитания» печатали огромное количество статей, посвященных воспитанию и образованию. В них давались советы относительно образования детей. Например, в статье Е.А. Покровского[3] или в словаре П.Н. Енгалычева[4] можно прочитать о том, как подобает физически развивать девочек, а в статье И. Фодора[5], автор большое внимание уделяет такому аспекту как гигиеническое воспитание.

Так же журналах, посвященных образованию не забывали и о духовном развитии дворянок, так в статье Л. Шейниса6[6], автор подробно рассмотрел основные пути духовного развития молодых девушек, которые получали домашнее образование.

Отдельно среди источников можно выделить мемуары, дневниковые записи. В данной работе были использованы мемуары и дневники Н. Долгорукой7, С. Ковалевской8[7] А.Е. Лабзиной9. Эти женщины сами воспитывались в XIX-XX вв. и в своих дневниках описывали подробности своего образования. Информация из этих источников была очень полезна для данной работы.

Большой интерес в начале XXвека среди ученых вызвал такой вопрос как история женского образования, и мы можем увидеть исследования по данной тематике в монографиях таких авторов как Н. Зинченко10[8], О.Е. Лихачева11 [9] Н. Дестунис12[10]. В данных работах этот вопрос раскрывается достаточно подробно. Авторы рассматривают историю образования в России и становление педагогической мысли. Данные монографии так же являются источниками.

Заново интерес к истории женского образования проявился в середине XX века. Такие авторы как Г.А. Тишкин13[11] С.Н. Кайдаш14 [12] рассматривали вопросы о положение женщины в различных социальных группах и становление женского образования.

Несомненно что и в конце XX– XXI века такие историки как : О. Солодянкина15,[13]О.Л Зверева16, А.Н. Модзалевский17, Т.Ю. Красовицкая18[14], А.В. Белова19[15], Н.Л. Пушкарева20[16], Б.И. Соловьев21[17] в своих работах очень подробно раскрывают вопрос о взаимоотношениях родителей и детей в дворянской семье.

Конечно, невозможно представить данную работу без литературы, которая освещает такой важный вопрос как быт дворянского сословия XIX столетия такие ученые XXвека как Лотман Ю.М.22 [18]Федосюк Ю.А.23[19] Яблочков М.Т.24[20] очень полно освещают этот аспект.

Целью исследования является изучение домашнего образования девушки дворянки.

Для достижения этой цели необходимо поставить ряд задач:

– рассмотреть правовую регламентацию домашнего обучения;.

– провести анализ основных направлений домашнего воспитания дворянок;

Объектом данного исследования является девушка-дворянка. Предметом исследования является домашнее образование девушки дворянки.

Хронологические рамки данного исследования – вторая половина XIX века – начало XXвека. Географические рамки – губернии Российской империи. Материалы и выводы данной работы могут использоваться для дальнейшего изучения данной темы более углубленно, а также для написания кратких очерков по женскому костюму и так далее.

Глава I: Правовая регламентация домашнего обучения

В первой половине XIX в. домашнее образование в Российском государстве определялось как вид "частного учения" и привлекало внимание поместных дворян и духовенства. Это обстоятельство объясняется целым рядом причин. Во-первых, значительная часть представителей привилегированных сословий общества проживала в поместьях, вдали от городов – центров сосредоточения общеобразовательных учебных заведений, соответствующих их социальному статусу. Во-вторых, сыграло свою роль недоверие к казенной школе, в которой воспитательный процесс нередко находился ниже желаемого уровня. В-третьих, домашнее образование отвечало уже устоявшейся традиции воспитания и первоначального обучения детей "просвещенного меньшинства". В-четвертых, в связи с необходимостью приобретения чинов дворянство стремилось к "укороченному образованию" Вопрос о правовой регламентации домашнего обучения и воспитания был особенно актуальным в связи с развитием государственной системы образования. Важной задачей являлось определение роли и места домашнего образования.

«Характерной чертой "частного учения" было то, что оно "поддерживалось" и "покрывалось" за счет средств частных лиц»[21]. Домашний наставник или учитель занимался в частном доме с одним ребенком или несколькими детьми, принадлежащими к одному семейству и воспитанными в более или менее одинаковых условиях. В рассматриваемый период домашнее образование имело характер "индивидуальный, приноровленный к личности учащегося, и тем самым отличалось от обучения в школах, состоящих из большого количества учащихся. Выражение "домашнее образование" в разговорной речи употреблялось в значении "домашнее воспитание".

Домашнее образование в первой половине XIX в. осуществлялось: отечественными священнослужителями, преподавателями высших учебных заведений (в начале века – чаще иностранцами), студентами российских университетов и духовных академий, выпускниками гимназий и пансионов, а также образованными слугами. В зависимости от социального положения, уровня образованности, вероисповедания и других факторов одни из них становились домашними наставниками и учителями, а другие (это относилось к слугам, чаще иностранного происхождения) – боннами (нянями) и гувернерами (воспитателями).

До начала 30-х гг. XIX в. такие категории учительства как "домашний наставник", "домашний учитель", "надзиратель" (гувернер), обязаны были осуществлять педагогическую деятельность согласно требованиям, которые определяли их профессиональные обязанности, личностные качества как воспитателя и преподавателя, а также роль и место в образовании детей. Однако в рассматриваемый период МНП еще не было готово установить эффективный контроль за деятельностью домашних педагогов. Сказывалось отсутствие финансовых средств и достаточного количества подготовленных для этого кадров.

Положением о домашних наставниках и учителях", принятым МНП в 1834 г., домашнее образование было оформлено законодательно. «Согласно документу, "для обеспечения родителей в избрании благонадежных их детям руководителей и для содействия общим видам Правительства в отношении к народному просвещению", официально учреждались звания домашних наставников, учителей и учительниц, которым соответствовали спектр обязанностей; образовательный ценз; чинопроизводство; материальное обеспечение и привилегии. Отныне в должность домашних наставников могли поступать "люди всякого свободного состояния", удовлетворяющие условиям, выдвинутым в данном документе, а также лица христианского вероисповедания, обладающие известными нравственными качествами и владеющие знаниями в области различных наук»[22].

От надзирателей и надзирательниц, занимающихся попечением и присмотром за детьми, не требовалось прохождения предварительных испытаний (сдачи экзамена) и соответственно "свидетельств о познаниях". Родителям или лицам, их заменяющим, достаточно было представить удостоверение о хорошем поведении.

Теперь, звание домашнего наставника присваивалось исключительно лицам, которые изъявили желание заниматься воспитанием в частных домах; и окончили полный курс обучения в высших учебных заведениях, с успехом выдержали предварительное испытание и получили аттестат со званием действительного студента или диплом о присвоении ученой степени в одном из русских университетов; «Звание домашнего учителя без "испытания" присваивалось лишь вышедшим в отставку штатным учителям, преподававшим не менее трех лет какой-либо учебный предмет в гимназиях и равных им учебных заведениях. По усмотрению родителей, наставники и учителя могли обучать детей "искусствам и художествам". Испытание на звание домашнего учителя осуществлялось в университете или лицее, а в губерниях, где не было высших учебных заведений, - в гимназии. В связи с этим в университете - под председательством ректора, а в лицее - под председательством директора создавался особый комитет из профессоров по предметам, по которым проходили испытания.»[23]Желающие получить звание домашнего учителя допускались к испытанию лишь при предъявлении: а) метрических свидетельств, б) одобрительных отзывов о поведении и нравственных качествах из заведений, в которых они воспитывались, а также от начальств из тех мест, где проживали.

Право на приобретение звания домашнего наставника или право на испытание для получения звания домашнего учителя также имели гражданские чиновники и отставные военные. Для этого они обязаны были предоставить выданные им при отставке аттестаты. Отметим, что уволенные "за дурное поведение", состоящие под судом или не получившие оправдания по суду за порочные действия, не допускались к приобретению искомых званий. От лиц податного состояния, изъявивших желание сдать экзамен для получения звания домашнего учителя, требовался "увольнительный вид от общества".

«Иностранцы, пожелавшие получить должности домашних учителей, обязаны были по прибытии на "испытание" предъявить "одобрительные свидетельства" от российских "миссий в тех государствах, откуда они прибыли". От иностранцев, находившихся в России уже давно, подобные свидетельства не требовались, однако они обязаны были представлять одобрительные отзывы о своем поведении и нравственных качествах от администрации тех мест, где "они находятся на жительстве", и "от благонадежных лиц, которым они в сем отношении известны"»[24]. В присутствии комитета испытуемый должен был продемонстрировать знание материала – по выборочно предложенным ректором или директором вопросам – того предмета, которому он должен был в дальнейшем обучать. Кроме того, к экзамену привлекались преподаватели данного предмета. Так же желающий приобрести звание домашнего учителя должен был в присутствии экзаменаторов прочитать пробную лекцию по одному из разделов избранной им науки.

Домашние наставники и учителя, согласно "Положению...", считались состоящими на действительной службе по ведомству МНП. «На протяжении всего времени пребывания в этих званиях они имели право носить служебный мундир, установленный для чиновников данного Министерства, с губернскими гербами на пуговицах. 10 лет беспорочной и усердной службы могли быть вознаграждены пожалованием медали установленного образца для ношения в петлице на ленте ордена Св. Александра Невского. Золотая медаль назначалась для наставников, а серебряная - для учителей. С момента утверждения в чинах, домашние наставники - по истечении 6, а учителя – 8 лет, "беспорочно и с успехом" исполнявшие профессиональные обязанности, в установленном порядке и по представлению начальства могли быть произведены в следующий по порядку чин. Дальнейшее чинопроизводство наставников, продолжающих заниматься воспитанием юношества в частных домах, по представлению Министра народного просвещения могло проходить на основании существующих по данному министерству правил о производстве в чины старших учителей гимназий.»[25]

«Наставник и учитель, достигшие глубокой старости или подвергшиеся продолжительной неизлечимой болезни и не имеющие собственного достаточного содержания, получали пожизненное пособие из так называемого капитала призрения, состоящего при Департаменте народного просвещения.
Оставшиеся после смерти наставников и учителей сироты-мальчики определялись на казенное содержание в пансионы при гимназиях с платой за них в случае отсутствия вакансий из процентов с того же капитала. Сироты- девочки пристраивались на тех же условиях в соответствующие их званию воспитательные заведения для девиц»[26].

Все лица, получившие от Правительства право заниматься обучением и воспитанием юношества в частных домах, беспрепятственно допускались к исполнению обязанностей своего звания в частных пансионах и училищах. Звание домашней учительницы присваивалось только после получения свидетельства, подтверждающего это звание. Лица женского пола, желающие заниматься нравственным воспитанием детей, могли быть допущены в частные дома только при наличии такого свидетельства. Обучение "искусствам и рукоделиям" не давало права на приобретение звания домашней учительницы.

« Дополнительными правилами о домашних наставниках и учителях от 2 августа 1834 г. закреплялось подчинение наставников и учителей "непосредственно губернским Директорам училищ", состоящих под покровительством попечителей учебных округов. Ежегодно домашние наставники должны были представлять директору училища:

1) отчет о своих занятиях с воспитанниками, не упоминая о "семейственных обстоятельствах домов, в коих они находятся";

2)одобрительные свидетельства»[27]

При обучении детей на дому домашними наставниками и учителями должны были избираться те учебные книги и руководства, которые были одобрены государственной системой начального и среднего образования. По желанию родителей домашние педагоги могли использовать и другую литературу, если она была разрешена цензурой. Государство старалось оградить домашнее образование от проникновения в него лиц, не имеющих на то права и специальной подготовки. Штрафные санкции достигали весьма ощутимых размеров. «За нарушение "Положения о домашних наставниках и учителях" 1834 г. лица, не имевшие свидетельства на звание домашних наставников, независимо от происхождения, подвергались в первый раз штрафу в 250 рублей ассигнациями (75 рублей серебром), во второй раз – высылке за границу (русские – суду за лживый поступок). Штраф в размере 250 рублей ассигнациями взыскивался и с родителей, родственников или опекунов, в дома которых определялись для воспитания и обучения детей лица, не имеющие на то установленного свидетельства. В дальнейшем штраф был увеличен до 150 рублей серебром»[28].

Безусловно, образовательный уровень домашних наставников, выпускников высших учебных заведений в полном объеме позволял обеспечить воспитанников не только необходимой первоначальной грамотой, но в ряде случаев и общеобразовательной подготовкой. Приобретенные знания по предлагаемому спектру учебных дисциплин позволяли воспитанникам в дальнейшем небезуспешно продолжить курс обучения в одном из частных или государственных учебных и учебно-воспитательных заведений. Тем не менее созданное в отношении домашней формы образования правовое поле официально признало его как вид "гражданского учения". С этого времени "научное образование" и "нравственная благонадежность" официально и законодательно стали неотъемлемыми условиями для каждого лица, желающего посвятить себя обучению детей в частных домах. Данное требование одинаково относилось ко всем педагогам, посвятившим себя частной практике обучения и воспитания.

Глава II.Воспитание молодой дворянки

1.1 Основные направления домашнего воспитания дворянок

Новая эпоха в России ХУIII века поставила и новые задачи выдвинула образцом человека европейски образованного, предъявив серьезные требования к формированию личности не только мальчиков, но и девочек. В конце XVIII — первой половине XIX века домашнее воспитание получило широкое распространение в семьях дворянства и должно было в наибольшей степени отражать качество реального воспроизводства дворянского культурного этноса. «Именно домашнее воспитание, включавшее в себя наряду с собственно “воспитательным” еще и “учебный” аспект, сообразовывалось прежде всего с представлениями родителей о подобавшем их дочери образовании, а эти представления определялись, помимо прочего, обычаями, существовавшими в среде российских дворян»[29]. К числу основных причин, по которым целенаправленному воспитанию подрастающего поколения придавалось важное значение, следует отнести то обстоятельство, что в рамках традиционной дворянской культуры существовало особое отношение к детям.

«Начать с того, что само понятие “семья” твердо ассоциировалось у представителей российского дворянства с ее детским контингентом. Разумеется, мать уже не могла воспитывать, по новому идеалу должна была принять к себе в сотрудницы иностранную гувернантку, которой не предъявлялось больших требований.»[30]Все образование в то время сводилось к тому , чтоб уметь читать да кое-как писать. Научное же образование тогда, дочерей знатных‚ придворных особ и всех богатых людей высшего дворянства, ограничивалось только умением говорить по-французски, написать записочку на этом языке. «Причем знание русского языка находилось на низком уровне. Сама цель воспитания, по понятиям времени лежала не в достижении усовершенствования духовной природы девушки и не в развитии ее ума и сердца»[31]. И родителей, и девушку, прежде всего, заботила мысль как можно выгоднее и счастливее выдать ее замуж. Домашнее воспитание по средством гувернанток ограничивалось грамотой, французской болтовней, знанием светских манер, и пением романсов. Изучив всю эту премудрость, девушка начинала ловить женихов. «Домашнее воспитание, по средством гувернанток, ограничивалось грамотой, французской болтовней, знанием светских манер, музыкой и пением романсов»[32]

Конец XVIII века задал новый тип образованной девушки: Она следит за новинками науки, литературы и искусства. Она занимается самообразованием всю жизнь. Такая женщина умеет подержать разговор на любую тему, она владеет одним-двумя языками, умеет прекрасно излагать свои мысли. И чтобы достичь этого идеала родители брали девушкам француженок-гувернанток, которым отдавали детей в полное распоряжение, будучи уверены что их дочки выростя, будут хорошо говорить по французски, играть на фортепиано, танцевать. А самое главное не любить и презирать все русское как их родители, и восхищаться всем иностранным.

В первые десятилетия XIX века требования к обучению стали гораздо более серьезными. Однако процесс домашнего воспитания и образования юных дворянок конца XVIII — первой половины XIX века часто оказывался делом сложным, не сводимым только к усвоению знаний, получаемых от наемных учителей. «Жизнь дворянской девочки с ранних лет протекала в усадьбе, территориальное пространство которой являлось как бы своеобразным “полем пересечения” различных аспектов культуры того времени, а именно: “социального” и “природного”, “дворянского” и “крестьянского”, “исконного” и “заимствованного”.»[33]Переплетение и взаимосвязь этих аспектов, несомненно, должны были оказывать специфическое влияние на формирование культурного облика дворянки. В сравнении с провинциальной столичная дворянка могла получить формально более качественное домашнее образование в силу имевшейся у ее родителей возможности относительно широкого выбора учителей и гувернанток. Однако реальное его качество должно было в большей мере зависеть от степени заинтересованности самих родителей в том, чтобы дать дочери полноценное, с их точки зрения, образование. Понятно, что само по себе наличие гувернантки не гарантировало еще высокого уровня преподавания тех или иных дисциплин, а, напротив, отсутствие ее не может быть безусловным свидетельством того, что они не получали всех необходимых, по общепринятым представлениям, знаний. «Образование происходило по плану начертанному родителями. Они должны были получить домашнее воспитание следующего рода: девочка должна иметь хорошие манеры, знать, то что требуется светским обществом, французский язык, немножко музыку и уметь грациозно танцевать; читать по-русски и уметь считать столько, сколько требуется для домашнего хозяйства. Нужно отметить, что этот план ни в чем не уступал плану женских учебных заведений»[34].

Обязательным считалось для благовоспитанной девицы знание француского, английского и немецкого языков, уменье играть (на фортепьяно, кое-какие рукоделия, прохождение краткого курса Закона Божия, истории, географии и арифметикики, а также кое-что по части истории литературы, — иным образом, французской. Ходить одним по улице не полагалось не только девочкам, но и взрослым барышням, их сопровождали воспитательницы и ливрейный лакей. Все почти отцы и матери только и думают, чтоб дочери их знали не менее четырех языков, были бы большими музыкантами, а о хозяйстве никто и не мыслит. Поэтому происходит следующее: на иностранных языках читают романы, или педантично говорят обо всем; музыкой же занимаются тогда только, когда окружены вздыхателями, стариками и молодыми. В результате у воспитанника должны были сформироваться знание света, такт и рассудительность. «В стандартном пособии о том, как надо вести себя, «Жизнь в свете, Дома и при дворе», указывалось что «обладающий в высшей степени знанием света и приличия не только бывает человеком изящным, достойным, вежливым, но он в уже терпелив, снисходителен, доброжелателен к низшим, почтителен к высшим, он чувствителен, он не оскорбляет никого никогда.»[35]Предполагалось с детства воспитывать учтивость, вежливость, благопристойность. Учтивость предполагала добросердечность, внимательность, предупредительность ко всем и к каждому. Для этого рекомендовалось: снимать шляпу при поклонах, уступать дорогу дамам и старикам, не говорить с излишней горячностью и страстностью, избегать неприличных слов и "тривиальных" выражений, не говорить неуважительно о любой профессии, не спрашивать у дам и стариков об их возрасте, быть терпеливым, снисходительным, уметь прощать маленькие слабости. Вежливость в своем проявлении есть внимание, которое считается обязательным оказывать другим. Считалось, что лучшим воспитанием вежливости является время, проведенное в ранней молодости среди людей благовоспитанных, в хорошем обществе. Вежливость в поступках то же самое, что грация в красоте. В хорошем обществе вежливость ценилась очень высоко. Она служила украшением, способствовала продвижению к успеху. «Женщина, обладающая этим знанием, всегда пользуется хорошей репутацией, никогда не нарушает приличий, не заставляет говорить о себе. У нее есть подруги и, что еще больше, — друзья, она умеет воспитывать своих детей, дом ее мирен, спокоен, ей незачем быть молодой и красивой, она всегда изящна и невольно очаровывает всех, кто к ней приближается»[36] Старались, чтобы девочка не была болтливой, была осторожна, сдержана в выражениях, не была суеверна, умела внимательно слушать, не жестикулировала, была скромной, имела тихий голос. В то же время в светском обществе нужно было уметь красиво говорить о пустяках, т.е. уметь вести салонную беседу. Считалось, что всякий местный язык вульгарен, поэтому не позволялось пересыпать свою речь ради нелепого шика всевозможными словечками и оборотами, т.к. это снижало тон общества и роняло достоинство беседы.

Таким образом можно сделать вывод ,что в начале XIX века происходит изменение взглядов на женское образование. Теперь помимо самого образования предъявлялись высокие требования к личности человека. И если в конце XVIII века цель воспитания была не в усовершенствования духовной природы девушки и не в развитии ее ума и сердца. А девушку, да и ее родителей заботила одна цель – выгодно выйти замуж. Домашнее воспитание по средством гувернанток ограничивалось грамотой, французским языком, знанием светских манер и.т.д. То с XIX века требования к обучению стали гораздо более серьезными. Однако процесс домашнего воспитания и образования юных дворянок, часто оказывался делом сложным, не сводимым только к усвоению знаний, получаемых от наемных учителей. «Жизнь дворянской девочки с ранних лет протекала в усадьбе, территориальное пространство которой являлось как бы своеобразным “полем пересечения” различных аспектов культуры того времени, а именно: “социального” и “природного”, “дворянского” и “крестьянского”, “исконного” и “заимствованного”»[37]. Переплетение и взаимосвязь этих аспектов, несомненно, должны были оказывать специфическое влияние на формирование культурного облика дворянки. Предполагалось с детства воспитывать учтивость, вежливость, благопристойность. Учтивость предполагала добросердечность, внимательность, предупредительность ко всем и к каждому. В дворянском обществе это было немаловажно.

2.2 Распорядок дня молодой дворянки

Представления о детстве у людей того времени были весьма специфическими. Предрассудки оказывались сильнее любых педагогических теорий, о которых большинство родителей понятия не имели. Тем не менее, именно в режиме дня и структуре питания влияние иностранных гувернанток было особенно заметны. «Гувернантка вставала в 7 часов утра и приучала к тому же воспитанников ложиться спать в 9 вечера. Вставали в восемь и завтракали, обед в час дня, в четыре — одно сладкое блюдо, в восемь вечера — ужин, в девять ложились спать. Все то происходило отдельно от взрослых. Общение со взрослыми воспринималось как награда. С восьми начинаются уроки, потом часов в 11 ходили гулять, затем чтение, в час ланч, уроки до четверти четвертого. Затем следовало переодеться к обеду.»[38] После обеда также не разрешено сразу покинуть большой дом. Затем возобновляются занятия до пол восьмого в чтении, в беседах. Так как свободные часы, когда дети могли делать, что хотели, были очень ограничены, то, они проходили в телесных упражнениях. «В семье домочадцы собирались за столом только утром: пили чай, и гувернантки «показывала родителям отметки за вчерашние уроки, и, смотря по обстоятельствам, они выражали свое одобрение или порицание: “хорошо, братец, порадовал меня”, а если балы баллы-плохи то детям выражали недовольство. Поэтому они очень ценили похвалу и очень уважали своих родителей»[39]. Хорошие манеры были обязательны; нарушение этикета, правил вежливости, внешнего почета к старшим не допускалось и наказывалось строго. Дети и подростки никогда не опаздывали к завтраку и обеду, за столом сидели смирно и корректно, не смея громко разговаривать о отказываться от какого-нибудь блюда. Это, впрочем, нисколько не мешало процветанию шалостей вроде тайной перестрелки хлебными шариками, толчков ногами и.т.д . Имевшая более высокий статус, чем русские слуги, гувернантка сидела за одним столом со всей семьей и про должала выполнять свои обязанности (а именно — следить за поведением детей) даже во время приема пищи, сами должны быть примером своему воспитаннику и всегда и во всем воздержны. «Наблюдайте за его манерами, не позволять класть локтей на стол, пальцев в или нос, рук в волоса, плевать и вообще делать какие-нибудь неблагопристойности, свойственные невоспитанным людям: не отвечать с полным ртом, чмокать губами или прищелкивать языком, пусть будет опрятен, возле своего прибора, не пачкает скатерть и не брызжет в соседа.»[40] «В знатных семьях дети обедали отдельно, а не за одним столом с родителями и тогда главной за детским столом оказывалась гувернантка. Этот способ приема пищи «весьма полезным: так, дети не слышат разговора взрослых, который часто бывает им вреден; кроме того, в больших домах сам обед был большей, частью длинен и сытен, что далеко не полезно детям. Пользуясь сравнительно большей потребностью в питании, дети, едят много, жадно; но этим расстраивают желудок: головные боли, спазмы и тому подобные боли — вот последствия их неумеренности; при частом же повторении это ведет к ослаблению пищеварения и расстройству всего организма»[41]. Поэтому гувернантки строго следили за питанием воспитанниц и позволяли давать не более пяти блюд, которые должны состоять из супа, пирожков к нему, жаркого, овощей и десерта. Все остальное совершенно лишнее и верный шаг к болезни. Да и эта пища должна быть проста, без пряностей и особенных подливок. Во время обеда если воспитанница берет себе слишком большие порции, то ее стыдили жадностью; когда это не помогало, обращали внимание самих родителей на это. «Время еды регулировалось и не более четырех раз в сутки так, чтобы между каждым из них был промежуток часа четыре. Так, например, в 8 часов утра чай, в 12 завтрак. в 4 обед, а в 8 часов вечера опять чай, который никогда не должен быть тяжел. Кроме этих часов девушка не должна кушать, а тем более ходить на кухню или в буфет.»[42]

В первых десятилетиях ХIХ в. одним из условий правильного воспитания считалось приучать детей есть все без разбора. Тем самым хотели вызвать от некоторых предметов пищи. Насколько это полезно в нравственном отношении вопрос другой, что же касается до его действительности, то по большей части страхом и наказаниями отвращение уничтожали.

«Особой диете, конечно, их не подвергали, так как и самое дело воспитания в большей степени предоставляли наставникам и наставницам, следя лишь за общим ходом процесса воспитания, а непосредственно родители вмешивались в детскую жизнь лишь в сравнительно экстренных случаях »[43]

Таким образом, можно сделать вывод, что распорядок дня и режим питания дворянок полностью зависел от гувернанток. Девочки рано вставали и рано ложились. Распорядок дня был полностью контролируем. Прием пищи проходил в точно отведенное время, четыре раза в день. Во время трапез очень следили за поведением и манерами детей. Дурным тоном считалось разговаривать с набитым ртом, не позволялось класть локтей на стол, пальцев в или нос, рук в волосы, плевать и вообще делать какие-нибудь неблагопристойности, свойственные невоспитанным людям: чмокать губами или прищелкивать языком. Большое внимание уделялось внешнему виду девушки. Она должна была быть опрятной и есть аккуратно и не спеша. Хорошие манеры были обязательны; нарушение этикета, правил вежливости, внешнего почета к старшим не допускалось и наказывалось строго.

2.3 Физическое состояние молодых дворянок

Физическое состояние молодых дворянок также не оставалось без внимания. «Холодные обтирания по утрам, плавание, узкая, жесткая походная кровать, бесконечное просиживание гувернанток за работой в безликом кабинете, нежелание раскрывать душу перед другими – все это, вместе взятое влияло и на взгляды относительно физического воспитания воспитанников в том виде, в каком оно было известно. Оно делало акцент на самодисциплину»[44]. Именно такое спартанское воспитание и было характерно для девушек из богатых дворянских семей. «С самого детства девочек приучали к распорядку дня. Гувернантки наблюдали, чтобы их воспитанники, мылись бы всегда холодной водой, чистили зубы. Ногти, руки в целом должны быть чистыми. Постель рекомендовалась не слишком мягкая»[45]. Чрезвычайно важными для поддержания хорошей физической формы были прогулки. Гулять ходили обычно в центр города, или же уходили от городского шума в лес, где девочки могли иногда побегать. Так как особую роль в воспитании играло ограничение физической активности и подвижности девочек, особенно запрещалось лазить по деревьям. Прогулки, являлись обязательной частью ежедневных мероприятий гувернантки с молодой дворянкой. «Гуляли каждый день, по крайней мере, час, несмотря ни на какую погоду, и не показывали вида, что гулять не нравиться если идет дождь или холодно. Во время прогулки с молодой девушкой разговаривали как можно больше, и считали, что именно отношение воспитателя к прогулке формирует любовь или не любовь, воспитанника к ней. Прогулки совершались ровным шагом, не спеша и не торопясь, притом держа за руку своего воспитанника. Если же девушка решала идти одна, то гувернантка шла не опережала не отставая от нее.»[46]Во все время прогулки гувернантка и молодая дворянка разговаривали о том, что встретится на пути достопримечательного. Показывали все замечательные здания города: церкви, монастыри, музеи, библиотеки, арсеналы, дворцы, парки, больницы и.т.д. Для неправильного поведения во время прогулки был свой образец: девушке не позволялось, заглядываться по верхам и бессмысленно перебегать глазами с одного предмета на другой, гувернантка говорила, что это глупо, что нужно избегать всего того, что может навлечь на нее неприятности., например: толкать прохожих, задевать , падать самой, , или терять свою шляпу и тому подобное, что обращает прогулку в испытание и порождает много неприятностей. «Меня с детства приучали всегда смотреть вперед и наблюдать, не идет ли кто-нибудь из знакомых.»[47] Прогулки слишком зависели от погоды, и лишь англичанки готовы были совершать прогулки при любых условиях. В плохую погоду нужно было помещение для физических упражнений. Для таких занятий советовали отвести особую комнату, просторную, со свежим и чистым воздухом, чтобы ребенок мог бегать, не рискуя вспотеть. В такой комнате необходимо устроить приспособления для различных физически развивающих игр. Если такая комната была то девушки занимались гимнастикой каждый день. Но при этом гувернантки сами наблюдали за ней, чтобы вовремя умерить его или предотвратить от ушибов и опасности. Но естественно девочек гимнастика нужна, само собой только в такой мере, чтобы соответствовала организму и силам.

Полезным представлялось верховой ездой, и плаванье – но тут брали других учителей, чтобы ребенок «умел, плавать разными способами, мог бы долго держаться на воде и оставаться под водою. Из игр наиболее полезной считали лапту. Катанье на санках с горки казалось скорее вредным, чем полезным, занятием ввиду высокого травматизма и ушибов, вредящих развитию воспитанницы. «Гувернантка обращала особое внимание на фигуру — как девушка держат спину, распрямляют ли плечи. Гувернантки все время были рядом с воспитанниками, и дети невольно им подражали. Таким образом, гувернантка даже чисто внешне формировала девушку по образцу, известному ей конечно, вряд ли отечественному»[48]. В итоге отличие заметно по невербальным средствам общения, чертам и выражению лица, одежде, по особенностям телосложения, жестам, позам, выражению глаз и.т.д. «Гувернантки моделировали выражение лица, следили за одеждой, направлением взгляда. жестами, позами, интонацией, громкостыо и темпом речи тем более, что они обучали своему языку. Сложнее было с телосложением и кожными реакциями (покраснение, побледнение) – они более зависят от физиологических, биологических, а не культурных особенностей.»[49]

Из вышесказанного можно сделать вывод, что физическому воспитанию дворянских детей уделяли соль же большое внимание, как и умственному. Для этого проводилось множество мер: умывание холодной водой по утрам, обтирание. Огромное значение имела дисциплина. Гувернантки тщательно следили за гигиеной воспитанников у них всегда должны были быть чистые руки и ногти. Для правильной осанки постель не была слишком мягкой. Девушки очень много гуляли, дышали свежим воздухом, считалось, что это поможет сохранить хорошую физическую форму. Частыми были занятия физическими упражнениями, для которых даже отводилась отдельная комната. Девушки занимались верховой ездой и плаваньем. Все эти меры были направлены для развития хорошей физической формы молодых дворянок.

2.4 Отдых и развлечения дворянок

Конечно, учиться все время было невозможно. Поэтому в жизни дворянок присутствовала не только учеба, но и развлечения. Однако эти игрушки, развлекая, должны были, и развивать воспитанника. Подарков в то время дети получали много и от родителей, и от родных и друзей дома, но дары эти и игрушки несли гораздо примитивнее проще и дешевле. «С детьми не играли и в азартные игры, коммерческие карточные игры и, наоборот, поселять в детях отвращение к картам рассказывая поучительные истории о разорившихся игроках и прочих бедствиях, проистекающих от пагубной страсти к карточной игре. Особенно полезной игрой считалась игра «гусек». Такие игры знакомят детей с названиями городов, местностей и исторических лиц на базе чего впоследствии легче переходить к изучению, географии и истории»[50]. Что касается занятий музыкой, то их считали подходящими только для девочек, а не для мальчиков. Так как девочкам предстояла роль, особенная задача – услаждать жизнь отца, мужа, детей. Поэтому все наставницы приучить своих питомиц понимать то, что они играют.

Традиционные формы досуга хорошо представляются по произведениям художественной и мемуарной литературы. «Устраивались специальные детские балы, на которые съезжалось от 60 до 80 детей. Сопровождавшие гувернеры и гувернантки усаживались за отдельным столом, а хозяева дома, где устраивался бал ужинали с отцами и матерями приглашенных.»[51]Благодаря этой привычке видеть двор, девушки с детства привыкли к большому свету и к обществу. Существовал еще один обычай, много способствовавший этому, а именно то, что дети лиц, состоявших при дворе, взаимно посещали друг друга праздниками и Воскресениям. Между ними устраивались балы, на которые они отправлялись всегда в сопровождении гувернеров и гувернанток. И здесь французские развлечения не сразу нашли себе доступ в гости—русских; «Иногда сами гувернантки устраивали развлечения для своих воспитанниц.: предпраздничные вечера свечей не зажигали, дети собирались около гувернантки в тесный кружок и по очереди рассказывали все, что приходило им в голову. Родители часто организовывали досуг вокруг и для детей, особенно если жили в усадьбе, вдали от шума (или если семья и в большом городе предпочитали семейный круг общения, а не светские развлечения»[52].

Часто развлечения проводили в танцах; даже бывали детские маскарады. «Она любила не только сама наряжаться, но и наряжать детей, и то она производила с большим искусством»[53]. Девушки чрезвычайно любили музыку, и умели отличить, когда играли, что им нравилось, и тогда начинал прыгать на руках няни. Довольно часто именно иностранные гувернантки становились инициаторами устройства домашних вечеров в театральных представлений. В выборе пьес, танцев они руководствовались своими понятиями о приличиях. Особые возможности открывались в связи с праздниками рождеством, именинами и т.п. Ко дню рождения кого-либо из родителей начинали готовиться заранее. Ставились домашние спектакли.

Очень часто старшие играли в карты, а домашняя молодежь, к которой присоединялись часто приходившие в семейные дома запросто, “на огонек”, юные гости обоего пола, веселилась в зале и гостиной от души и тоже запросто, устраивал шарады (чаще по-французски) и другие игры, а иногда и танцуя под аккомпанемент кого-либо из своих.» Устраивались также музыкальные вечера, В которых обычно принимали участие, играли на фортепьяно, хозяйские дочери. Гувернантки сопровождали детей в театры, на балы, концерты. Если гувернантка понимала классическую музыку, перед детьми открывались двери в волшебный мир звуков. Посещение балов и театра было традиционной формой досуга. Летнее каникулярное время также было свободно от классных занятий и создавало большие возможности, но организации досуга делали с пользой. Так как считалось что каникулы не для того, чтобы только играть, есть, спать и сидеть, сложа руки, ничего не делая. «Если это и отдых для ума, то должно быть вдвое полезно для тела»[54] Если лето и отдых для ума, то должно быть вдвое полезно для тела. И гувернантки и ее воспитанницы разводили небольшой садик, гуляя по полю собрать коллекцию трав, познакомиться с ботаникой, фермами, ветряной и водяной мельницами и.т.п Общались с крестьянами как разводятся , утки, индейки и другие птицы; Девушки учились срисовывать небольшие пейзажи, заниматься музыкой, играть пьесы легкие, но приятные для слуха. То есть воспитанниц учили понимать всю прелесть окружающего, и благодарить за все это бога. «Такие действия разовьют девушек физически и морально; накопленной энергии хватит на ближайшие месяцев учебы. Так именно под влиянием иностранных гувернанток происходило приобщение к новым досуговым практикам. Они определяли развлечения, закладывали те или иные традиции праздников.»[55]

Таким образом, из вышесказанного можно сделать вывод, что даже если девушкам выдавалась возможность отдохнуть от обучения, то их отдых в основном заключался в следующем.…Это мог быть балл, на котором они пели, танцевали, играли на различных инструментах и.т.д. Либо это могли быть тихие, спокойные семейные вечера, где дети могли вдоволь пообщаться с родителями. Или же отдыхом могла быть тихая, спокойная прогулка. Но следует отметить что даже во время отдыха девушки продолжали развиваться как умственно, так и физически. Следует отметить, что в жизни дворянина – это на просто вечер танцев, это – а своеобразное общественное действо, форма социальной организации дворянского сословия. На балу вершились разного рода сделки, завязывались романы, здесь о человеке вырабатывалось общественное мнение. Танцы же являлись организующим моментом бального ритуала, определяя и стиль общения, и манеру разговора. [Если небольшой бал устраивался в родительском доме, дети 10 – 12 лет не только присутствовали на нем, но и танцевали вместе со взрослыми. Поэтому "первый бал" в жизни дворянской девушки вовсе не был первым. К 16 – 17 годам, когда ее начинали "вывозить", она уже прекрасно умела не только танцевать, но и вести себя в специфической обстановке бала. Но первый бал – это первый официальный раут, в котором она участвовала на правах взрослой и должна была заявить о себе и начать завоевывать положение в свете. Одним из обязательных компонентов воспитания было обучение детей музыке и живописи. При этом, уроки музыки, искусства дети этого сословия могли получить не просто у хороших учителей, а непосредственно у композиторов, видных художников как у себя на родине, так и за границей. В силу своего положения, высшее сословие само же и являлось заказчиком и главным потребителем произведений искусства. Этой культурой был пронизан весь его быт – архитектура дворцов-усадеб, их интерьер, насыщенность непосредственного общения с музыкой и литературой как обязательными компонентами высшего света. В помещичьей усадьбе часто был домашний театр, и дети так же участвовали в постановках.

Заключение

В данной работе было проведено исследование на тему «Домашнее образование дворянки. Вопрос о правовой регламентации домашнего обучения и воспитания был особенно актуальным в связи с развитием государственной системы образования. Государство понимает всю важность данного вопроса и для улучшении в сфере образования принимается ряд законодательных актов.

Главной целью родителей в начале XIX становится – образование девушки. Так как в данный период требования к личности меняются, теперь образованная девушка должна была уметь поддержать разговор, общаться на любые темы. Несомненно, главным для дворянок было почитание и уважение к родителям, которое в них воспитывали с самого детства. Естественно без четкой организации образования и распорядка дня хорошего результата было не добиться. Поэтому девочки в определенное время ложились спать, вставали, шли на занятия и.т.д. Образование происходило по плану начертанному родителями. Они должны были получить домашнее воспитание следующего рода: девочка должна иметь хорошие манеры, знать, то что требуется светским обществом, французский язык, немножко музыку и уметь грациозно танцевать; читать по-русски и уметь считать столько, сколько требуется для домашнего хозяйства. Нужно отметить, что этот план ни в чем не уступал плану женских учебных заведений. Предполагалось с детства воспитывать учтивость, вежливость, благопристойность. Учтивость предполагала добросердечность, внимательность, предупредительность ко всем и к каждому. Преклоняясь перед французской культурой, языком, манерами, русское дворянство стремилось дать не только образование, но и хорошее воспитание, сделать из них "благовоспитанных" людей. Поэтому правила светского этикета им прививали с детства. Эти правила распространялись на все стороны жизни: на семейное отношение, на поведение в обществе, умение вести себя прилично в разных ситуациях, даже умения вести переписку. Воспитанием детей занимались не только домашние учителя и гувернеры, но и родители, само общество.

Основным критерием хорошего образования было знание языков, умение играть на фортепьяно, кое-какие рукоделия, прохождение краткого курса Закона Божия, истории, географии и арифметики, а также кое-что по части истории литературы, — считалось базой домашнего образования дворянки.

Физическое состояние молодых дворянок также не оставалось без внимания. Холодные обтирания по утрам, плавание, узкая, жесткая походная кровать. Именно такое спартанское воспитание и было характерно для девушек из богатых дворянских семей. Гувернантки следили, чтобы их воспитанники, мылись бы всегда холодной водой, чистили зубы. Тщательно следили за опрятностью и гигиеной. Для поддержания хорошей физической формы осуществлялись ежедневные прогулки. Гувернантка обращала особое внимание на фигуру — как девушка держат спину, распрямляют ли плечи. Гувернантки все время были рядом с воспитанниками, и дети невольно им подражали. Таким образом, гувернантка даже чисто внешне формировала девушку по образцу.

Чтобы дворянки могли отдохнуть от учебы, устраивались специальные детские балы, таким образом, девушки с детства привыкли к большому свету и к обществу. Существовал еще один обычай, много способствовавший этому, а именно то, что дети лиц, состоявших при дворе, взаимно посещали друг друга праздниками и Воскресениям. Тем самым завязывались дружеские отношения. Часто на день рождения, или именины дети устраивали спектакли, где могли проявить все свои творческие способности.

Для эстетического воспитания детей использовался арсенал многих видов искусства и при этом упор делался не на одном-двух видах, а на четырех-пяти, и продолжались такие занятия на протяжении 10-12 лет. Они были направлены на формирование вкусов, чувств изящества, умения ценить красоту, свободно и красиво общаться и др. И надо сказать, что усилия, предпринимаемые дворянским обществом для воспитания своих детей, не были напрасными.

Список источников и литературы

Источники

  1. Дополнительные правила о домашних наставниках и учителях // Журнал Министерства Народного Просвещения. – 1834. – № 7. – С. 23-24
  2. Положение о домашних наставниках и учителях // Сб. постановлений по МНП. 2-е изд. – 1875. – Гл. 7. – С. 66 - 69.
  3. Енгалычев, П.Н. Словарь физического воспитания. / П.Н Зинченко. – СПб.: Тип.А.Смирдина, 1827. – 662 с.
  4. Лихачева, Е.О. Материалы для истории женского образования в России (1086-1856). / Е.О Лихачева. – СПб.: 1890 . – 238 с.
  5. Долгорукая, Н. Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой,дочери фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметьева / Н. Долгорукая. – Л.: Лениздат, 1991 . – 386 c.
  6. Лабзина, А.Е. Воспоминания. Описание жизни одной благородной женщины. / А.Е Лабзина. – М.: Правда, 1996 . – 120 с.
  7. Ковалевская, С.В. Воспоминания. Повести. / С.В. Ковалевская . – М.: Культура, 1974 . – 267с.
  8. Покровский, Е.А. Физическое воспитание девочек. Публичная лекция, читанная в Московском собрании врачей 25 ноября 1893 г. // Вестник воспитания. 1894. – № 1. С. 6 – 30.
  9. Фодор, И . Гигиеническое воспитание женщины (отрывок из публичной лекции, прочитанной этим гигиенистом в Будапеште) // Вестник воспитания. – 1891. – № 5. – С. 132 – 172.
  10. Шейнис, Л. К. вопросу о духовном воспитании детей // Образование. – 1904. – № 4. – С. 194 – 230.
  11. Дестунис, Н. Чему мы, женщины, учились? // Воспитание. – 1892. – № 7. –С. 68-92.

Литература

  1. Белова, А.В. Без родительского попечения// Родина. 2001. № 9. С. 110 – 113.
  2. Зверева, О.Л. Семейная педагогика и домашнее воспитание / О.Л. Зверева – М.: Академия, 2000. – 160 с.
  3. Зинченко, Н. Женское образование в России. Исторический очерк. / Н. Зинченко. – СПб.: Тип. М. Меркушева, 1902 . – 46 с.
  4. Кайдаш, С.Н. Сила слабых :Женьщина в истории России (XI – XIX в.) / С.Н. Кайдаш – М.: Сов.Россия, 1989. – 288 с.
  5. Красовицкая, Т.Ю. Российское образование между реформаторством и революционизмом. / Т.Ю. Красовицкая. – М.: Русская книга, 1999. – 312 с.
  6. Латышина, Д. История идеологии, воспитания, образования в России / Д. Латышина – М.: Просвещение, 2002. – 318 с.
  7. Лотман, Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства(XVIII- начала XIX века) / Ю.М. Лотман – СПб: Искусство – СПб, 1996 – 399 с.
  8. Модзалевский, А.Н. Очерк по истории воспитания и обучения с древних времен-до наших дней / А.Н. Модзалевский – СПб.: Астрель СПб, 2000.–280 с.
  9. Пушкарва, Н.Л. Женская и гендерная история / Н.Л. Пушкарва – М.: РОССПЭН, 2003.– 526 с.
  10. Соловьев, Б.И. Русское дворянство и его выдающиеся представители / Б.И.
  11. Соловьев – Ростов: Феникс, 2000. – 320 с.
  12. Солодянкина, О. Иностранные гувернантки в России / О. Солодянкина – М.: Академия, 2007– 511 с.
  13. Тишкин, Г.А. Женский вопрос в России 50-60-е г.XIX в. / Г.А. Тишкин – Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. – 239 с.
  14. Яблочков, М.Т. История российского дворянства / М.Т. Яблочков – М.: Эксмо, 2006. – 544 с.
  15. Федосюк, Ю.А. Что непонятно у классиков или Энциклопедия русского быта XIX века / Ю.А. Федосюк – М.: Наука, 1998. – 264 с.

[1] Дополнительные правила о домашних наставниках и учителях // Журнал Министерства Народного Просвещения 1831-1855.-1834. № 7. С. 23-24.

2 Положение о домашних наставниках и учителях // Сб. постановлений по МНП. 2-е изд. - 1875. Гл. 7. С. 66 - 69.

[3] Покровский Е.А. Физическое воспитание девочек. Публичная лекция, читанная в Московском собрании врачей 25 ноября 1893 г. // Вестник воспитания. - 1894. № 1. С. 6-30.

[4] Енгалычев П.Н. Словарь физического воспитания / П.Н Зинченко. – СПб.: Тип.А.Смирдина, - 1827. – 662 с.

5 Фодор, И . Гигиеническое воспитание женщины (отрывок из публичной лекции, прочитанной этим гигиенистом в Будапеште) // Вестник воспитания. 1891.- № 5. С. 132 – 172.

6 Шейнис, Л. К. вопросу о духовном воспитании детей // Образование. 1904. - № 4. С. 194 – 230.

7Долгорукая, Н. Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой,дочери фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметьева. / Н. Долгорукая. – Л.: Лениздат, 1991 . – 386 c.

8 Ковалевская,С.В. Воспоминания.Повести. / С.В. Ковалевская . – М.: Культура, 1974 . –267с.

9 Лабзина, А.Е. Воспоминания. Описание жизни одной благородной женщины. / А.Е Лабзина. – М.: Правда, 1996 . – 120 с.

10 Зинченко, Н. Женское образование в России. Исторический очерк. / Н. Зинченко. – СПб.: Тип. М. Меркушева, 1902 . – 46 с.

11 Лихачева, Е.О. Материалы для истории женского образования в России (1086-1856). / Е.О Лихачева. – СПб.: 1890 . – 238с.

12 Дестунис, Н. Чему мы, женщины, учились? // Воспитание. – 1892. – № 7. –С. 68-92.

13 Тишкин, Г.А. Женский вопрос в России 50-60-е г.XIX в. / Г.А. Тишкин – Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. – 239 с.

14 Кайдаш, С.Н. Сила слабых :Женьщина в истории России (XI – XIX в.) / С.Н. Кайдаш – М.: Сов.Россия, 1989. – 288 с.

15 Солодянкина, О. Иностранные гувернантки в России. / О. Солодянкина – М.: Академия, 2007– 511 с.

16 Зверева, О.Л. Семейная педагогика и домашнее воспитание / О.Л. Зверева – М.: Академия, 2000. – 160 с.

17 Модзалевский, А.Н. Очерк по истории воспитания и обучения с древних времен-до наших дней / А.Н. Модзалевский – СПб.: Астрель СПб, 2000.–280 с.

18 Красовицкая, Т.Ю. Российское образование между реформаторством и революционизмом. / Т.Ю. Красовицкая. – М.: Русская книга, 1999. – 312 с.

19 Белова, А.В. Без родительского попечения// Родина. - 2001. № 9. С.110 – 111 с.

20 Пушкарва, Н.Л. Женская и гендерная история / Н.Л. Пушкарва – М.: РОССПЭН, 2003.– 526 с.

21 Соловьев, Б.И. Русское дворянство и его выдающиеся представители / Б.И. Соловьев – Ростов: Феникс, 2000. – 320 с.

22 Лотман, Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства(XVIII- начала XIX века) / Ю.М. Лотман – СПб: Искусство – СПб, 1996 – 399 с.

23 Федосюк, Ю.А. Что непонятно у классиков или Энциклопедия русского быта XIX века / Ю.А. Федосюк – М.: Наука, 1998. – 264 с.

24 Яблочков, М.Т. История российского дворянства / М.Т. Яблочков – М.: Эксмо, 2006. – 544 с.

[21]Модзалевский, А.Н. Указ. соч. – С.215

[22] Дополнительные правила о домашних наставниках и учителях.... – С. 23

[23] Дополнительные правила о домашних наставниках и учителях... – С. 24

[24] Красовицкая, Т.Ю. Указ. соч. – С.206

[25] Положение о домашних наставниках и учителях... – С. 66

[26] Дополнительные правила о домашних наставниках и учителях... – С. 23

[27] Там же. – С. 24

[28] Латышина, Д. Указ. соч. – С. 118

[29] Кайдаш С.Н. Указ. соч. – С. 131

30 Лотман Ю.М. Указ. соч. – С. 164

[31] Пушкарва Н.Л. Указ. соч. – С. 41

32 Лихачева Е.О. Указ. соч. – С. 166

33 Модзалевский А.Н Указ. соч. – С. 70

[34] Солодянкина О.Ю Указ. соч. – С. 285

[35] Лотман Ю.М. Указ. соч. – С. 161

[36] Долгорукая Н. Указ. соч. – С.311

[37] Тишкин Г.А Указ. Соч. – С. 29

[38] Солодянкина О. Указ. соч. – С. 229

[39]Латышина Д Указ. соч. – С. 114

[40] Енгалычев П.Н. Указ. соч. – С. 501

[41] Зверева О.Л. Указ. соч. – С. 269

[42] Солодянкина О. Указ. соч. – С. 157

[43] Шейнис Л. К. Указ. соч. – С. 196

[44] Покровский Е.А. Указ. соч. – С. 28

[45] Фодор И . Указ. соч. – С. 170

[46] Лихачева Е.О. Указ. соч. – С. 238

[47] Долгорукая Н. Указ. соч. – С. 280

[48] Фодор И. Указ. соч. – С. 124                      

[49] Шейнис Л. К. Указ. соч. – С.201.

[50] Шейнис Л. Указ. соч. – С. 192

51 Тишкин Г.А   Указ. соч. – С. 174.

[52] Белова А.В. Указ. соч. – С. 110.

[53] Долгорукая Н. Указ. соч. – С. 156.

[54] Покровский Е.А. Указ. соч. – С. 31

[55] Енгалычев П.Н. Указ. соч. – С. 528

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top