Плискина А.В.

Отечественная юриспруденция подходила к праву с точки зрения общечеловеческих ценностей, выработанных цивилизацией, на основе которых возможно создание идеала общественного устройства. Особое значение придавалось положению о том, что человеческой природе изначально присущи определенные этические принципы, исконные правовые начала выполняли в обществе регулятивную функцию. Поэтому право представлялось как нравственность.

Лев Иосифович Петражицкий был одним из первых теоретиков, кто смог правовые эмоции определить в качестве основы права. Его недаром называют главным представителем, а иногда и основателем психологической теории права России, утверждавшим в своих работах, что право является “психологическим фактором общественной жизни”. Теория права Петражицкого приобрела широкое признание в начале XXв. в России, а позднее и за ее пределами. 

Петражицкий вводит интуитивное и позитивное право. “Интуитивное право, как первичный и древнейший вид права, было в истории бессознательно удачным массовым психическим приспособлением”. Концепция интуитивного права выдвигала новый вид интерпретации правопонимания. По ней человек представал не пассивным объектом правового регулирования. А активным “негосударственным правосоздающим фактором”. Мне очень импонирует эта мысль, ведь человек здесь является не пассивным потребителем права, но – его внутреннее начало формирует выражение позиции и формы выражения права, хотя в этой позиции нужно признавать, что на некоторых индивидуумах человечества природа отдыхает, и тогда здесь должно вступать в силу объективное право, то есть нормы и правила, установленные законодательством.

А позитивное право определялось как атрибутивно – императивная эмоция, имеющая источником определенный авторитет. Виды авторитета могут быть разнообразными. Петражицкий приводил в примеры виды актов официальной государственной власти, устойчивые в сознании неписанные нормы общества и общественных групп, религиозные установления, и т. п. Утверждение Льва Иосифовича о том, что право является эмоцией и существует исключительно в психике индивида, не вписывалось в рамки представления об объективном существовании права и обязанности, проецируя на них свои внутренние убеждения по поводу того, как следует поступать в той или иной ситуации. “В отличие от нравственных обязанностей, правовые связывают волю человека. Поэтому нравственность, с аналогичной точки зрения, гораздо важнее субъективного понимания индивидом своего права, будет естественной для него, а права другого – не будут признаваться”. 

Надо заметить, что явлением права у Петражицкого может быть и заключение договора с дьяволом, и фантазия сумасшедшего человека. Такая широкая трактовка по существу, приводит к размыванию самого понятия права. Поэтому его концепция подвергалась широкой критике. Как отмечает Л. Л. Шпак, суть подхода Петражицкого: установить класс явлений права со специфическим признаком. Определить функции этого класса и “причинные тенденции” безотносительно к действующему правопорядку и официально признанным нормам. “Право надо изучать не как априорную конструкцию, а как одно из явлений реального бытия, которое может быть двух видов: физическое и психическое”[1].

Формирование правовых норм рождается в результате членов общества, которые развивались в определенной социальной среде, понятие законности и нравственности у каждого проявляется по-своему, поэтому принять теории однозначно и согласиться с ними невозможно, но то, что эмоция является главной движущей силой в проявлении волеизъявления человечества, я думаю, бесспорно.

Главная посылка в теории Петражицкого – не стремиться рассматривать общество только сквозь призму правовой нормы, формулируемой каждый раз существующим действующим правом. Норма права рассматривалась им каждый раз как продукт функционирования социальной системы, в которой и надлежит докапываться до источников генезиса нормы, а так же результатов, которые она сама вырабатывает. Своеобразное понимание права Петражицким вызвало волну критики со стороны известных ученых того времени.

Значительное общественное признание и дискуссии среди российских правоведов, философов и социологов вызывал труд Петражицкого “Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права”. Основу права и движущий источник его развития, по Петражицкому, составляет психология личности. 

Основными движущими силами действия личности и различных социальных групп в обществе являются психические переживания. “Они представляют собой эпицентр общественной деятельности людей. При этом одна область таких переживаний, а именно – познания и чувства, принадлежит к “пассивным” состояниям познающего субъекта”. (Л. Петражицкий).

Другими выступают “активные переживания”, волевые акты, направленные на пассивный субъект переживаний. Согласно позиции Петражицкого, существуют переживания с двойственным характером – эмоционально-волевые, или просто эмоции. По его мнению, именно они выступают в качестве причины, определяющей поведение человека к внешнему миру.

Предложенный Петражицким метод познания естественного права критически оценивал неокантианец П. И. Новгородцев. Как отмечает Л. Л. Шпак, Новгородцев настаивал, что философия естественного права предполагает построение идеального путем дедукции из некоторой верховной формулы, но не из опыта. Эта верховная формула и будет являться “истиной нравственного сознания”. Этот осознанный долг будет указывать, какие достижимые идеалы надо ставить, на “путях наименьшего сопротивления”. Петражицкий объявлял целью права “достижение совершенного характера, совершенное господство действенной любви в человечестве”. А Новгородцев указывал, что желание Петражицкого воплотить с помощью права в жизни совершенное господство есть не что иное, как существующее со времен Христа стремление насадить земной рай, способное привести к насильственному насаждению добра.

Петражицкий предлагал идти опытным путем к определению права социального эффекта естественного права, то есть, чтобы люди достигали целей гуманности не под давлением нравственных или правовых санкций. Это критикуется Новгородцевым как старомодное явление.

Приверженцы неокантианского движения (П. И. Новгородцев, Е. В. Спекторский, Б. А. Кистяковский), утверждали, что физическое и психическое в человеке – лишь необходимые эмпирические условия морали, которые изучает философия права, а не психология.

Человечество по природе своей несовершенно, и я думаю, совершенства никогда не достигнет, поэтому с оппонентами Петражицкого по поводу некоторой идеализации человечества, его эмоций и возможности дойти до состояния интуитивных положительных правовых решений не имеет возможности по ряду причин, которые предсказать, просчитать теоретически невозможно.

Исследователи по-разному относятся к личности и творчеству Льва Иосифовича Петражицкого. Но нельзя оспорить тот факт, что многие его работы являются весомым свидетельством многогранности научного таланта, и наглядно показывают, что он был не только теоретиком права, социологом и политологом, но и крупнейшим специалистом в области гражданского права, что его имя по праву можно отнести к одному из самых ярких классиков цивилистики.

Изучения наследия школы Петражицкого необходимо для глубокого познания социологии как науки, осмысления ее целей и четкого осознания ее необходимости для общества.

Список используемой литературы

  1. Петражицкий, Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности [Текст]. 2-е изд. – СПб., 1910, Т.1,2.
  2. Социология права [Текст] / под ред. В. М. Сырых. – М., 2002.
  3. Байниязов, Р. С. Правосознание: психологические аспекты [Текст] // Правосознание. – 1998.- N3. – С. 16-21.
  4. Шпак, Л. Л. История отечественной социологии [Текст]. – Кемерово, 2004.
  5. Петражицкий, Л. И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права [Текст]. – СПб., 1907.

[1]Шпак, Л. Л. История отечественной социологии: учебное пособие [Текст]. – Кемерово. 2004. – С. 137-138.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top