Луговая Е.А.

Распад СССР вызвал в нашем государстве серьезные перемены, затронувшие практически все сферы общественной жизни. В этот нелегкий для многих людей период неопределенности и социально-экономической нестабильности начинал формироваться российский некоммерческий или третий сектор. Первые неправительственные организации, создаваемые для решения существующих общественных проблем и улучшения жизни, активно использовали для организации своей деятельности опыт стран Запада и США. Обращение к западному опыту становления гражданского общества позволило познакомиться с таким ярким явлением как волонтерство. Волонтерский труд – важнейший ресурс, который используют некоммерческие организации, при решении различных социальных проблем, будь то уход за детьми-сиротами, реставрация исторических памятников или любая другая социально значимая деятельность. Иностранному термину «волонтерство» в русском языке соответствует синонимичный термин «добровольчество». Предлагаемая работа посвящена исследованию истории этого социального явления в нашем государстве.

Выбор темы обуславливается, прежде всего, тем, что в настоящее время добровольчество получило широкое распространение во всем мире, и его роль в социальном развитии оценена на международном уровне. Так Организация Объединенных Наций признает добровольчество богатым источником энергии и навыков. Оценив уникальные свойства и возможности труда волонтеров на глобальном уровне, ООН в своих резолюциях настоятельно рекомендует включать добровольчество компонентом в национальные стратегии социально-экономического развития государств. Правительства США, Великобритании, Австралии, Канады и многих других стран используют ресурс добровольчества, финансируя его проекты, в реализации государственных программ социальной поддержки [1, с. 3].

Понятие «добровольчество» в современном его понимании стало широко использоваться в России с начала 1990-х гг. Ранее «добровольцами» называли людей, которые во времена Первой мировой и Великой Отечественной войн шли на военную службу, не дожидаясь мобилизационной повестки. Сегодня в понятие «добровольчество» вкладывается иной смысл. Согласно федеральному закону № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 7 июля 1995 года «доброволец – это гражданин, осуществляющий благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда в интересах благополучателя, в том числе в интересах благотворительной организации». Наиболее существенными качествами труда добровольцев являются следующие: они делают это по доброй воле без какого-либо принуждения; этот труд должен приносить пользу обществу; добровольцы работают не ради денежного вознаграждения.

Во многих некоммерческих организациях в качестве добровольцев работают зачастую молодые люди. Школьники и студенты являясь наиболее социально активной демографической группой, не имеют достаточно материальных средств, чтобы выступать благотворителями или меценатами, но вполне могут предложить свое свободное время, энергию и творческий потенциал для решения различных социальных проблем. Не получая денег за свою работу, добровольцы приобретают новые знания, навыки, опыт практической деятельности, заводят новые знакомства, получают возможность проявить свою активную гражданскую позицию и самореализоваться. Часто мотивацией добровольца является просто желание помогать другим людям, которые в этом нуждаются.

Несмотря на то, что современный термин «добровольчество» стал употребляться в нашем обществе сравнительно недавно, нельзя считать это явление несвойственным для России, принесенным из-за рубежа. Доброволец в первую очередь является участником благотворительной деятельности, а добровольчество выступает одной из форм благотворительности. Обратившись к истории благотворительности в России, можно обнаружить множество примеров добровольческой активности.

Добровольческий труд в нашей стране имеет свои исторические корни, идущие из глубокой древности. Он является важной характеристикой истории Российского государства. Допрофессиональное развитие этой социальной деятельности наполнено свойственными российскому менталитету обычаями и традициями добровольной взаимопомощи.

Традиции милосердия формировались на Руси веками, составляя основы благотворительности, выражающейся в стремлении помочь бедным и больным. Общественная благотворительность зародилось еще до нашествия монголо-татар на Русь. Особую роль в ее развитии сыграла церковь. Большое значение имели также внешние факторы, которые отмечал В.О. Ключевский – это основные виды деятельности наших предков: хлебопашество, скотоводство, ремесленничество, а также затянувшееся по сравнению с другими народами родовое общественное устройство [см. 2]. Памятник древней письменности «Повесть временных лет» содержит описание быта древних славян «живяху кождо с своим родом и на своих местех, владеющее кождо родом своим» [см. 3]. Это свидетельствует о том, что преобладающим видом общности была родовая община, которая оказывала помощь тем, кто не имел возможности позаботиться о себе самостоятельно. Такие объективные обстоятельства вынуждали людей к совместному труду и помощи друг другу (вырубка леса при подсечно-огневой системе земледелия).

Видные русские историки XIX века, начиная с Н.М. Карамзина, отмечали, как особенность национального характера славян стремление заботиться о стариках, недужных и больных, это было их первейшей обязанностью и общей добродетелью. Путешественники с Запада, посещавшие в те времена земли восточных славян, писали в своих записках, что человеколюбие, сострадательность, стремление разделить горе и беду другого были характерны для наших далеких предков задолго до того, как они приняли христианство [4, с. 32].

О том, что добровольческая помощь издавна является существенной характеристикой русской национальной культуры свидетельствует тот факт, что в русских деревнях были достаточно широко распространены «помочи» [5, с. 70]. «Кануны» или «помочи» - коллективная помощь семье, которая не может справиться с непосильными для нее трудностями или проблемами (строительство дома, помощь погорельцам, проводы в армию рекрутов, полевые работы, строительство плотин и пр.). В этом случае семья заранее объявляла о «помочах», готовила угощение и все, что требуется для выполнения работы. Пословица «дружно – не грузно, а врозь - хоть брось» отражает социальное значение этого обычая, который базируется на проверенных опытом принципах милосердия, благотворительности и гуманизма. Именно взаимопомощь и взаимоподдержка сделали крестьянскую общину достаточно устойчивым институтом, влияние которого сохраняется и сегодня. Во многих деревнях и уездных городах добровольческий труд применяется при решении общих или частных проблем.

Принятие христианства в его православной традиции (988 год) как государственной религии оказало колоссальное влияние на формирование менталитета и культуры наших предков. Идея о любви к ближнему своему как к самому себе дала мощный толчок развитию добровольчества. Недаром Н.А. Бердяев утверждал, что «душа русского народа формировалась православной церковью» [6, с. 8]. Теперь такая помощь, как презрение бедных, уход за больными и пр., осеняется религиозным чувством. Проявление заботы и доброты по отношению к страдающему человеку, ровно, как и подаяние милостыни, считалось важным ритуалом для спасения души. В этот период добровольческий труд очень распространен в церквях и монастырях. Этому способствовал «Устав Владимира», подписанный Киевским князем Владимиром Святославовичем Красное солнышко в 996 году [см. 7]. Устав официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением нуждающихся, а источником финансирования определил десятую часть от всех получаемых церковью пожертвований.

Ко времени правления Владимира Мономаха с 1113 г. по 1125 г. относится сочинение «Поучение Владимира Мономаха». Это произведение называют первой светской проповедью [8, с. 64].Согласно ему основополагающим моментом в воспитании детей является стремление к добру через оказание обильной милостыни ближнему не ради похвалы, а ради Бога. Ярким примером добровольческого труда в этот период является деятельность сестры Владимира Мономаха Анны Всеволодовны. В 1089 году она основала в Киеве при монастыре училище для девиц, содержала их за свой счет, учила ремеслам, читать и писать [9, с. 10].

Множество примеров безвозмездного труда дает русская монашеская святость (вспомним Сергия Радонежского). Некоторые формы труда, например, врачевание, вообще не должны были оплачиваться страждущими. Не случайно за преподобным Агапитом закрепилось прозвище Врач Безвозмездный [10, с. 49-50].

Справедливости ради, следует отметить, что в любой из трех христианских конфессий можно найти основания для развития благотворительной деятельности. Так Св. Климент Александрийский, выражавший дух западного христианства, подчеркивал, что все внешние поступки должны поверяться внутренними побуждениями. Он почитал евангельские слова о любви к ближним как наивысшую заповедь Божию и заключал, что «не тот богат, кто владеет имуществом и его бережет, а тот, кто им делится. Даяние, а не обладание нас осчастливливает» [11, с. 241-242].

С середины XVI века в России начинается фактическая секуляризация благотворительной, а, значит, и добровольческой деятельности, то есть ее организация из рук церкви постепенно начинает переходить в руки общества и государства. Этот процесс обусловили несколько причин. Свое влияние оказала Реформация, идеологи которой отрицали спасение души через раздачу милостыни. К тому же нищенство в городах приобрело невиданные до того масштабы [см. 12]. Возможно существовали и другие причины, но неоспоримо, что именно в это время в России заметны «новые явления в благотворительности: во-первых, переход от милосердной помощи отдельным лицам к системе общественного призрения с различным подходом к разным группам, требующим помощи, и, во-вторых, появляются первые шаги государственной, светской организации помощи, которая позднее получит заметное развитие» [12. с. 85].

Несмотря на то, что благотворительность нового времени формировалась в результате своеобразной секуляризации, обмирщения деятельности на благо ближнего, этот процесс не был одномоментным, и церковь еще долгое время играла заметную роль в благотворительных делах. Так о сердоболии и готовности делать добро всякому писал инок Чудова монастыря Евфимий, живший в конце XVI века: «Дела милосердия от гнева Божия защищают, долги наши у Бога разрешают… Без милости вера православная была бы деревом без плодов, надежда – наемником без работы, любовь – матерью без детей, молитва – птицей без крыльев, пост – пищею без соли. Милостыня выше жертвы, полезнее постов и трудов телесных» [13, с. 6].

В XVIII веке, когда в России происходит отделение светской власти от церковной, государство начинает активно принимать участие в деле благотворительности, привлекая добровольцев к организованному труду. В этот период господствует концепция, согласно которой бедность ведет к безнравственности и преступлениям и потому требует обязательного вмешательства государства. Но «роль правительства в области призрения и благотворительности должна главным образом ограничиваться регулированием путем законодательства и административных мер, соответствующей деятельности учреждений, оказывающих благотворительную помощь» [14, с. 3]. Петр Iактивно вел борьбу с нищенством, приносившим моральный и экономический вред государству. Царь впервые попытался сформировать систему светских благотворительных заведений – гошпиталей. Гошпитали объединяли в себе черты больницы, богадельни и дома для сирот. Они содержались на частные пожертвования, и в них люди часто работали на безвозмездной основе.

Свой вклад в развитие светской благотворительности с привлечением добровольческого труда внесла императрица Екатерина II. В этот период в России распространились идеалы европейского гуманизма. Первым опытом императрицы в деле общественного презрения было издание ряда указов: об учреждении в Москве Воспитательного дома для приносимых детей, с больницею для сирых и неимущих (1763 год), об учреждении Воспитательного дома в Петербурге (1772 год), о петербургских увечных, праздношатающихся, безумных, престарелых (1770-1775 гг.) [15]. По мысли Екатерины II, Воспитательные дома должны были «быть…государственным учреждением» и состоять «навеки под особливым монаршим покровительством», но содержаться и обслуживаться «общим подаянием». Со временем они развились в целую систему заведений для малолетних сирот, просуществовавшую до 1918 года. Этот же принцип объединения усилий государства и частной инициативы (пожертвований и добровольческого труда) был заложен правительством Екатерины II в формирование новой социальной системы – Приказов общественного призрения, которые должны были заниматься попечением о сиротских домах, больницах, богадельнях, работных домах и т.д. Приказы были созданы в 40 из 55 российских губерний и осуществляли свою деятельность согласно принятому 7 ноября 1775 года законодательному акту «Учреждение для управления губерний Российской империи» [16, с. 271], который был подготовлен самой Екатериной II. Образование Приказов окончательно утвердило призрение как отрасль государственного управления. Это позволило стране от сердоболия и «нищелюбия» постепенно перейти к более эффективным формам и методам социальной помощи сиротам, престарелым, нетрудоспособным, инвалидам и больным.

Дальнейшее развитие благотворительной деятельности в России связано с именем императрицы Марии Федоровны. Именной указ Павла I от 2 мая 1797 года, данный Сенату, поручал Марии Федоровне заведование учреждениями для воспитания юношества. Императрица более трех десятилетий исполняла обязанность защитницы и покровительницы детей и страждущих. В 1797 году она основала Ведомство учреждений императрицы Марии (официальное наименование «Ведомство учреждений Императрицы Марии, состоящих под непосредственным Их Императорских Величеств покровительством» было присвоено лишь в 1854 году [см. 17]) – центральное государственное учреждение, осуществлявшее управление благотворительными, женскими и некоторыми специальными учебными заведениями. Первоначально в ее ведении были Смольный и Александровский институты, Воспитательный дом и Опекунский совет, вскоре при ее участии открыты Екатерининский и Павловский институты, Училище для глухонемых, Вдовий дом, Повивальный институт, в ее ведение переданы некоторые заведения Приказа общественного призрения [см. 18]. После кончины Марии Федоровны (1828 г.) управление этими учреждениями было передано 4-му отделению Собственной Его Императорского Величества канцелярии, которая в 1880 г. была переименована в Собственную Его Императорского Величества канцелярию по учреждениям Императрицы Марии.

В 1802 году по инициативе императора Александра Iбыло основано еще одно крупное благотворительное общество – Императорское Человеколюбивое общество. Общество охватывало около 57 учебно-воспитательных заведений, главной целью которых было оказание помощи бедным без различия пола, возраста, звания, вероисповедания, при всех проявлениях нужд [см. 19]. Желая поощрить деятельность благотворителей, правительство в 1817 году вменило в обязанность Человеколюбивого общества «издавать в свет периодические известия» и в них рассказывать «о благотворительных заведениях у нас в России и в чужих землях существующих», «о жизни и деяниях тех друзей человечества, благодетельные подвиги которых увенчались желаемым успехом», сообщать «имена благотворителей, жертвующих достоянием своим Императорскому Человеколюбивому обществу, ибо сделать их незабвенными в сердцах и памяти современников и потомства есть и пребудет священным долгом сего Общества» [20].

О стремлении царского правительства поощрять развитие благотворительности свидетельствует также существование льготной системы налогообложения благотворительных обществ и учреждений в Российской Империи. Все благотворительные и богоугодные учреждения освобождались от уплаты гербового сбора [21, с. 443]. Кроме того, благотворительные заведения освобождались от квартирного налога. Благотворительные столовые, пенсионные кассы, устраивавшиеся с благотворительной целью базары, спектакли, концерты, лотереи и гулянья, а также всякие другие благотворительные мероприятия освобождались от промыслового налога [см. 22]. Любопытно, что перечисленные благотворительные мероприятия не потеряли своей важности и сегодня. Так же как и двести лет назад добровольцы принимают участие в организации концертов, благотворительных ярмарок.

Долгое время общей правовой основой учреждения и деятельности добровольных благотворительных организаций выступал Устав общественного призрения, который входил в состав Свода законов Российской Империи. В соответствии со статьей 1 Устава заведование делами общественного призрения принадлежало Министерству внутренних дел [23, с. 1]. Интересно, что примечание к статье 175 запрещало частным благотворительным обществам испрашивать своим работникам право считаться находящимися на государственной службе и представлять их к правительственным наградам [23, c. 30]. Для различных видов добровольных обществ в Российской Империи создавались примерные уставы. Достаточно значимым для правового статуса и регламентации деятельности благотворительных обществ стал циркуляр хозяйственного департамента МВД, направленный губернаторам 16 июня 1897 г. [см. 24] Основной частью циркуляра стал Примерный устав. Согласно Примерному уставу членом общества мог стать любой желающий не зависимо от пола, звания, состояния и вероисповедания. Не могли быть членами благотворительных обществ лишь несовершеннолетние и учащиеся в учебных заведениях, нижние воинские чины, состоящие на действительной военной службе, лица, подвергшиеся ограничению прав по суду. Интересно, что современное российское законодательство также не предполагает наделять добровольца статусом государственного служащего, но не ограничивает категории людей, которые могут заниматься добровольческой деятельностью.

Наряду с формированием системы государственного призрения, во второй половине XIX века увеличивается число частных благотворительных обществ, созданных на добровольной основе. Под частной благотворительностью понимались «такие виды помощи нуждающимся со стороны отдельных лиц, которые проявляются в более или менее организованном виде, имеют характер общественного дела и, по крайней мере, по идее исключают возможность безразборчивой подачи милостыни» [25, с. 76].

В целом к концу XIX – началу ХХ века по своей численности добровольные благотворительные общества превышали численность учреждений, о которых шла речь выше. В 1900 году Императорское человеколюбивое общество включало 225 заведений. Ведомство учреждений императрицы Марии - 317 обществ и учреждений. В это время в ведении Министерства внутренних дел состояло 2772 добровольных благотворительных общества, к которым примыкали 959 общественных учреждений благотворительной направленности [26, с. 423]. Таким образом, основой системы общественного призрения начала выступать не столько государственная, сколько частная и общественная добровольческая благотворительная активность. Об эффективности благотворительной деятельности частных лиц и их добровольных объединений свидетельствуют данные комиссии, созданной в 1892 году для реформирования российского законодательства по общественному призрению: «в 28 земских губерниях общественные и сословные управления, призревали в 1891 году около 316 тысяч нуждающихся, тогда как частные благотворительные учреждения оказывали помощь по крайней мере 746 тысячам душ» [27, с. 32].

На 1 января 1899 года в России насчитывалось 14854 благотворительных учреждения, из них 7349 обществ и 7505 заведений [28, с. 1]. К этому времени патронирование благотворительных заведений стало основным общественным занятием дам из придворного круга и жен государственных деятелей. Символом милосердия стала русская общественная деятельница княгиня Мария Михайловна Дондукова-Корсакова (годы жизни 1828 – 1909). В 70-х годах XIXвека она основала в Порховском уезде Псковской губернии общину сестер милосердия Святой Магдалины. При ней была учреждена больница для сифилитиков, в которой княгиня работала с замечательным самоотвержением и энергией. В следующие годы она посещала тюрьмы, заботясь о религиозном воспитании и перерождении заключенных, старалась улучшить их положение. При этом она отличалась религиозной терпимостью, не обходя иноверцев и атеистов. В 1904 году после усиленных хлопот Дондукова-Корсакова добилась доступа к политическим арестантам в Шлиссельбургскую крепость (не получив разрешения посещать узников крепости, она обратилась с просьбой заключить в крепость ее саму). Здесь она всячески старалась облегчить участь узников, помогая им, чем только могла, хлопотала о них перед властями [см. 29, 30].

Большой вклад в развитие благотворительности в форме добровольной помощи нуждающимся в XIX веке внесла принцесса Тереза. В 1844 г. благодаря ее усилиям в Санкт-Петербурге была основана Никольская община, проводившая подготовку палатных сестер милосердия. Когда, несколько лет спустя, возникла необходимость оказывать помощь раненым и увечным воинам Крымской войны, была создана Крестно-Воздвиженская община. Главной деятельностью общины была подготовка сестер милосердия для оказания помощи раненым на полях сражений.

Пример бескорыстной деятельности сестер милосердия в годы Крымской войны побудил к созданию в 1867 г. Российского общества попечения о больных и раненых воинах, которое в 1879 г. была преобразовано в Российское общество Красного Креста. Деятельность общин не была строго ограничена помощью пострадавшим в военных кампаниях. В них также открывались специализированные больницы, где четвертая часть коек предназначалась для бедных. Общины открывали приюты для сирот и детей из малообеспеченных семей, а их члены добровольно посещали нуждающихся в ночлежных и работных домах.

Добровольный труд сестер милосердия оказал большую помощь врачам в лечении и уходе за больными. Но, кроме того, важное значение имели социально-психологические и социально-бытовые услуги, которые оказывали милосердные люди, объединившиеся для того, чтобы помогать больным детям, инвалидам, престарелым. Практически члены общин являлись истинными добровольцами социальной работы, которые заботились о благополучии страдающего человека. Все добровольцы женских общин сестер милосердия проходили курс обучения по специально разработанной программе и только после получения соответствующего аттестата приступали к работе. Так, в Александровской, Никольской, Покровской, Павловской общинах в 1870-1890-е годы были разработаны пяти- и шестилетний планы обучения сестер, в которых тесно переплетались теория и практические занятия. Выделялось три ступени подготовки, отличающиеся по срокам, задачам и ожидаемым результатам. Например, к первой относились кандидатки, у которых в течение двух лет непосредственной работы в больнице, приюте или ночлежном доме выявилась способность работать с больными, определялось наличие качеств, необходимых в деле бескорыстной помощи нуждающимся [31, с. 117].

К концу XIX века общественное благодеяние выливается, по сути, в широкое гражданское движение, вовлекая в свои ряды большое число известных и неизвестных российских деятелей, нравственной потребностью которых была помощь ближнему. В это время добровольчество существовало уже как массовое явление. Ярким примером может быть безвозмездная деятельность представителей интеллигенции (учителей, врачей и др.) в сфере культуры – «хождение в народ».

На организацию добровольческого движения в Москве большое влияние оказало учреждение Московской Городской Думой в 1894 году «Городских попечительств о бедных». Инициатором выступил член Московской Городской Думы профессор МГУ Владимир Иванович Герье. Современники так писали о Попечительствах: «В декабре 1894 года Москва обогатилась новыми благотворительными управами под названием «Участковых Попечительств о бедных». Эти чрезвычайно симпатичные и жизненные учреждения, полные глубокого общественного значения, являются для России делом совершенно новым и по тем принципам, которые были положены в основу их организации, стоят неизмеримо выше какого бы то ни было из существующих у нас благотворительных обществ и учреждений... В течение этого первого года на обязанности Попечительств лежала громадная и ответственная задача изучить нуждающееся население своего района, определить характер и способ помощи, выработать свою наиболее целесообразную организацию и, кроме того, при скудных средствах совершить все-таки что-нибудь несомненно полезное, чтобы не явиться в глазах населения недостаточно деятельными учреждениями» [см. 32]. В.И. Герье отмечал, что «Без общего и дружного участия всех достаточных жителей столицы Попечительства не будут в состоянии справиться со своей задачей» [см. 33]. Городские Попечительства давали возможность для удовлетворения нравственных потребностей, и потому нет ничего удивительного в том, что его ряды при первом же призыве заполнились лучшими слоями московского общества. И только благодаря этим силам и дружной, вполне бескорыстной работе, Попечительства, располагая в большинстве случаев скудными средствами, успели сделать сравнительно много. При поддержке Московской Городской Думы Попечительства приняли на себя обязанности по сбору средств, обследованию положения нуждающихся и оказанию индивидуальной помощи. Опыт работы этих учреждений был очень положительно воспринят и оказался настолько целесообразным, что Циркуляр МВД от 31 марта 1899 г. рекомендовал «распространить опыт Москвы в другие города». Многие добровольцы, работающие сегодня в Московском Доме Милосердия, узнают в описании «Участковых Попечительств о бедных» хорошо знакомую ситуацию из жизни сегодняшнего дня их организации.

До 1905 года в Российской империи не существовало органов представительной власти и избирательного права, профессиональные союзы и ассоциации вызывали подозрение, поэтому благотворительность в целом относилась к немногим сферам легальной гражданской активности. Благотворительность служила милосердию и одновременно выражала гражданскую позицию демократической интеллигенции, а потому часто носила комплексный характер. Например, в структуру Русского женского взаимно благотворительного общества в начале XIX века входили курсы по обучению и профессиональной подготовке женщин, бюро по приисканию мест и занятий для женщин, совет по устройству общежитий, юридическая комиссия. В 1870-х годах высшие женские курсы на общественных началах стали работать в Москве, Казани, Киеве и Санкт-Петербурге [34, с. 6]. За свою благотворительную деятельность Русское женское взаимно благотворительное общество получило золотую медаль в 1900 году на Всемирной выставке в Париже.

В начале ХХ века важным правовым документом, регулировавшим учреждение и деятельность добровольных благотворительных обществ, становятся Временные правила об обществах и союзах от 4 марта 1906 г. [см. 35] Согласно этим Правилам благотворительным обществом называется «соединение нескольких лиц, которые, не имея задачею получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали предметом своей совокупной деятельности определенную цель». Иными словами, добровольцы, объединяющиеся для безвозмездного служения обществу образовывали благотворительную организацию.

Интересным историческим примером организации добровольческого труда, воспринятым в современной России (например, в Нижнем Новгороде в 1998 г.) является создание в 1911 году Всероссийской лиги для борьбы с туберкулезом. Такое дело могло вестись успешно лишь при сочувствии и поддержке всего общества. И лига получила такую поддержку. Во многих городах стали открываться отделения лиги, работавшие самостоятельно. В августе того же года прошел первый День белого цветка, главной целью которого было распространение информации о болезни и сбор средств в пользу больных. Врачи читали лекции о туберкулезе, добровольные помощники раздавали информационные листки. Члены оргбюро занимались устройством всех мероприятий – церемониального шествия по городу, ярмарок, молебна на площади перед Городской думой. Они же договорились с военным начальством о бесплатном выступлении духового оркестра, с судовладельцами – о бесплатном проезде продавщиц цветка, с театрами и кинематографами – об отчислениях в пользу лиги. За два года принятые лигой меры оказались настолько действенными и своевременными, что необходимость в дальнейшей мобилизации средств населения отпала [см. 36]. Такие методы работы добровольцев сегодня часто используются в реализации профилактических программ, например, при профилактике наркомании или ВИЧ-инфекции среди молодежи.

О роли и значении добровольцев в начале ХХ века можно судить из следующего. В 1909 году региональные отделения благотворительных обществ, занимавшиеся различными видами помощи, впервые в России объединились в профессиональное общество – Всероссийский союз учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению. Цель союза выразил его лидер С.К. Гогель: «Союз направляет свою деятельность на упорядочение и объединение благотворительной деятельности во всей России» [37, с. 1]. В 1910 году был созван Первый съезд русских деятелей по общественному и частному призрению, который обсудил ряд проблем. Среди прочего современниками было отмечено: «Действительно для расследования нравственного воздействия и опеки над нуждающимся, пока он не встанет на ноги, нужно громадное число деятелей-добровольцев» [37, с. 10-11]. Там же был поднят вопрос о необходимости обучения привлекаемых добровольных работников, чтобы в последствии они становились профессионалами.

Так в 1913 - 1917 годах на юридическом факультете Психоневрологического института в учебный план были включены курсы социологии, общественного призрения, истории социальных учреждений и др. Интересной является попытка организации под крышей института учебно-вспомогательных учреждений для проверки знаний и отработки практических умений студентов, выпускников и самих преподавателей. Среди таких учреждений можно назвать вспомогательную школу для отсталых детей, школу для глухонемых детей, приют-ясли для умственно отсталых детей родителей, призванных на войну, четыре лазарета для раненых воинов и инвалидов, пришедших с фронта, клинику нервных и душевных болезней [38]. Необходимость многих из них стала особенно очевидной после начала первой мировой войны.

После революции 1917 года изменение политических и социальных условий привело к прекращению деятельности созданных в царское время благотворительных организаций. Само понимание благотворительной деятельности изменилось. Теперь благотворительность стала рассматриваться как помощь, лицемерно оказываемая представителями господствующих классов эксплуататорского общества некоторой части неимущего населения с целью обмана трудящихся и отвлечения их от классовой борьбы [см. 39].

Отношение к добровольческому труду тоже изменилось, но нельзя сказать, что он перестал существовать, просто приобрел несколько иные формы. И благодаря организационной поддержке государственно-партийными структурами, добровольный труд граждан в СССР стал носить массовый характер. Этот вид деятельности рассматривался как предкоммунистический или коммунистический труд. Об этом в своих трудах пишет В.И. Ленин: «Коммунистический труд в более узком и более строгом смысле слова есть бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу и по сознательному (перешедшему в привычку) отношению к необходимости труда на общую пользу, труд, как потребность здорового организма» [40, с. 315]. Добровольческий труд в советский период проявлялся в различных формах - субботники, добровольные дружины, тимуровское движение, просветительская деятельность и пр.

Считалось, что решающую роль в процессе социализации подрастающего поколения играет участие молодых людей в общественном производстве и труде (это позволяло на практике знакомиться с производственными отношениями и обязанностями, действенно проявлять и развивать духовные и физические способности). Часто с этой целью организовывалась работа в учебно-производственных комбинатах, молодежных производственных бригадах, лесничествах, лагерях труда и отдыха и др. В трудовом воспитании работающей молодежи значительную роль играло наставничество, получившее массовый характер движение высококвалифицированных кадровых рабочих по подготовке рабочей смены. Соединение обучения с производственным трудом создавало широкие возможности для переноса знаний, полученных при изучении теории, в область практической деятельности, стимулировало способность к самостоятельному, творческому решению трудовых задач, формировало важные качества личности молодого человека.

Можно сказать, добровольческий труд был модным. Молодежь стремилась внести свой вклад в реализацию каких-либо государственных проектов, причем совершенно бескорыстно (например, участие в строительстве Байкало-Амурской магистрали). Можно сказать, что добровольцев объединяла романтика подвига, стремление быть всегда на самом трудном и опасном участке. Государство смогло сформировать такую систему взглядов, при которой граждане понимали всю важность такой работы для развития своей страны и общественного блага. А для влияния на тех, кто эти взгляды не разделял, государство имело некоторые механизмы принуждения. Так если человек не принимал участия в субботнике, он вполне мог лишиться не только уважения коллег, но и заслуженной премии.

В СССР труд добровольцев имел особую идеологическую основу. Стремление к скорейшему построению коммунизма, а в будущем социализма подталкивало людей к труду на добровольных началах. Уже со школьной скамьи дети привыкали к этому виду деятельности. Старшие брали шефство над младшими. Пионеры часто организовывали досуг октябрят, помогали в учебе и т.д.

Особенностью труда волонтеров в советский период является то, что они работали под контролем государства. Некоммерческие общественные организации и фонды как институт финансирования и управления добровольческой деятельностью отсутствовали, их функции выполняли государственные структуры. Поэтому можно сделать вывод, что волонтерский труд не был полностью свободным для граждан общества этого периода. К тому же, как и все остальные аспекты жизни советского общества, носил во многом идеологический характер. Фактически он являлся идеологически принудительным и имел особую мотивацию (предоставление отгулов или дополнительных дней к отпуску моральное поощрение).

В годы «перестройки» отношение к благотворительной деятельности постепенно начинает меняться. Руководство страны признало необходимость предоставления возможности гражданам участвовать в социальной взаимопомощи, видя в этом не только путь к частичному освобождению государственного бюджета от расходов на социальные нужды, но и одно из средств формирования гражданского общества.

С распадом СССР многие отлаженные механизмы перестали действовать в том числе и механизм организации труда добровольцев. В начале 1990-х годов, когда прежняя идеология была разрушена, а новой пока не было предложено, движение добровольчества находилось в упадке. Его возрождение в постсоветской России проходило на фоне экономической разрухи и военных конфликтов.

В 1990-х годах это общественное движение пережило кардинальную ломку механизмов отношения к его инициативам со стороны государства. Произошла фактическая ликвидация и самоликвидация на государственном уровне крупнейших молодежных организаций, выполняющих воспитательную функцию в образовательных учреждениях и трудовых коллективах. Многих представителей нового поколения коснулся кризис идентификации: они не осознавали своего предназначения в обществе [см. 41].

Первым российским общественным организациям, ставившим целью благотворительную и добровольческую деятельность (помощь беспризорным детям, реабилитация жертв сталинских репрессий) пришлось преодолевать не только бюрократические препоны, несовершенство законодательства и собственный непрофессионализм, но и настороженное, часто негативное отношение соотечественников: за 70 лет советской власти страна полностью утратила представление о такой форме благотворительности как о важном элементе гражданского общества.

Этот период отмечен для добровольцев поиском путей выживания и решения собственных задач. Сильнейшим стимулом становится предоставление общественными организациями добровольцам новых знаний, навыков, информации, возможности переквалификации и трудоустройства. Используемые способы привлечения добровольцев и работа с ними в общественных организациях были в основном интуитивными и опирались на личный опыт их лидеров и первые знания, полученные от зарубежных коллег.

Таким образом, можно сделать вывод, что добровольческий труд как вид деятельности, направленной на решение социальных проблем, имеет в России свою историческую традицию. Милосердие, желание помочь человеку не ради денежного вознаграждения, а ради выражения собственной активной гражданской позиции является характерной чертой нашего менталитета. Добровольческий труд в России во все времена охватывал различные категории населения, тем самым, объединяя их единой целью – помогать нуждающимся. Деятельность добровольцев проявлялась в разнообразных видах помощи – предоставление одежды, пищи и крова, врачебная помощь, обучение ремеслам, воспитание детей и пр. А в условиях отсутствия государственной системы социального обеспечения населения благотворители и добровольцы в определенной степени выполняли ее функции.

Несмотря на то, что сегодня понятия «волонтерство» или «добровольчество» являются относительно новыми, нельзя считать явление, которое они обозначают заимствованным с Запада. История благотворительности в России дает нам множество примеров и доказательств того, что добровольцы в нашем государстве были всегда, только не имея статуса «доброволец» они назывались просто милосердными людьми, членами благотворительных организаций и обществ, добровольными общественными деятелями.

Сегодня молодые люди, работающие в различных некоммерческих организациях в качестве добровольцев, могут по праву гордиться богатством истории той деятельности, которой они занимаются. А государство может использовать исторический опыт становления добровольческого движения для поднятия его престижа и привлечения в него активных молодых людей.

Список использованной литературы

1. Слабжанин Н.Ю. Мозаика российского добровольчества. Факты, ресурсы и мнения. М., 2003 г.

2. Ключевский В.О. Сочинения в 9 томах. – М., 1987, т. 1.

3. Повести временных лет (Лаврентьевская летопись) / Сост. А.Г. Кузьмин, В.В. Фомин. – Арзамас: Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара, 1993. – 383 с.

4. Годунский Ю. Откуда есть пошла благотворительность на Руси // Наука и жизнь. 2006. №10.

5. Виилма Л. Душевный свет. Екатеринбург. 2001.

6. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.

7. Исторический календарь. Десять веков российской истории (от князя Владимира до Николая II) / Сост. В.В. Алексеев, В.А. Степанов. – Донецк: Сталкер, 1996. – 528 с.

8. Березовая Л.Г., Берлякова Н.П. История русской культуры. М.: Владос, 2002. Т.1.

9. Антология социальной работы. В 5 т. Т. 1 История социальной помощи в России / Сост. М.В. Фирсов. – М.: Сварогъ – НВФ СПТ, 1994.

10. Кудринская Л.А. Добровольческий труд: опыт теоретической реконструкции: диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук: 22.00.03. – Москва: РГБ, 2007.

11. Александрийский, Климент. «Строматы». Книга1. // Отцы и учителя Церкви III в. Антология. (Сост. И. Алфеев) Т.1 М., 1996.

12. Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России. Национальный опыт и вклад в цивилизацию // Россия в ХХ веке. Историки мира спорят. М., 1994

13. Как думали русские люди о милосердии двести лет назад. Сергиев Посад, 1897.

14. Благотворительность в России. Т.1. СПб., 1895.

15. Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. 16 (1762-1765). № 11661, 11674, 11699, 11701, 11844, 11908, 12033.

16. Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. 20. №14392.

17. Черепкин Н.П. Императорское общество благородных девиц. СПб., 1914.

18. Ведомство учреждений императрицы Марии: Краткий исторический очерк... СПб., 1912.

19. Очерк деятельности Совета Императорского Человеколюбивого общества за сто лет, 1816-1916 гг. Пг., 1916.

20. Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I. Т. 34 (1817). №26625.

21. Свод законов Российской Империи. Т. 5. 1893. Ст. 57.

22. Положения о государственном промысловом налоге. Ст. 371 // Свод законов Российской Империи. Т. 5

23. Устав общественного призрения // Свод законов Российской Империи. Т. XIII. СПб., 1892.

24. Правительственный вестник. 1897. 12 июля.

25. Лыткин В.А. История социальной работы в России. Калуга. 1957.

26. Россия. Энциклопедический словарь. Л., 1991.

27. Русские очерки. М., 1956. т. III.

28. Благотворительные учреждения Российской Империи. Т.1., СПб., 1900.

29. Аптекман О.В. Записки семидесятника // Современный мир. 1913. №5.

30. Фингер В. М.М. Дондукова-Корсакова в Шлиссельбурге // Русские Ведомости. 1912. №290.

31. Тевлина В.В. Социальная работа в России в конце XIX – начале ХХ века // Вопросы истории. 2002. №1.

32. Вокляревский В. Городские Попечительства о бедных в Москве // Русская мысль. 1896. № 96.

33. Русские Ведомости. 1895. №57

34. Слабжанин Н. как эффективно работать с добровольцами.

35. Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 3. Т 26. №27479

36. Вестник благотворительности. 1999. № 2.

37. Речь С.К. Гогеля на открытии союза в кн.: Труды I съезда русских деятелей по общественному и частному призрению. СПб. 1910.

38. Российский государственный исторический архив. Ф.733, оп. 226, д. 173, л. 7; ф. 733, оп. 226, д. 166, л. 5.

39. Большая советская энциклопедия. т.2., М., 1950

40. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 40.

41. Семенов В.Е. Ценностные ориентиры современной молодежи; Таран Ю.Н. О возрождении школьного воспитания: из опыта региона // СОЦИС. 2007. №4.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top