Липатов А.В.

История России знает очень много событий и периодов, которые значимы для памяти нашей Родины и для каждого ее гражданина. Одним из таких периодов является «оттепель» 1953-1964 гг., крепко связанная с именем Н. Хрущева. Ее начало можно связать с появлением статьи советского литературного критика В. Померанцева «Об искренности в литературе», опубликованной в журнале «Новый мир» в декабре 1953г. и с издания И. Эренбургом романа «Оттепель» в 1954г. На XX съезде КПСС (14-25 февраля 1956г.), были показаны негативные последствия культа личности И. Сталина на все сферы общественной жизни. Изменения, произошедшие в советском государстве в период «сталинизма» с 1924-1953 гг. были раскрыты государственным деятелем, членом КПСС с 1918г., Н. Хрущевым. Это явление само собой подразумевает новое и отличное понимание истории «оттепели» от предыдущей эпохи. В этот период произошли глубокие политические и социальные изменения, которые при прежнем режиме произойти не могли. Во-первых, смягчено рабочее законодательство предвоенного времени, которое ущемляло права рабочих; во-вторых, летом 1956г. было принято решение о массовом жилищном строительстве, которое учитывало социальные нужды трудящихся восстанавливающих СССР после Великой Отечественной войны; в-третьих, из лагерей и тюрьм начали выпускать политических заключенных, которые были неугодны прежнему политическому режиму. Под влиянием данных и других перемен в общественных процессах второй половины 1950-х гг. стал происходить процесс расшатывания одного из элементов «государственного социализма» – это тотальный контроль властей над духовной жизнью и образом мышления людей. «Оттепель» в советском обществе, вызванная демократическими преобразованиями во внутренней политике государства, повлияла на сознание миллионов людей, которые стали мыслить «свободнее и чище». А главным носителем новых, постсталинских идей был узкий слой людей, относящихся к искусству и литературе, то есть художественная интеллигенция. Она обладала новым пониманием своего времени и новым свободным сознанием, которое выражалось в результатах творческой деятельности: театральных постановках, выставках картин, в издании и переводов романов и повестей, которые показывали реальные социальные проблемы и больше отвечали интересам одного человека, чем массе. Примерами смелых произведений, рисующих жизнь в советском государстве без прикрас и идеологической подоплеки могут служить такие как, «Доктор Живаго» Б. Пастернака, «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына. Новые веяния приведут к появлению такого культурного феномена, как «шестидесятники». Именно либеральная по своим взглядам, высокообразованная городская молодежь составит костяк этого культурного явления, именно они станут носителями в обществе идей десталинизации и обеспечат им общественную поддержку. Учитывая данные факты, в современной исторической науке вполне логично происходят определенные процессы в новом осмыслении истории второй половины ХХ века и ее культуры.

Целью исследовательской работы является анализ взаимоотношений партийно-государственного аппарата и творческой интеллигенции в период «оттепели» (во второй половине 1950-х гг.) в Сталинграде. При этом под культурной политикой в СССР мы будем понимать «совокупность практических мероприятий, проводимых государством с целью усовершенствовать культурное пространство и время жизнедеятельности населения»[1].

Исследователь культурного строительства в послевоенное время (1945- конец 1950-х гг.) и культурной жизни второй половины 1950-х гг., занимающийся рассмотрением процесса реализации государственной культурной политикой в период «оттепели», встретится с несколькими точками зрениями на данный вопрос. Некоторые ученые считают, что "оттепель"- закономерный период в жизни страны, начавшийся после смерти Сталина и характеризующийся послаблениями во всех сферах жизни общества: экономике, политике, культуре. Обращение к этой теме представляется им более важным и актуальным, так как в публикациях последних лет существует тенденция заменить одну схему другой. Если в работах советского периода отношения интеллигенции и власти 1950-х-1960-х гг. изображались, как идиллические, то сейчас явно преувеличивается оппозиционность интеллигенции. Конфликтные ситуации, как наиболее яркие, выходят на первый план в публикациях, документах и в воспоминаниях, большинство которых принадлежит перу бывших диссидентов. Символом "оттепели", точкой отсчета нового периода стал в сознании современников XX съезд партии. "Детьми" XX называют поколение интеллигенции, сформировавшееся в 1950-е годы и последовательно выступавшие против культа личности. Но, по их мнению, в действительности изменение политического курса наметился еще до XX съезда. Свое начало "оттепель" берет с заявления Г.М.Маленкова "о необходимости прекратить политику культа личности". И впервые критика ошибок Сталина прозвучала на июльском пленуме ЦК 1953г.[2] Другие исследователи искусства придерживаются мнения, что консервативные и либеральные тенденции были тесно переплетены в политике и культурной жизни периода «оттепели». Противостояние шло не по линии интеллигенция-власть, а внутри интеллигенции и среди высшего партийного руководства. Либеральная и сталинистская художественная интеллигенция в борьбе друг с другом искали поддержки наверху, так же и «консерваторы» и «реформаторы» ЦК КПСС искали союзников в интеллигенции. Первая волна «оттепели», по их мнению, относится к 1953-1954гг., когда в ряде журнальных статей были подняты острые вопросы положения дел в литературе и искусстве. Эти публикации вызвали большой резонанс, так как вопросы выходили за рамки литературной жизни. В центре полемики оказалась статья В. Померанцева «Об искренности в литературе». Мнения читателей, поддерживающих автора, коренным образом разошлись с позицией критики, обвинившей в забвении принципа «партийности» в литературе. Результатом и концом дискуссии стало закрытое решение ЦК об ошибках журнала «Новый мир» и отстранение А.Твардовского от должности главного редактора в августе в 1954г. Вторую волну, связывают с общественной реакцией на доклад Н. Хрущева на ХХ съезде КПСС о культе личности И. Сталина. Часть интеллигенции, поддержавшая курс на преодоление последствий культа и выступавшая за его последовательное осуществление во всех сферах политической и культурной жизни, невольно оказалась главной мишенью партийной критики. Брожение умов после ХХ съезда партии было расценено как «праворевизионистские шатания». В 1957г. по стране прошла волна арестов, направленных на ликвидацию зарождавшихся диссидентских групп. Из-за невозможности открытого обсуждения накопившихся проблем большая социальная нагрузка ложилась на литературу и искусство. Литературно-художественные дискуссии периода «оттепели», вовлекавшие не только профессионалов, но и массового читателя, играли роль трибуны для выражения своей собственной гражданской позиции. По мере укрепления личной власти Н. Хрущева консервативные тенденции в культурной политике усиливались. А политика нового руководства, пришедшего после отставки Н. Хрущева, окончательно похоронили надежды либеральной интеллигенции на социально-политические перемены.

Но на сегодняшний день для современной исторической науки особенно важным представляется анализ форм, не только политической и социально-экономической, но и духовной жизни общества. При изучении периода, получившего наименование «оттепель», перед историками и исследователями русского искусства стоят определенные задачи, которые несмотря ни на какие мнения и аргументы в пользу них, должны быть решены. Это, во-первых, выявить взаимодействие партийно-государственного аппарата и советского искусства; во-вторых, определить, как в творчестве деятелей культуры нашел свое отражение механизм реализации государственной культурной политики не только на общегосударственном уровне, но и на местном, региональном; в-третьих, выявить основные направления деятельности художников, писателей и театров. В данном исследовании предпринята попытка решить эти задачи на основе анализа деятельности Сталинградских художников, писателей, театров во второй половине 1950-х гг., опираясь при этом на архивные материалы Центра документации новейшей истории Волгоградской области, местную периодическую печать исследуемого периода и научную литературу по истории культуры СССР. Новизна данной работы заключается в том, что в оборот вводятся новые источники - архивные документы, хранящиеся в Центре новейшей истории Волгоградской области, а анализ работы местных творческих объединений проводится на основе новой методологии, которая не зависит от прежних партийно-классовых установок в науке. Возможен актуальный вариант рассмотрения «оттепели» через анализ духовно-творческих форм деятельности общества, так как одной из важнейших частей общественной жизни, духовным потенциалом социума на любом этапе его развития является культура и ее продукты. Также в настоящее время не потеряна, а наоборот, возрастает познавательно-нравственная функция истории и истории культуры. Ведь заметно, что большинство людей, в постсоветский период, именно через культуру определенной политической эпохи ХХ века, будь то время, связанное с политической деятельностью В. Ленина, И. Сталина, Н. Хрущева, Л. Брежнева и др., стремятся познать историю своего государства.

Охарактеризовать культурную сторону «оттепели» помогут различные статьи, напечатанные в августе-ноябре 1957г., например, статья писателя Л. Соболева.[3] В журнале «Коммунист» напечатаны статьи А. Суркова «Вместе с народом»[4] и Ф. Панферова «Раздумье».[5] В «Литературной газете» и «Советской культуре» были опубликованы статьи, касающиеся вопросов о партийности литературы и искусства, связи творческой интеллигенции с жизнью народа, методе социалистического реализма. Наиболее доступными на сегодняшний день являются, «Высшее общественное назначение литературы и искусства», «Ленинские принципы партийного руководства искусством», «Жизнеутверждающая сила советской литературы», «За нерушимое единство литераторов под знаменем партии», «Школа писателя – жизнь» и пр. Не менее интересными являются работы, А. Г. Харчева «Место искусства в общественной жизни» (1956г.), Д. Ф. Козлова «Место и роль искусства в социалистическом обществе» (1956г.) и докторская диссертация А. Е. Егорова «Искусство и общественная жизнь» (1958г.), в этих работах имеется социологический анализ искусства и его функционирования с позиций марксизма.

Литература «оттепели» очень ярко обнажала острые социальные и политические проблемы Советского государства и своего исторического периода, в числе лучших своих образцов, можно назвать таких, как роман В. Дудинцева «Не хлебом единым», поэма С. Кирсанова «Семь дней недели», а рассказы Д. Гранина «Собственное мнение» и А. Яшина «Рычаги» были посвящены проблеме нравственных деформаций в обществе, в котором господствует двоедушие и лицемерие. Художественные произведения тех лет, которые оказались в центре читательских споров и нападок критики, сейчас интересны как документы эпохи, своеобразный барометр общественных настроений. Шло становление нового художественного мышления в изобразительном искусстве. Были осуждены помпезный стиль в живописи и скульптуре, практика «отклика на события», реабилитировано искусство авангарда 1920-х гг. В годы «оттепели» на смену героически возвышенным образам в произведениях на военную тему приходили обыкновенные, рядовые люди, вынесшие на своих плечах всю тяжесть будней войны. Утверждалась та правда, которую советские критики презрительно и несправедливо называли «окопной». Примером обычного героизма может служить спектакль «Современника» о войне - «Вечно живые» по пьесе В. Розова, а также кинофильмы, «Летят журавли» (1957г.), «Баллада о солдате» (1959 г.), «Судьба человека» (1959 г.).

Работа Сталинградских писателей данного периода освещается в краеведческой литературе, так в книге Д. Чирова «Писатели Нижней Волги»[6] описывается литературная деятельность Ю. Окунева, В. Чехова, А. Шейна. В труде В. Смирнова «По следам времени. Из истории писательской организации Царицына-Волгограда»[7] раскрываются основные виды работы в Сталинградском отделении Союза советских писателей (ССП), таких членов отделения, как Н. Сухов, М. Агашина, М. Лобачев. Творческая работа Сталинградских художников, членов Сталинградского отделения Союза советских художников (ССХ) глубоко отражена в брошюре искусствоведа В. Мишиной «Сталинградские художники»[8]. Основное внимание историческим вехам Сталинградского кукольного театра уделил А. Литвинов в одной из своих статей, напечатанных в краеведческом журнале «Отчий край»[9], в которой повествуется о его творческих успехах, достижениях и проблемах, связанных с социальным обеспечением актеров. Г. Беспальцева освятила деятельность Сталинградского драмтеатра в довоенный период и послевоенное время, раскрыла основные направления творческой работы, тематику пьес, опираясь при этом на источники.[10]О постановках Сталинградского театра музкомедии мы можем узнать из статьи Л. Мякишевой, также опубликованной в «Отчем крае», в которой автор повествует об основных постановках 1957-1959гг., актерах к. 1950-х - начала 1960-х гг., о географии гастрольных поездок театра[11]. Большое внимание к местным писателям, художникам и театральным постановкам уделяла периодическая печать, где главное место занимали газеты «Сталинградская правда» и «Молодой Ленинец».

На XX съезде КПСС были поставлены важные задачи в шестой пятилетке (1956 –1960 гг.) – «обеспечить дальнейший мощный рост всех отраслей народного хозяйства и на этой основе добиться значительного повышения материального благосостояния и культурного уровня советского народа»[12]. Сокращение рабочего дня в новой пятилетке, осуществление всеобщего среднего образования на всей территории СССР, расширение сети очного и заочного высшего образования во второй половине 1950-х гг. свидетельствовуют о дальнейшем росте культурного уровня и культурных запросов советских людей. Такое положение, естественно, предъявляло новые, повышенные требования к работникам культуры, обязывало их не отставать от роста культурных потребностей трудящихся Советского союза и постоянно совершенствовать свое творчество по мере выполнения партийных задач и планов. В докладе секретаря Сталинградского обкома КПСС тов. Журавлева «XX съезд КПСС и задачи работников искусства и литературы» от 5 марта 1956г., который был зачитан на областном совещания работников литературы и искусства, указано, что в «произведениях искусства и литературы необходимо широко и глубоко освещать роль народных масс в строительстве новой жизни, показывать роль КПСС как руководителя и организатора социалистического строительства и создания нового общества»[13]. Н.С. Хрущев на съезде также заявил: «Если образно говорить, мы поднялись на такую высокую гору, на такую высоту, откуда уже зримо видны широкие горизонты на пути к конечной цели - коммунистическому обществу»[14]. Советское искусство по замыслу партийных чиновников должно было помочь государству реализовать перспективную цель, то есть постройку коммунистического общества. Механизм воплощения идеи должен был идти через правдивое отражение действительности с помощью ярких художественных образов, опираясь при этом на методы социалистического реализма и ленинские нормы, которые были восстановлены во всех областях жизни советского общества после 1956г. На ХХ съезде КПСС было высказано предложение о том, что в произведениях советских деятелей культуры требуется показывать народ, как движущую силу развития советского общества и творца истории, и искренне верующего в возможность претворения в жизнь всех намеченных партией планов и задач. Н. Хрущев на ХХ съезде КПСС заявил присутствующим делегатам, что «творческая деятельность в области литературы и искусства должна быть проникнута духом борьбы за коммунизм, вселять бодрость в сердца, твердость убеждений, развивать социалистическую сознательность и товарищескую дисциплину»[15]. Из произнесенных слов на съезде становится понятна концепция государственной культурной политики в СССР в период «оттепели».   Во многих постановлениях ЦК КПСС, относящихся ко второй половине 1950-х гг., подчеркивалось, что советское искусство является острейшим идеологическим оружием партии, которое должно действовать в интересах народа. Советские писатели, художники, артисты и другие деятели искусства были объявлены партийными чиновниками «бойцами идеологического фронта», что обязывало их стать важнейшими элементами государственной культурной политики. Таким образом, мы можем говорить, что в советском искусстве пропагандировался и представлялся наиболее правильным принцип «партийности», что означает «выражение в произведении искусства идейной позиции художника, отвечающей интересам общественной группы, класса или партии».[16]

Сталинградские художники, входящие в местное отделение ССХ (в 1934г. в городе был открыт филиал Ассоциации художников Революционной России «АХРР»), выполняя решения съезда и руководствуясь партийным документом «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», в своих произведениях «пытались показать духовный облик и идейный рост нашего советского человека – патриота и творца коммунизма»[17]. Создаются такие произведения, как «Эстакада Сталинградской ГЭС» Г. Печенникова, «Нефть пошла» М. Павловского[18], «Огни Сталинградской ГЭС» И. Бирюкова, а также групповая скульптура «Смена» Н. Павловской[19]. В работе «Сталинград строится» А. Червоненко показал, как рядом с обугленным каркасом разбитого дома поднимается новое здание, как кипит работа на стройке, как подъемный кран подает штабеля досок, как каменщики кладут кирпичи. Эта и названные работы были встречены положительной оценкой со стороны Сталинградского обкома КПСС. Примерами качественных в идеологическом и эстетическом аспекте для советского государства могут служить также произведения Сталинградских писателей, входящих в местное отделение ССП (отделение «Союза пролетарских писателей» существовало в городе с 1921г.), как романы «Казачка» Н. Сухова, « Лето в степи» Н. Нефедовой, «Начало дружбы» М. Тугана, цикл стихотворений о женщинах поэтессы М. Агашиной «Актриса», «Варя», «Юрка»[20], где она раскрывает серьезные бытовые проблемы советской женщины. В стороне не должен был оставаться и советский театр, который, по словам министра культуры СССР с 1955-1960 гг., Н. А. Михайлова, является порождением социалистической революции и поставлен целиком и полностью на службу трудящимся, а главной отличительной его особенностью является «партийность, коммунистическая идейность»[21]. Власть ставила задачу перед советским театром «создавать новые произведения о партии, обогащая разработку важнейшей темы новыми художественными открытиями, новым ярким содержанием»[22]. На 1955г. в Сталинграде было три театра: драматический театр имени М. Горького, театр музыкальной комедии и театр кукол[23]. Городские театры, а особенно драмтеатр им. М. Горького, выполняя решение ЦК от 25 августа 1946г. «О репертуаре драматических театров и мерах его улучшения» достигли известных результатов в создании спектаклей на современную тематику. Общественные процессы второй половины 1950-х гг. отражались в спектаклях «Совесть», «Грозное оружие», «Большой шаг». Секретарь Сталинградского обкома тов. Журавлев также указывал на то, что «в репертуаре театра есть ряд спектаклей на современную тему, правдиво показывающих высокие моральные качества советских людей»[24]. В протоколах бюро горкома КПСС от 1959г. отмечено, что «положительной чертой в работе Сталинградских театров является стремление к расширению своего репертуара за счет произведений местных авторов»[25]. В связи с этим на сцене драматического театра появились такие спектакли, как «Звезды на крыльях» И. Волокитина и В. Костина, «На Волге широкой» В. Костина и Ф. Красина. В 1958г., к 15-летию со дня разгрома гитлеровцев под Сталинградом, Н. Покровский поставил пьесу «Сыновья» А. Шейна. Спектакль оказался знаковым и имел большой общественный резонанс. На сцене зритель мог увидеть русского юношу, сына обычной русской женщины, которую играла народная артистка РФ Мязина Е., сражавшегося с фашистами в небе Испании. Другим героем был испанец, прообраз Рубена Ибаррури, который воевал в России и погиб в Сталинграде. Его мать Габриэла Игнассари, роль которой исполняла заслуженная артистка РСФСР Евгеньева Е., приехала на могилу сына, и две матери встретились здесь, в городе, ставшем родным и испанской женщине. Этот спектакль получил положительную общественную оценку, «незнакомую москвичам пьесу театр поставил с настоящей любовью и уважением к памяти бойцов, павших под Сталинградом».[26] Театр кукол, стремясь повысить идейно-художественное качество своих спектаклей и уровень исполнительского мастерства, и постановочное мастерство, выпустил на суд зрителей такие спектакли, как «Тимур и его команда», «Старик Хоттабыч», которые были встречены одобрительной оценкой со стороны местных властей. На областном совещании также было отмечено, что серьезных творческих успехов добился театр музыкальной комедии. Так на 1956г. театр в содружестве с авторами создал два новых спектакля на современную тему - «Поют Сталинградцы», «Лялькин и Люлькин». Успешно прошли гастроли этого театра в Москве и Ленинграде в 1955г., где на суд зрителей были поставлены спектакли классического репертуара, это такие, как «Фиалка Монмарта», «Вольный ветер», «Трембита».

В выступлениях участников Сталинградского областного совещания работников литературы и искусства, проходившего в начале марта 1956г. и на котором выступал тов. Журавлев, отмечено, что «главной задачей, которую партия всегда ставила перед советской литературой и искусством, было правдивое отражение жизненных процессов, происходящих в обществе», а «сила литературы и искусства в том, что она вдохновляется великими идеями коммунизма»[27]. Главной отличительной особенностью искусства этого периода является обращение художников к современности, к темам, которые рассказывают о людях периода строительства коммунистического общества. Задачей советского искусства и литературы было формирование советского человека как сознательного строителя великого социалистического будущего, верно выполняющего ленинские заветы и постановления КПСС. Власть, в лице партийно-государственного аппарата, с помощью таких сильных духовно-творческих форм деятельности общества, как литература и искусство, театр формировала людей, которые признавали бы право государства распоряжаться их личностью, судьбой, чувствами. Советский человек в таком случае становился инструментом реализации планов и идей партии, «живой» машиной, которая воплощала бы наяву поставленные цели и задачи. Человек в тоталитарном государстве, испытывавший постоянный контроль, как в личной жизни, так и в профессиональной деятельности, не мог не согласиться на исполнение такой социальной роли.

Однако, начавшаяся внутренняя демократизация в СССР при Н. Хрущеве во второй половине 1950-х гг. не могла остановить стремления творческой интеллигенции отойти от уже традиционной лакировки реальной жизни людей в социалистическом обществе. В связи с социально-политическими изменениями «система управления искусством проявляла растерянность и известный либерализм»[28], в этом ключе появляются литературные произведения, которые приобрели огромное значение для истории советской культуры, такие как «Оттепель» И. Эренбурга, «Времена года» В.Пановой, «Волга-матушка река» Ф. Панферова. Либерализм выражался в публикациях названных и других произведений, где авторы поднимали острые социальные и бытовые проблемы. Кроме того, эта тенденция нашла свое проявление в регулярных встречах руководства ЦК КПСС с деятелями литературы и искусства с 1957г. Но при этом не теряла контроль власть, сосредоточенная в руках Н. Хрущева, который не отказывался от партийного руководства культурной жизнью. Как отмечают некоторые исследователи истории культуры: «Он реализовывал прежний принцип действия – господство личного вкуса и подчинение творчества художника очередным задачам, выдвинутым нетерпеливыми «покорителями» законов социального развития»[29]. То есть личное восприятие различных художественных произведений Н. Хрущевым приобретало характер официальных оценок. КПСС всегда придавала исключительно большое значение литературе и искусству как «боевому оружию» в идеологической борьбе, как мощному средству идейного и эстетического воспитания широких масс трудящихся.

Однако, отмечая достигнутые успехи в творчестве местных деятелей культуры, партийные органы критиковали отдельных художников за уход от больших тематических произведений к мелким сюжетам созерцательного характера. В материалах и протоколах заседаний Сталинградского бюро обкома КПСС отмечено, что в большинстве картин, посвященных строительству ГЭС и Волго-Донского судоходного канала им. В.И. Ленина «человек-строитель изображен хуже, чем земля, камень, бетон, фон; пейзаж написан смелее и живее, чем действующие лица–строители»[30]. Сталинградские художники в русле советской культурно-просветительской деятельности ставили задачу воспитания нравственности через обращение к героическим страницам истории нашего края. Так, на открытой республиканской художественной выставке в Москве 20 сентября 1957 г. было представлено несколько картин, где героика Великой Отечественной войны нашла свое отражение в произведениях «На Священной земле» Н. Крюкова, «Соединение фронтов в районе Калача» Ю. Галькова[31]. Также «появились на выставке работы на тему быта трудящихся Сталинграда: это картины «Усыновили» С. Бекташева, «Волгари» Н. Черникова»[32]. В 1959 г. сталинградские художники готовились к выставке 40-летия Советской армии. В своих произведениях они стремились запечатлеть героизм советского народа в годы Гражданской и Великой Отечественной войны, образы великих вождей и руководителей КПСС. Художник Ю. Гальков, например, писал полотно «На дальних подступах», где предполагалось изобразить бой советской артиллерии в Донской степи с немецкими танками, Русин работал над картиной «Бой на «Красном Октябре», Н. Черникова работала над воплощением в живопись подвига коммуниста-танкиста Маркина. Другой художник, Романов, к марту 1959 г. заканчивал большое полотно «Песнь о Родине».

В справке Сталинградского отделения Союза советских художников о состоянии творческой работы местных художников говорится, что еще слишком узок и скуден диапазон тем, к которым обращаются живописцы. В их полотнах отсутствовала тема труда. Совершенно не развит портретный жанр. Отмечается, что художники обращаются к портрету, но чаще это серии семейных портретов – жен, детей, родителей. Однако, эти работы, как утверждается, никого не воспитывают и ни о чем не говорят. Знатные сталевары, трактористы, каменщики, заслуженные учителя, чьи образы, воплощенные в искусстве, действительно, должны воспитывать поколение того времени, будить в них такое же отношение к труду, остаются незамеченными художниками. Указывалось, что «тема быта сталинградских трудящихся в творчестве художников отражалась недостаточно, практически отсутствовали картины, изображающие жизнь советской деревни»[33]. Такая характеристика показывает соотношение между официальной пропагандой и деятельностью сталинградских художников. Расширяя тематику полотен, местные художники стремились показать жизнь такой, какая она есть, без «лакировки», парадности и шумихи, без надуманного и «идеологически выдержанного» героизма, то есть жизнь обыкновенных людей с их повседневными заботами, огорчениями и радостями. Это основное направление поисков художественной интеллигенции вызывало определенное недовольство партийно-государственного аппарата.

Проявляя административный контроль над работой местных художников, партийные органы не обеспечивали достойные условия труда. В деятельности Сталинградских художников были некоторые трудности, связанные, прежде всего, с плохим устройством быта и тяжелым материальным положением. Трудоустройство художников также еще было плохо организовано. Не было достаточного числа мастерских для живописцев; отдельные скульпторы, как, например, скульптор Безруков вообще не имел мастерской. Не существовало тогда еще хорошего салона, не было выставочного зала, где бы художники, выставляя на смотр общественности свои произведения, могли бы под влиянием критики совершенствовать свое мастерство. И главной задачей для сталинградских художников, как зафиксировано в протоколе № 31 заседания Сталинградского бюро обкома КПСС от 1958 г., оставалось «создание произведений, правильно, глубоко и ярко отражающих жизнь советского народа, рабочего класса, колхозного крестьянства, произведений, раскрывающих руководящую роль народа как творца новой жизни»[34].

Сталинградские писатели также подвергались критике со стороны как Отдела пропаганды и агитации Сталинградского обкома КПСС, так и со стороны парторганизации ССП. Если обратиться к архивным материалам, то можно увидеть целый ряд недостатков, которые нашли названные структурные подразделения, во-первых, указано, что мало создается «высокоидейных, полноценных в художественном отношении произведений о героике трудовых будней, о величии дел простых советских людей»[35], во-вторых, для реализации коммунистических идей в литературе и искусстве нужно было освоить главный метод советского искусства - метод социалистического реализма, а местные писатели не обладали им и даже не пытались его освоить. По замечанию секретаря обкома КПСС тов. Журавлева, «отсутствие такой вооруженности приводит к тому, что на страницах Сталинградского литературного альманаха «Литературный Сталинград», появлялось и появляется изрядное количество серых, посредственных произведений»[36]. Инструктор обкома КПСС, В. Висков, в Справке о работе Сталинградского отделения ССП, отмечал также, что редколлегия альманаха работает неслаженно, собирается редко, зачастую рукописи сдаются в набор без обсуждения.[37]В-третьих, отмечается, «что писатели мало выступают с очерками и рассказами о лучших людях города и села на страницах областных газет»[38].

В связи с некоторой либерализацией общественной жизни Сталинградские писатели начали претворять свои творческие идеи во всех видах литературного жанра. Так, мастера слова во второй половине 1950-х гг. стали уходить от тяжеловесных романов и повестей с одной линией сюжета. Взамен пафосным произведениям, где восхваляется партия, появляются сатиристические рассказы и сценки, примерами могут служить, «произведения А. Шейна такие как, «Телефонный звонок», «Маляры» и программа для театра кукол «Только для взрослых»[39]. Рассказ Е. Карпова «Начало песни», «опубликованный в № 11 альманаха «Литературный Сталинград», повествует о жизни пьяниц, тунеядцев и любителей поживиться за счет государства»[40]. Герой рассказа, Анатолий Грачев, демобилизовавшейся из Советской армии, пришел работать на строительство Сталинградской ГЭС. Далее в рассказе показывается, что все руководители на стройке, к которым обращается Грачев,- это черствые, бездушные люди. И в бригаде, и в общежитии, где он живет, ему всюду встречаются пьяницы и бездельники, которые не хотят работать и желают жить за счет государства. Грачев, не получая никакой поддержки, не видя выхода из сложившейся ситуации, тоже начинает пьянствовать. Партийные работники посчитали, что «в рассказе сгущены темные краски, не показано ничего светлого в обстановке, окружающей героя».[41]Подобные же настроения, по мнению чиновников, проскальзывают и в рассказе Н. Кузьмичева «Лед на Волге».[42]Также остросоциальные конфликты, возникающие у простых людей из-за тяжелой бытовой жизни, можно увидеть в творчестве В. Леднева, Л. Тыриной. Отдел пропаганды и агитации обкома КПСС критиковал литераторов в том, что сталинградские писатели «делают содержанием своих произведений нетипичные явления, сгущают краски и тем самым подчас невольно извращают советскую действительность»[43]. Местная власть хотела видеть в творческой работе сталинградских авторов во второй половине 1950-х гг. отражение руководящей роли КПСС, работу человека, как творца будущей истории великого и могущественного государства, отвечающего моральному кодексу строителя коммунизма, героику трудовых будней. Таким образом, можно казать, что власть хотела видеть в художественных произведениях реализацию принципа «партийности» в искусстве и доказательством послужит высказывание тов. Журавлева. Из уже упомянутого доклада от 5 марта 1956 г., «сталинградские писатели, как и другие деятели искусств, призваны проводить партийные идеи, быть инженерами человеческих душ, прививающими советским людям высокие моральные качества»[44], а именно такие, как преданность делу коммунизму, любовь к социалистической Родине, добросовестное отношение к труду, взаимоуважение между людьми, высокое сознание общественного долга и нетерпимость к нарушениям общественных интересов, коллективизм и товарищеская взаимопомощь, непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству. В целом творческая работа сталинградских писателей во второй половине 1950-х гг. подчинялась решениям и постановлениям Отдела пропаганды и агитации обкома КПСС и парторганизации Сталинградского отделения ССП. В параграфе 31 протоколов заседания бюро обкома КПСС с № 65-72 от 1957г. зафиксировано, что именно на эти организации возложена задача устранить вышеперечисленные недостатки. Таким образом, именно эти организации являются проводниками реализации государственной культурной политики в регионе, с помощью них власть контролировала работу местной художественной интеллигенции.

Одной из основных причин слабости спектаклей на современную тему партийное руководство видело в недостаточном отношении к ним со стороны руководства театра, которое должно было «уделять должное внимание на художественное оформление спектаклей»[45], чтобы не терялась смысловая нагрузка и эмоциональность, то есть то, через что зрителям показывается и передается «великий» процесс строительства социализма и коммунистического общества. Другой причиной является отсутствие четкости и твердости в планировании репертуаров. В справке о состоянии театрального репертуара и мерах его улучшения за 1959г., указывалось, что в результате проверки деятельности театров города в прошедшем сезоне, то есть, за 1958г., установлен основной недостаток работы театров - неудовлетворительное формирование репертуара. Это, по мнению партийных работников, сказалось на всей деятельности театров, они «не создали ни одного произведения, в которых бы глубоко и ярко была отображена жизнь советского народа, рабочего класса, колхозного крестьянства, творческий труд интеллигенции».[46] Исследуя архивные материалы, можно увидеть, что ведущие театры города во второй половине 1950-х гг., по мнению партийных работников, все же «отступили от своих идейных и художественных позиций»[47], вследствие чего театры стали гнаться за так называемыми «кассовыми» пьесами для спектаклей, перестали исполнять свой общественный долг, а именно «повседневно показывать моральную красоту и величие советского народа»[48]. В 1955г. драматический театр поставил 5 спектаклей, но среди них оказались постановки, которые по замечанию партийных работников были «слабые в художественном отношении», это такие, как «Сталинград-Сант-Яго», «Хрустальный ключ», а в 1956г. был поставлен спектакль «Навсегда», который также можно отнести «к числу творческих неудач»[49]. Тов. Журавлев, выступая на уже упомянутом областном совещании работников литературы и искусства города и области, со своим докладом, отметил, что «в прошедшем сезоне (1955г.) театр кукол имел спектакли со слабым режиссерским и актерским решением»[50], это такие, как «Волшебная лампа Алладина», «Три поросенка», «Чертова мельница». Но именно в спектакле «Волшебная лампа Алладина» впервые в городе была применена система тростевых кукол, что, конечно же, объективно говорит о режиссерской находчивости. На проходящем фестивале «Волжская театральная весна» в Сталинграде в 1957г. работу театра кукол оценили очень высоко. Главный режиссер А. Хмелев и художник Ф. Мельников получили почетные дипломы.

Своей деятельностью сталинградские художники, писатели и деятели театров продолжали восстанавливать культурный облик города, а их работы были встречены, как положительно общественными деятелями и населением города, так и негативно со стороны партийных работников за то, что произведения мало отражали идеи коммунистического строительства. Они изображали, как «стахановцев» строек Сталинграда, героев трудовых будней- простых людей, с бытовыми проблемами, так и процесс восстановления города в целом. Их работы напрямую отражали социальную действительность, существовавшую в Сталинграде во второй половине 1950-х гг., где показан процесс восстановления города из руин, размах строительных работ, и, прежде всего, человека-строителя и созидателя «нового» общества.

Подводя итоги, можно сказать, что творчество советских художников, писателей и театральных деятелей в рассматриваемый период жестко регламентировалось со стороны партийных и общественных организаций – Отделом пропаганды и агитации Сталинградского обкома КПСС, Сталинградского горкома КПСС, Союзом советских художников и Союзом советских писателей и их партийными ячейками. Литературная деятельность местных писателей и работа художников призваны были проводить партийные идеи, показывать народу возможность построения коммунистического общества, его силу, неиссякаемый потенциал для скорейшего достижения намеченных партией задач, то есть должен был полностью реализовываться принцип «партийности» в искусстве. Анализируя взаимоотношения власти и деятелей культуры, можно отметить, что театр в Советском государстве во второй половине 1950-х гг., это проводник и преемник партийных идей, инструмент реализации планов КПСС для дальнейшего строительства социалистического будущего. Спектакли при этом должны были отражать людям современный им процесс строительства социализма, его размах и темпы, показывать, что труд советских людей - это великое дело, подвиг и пример для всего человечества. Заметно, что критика партийных работников носила характер официальных оценок, а советский артист, художник и писатель, по мнению государственных чиновников, это пропагандист коммунистической морали.

Постоянная критика, которая велась, как было сказано в партийном документе «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», «для того, чтобы еще более укрепить наш советский строй, позиции Коммунистической партии, обеспечить новые успехи и более быстрое движение вперед»[51], служила главным орудием воздействия на творческую элиту, поправляя и направляя ее деятельность в нужное русло и направление. Административный контроль, навязывание творческой интеллигенции личных вкусов, как самого генсека, так и местной политической элиты, неадекватная оценка художественных произведений на выставках и творческих собраниях партийными работниками, оказывали сдерживающее влияние на развитие местной литературы и искусства. Власть, в лице партийно-государственного аппарата, подходила к культурной сфере с определенной задачей, которая выражалась в стремлении поставить ее на службу административно-командной идеологии. Прослеживая взаимоотношения власти и художественной интеллигенции, как на местном уровне, так и на общегосударственном уровне, отчетливо заметен предел творческой свободы и истинный смысл «оттепели» в духовной жизни общества.

Советское государство, как партийное государство, объявило искусство «идеологическим оружием», то есть орудием своей идеологии и средством борьбы за власть; оно монополизировало все формы и средства художественной жизни, при этом главным методом советского искусства был признан социалистический реализм. Также в стране существовал хорошо слаженный и четко выстроенный аппарат контроля и управления искусством, верно стоящего на ленинских заветах и партийных резолюциях, решениях, и состоящий из Министерства культуры СССР, Отдела культуры ЦК КПСС, Отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС и низовых партийных ячеек. То есть, мы можем говорить о том, что государство во второй половине 1950-х гг. для общества искусство в котором была заложена общая цель для всей страны - постройка коммунистического общества и воспитание людей в духе морального кодекса коммуниста, а партийные органы должны были контролировать, поправлять всю творческую деятельность, происходящую в социуме. Заметно, что искусство в советском государстве носило отпечаток существующей идеологии в обществе и полностью подчинялось происходящим в стране социально-экономическим, социально-политическим изменениям. Можно согласиться с мнением И.Н. Голомштока о том, что «с момента возникновения тоталитарное государство начинает воссоздать свою художественную культуру по собственному образу и подобию, то есть по принципу мегамашины, все части которой приведены в строгое соответствие с ее функцией. Перед ней ставится универсальная цель, в нее закладывается жесткая программа, а все мешающее ее работе безжалостно отсекается»,[52] которое наиболее полно характеризует советское искусство, как продукт тоталитарного государства.

О развитии культуры в период хрущевской «оттепели» все же можно отозваться, как о противоречивом явлении. С одной стороны был дан глубокий импульс для развития отечественного образования, науки, искусства. С другой, в условиях существования жесткой административно-государственной власти деятели советской культуры находилось в определенных идеологических и творческих рамках, находясь под постоянным контролем партийно-правительственного аппарата. Партийная бюрократия не допускала свободы творчества, направляя усилия интеллигенции в строгое русло идеологической работы, искусство в СССР должно было отражать политические идеи. Сам Н. Хрущев называл художественную интеллигенцию в своих публичных высказываниях «автоматчиками» партии. В разные периоды существования государства неугодные творческие работники подвергались преследованиям, репрессиям или забвению. Интеллигенция не могла во второй половине 1950-х гг. открыто противостоять давлению со стороны властей, что в дальнейшем привело к духовному кризису в обществе.

Несмотря ни на что, сталинградские художники, писатели и театры своей творческой работой стимулировали культурное развитие в регионе, а их деятельность является отражением социально-экономической, политической, культурной жизни региона во второй половине 1950-х гг. И хотя в их работах часто заметен идеологический компонент, они были выполнены на высоком художественном уровне и признаны обществом. Деятельность художественной интеллигенции Сталинграда в период восстановления города обогащала духовный мир каждого сталинградца, могла удовлетворить духовные потребности сталинградца и заложила культурный фундамент для следующего поколения. А негативная оценка со стороны партийных органов в сторону работников культуры оказывала сдерживающее влияние на развитие литературы и искусства в Сталинградской области.

Время показало, что на продукты творческой деятельности Сталинградских художников, писателей и театров, может опираться сегодняшнее поколение молодых людей. Так, для формирования патриотизма в системе гуманитарного образования и успешной передачи социальной памяти можно использовать материалы с выставки «Золотые пятидесятые», которая прошла 15 февраля 2007 г. в Волгоградском выставочном зале. Уникальность экспозиции заключается в том, что город Сталинград показан не только и не столько через призму картин и скульптур, но и звучащей музыки, исторических справок, развешанных возле каждого экспоната, что вызывает чувство путешествия в прошлое. С 4 по 6 октября 2004 года в городе-герое Волгограде состоялся пленум правления Союза писателей России, крупнейшего писательского союза страны, посвящённый 60-летию Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Председатель правления Союза писателей (СП) России В. Н. Ганичев вручил Почётные грамоты СП таким волгоградским писателям, как В. В. Леднёву. Это свидетельствует о его огромном литературном мастерстве, о том, что автор всегда выбирал актуальные темы для своих произведений и смог передать настроение того времени, ярко отразить эпоху, в которой жил. Следствием глубокой художественной работы сталинградских, а позже волгоградских театров является пристальное внимание к ним со стороны власти и общественных организаций, они продолжают держать звания культурных центров нашего региона. В 1995 г. был реорганизован Волгоградский муниципальный музыкальный театр и в этом же году театр открылся после длительной реконструкции здания. Учредителем театра является Управление культуры администрации Волгограда. Ни одно сколько-нибудь значительное мероприятие городского, областного масштаба не проходит без участия Волгоградского областного театра кукол. Это различные творческие юбилеи и бенефисы, благотворительные детские праздники и т.д.

Приведенные факты свидетельствуют об огромном социокультурном вкладе сталинградских художников, писателей и театров в развитие духовно-моральных и нравственных традиций региона, их творческая работа в период «оттепели» является для нас культурным богатством, с одной стороны, а с другой, источником по изучению истории края в данный период. Накопленные традиции в среде художественной интеллигенции в послевоенном городе преумножались в последующие годы и являются для волгорадцев на сегодняшней день достоянием. Ведь в них заключаются основные компоненты основополагающих добродетелей в российском обществе, которые необходимы для современной молодежи для прохождения процесса социализации и самоопределения в социуме. Работы сталинградских художников, писателей и театров является для волгоградцев средством для возрождения духовности, воспитания населения, особенно молодежи, в духе патриотизма, любви к Отечеству, что очень важно для духовного здоровья нации, формирования у молодежи ценностных отношений к миру, человеческой жизни и труду.

Список источников и литературы

Источники

Законодательные акты и нормативные

1. ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. 14-25 февраля 1956г. Стенографический отчет. Т.1. М., 1956. С.118.

Делопроизводственная документация

1. Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства «ХХ съезд КПСС и задачи работников литературы и искусства». 5 марта 1956г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 52. Д. 119. Л. 1, 5, 24, 132, 134, 138, 139, 146, 161.

2. Из записки Отдела культуры ЦК о современной литературе и драматургии, 1-го декабря 1956г. в ЦК КПСС. О некоторых вопросах современных настроений и о фактах неправильных настроений среди части писателей. // История советской политической цензуры. Документы и комментарии. / Отв. ред. Горяева Т. М. - М., 1997.- С. 123, 124.

3. Протоколы заседаний бюро обкома КПСС № 65-72. § 31 О работе Сталинградского отделения Союза советских писателей. 16 июля 1957г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 56. Д. 22. Л. 257.

4. Протоколы заседаний бюро обкома КПСС № 31. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 57. Д. 17. Л. 326.

5. Протоколы бюро горкома КПСС № 59-65 и № 1. § 16. О состоянии театрального репертуара и мерах по его улучшению. Октябрь 1959г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 71 (Сталинградский городской комитет КПСС). Оп. 32. Д. 14. Л. 7, 8.

6. Справка о работе Сталинградского отделения Союза советских писателей. 28 июня 1957г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 56. Д. 50. Л. 242, 243, 244.

7. Справка о работе Сталинградского отделения Союза советских художников. 28 октября 1958г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 57. Д. 46. Л. 24.

8. Справка бригады о состоянии творческой работы в Сталинградском отделении Союза советских художников. 3 марта 1957г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 60. Д. 120. Л. 1,3.

9. Справка о состоянии театрального репертуара и мерах его улучшения. 25 декабря 1959г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 71 (Сталинградский городской комитет КПСС). Оп. 32. Д. 20. Л. 104.

Выступления и речи руководителей государства.

1. Михайлов, Н. А. Театр и современность: доклад на Всесоюзной конференции работников театров, драматургов и театральных критиков в октябре 1958г. [Текст] / Н. А. Михайлов. – М.: Искусство, 1959. – С. 6.

2. Хрущев, Н. С. За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа // О литературе и искусстве. Сб. док.- М., 1959.- С. 33.

Периодическая печать

1 Коммунист. 1957. № 15.

2. Московский комсомолец. 1958. 12 июня.

3. Мишина. В. Труд главная тема. // Сталинградская правда. 1959. 26 апреля

4. Соболев, Л. За нерушимое единство литераторов под знаменем партии. // Литературная газета. 1957. 17 сентября.

5. Ширяев, Ю. У художников Сталинграда. // Молодой Ленинец. 1957. 25 мая

Литература

1. Беспальцева, Г. Но с благодарностью, что были… [Текст] / Г. Беспальцева // Отчий край. - 2003.- №3 .-С. 225.

2. Голомшток, И. Н. Тоталитарное искусство: монография [Текст] / И. Н. Голомшток. – М. : Галарт, 1994. – 296 с.

3. Жидков, В. С. Культурная политика России: теория и история: монография [Текст] / В. С. Жидков, К. Б. Соколов. – М. : Академический проект, 2001. – 592 с.

4. Зубкова, Е. Маленков, Хрущев и "оттепель" [Текст] / Е. Зубкова // Коммунист 1990, 14. С. 89.

5. Литвинов, А. Мы начинаем с буквы «А» [Текст] / А. Литвинов // Отчий край.- 1994.- № 2 .- С. 129.

6. Мишина, В. Сталинградские художники: искусствоведческий анализ [Текст] / В. Мишина. – Л. : Советский художник, 1960. – 8 с.

7. Мякишев, Л. Царство оперетты [Текст] / Л. Мякишев // Отчий край. - 2002.- №2. -С. 204

8. Чиров, Д. Писатели Нижней Волги6 сборник рассказов [Текст] / Д. Чиров. – Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1973. – 276 с.

Справочная литература

1. Кравченко, А. И. Культурология: словарь [Текст] / А. И. Кравченко. – М. :   Академический проект, 2000. – 275 с.

2. Философский словарь. Под. ред. Фролова Т. И. -4-е изд. [Текст] / Философский словарь. - М. : Политиздат, 1981.–445 с.

[1] Кравченко А.М. Культурология: словарь. М., 2000. С. 275.

[2] Зубкова Е. Маленков, Хрущев и "оттепель" //Коммунист 1990, 14. С. 89.

[3] Соболев Л. За нерушимое единство литераторов под знаменем партии // Литературная газета. 1957. 17 сентября.

[4] Коммунист. 1957. № 15.

[5] Там же.

[6] Чиров Д. Писатели Нижней Волги. Волгоград, 1973.

[7] Смирнов В. По следам времени. Из истории писательской организации Царицына-       Волгограда. Волгоград, 1996.

[8] Мишина В. Сталинградские художники. Л., 1960

[9] Литвинов А. Мы начинаем с буквы «А» // Отчий край.- 1994.- № 2 .- С. 129.

[10] Беспальцева Г. Но с благодарностью, что были…// Отчий край. - 2003.- №3 .-С. 225.

[11] Мякишев Л. Царство оперетты. // Отчий край. - 2002.- №2. -С. 204.

[12] ЦДНИВО. Ф.113 . Сталинградский областной комитет КПСС. Отдел пропаганды и агитации. Оп.52. Д.119. Л.24.

[13] Там же. Л.132

[14] ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. 14-25 февраля 1956г. Стенографический отчет. Т.1. М., 1956. С.118.

[15] Там же. С.116,117.

[16] Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - 4-е изд.-М.: Политиздат, 1981. - 445 с.

[17] ЦДНИВО. Ф.113 .Оп.52. Д.119. Л.161.

[18] Сталинградская правда. 1959. 26 апреля.

[19] Молодой Ленинец.1957. 25 мая.

[20] ЦДНИВО. Ф.113 .Оп.52. Д.119. Л.5.

[21] Михайлов Н.А.. Театр и современность. М., 1959. С.6.

[22] Там же. С. 14.

[23] Народное хозяйство Сталинградской области: стат. сб. Саратов, 1957. С.244

[24] ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л. 138

[25] Там же. Ф. 71. Сталинградский городской комитет КПСС. Оп. 32. Д. 14. Л. 7.

[26] Московский комсомолец. 1958. 12 июня.

[27] ЦДНИВО. Ф.113 .Оп.52. Д.119. Л.1.

[28] Жидков В.С., Соколов К.Б. Культурная политика России: теория и история. М., 2001. С.573.

[29] Там же. С. 574.

[30]ЦДНИВО. Ф.113. Оп.57. Д.46. Л.24.

[31] Молодой Ленинец.1957. 25мая

[32] ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 60. Д. 120. Л. 1.

[33] ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 60. Д. 120. Л. 3.

[34] ЦДНИВО.Ф. 113. Оп.57. Д.17. Л. 326.

[35] Там же. Оп. 56. Д. 22. Л. 257.

[36] Там же. Оп. 52. Д.119. Л.157.

[37] Там же. Оп. 56. Д. 50. Л. 244.

[38] Там же. Л. 242.

[39] Там же. Ф. 113. Оп. 56. Д. 22. Л. 257.

[40] Там же. Д. 50. Л.243.

[41] Там же.

[42] Там же.

[43] Там же. Д. 22. Л.257.

[44] ЦДНИВО. Ф.113. Оп.52. Д.119. Л.134

[45] Там же. Л.146.

[46] ЦДНИВО. Ф.71. Оп. 32. Д. 20. Л. 104.

[47] Там же. Ф.113. Оп.52. Д.119. Л. 139.

[48] Там же. Ф. 71. Оп. 32. Д. 14. Л. 8

[49] Там же. Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л. 138

[50] Там же. Л. 146

[51] Хрущев, Н. С. За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа // О литературе и искусстве. Сб. док.- М., 1959.- С. 33

[52] Голомшток.И.Н. Тоталитарное искусство. М., 1994. С. 10.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top