Глищенко А.С.

Введение

Многие считают Новгород примером построения демократии в России. Это утверждение необоснованно, так как Новгород XV в. скорей представляет из себя республику, где главенствовала аристократия – бояре. Законы Новгорода были направлены на подавление беднейших и средних слоев населения. Однако, также беспочвенны попытки советских ученых перенести мнение о Новгороде как о боярской республике и на Псков. Еще В.О. Ключевский отметил разницу между Новгородом и Псковом: “Переходя в изучении истории вольных городов от новгородских летописей к псковским, испытываешь чувство успокоения, точно при переходе с толкучего рынка в тихий переулок.”[1] То есть еще в конце XIX в. была отмечена высокая стабильность общества Псковской республики, а как мы знаем из исследований социологов и историков, основой стабильности государства является средний класс. То есть в отличие от Новгорода Псков был республикой средних классов и главной целью его существования было сохранение государства и его основополагающей силы — среднего класса. С.Ф. Платонов отмечал: “Все общество [Пскова] имело более демократический склад [чем новгородское] с преобладанием средних классов над высшими.”[2] Если Новгород менял князей, как хотел, то для Пскова князь был “... главным судьей и гарантом правопорядка вечевого города-земли”[3] В то же время князь был ограничен вечевыми органами, то есть в Пскове мы видим настоящую конституционную монархию, где князь является гарантом государственного устройства, в то время как в Новгороде таким гарантом выступает анархическое вече. Из этого явно следует, что Псков более подходит под наименование демократического государства, чем Новгород. Если развивать исследования Л.Н. Гумилева, то можно прийти к выводу, что демократия может быть построена народом, насчитывающем около 1000 лет. И Псков, и Новгород вошли вместе в период расцвета общества, его “равноправия” с природой. Далее все шло по разным сценариям. Новгород стал реликтом — этносом, в котором субпассионарии (люди, не занятые производительным трудом, живущие праздно) являлись главной силой[4]. Это было первым шагом к исчезновению этноса, которое произошло в 70-х годах XVI в., когда царь Иван IV Грозный вырезал со своими опричниками весь Новгород. Псков же сохранил верность законам, написанным предками. Поэтому историки называют Псковское общество и государство персистентной (неизменённой) системой. Это позволило Псковской Республике сохраняться до 1510 г., когда она была включена в состав Московского государства, но как народность псковитяне продолжали жить еще в конце XVI — начале XVII вв., когда они отбили атаки польского войска Стефана Батория.

Часть I. Особенности развития Новгорода и Пскова. Географическое положение

1.1 Границы, территория Новгорода

Новгородская республика являлась самым большим княжеством Киевской Руси. Ее территория простиралась от Белого моря на севере до реки Волги на юге, от Чудского озера на западе до Урала на востоке. Но вся эта территория была болотиста и нечерноземна. Соответственно, в Новгороде было слабо развито сельское хозяйство, а отсюда происходила зависимость Новгорода от “низовских” – южных городов. Но Новгород компенсировал слабое развитие сельского хозяйства развитием торговли. Еще в IX в. Новгород находился на знаменитом торговом пути “из варяг в греки”. После перекрытия половцами торгового пути в Византию, Новгород остался единственным городом, через который была возможна торговля с Западной Европой. Это привело к обогащению Новгородского государства, а потом, как следствие из этого, и к отделению его от Руси. Торговля с Западной Европой в основном, обогащала не все население, а только один класс бояр. Остальные классы от этой торговли в основном беднели и разорялись. В Новгороде фактически была сведена на нет роль среднего класса, который служит стабильности общества. Из-за этого в Новгороде часто вспыхивали восстания бедных, возникали заговоры богатейшей части населения и другие социальные потрясения. Новгород разделился на партии, отражавшие интересы противостоящих классов. Бояре поддерживали в большинстве своем партию “западников” — сторонников развития торговли с Западной Европой и интеграции Новгорода в Ганзейский Союз, более близкого сближения с Западной Европой. Эта партия первоначально приглашала князей из линии Ольговичей, а потом литовских князей. Ольговичи были удобны тем, что фактически не могли оказать никакого влияния на Новгород, а соответственно представляли боярам самим разбираться с их проблемами. Средние и бедные классы придерживались более “славяно­фильской” линии, но они также разделялись по взглядам. Средние классы поддерживали смоленских Мономаховичей, как спокойных и уравновешенных князей, способных противостоять и деспотическим устремлениям Владимира, и как защитников православной веры, противников проникновения католицизма и западной культуры на Русь.

1.2 Границы, территория Пскова

Территория Псковской республики была значительно меньше. К тому же Псков не так активно занимался торговлей. Эта приводило к большему усилению среднего класса и большей стабильности псковского общества, в отличие от новгородского. В Пскове не видно таких бурных вече, восстаний бедноты, сильного боярства. Псковская республика образовалась в 1348 г., и соответственно у нее в то время уже не было такого широкого выбора князей. Соседи Пскова были в большинстве своем враждебны ему: Новгород не мог простить отсоединения, Орден и Литва пытались, наоборот, присоединить Псков к своим владениям. Это приводило к тому, что Псков вынужден был искать себе князей издалека. Такими князьями были князья московские. Несмотря на их тираническую политику, унаследованную от Андрея Боголюбского, Псков вынужден был приглашать их, так как единственной альтернативой были литовские князья, а это рассматривалось средним классом фактически как измена родине. Литовские князья княжили в Пскове, но только на условии, если они были православными. Союз с Москвой соответственно и привел Псков к подчинению Москве.

2. Исторические условия и предпосылки формирования первых республик на Руси

2.1 Новгород IX-XII в.: стремление к независимости

По арабским источникам на Руси в IX в. существовало 3 государства: Куябия (Киевская земля), Словения (Новгород) и Арса. Новгород, или как он тогда назывался Словенск, был столицей Словении. В 862 г., согласно Повести Временных Лет, Новгород стал столицей государства Рюриковичей, но уже в 882 г. Олег Вещий переносит столицу в только что захваченный Киев. В Новгороде по всей видимости не забыли о былой независимости, и в 970 г. вече присылает в Киев к князю Святославу послов, которые гордо заявили: “Аще не поидете к намъ, то налЂзем князя собЂ“. Это возымело действие и в Новгород был послан княжить Владимир, сын Святослава. Но новгородцы не оставили своих мыслей о независимости, и в 975 г. начинается война между Новгородом и Древлянской землей с одной стороны и Киевом с другой. Первый этап войны был неудачен — в 977 г. Ярополк Киевский присылает своих наместников в Новгород, а Владимир Святой бежит к шведам. Но уже через 2 года Владимир вернулся и снова начал войну. На этот раз Владимир с помощью варягов смог разбить и убить Ярополка. Победа Владимира укрепила позиции языческого Новгорода: Владимир повсеместно вводит воинственный культ Перуна, но вскоре Владимир под влиянием киевских бояр переходит в христианскую веру. Этот политический шаг примирения с Киевом, где большинство населения еще с середины IX в.[5] были христианами. Новгород от этого только проиграл. Владимир, который с этого времени стал Святым, прислал в Новгород наместника Добрыню, который крестил Новгород огнем и мечом. Но новгородцы не теряли надежд. Язычество оставалось сильным в Полоцком, Новгородском и Суздальском княжествах. В Полоцке княжил сын Владимира Изяслав, который был выгнан отцом из Киева за попытку убийства Владимира. Возможно, он сам был язычником, так как еще про его внука Всеслава ходили легенды, что он колдун[6]. В Суздальской земле еще в 1071 г. происходили восстания против княжеской власти под предводительством волхвов[7]. Новгород, как располагавшийся севернее город и, соответственно, более далекий от княжеской власти, также оставался языческим. В Новгороде после смерти Вышеслава Владимировича[8] князем стал Ярослав Владимирович. Ярослав не отличался послушностью своему отцу и быстро нашел общий язык с новгородцами. Владимир Святой вынужден был послать в Псков в противовес Ярославу другого своего сына — Судислава Владимировича. Это однако не спасло его от восстания. В 1015 г. Ярослав отказался платить дань Киеву. Владимир собрался в поход на Новгород, но скоропостижно умер. Великим князем киевскими боярами был провозглашен Святополк, вошедший в историю с прозвищем Окаянного. Следом за отцом в могилу сошли князья Борис, Глеб и Святослав Владимировичи. Следуя принципу “кому это выгодно” во всем был обвинен великий князь Святополк. Но в “Саге об Эймунде” сохранилось предание, что Ярослав послал Эймунда убить его братьев Бориса и Глеба. Действительно, в результате новгородско-киевской войны 1015-19 гг. в живых остались только Судислав, Ярослав и Мстислав.

2.2 Новгород как независимое государство

В 1136 г., как было уже сказано, новгородцы прогнали Всеволода по следующим причинам: “1) не блюдет смердов; 2) зачем хотел сесть в Переяславле; 3) в битве при Ждановой горе прежде всех побежал из полку; 4) вмешивает Новгород в усобицы: сперва велел приступить к Ольговичам, а теперь велит отступить.”[9] Из первого условия можно сделать вывод, что основной силой восстания были беднейшие слои населения. Но бояре также выставили свое требование Всеволоду — им не нравилось участвовать в русских усобицах. Единственными классами, не предъявившими претензий к Всеволоду, были духовенство и средние слои населения. Следовательно, Всеволод поддерживал именно эти два класса. Но народ был быстро отстранен от власти: бояре пригласили князя Святослава Ольговича. После этого новгородцы смогли восстановить против себя все княжества, окружавшие его.

Завоевав независимость, новгородцы вынуждены были защищать ее. В XII-XIII вв. основными претендентами на Новгород были смоленские, владимирские и черниговские князья. В 1170 г. Андрей Боголюбский совершил неудачный поход на Новгород, но его младший брат Всеволод Большое Гнездо в 1201 г. смог подчинить себе Новгород, и начал посылать туда тех князей, которые были выгодны ему. Господство Владимирского княжества продолжалось недолго. В 1212 г., после смерти Всеволода, началась война, сначала скрытая, а потом и с настоящими военными действиями, между Юрием и Константином Всеволодовичами. В этой войне Константину помогал новый князь новгородский Мстислав Мстиславич из династии смоленских Мономаховичей. В результате битвы на Липице в 1216 г. Новгород обрел независимость, а Владимирское княжество окончательно потеряло над ним контроль. Однако независимость Новгорода не могла быть полной, пока с запада ему грозили европейские феодалы, покорившие прибалтику. Для спасения собственных жизней новгородцы пригласили князя Александра Ярославича, разбившего в 1240 г. шведов, а в 1242 г. — немцев. За это им пришлось в течение 20 с лишним лет терпеть тиранию Невского. Новгородцы сделали из этого соответствующие выводы и в 1265 г., приглашая князя Ярослава Ярославича, заключили с ним договор, в котором, в частности, требуется, чтобы Ярослав не подражал Невскому[10]. Позднее новгородцы признавали своим князем Великого Князя. Единственный раз в 1314 г. они отступились от этого правила, пригласив князя Юрия Даниловича Московского. Постепенно Новгород приходил в упадок и в 1456 г. вынужден был подчиниться Москве, а в 1478 г. был окончательно включен в состав Московского государства.

2.3 Падение Новгорода

Во время феодальной войны XV в. новгородские бояре активно поддерживали Дмитрия Шемяку, надеясь сохранить свою экономическую мощь и политическую независимость. Часть боярства и духовенства в борьбе с Москвой искала поддержки у литовских князей. В 40-ч гг. польский король и великий князь литовский Казимир IV получил по договору право сбора нерегулярной дани (“черного бора”) с некоторых новгородских волостей и право держать в новгородских пригородах своих тиунов[11]. Пролитовская партия, состоявшая в основном из бояр, естественно, была направлена на улучшение положения бояр, увеличение их привилегий. Это толкало беднейшие массы населения в другую партию — промосковскую. Поэтому обычно в летописях промосковскую партию называли “младшей чадью”.

В 1456 г. московские войска разгромили новгородское ополчение под Русой. В результате был заключен Яжелбицкий договор. По этому договору Новгород обязывался не принимать врагов Василия II, лишался права внешних сношений и законодательных прав, высшей судебной инстанцией становился князь, новгородская вечевая печать заменялась печатью Великого Князя. 5 ноября 1470 г. умер новгородский архиепископ Иона. Новгородцы без согласия великого князя назначили кандидатами для посвящения священноинока Феофила, софийского казначея ключника Пимена и протопопа Алексея. Архиепископом был избран Феофил, а 8 ноября того же года в Новгород прибыл князь Михаил Олелькович, приглашенный Новгородом из Литвы без согласия Ивана III. Эти события обострили обстановку в Новгороде и борьбу между партиями. Литовская партия требовала окончательного разрыва с Москвой и принятия унии, что расценивалось как преступление против православной веры. Это отталкивало многих от этой партии. Литовскую партию возглавляла боярыня Марфа Исааковна Борецкая, вдова посадника Исаака Андреевича. В эту партию в основном входили крупные землевладельцы, богатейшие люди города.

Основной силой московской партии был “черный люд”. Этот “черный люд”, как и 300 лет назад, желал избавиться от боярства посредством сильного князя — Ивана III. Отсутствие среднего класса в городе делало невозможным стабилизацию и продление независимости Новгорода. Весной 1471 г. новгородцы заключили с Казимиром IV договор, согласно которому Новгород признавал его своим князем, принимал его наместника, а король обязался “всести на конь” и “боронити Великий Новгород”, если “поидет князь великий на Великий Новгород”[12]. Это означало объявление войны Москве. В марте 1471 г. Иван III созвал совет, на котором объявил о начале войны с Новгородом. В Новгород были посланы “разметные грамоты”. В конце мая к Вятке отправилось войско под предводительством Бориса Матвеевича Слепца-Тютчева, которое потом должно было идти в Двинскую землю. На помощь ему должно было подойти устюжское войско. В начале июня из Москвы к Русе выступило войско во главе с князьями Даниилом Дмитриевичем Холмским и Федором Давидовичем Пестрым-Стародубским. К ним должны были присоединиться отряды князей Юрия и Бориса Васильевичей. В середине июня к Волочку вышли полк князя Ивана Васильевича Стриги-Оболенского и отряд татарского царевича Даниара. 20 июня во главе основных сил направился к Торжку Иван III. Новгородцы вооружили два войска: одно во главе с князем Гребенкой-Шуйским для защиты Заволочья, а второе во главе с Дмитрием Борецким и Василием Казимиром для оброны Новгорода. Основное сражение произошло на реке Шелони. Несмотря на восьмикратное превосходство в силах новгородцы были разбиты московским войском, потеряв 14 тыс.

2.4 Псковская республика

Псковская республика образовалась в середине XIVв. и просуществовала меньше, чем новгородская. Первым псковским князем был Судислав Владимирович, вероятно присланный Св. Владимиром в 1012 г., чтобы противостоять сепаратистским устремлениям Новгорода и его князя Ярослава Владимировича. Вскоре после того, как Ярослав Мудрый стал единственным властителем в Киевской Руси, он посадил Судислава в поруб, так как тот вероятно отказался участвовать в войнах Ярослава против киевских князей. Здесь уже заметны отличия Пскова от Новгорода — Псков более “спокоен”, послушен великим князьям.

В 1137 г., после отделения Новгорода от Киевской Руси, псковитяне пригласили к себе княжить бывшего новгородского князя Всеволода-Гавриила, а после его смерти — его брата Святополка Мстиславича, показывая этим, что они не согласны с линией Новгорода. В результате в Пскове утвердилась династия смоленских Мономаховичей. Хотя и нет явных указаний, что они правили в Пскове весь XII в., однако, в летописях сохранились данные, что в 1178 г. в Пскове княжил Борис Романович из этой династии, а с нач. XIII в. — потомки смоленского князя Мстислава Храброго. В 1220-30-е гг. псковичи изгоняют князя Владимира Мстиславича за его пронемецкую политику. После этого до сер. XIII в. нет никаких сведений о псковских князьях. Только в 1240 г., когда немцы захватили Псков, псковским князем вероятно стал Ярослав Владимирович, бывший псковский князь, живший в это время в Ливонском Ордене. В 1266 г. упоминается кн. псковский Святослав Ярославич, сын великого князя Владимирского и князя Новгородского Ярослава Ярославича. Из этого факта можно предположить, что в Пскове в это время правили сыновья новгородских князей. Этот князь Святослав принял бежавшего из Литвы князя Даумонтаса[13] и крестил его. После этого псковичи “показали путь” Святославу и сделали своим князем Довмонта.

Довмонт укрепил Псков и защищал его в течение 33 лет своего княжения от немцев и литовцев. После смерти Довмонта в 1299 г. снова нет никаких упоминаний о псковских князьях. Только в 1323 г. упоминается кн. Давид Литовский[14]. Среди литовских князей Гедиминовичей, а также родственников и потомков Миндовга, не встречается ни одного князя с именем Давид. Возможно, он являлся потомком кн. Довмонта-Тимофея. В 1327 г. в Пскове появляется князь Александр Тверской, изгнанный Иваном I Калитой из Твери. В позднейших актах псковичи всегда ссылались на него. Он дал псковичам судную грамоту, через сто лет ставшую Псковской Судной Грамотой[15].

В 1348 г. Псков официально стал независимой республикой, признанной Новгородом.

Часть II. Государственный строй Новгорода и Пскова

1. Общественный строй Новгорода

1.1 Бояре

Новгородское боярство, в отличие от боярства других княжеств, являлось не дружиной князя, а крупными землевладельцами. Боярство стояло во главе всего новгородского общества. Оно сложилось из военной старшины, управлявшей Новгородом до появления Рюриковичей. “По разным обстоятельствам эта знать не утратила своего правительственного положения и при князьях. Уже в XI в. князья, правившие Новгородом, назначали на местные правительственные должности людей из местного же общества. Таким образом, новгородская администрация “по личному составу своему сделалась туземной еще прежде, чем сделалась выборной.”[16] Боярство являлось основной политической силой Новгорода. Получая со своих земель колоссальные доходы, боярство имело возможность подкупать на вече “крикунов” и проводить решения, нужные им. К началу XII в. в Новгороде сложился определенный круг знатных фамилий, которые играли потом виднейшую роль в политике Новгорода. Бояре представляли собой аналог современной политической элиты и являлись немногочисленной верхушкой общества.

1.2 Житьи люди

Средний класс новгородского общества в основном представлялся житьими людьми. “Житьи были, по-видимому, люди среднего состояния, середние жилецкие по московской социальной терминологии — стоявшие между боярством и молодчими, или черными людьми”[17]. Житьи люди представляли из себя род акционеров, вкладывающих деньги в развитие международной торговли. Получая со своих земель доходы, они вкладывали их в купеческие предприятия, с чего и получали прибыль. Ключевский характеризует их, как “капиталисты средней руки и постоянные городские обыватели, домовладельцы”[18]. В политической жизни города этот класс исполнял судебные и дипломатические поручения господ, являлся представителем частей города, в которых проживал. Житьи люди - аналог современного среднего класса предпринимателей и инвесторов.

1.3 Своеземцы

В отличие от других русских княжеств, в Новгороде сохранился класс мелких землевладельцев — своеземцев. По данным поземельной новгородской книги 1500 г. на каждого своеземца приходилось по 18 десятин земли. Но землевладение своеземцев несколько отличалось от обычного боярского землевладения — своеземцы очень редко владели землями в одиночку. Обычно своеземцы обрабатывают и приобретают землю сообща — некоторое подобие крестьянской общины. Совеземцы либо сами обрабатывали свою землю, либо сдавали ее в аренду крестьянам. Своеземцы отличались от крестьян тем, что имели полное право на землю. Своеземцы в большинстве своем были городскими жителями, купившими земельные участки — типа современных дачников, только земли своеземцев были больше и в основном сдавались в аренду. Своеземцы вместе складывались в земледельческие товарищества, носившие название сябров или складников. Таким образом, данный класс составлял вместе с житьими людьми немалую часть населения Новгорода.

1.4 Купечество

Купечество было чисто торговым классом, пытавшимся извлечь максимальные прибыли из выгодного географического положения Новгорода. Купцы, в основном, работали с помощью капиталов бояр и житьих людей. Они брали деньги в долг под предприятие и на эти деньги открывали торговлю, выплачивая определенные проценты с прибыли. Новгородское купечество вело крупную транзитную торговлю и имело собственные земельные владения. Постепенно купечество начало разделяться на “сотни”. Каждая сотня имела свой устав, свои привилегии. Самое привилегированное купеческое общество носило название “Ивановского ста” и собиралось при церкви Иоанна Предтечи. Устав этого общества был дан кн. Всеволодом-Гавриилом около 1135 г. По этому уставу, чтобы стать полноправным и потомственным членом этого общества, необходимо было внести 50 гривен серебра. Совет общества, состоящий из двух купеческих старост под председательством тысяцкого, ведал все торговые дела и торговый суд в Новгороде, вне зависимости от посадника и Господы. [19] Кроме “Ивановского ста” существовали “гильдии” или сотни кожевников, суконщиков, мясников. Купеческие гильдии Новгорода во многом стали прообразом современных Ассоциаций коммерческих компаний – юридических лиц и крупных форм сосредоточения капитала (консорциумы, холдинги, корпорации)[20]. Сами купцы были аналогом современных крупных инвесторов и предпринимателей и относились к элите общества.

1.5 Молодшие люди

В городское население, кроме бояр, житьих людей и купечества, входили также молодшие или черные люди. Молодшие люди составляли основную массу населения. В большинстве своем это были ремесленники, мелкие торговцы. Молодшие люди нанимались на работу к боярам или житьим людям, либо брали деньги взаймы. Молодшие люди являлись самым эксплуатируемым классом. Они несли повинности по строительству и ремонту мостов и дорог, сооружению церквей и городских укреплений, в военное время призывались в ополчение. Но молодшие люди, как и все свободное население Новгорода имело право принимать участие в вечах. Например, в 1136 г. при изгнании князя Всеволода-Гавриила первым пунктом обвинения стояло — “не блюдет смердов”, что свидетельствует о том, что именно молодшие люди подняли тогда восстание против княжеской власти и добились независимости Новгорода. Существенно, что угнетению со стороны верхов общества подвергается обычно самый многочисленный и не могущественный слой населения, который чаще всего и является главной силой народных восстаний.

1.6 Смерды и холопы

Сельское общество состояло из двух категорий зависимого населения — смердов и холопов. Основная масса сельского населения являлась смердами. Первоначально они имели свое собственное хозяйство и платили дань государству. С развитием боярского землевладения они все больше превращались в экономически зависимое население. Постепенно смерды распались на две категории — общинников, плативших налоги Новгороду, и смердов, которые делились на закладников и половников. Закладниками являлись крестьяне, вышедшие из общины и поступившие в зависимость к боярам. Половники — это крестьяне, сидевшие на змелях частных владельцев. Свое название они получили от типа арендной платы за землю — половины урожая. Но в Новгородской земле существовали и более льготные условия аренды — треть или четверть урожая — все зависело от ценности земли в данном месте. Половники отправляли повинности только в пользу собственного господина. По роду работы половники делились на изорников (пахарей), огородников и кочетников (рыболовов). Половник имел право уйти от своего господина один раз в году в установленный законом срок — Филиппово заговенье. Перед уходом половник должен был полностью погасить свою задолженность господину. Самой бесправной группой населения в Новгороде были холопы. Холопы постепенно с развитием боярского землевладения теряли свои права. Первоначально холопа нельзя было судить без его господина. Договор новгородцев с князем Ярославом Ярославичем 1270 г. постановил не верить доносу холопов на своих господ. Договор 1308 г. с Михаилом Тверским требует выдачи всех холопов бежавших в Тверское княжество.

2. Административное деление территории города

2.1 Стороны и концы Новгорода

Новгород делился на две части или стороны — Торговую и Софийскую. Эти две стороны находились на двух разных берегах Волхова и соединялись только мостом, который назывался Великим. Торговая сторона получила название от находившегося там торга. На торге находился Ярославов двор, у которого собирались веча, степень — помост, с которого обращались с речами на вече. Около степени находилась вечевая башня, на верху которой находился вечевой колокол, внизу — вечевая канцелярия. Софийская сторона получила название от находящегося там Софийского собора. Там же находился Детинец.

Новгород также подразделялся на 5 концов или райнов: Славенский и Плотницкий составляли Торговую сторону, а Неревский, Загородский и Гончарский (людин) — Софийскую сторону. Деление на концы было историческим. “Новгород составился из нескольких слобод или поселков, которые сначала были самостоятельными обществами, а потом соединились в одну большую городскую общину.”[21] Славенский конец раньше был отдельным городом — Словенском. Согласно “Легенде о Словене и Русе” Словен основал этот город и сделал его своей столицей. Словения известна арабскому автору Ал-Масуди. В середине IX в., с появлением Рюриковичей, резиденцией князей становится Рюриково городище, а напротив Словенска строится крепость Новая, вскоре ставшая Новгородом. Позднее крепость заменил Детинец, языческие статуи богов внутри крепости — храм св. Софии[22].

2.2 Пятины

За каждым концом была закреплена определенная земля. Всего пятин было пять — по количеству концов: Вотьская, которая простиралась на северо-запад от Новгорода, между реками Волховом и Лугой по направлению к Финскому заливу, получившая свое название от обитавшего здесь племени Водь; Обонежская на северо-востоке, справа от Волхова, по обе сторону Онежского озера по направлению к Белому морю; Деревская к юго-востоку, между реками Мстою и Ловатью; Шелонская к юго-западу , между Ловатью и Лугой, по обе стороны реки Шелони; Бежецкая — далеко на восток и юго-восток, за пятинами Обонежской и Деревской. Пятинное деление неизвестно по новгородским грамотам. По новгородским грамотам Новгородская земля делилась на земли, а в XII в. ряды, носившие одинаковое название с пятинами — Вотьская земля, Обонежский и Бежецкий ряд, Шелонь, Дерева. Присутствие слова “ряд” — договор — говорит о том, что, вероятно, новгородские земли были разделены на вече по договору между концами по каким-то причинам — возможно, для более лучшего сбора налогов, наложения повинностей на сельское население. В подтверждение этой версии в житии Варлаама Важского написано: “Бысть тогда (около 1426 г.) Великий Новград по жребиям разделен, яже нарицаются пятины”. Возможно Новгород регулярно переразделял пятины между разными концами, чтобы снизить вероятность коррупции.

2.3 Волости

Кроме пятин в Новгородской земле также существовали волости — “владения, более отдаленные и позднее приобретенные ...”[23] К волостям относились города, находившиеся в совместном владении с другими княжествами, такие как Волок-Ламский, Бежичи, Торжок, Ржев, Великие Луки с их округами. Волок-Ламский, Бежичи и Торжок находились в совместном владении с великими князьями Владимирскими, а потом — Московскими; а Ржев и Великие Луки — с князьями Смоленскими. К волостям относилась обширная часть Новгородской республики, находившаяся на северо-восток от пятин Бежецкой и Обонежской — Двинская земля или Заволочье. Название свое она получила от обширного водораздела, отделяющего бассейны Онеги и Северной Двины от бассейна Волги и называвшегося Волоком. На реке Вычегда с притоками находилась Пермская земля. Далее к северо-востоку находилась волость Печора по обеим сторонам одноименной реки, а за Уральскими горами — Югра. На северном берегу Белого моря находилась волость Тре или Терский берег. Большинство этих волостей было приобретено Новгородом в XI-XII вв. Новгородская территория развивалась за счет военно-промышленной колонизации. В Новгороде составлялись компании вооруженных промышленников, которые направлялись по рекам в разные стороны от города, основывая поселения и облагая данью местное население.

3. Представительные органы государственной власти

3.1 Вече

Высшими органами государственной власти в Новгороде являлись вече и совет господ или Господа. По своему происхождению Новгородское вече было городским собранием, похожим на остальные, происходившие в других городах Руси в XII в. Вече созывалось князем, посадником или тысяцким. Но когда борьба между различными партиями особенно накалялась вече созывали частные лица или группы поддержки той или иной партии. Иногда, особенно во время восстаний, одновременно собиралось два веча: одно на Торговой стороне, а второе на Софийской. Вече не было постоянно действующим органом, оно созывалось только тогда, когда в нем была действительная необходимость. Чаще всего это случалось во время войн, восстаний, призыва князей и других социальных катаклизмов. Вече собиралось по звону вечевого колокола на площади, называвшейся Ярославовым двором. Если вече собиралось для выбора архиепископа, то оно собиралось на площади у Софийского собора, на престоле которого клали избирательные жребии. Вече по своему составу не было представительным учреждением и состояло не из депутатов, а из всего свободного населения Новгородской республики. Но фактически вече состояло из тех, кто мог прийти на него, то есть в основном жителей Новгорода, так как о созыве веча не сообщалось заранее. Но иногда на вече присутствовали делегаты от крупных пригородов Новгорода, таких как Псков, Ладога и другие. Например, на вече 1136 г. присутствовали ладожане и псковичи. Чаще, однако, жители пригородов приезжали на вече с жалобой на то или иное решение новгородцев. Так, в 1384 г. жители Орехова и Корелы послали в Новгород своих делегатов с жалобой на литовского князя Патрикия, посаженного у них новгородцами. Вопросы, подлежавшие обсуждению веча, предлагались ему со степени князем, посадником или тысяцким. Вече обладало законодательной инициативой, решало вопросы внешней политики и внутреннего устройства, а также судило по важнейшим преступлениям. Вече имело право принимать законы, приглашать и изгонять князя, выбирать, судить и снимать с должности посадника и тысяцкого, разбирать их споры с князьями, решать вопросы о войне и мире, раздавать волости на кормление князьям.

На вече не было понятия кворума, а отсюда один раз на вече могло быть все население города и не принять закона, а другой раз — сотая часть населения и принять такой закон, который был выгоден только этой части. Результат голосование определялся не по количеству голосов, а по мощи глотки кричащих: за что громче кричали, то и считалось принятым. Демократия на вече чаще подменялась силой: какая сторона победит противника, та и считалась большинством. Иногда вече разделялось на две части: одна на Софийской стороне, другая на Торговой. Тогда начиналась свеобразная гражданская война. Враждующие стороны сходились на узком мосту через Волхов и дрались. При этом половина дравшихся летела через мост в Волхов. Решение, опять-таки, принималось тем, кто победил и больше народа сбросил с моста.

3.2 Господа

Так как вече собиралось не постоянно, а только тогда, когда его созывали, то необходим был постоянный орган власти, который бы занимался управлением Новгорода. Таким органом власти стал Совет господ или Господа. Этот совет состоял из старых и степенных посадников, тысяцких, сотских и архиепископа. Господа носила чисто аристократический характер, число ее членов в XV в. доходило до 50. Господа развилась из древнего института власти — боярской думы князя с участием городских старейшин. В XII в. князь к себе на совет со своими боярами приглашал городских сотских и старост. По мере того как князь терял органические связи с местным новгородским обществом, он с боярами был постепенно вытеснен из совета. Его заменил местный владыка — архиепископ, который стал постоянным председателем Господы. В обязанности архиепископа входил сбор Господы в его палатах. Кроме архиепископа в Господу входили княжеский наместник и городские власти: степенный посадник и тысяцкий, кончанские старосты и сотские. Вместе с ними в Господе заседали старые посадники и тысяцкие. Частые смены высших чиновников Новгорода стали причиной быстрого разрастания состава Господы. Все члены Господы, кроме председателя, назывались боярами. Господа подготавливала и вносила на вече законодательные вопросы, представляла готовые законопроекты, при этом она не имела собственного голоса в принятии законов. Господа осуществляла общее наблюдение за работой государственного аппарата и должностных лиц республики, контролировала деятельность исполнительной власти. Она же совместно с князем, посадником и тысяцким решала вопросы о созыве веча и впоследствии направляла всю его деятельность. На самом деле Господа имела огромное значение в жизни Новгорода. Состоя из представителей высшего новгородского класса, имевшего могущественное экономическое влияние на весь город, этот подготовительный совет часто и предрешал выносимые им на вече вопросы, проводя среди граждан подготовленные им самим ответы. В истории политической жизни Новгорода боярский совет имел гораздо большее значение, чем вече, бывшее обыкновенно послушным его орудием: “это была скрытая, но очень деятельная пружина новгородского управления.”[24]

4. Исполнительная власть

4.1 Князь

Князь с 1136 г., установления Новгородской республики, перестал быть носителем верховной власти. Князь являлся в Новгороде высшей судебной и военной властью, руководил и управлял судом, скреплял сделки и утверждал в правах. Князь приглашался новгородским вечем, при этом он обязан был подписать договор с Новгородом — ряд. По этим договорам определялась роль князя в управлении Новгородской республикой. Первые следы таких договоров появяляются в первой половине XII в. Позднее они более ясно обозначаются в летописях. В 1209 г. новгородцы помогли великому князю Владимирскому Всеволоду Большое Гнездо в походе на Рязань. В награду за это Всеволод сказал новгородцам: “Любите, кто вам добр, и казните злых.” При этом Всеволод дал новгородцам “всю волю и уставы старых князей, чего они хотели.”[25] В 1218 г. вместо князя Торопецкого Мстислава Мстиславича Удалого, правившего в Новгороде, пришел его родственник Святослав Мстиславич Смоленский. Он потребовал смены посадника Твердислава. “А за что, — спросили новгородцы, — какая его вина?” “Так, без вины”, — ответил князь. Тогда Твердислав сказал, обращаясь к вечу: “Рад я, что нет на мне вины, а вы, братья, и в посадниках, и в князьях вольны”. Тогда вече сказало князю: “Вот ты лишаешь мужа должности, а ведь ты нам крест целовал без вины мужа должности не лишать.”[26] Из приведенного выше отрывка видно, что князь уже в начале XIII в. перед приездом в Новгород целовал крест — то есть подписывал с новгородцами ряд, в котором определялись их отношения. Льготы новгородцев, которые были обязаны соблюдаться князьями, излагались в рядах. Древнейшие из дошедших до нашего времени рядов — два договора князя Ярослава Ярославича Тверского с новгородцами — 1265 г. и 1270 г. Позднейшие грамоты с некоторыми изменениями повторяют эти две грамоты. Главным условием новгородцев было, чтобы князь “держал Новгород в старине по пошлине”, то есть по новгородским обычаям, не нарушая их. Отсюда следует, что все изложенные в рядах Ярослава Ярославича Тверского с новгородцами пункты формировались еще задолго до него, на протяжении XI-XII вв. Ряды с князьями определяли три важнейших блока отношений Новгорода и князей: судебно-административный, финансовый и торговый.

Князь не имел права судить без посадника: “... без посадника ти, княже, суда не судити, ни волостей раздавати, ни грамот ти даяти...” На низшие должности в управлении Новгородской республикой князь имел право назначать людей из новгородского населения, но не имел права назначить людей из своей дружины или своих бояр. При этом на все эти должности князь мог назначить людей только с согласия посадника. Также князь не мог без согласия посадника раздавать волости в кормление. Князь не мог отнять должность у новгородского чиновника, предварительно не объявив его вины на вече. Все свои обязанности князь мог исполнять только в самом Новгороде: “ А из Суждальской ти земли Новгорода не рядити, ни волостий ти не роздавати.”

Финансовые отношения Новгородской республики и князя были еще более невыгодны для князя. Князь не имел права собирать дани с новгородских владений, он мог только получить “дар” с новгородских волостей, таких как Волок, Торжок, Вологда и Заволочье, то есть не принадлежавших к новгородским пятинам. Также он получал “дар”, когда ехал в Новгород, но не получал его при своем уезде из Новгорода. Боясь отпадения Заволочья новгородцы не допускали прямых отношений князя с этой волостью, требуя, чтобы князь свои заволоцкие сборы отдавал на откуп новгородцам. Если же князь сам хотел собирать их, то он должен был посылать новгородского чиновника для сбора податей, а тот должен был прежде, чем отвозить дань князю, отвезти ее в Новгород, откуда только князь и мог получить дань с Заволочья. После монголо-татарского нашествия на Новгород была наложена дань — выход, иногда называемый черным сбором, то есть повальным, поголовным налогом. Сбор его обычно поручался великому князю Владимирскому, который чаще всего также являлся и князем Новгородским. Новгородцы сами собирали черный бор и доставляли его великому князю, а тот уже переправлял его в Орду. Кроме этого, князь пользовался в Новгородской республике различными судебными и проезжими пошлинами, разными рыбными ловлями, сенокосами, бортями, звериными гонами. Но пользование этим происходило по строго определенным правилам, в строго определенное время и в строго обусловленных размерах. Князь не мог иметь своих источников дохода в Новгородской республике, независимых от Новгорода. Особым условием в рядах новгородцев с князьями запрещалось князю, княгине, их боярам и дворянам приобретать или заводить села и слободы в Новгородской земле и принимать людей в заклад, то есть в личную зависимость.

4.2 Посадник

Посадник — это высшее выборное должностное лицо, являвшееся исполнительным органом веча, которому передавалось управление делами республики. Официально он избирался вечем из числа всех полноправных граждан Новгорода, но фактически посадник избирался из немногих знатнейших родов Новгородской республики. Так в течение XIII и XIV вв. из одного рода посадника Михалка Степановича было избрано 12 посадников. Срок посадничества не был ограничен, но фактически посадники занимали свою должность по одному-два года. Посадники, сложившие с себя полномочия, назывались “старыми посадниками”, в отличие от “степенных посадников”. Область деятельности посадников была очень обширной. Они направляли деятельность всех лиц Новгородской республики, осуществляли контроль за их работой, совместно с князем ведали вопросами управления и суда, командовали войсками во время походов, наблюдали за строительством оборонительных сооружений, вели дипломатические сношения с другими русскими княжествами и иностранными государствами, руководили заседаниями Господы и вечевыми собраниями. Посадник, как представитель города, охранял интересы Новгорода и всей Новгородской республики перед князем. Без него князь не мог судить новгородцев и раздавать новгородские волости. В отсутствие князя посадник управлял всем городом. Посадник не получал определенного жалованья, но пользовался особым налогом с волостей, называвшимся “поралье”.

4.3 Архиепископ

Также одной из важнейших выборных должностей в Новгородской республики был архиепископ, называемый новгородцами владыкой. После отсоединения от Киевской Руси в 1136 г. епископ Новгородский стал избираться вечем. Вече выбирало три кандидатуры на этот пост и бумажки с этими кандидатурами клали на престол Софийского Собора, а потом слепой или мальчик выбирал одну из бумажек. Человек, имя которого было написано в этой бумажке, становился епископом Новгородским, а с 1156 г. — архиепископом Новгородским. Из этого правила было одно исключения: архиепископ Новгородский Аркадий сам назначил себе приемника. Архиепископ Новгородский председательствовал на заседаниях Господы, осуществлял право церковного суда, наблюдал за торговыми мерами и весами, был хранителем государственной казны. К его голосу постоянно прислушивались высшие чины новгородской администрации. Архиепископ являлся крупнейшим феодалом Новгородской республики, владел обширными землями, образовавшимися, в основном, из конфискованных владений князя. Столь значимая роль Архиепископа в жизни общества, тем более в государственном управлении, указывает на высокую духовность народа, твёрдость и глубину православной веры. Архиепископ был своеобразным ставленником Бога на земле и в государстве, следил за Богоугодностью и благородностью управления обществом. Эта особенность отличает Новгород и Псков от городов – республик Западной Европы (Генуя, Венеция).

Заключение

Анализ закономерностей развития Древней Руси позволяет объяснить и многие события современной жизни. И Новгород, и Псков являются одинаково республиками, но республики бывают разные. В Псковской республике на первом месте стояла частная собственность, что обеспечивало уверенность среднего класса в своем завтрашнем дне, а соответственно и стабильность общества. В Новгородской республике на первое место ставились личные интересы группы бояр, что приводило к обнищанию большей части населения и обогащению этой группы. Но даже в таких условиях общественная структура этих городов была относительно равномерной, неизбежная социальная напряжённость была минимальной, все сословия относительно мирно сосуществовали друг с другом.

Новгород и Псков стали яркими примерами республиканской демократии. Вече, договор с князем, выборность посадника указывают на принадлежность народу этих городов суверенитета – всей полноты власти. Разумеется, говорить об идеальной форме управления делами общества не приходится. Но Псков и Новгород дают основание для патриотической гордости за свою историю. Гордости за то, что уже в ХlV – ХV веках русский народ смог создать подобные города – государства, в которых исконная свобода русского духа сочеталась с взаимным уважением и стремлением к мирному сосуществованию. Важная роль Архиепископа в управлении делами города подчёркивает духовность и светлую, твёрдую Веру русского народа. Вече стало символом единения и согласия населения, основой братского общества, где каждый прислушивается к мнению другого, а законы основаны на воле каждого. Европейские мыслители веками стремились отыскать идеальную форму устройства власти в обществе, а житель Новгорода и Пскова нашли её в братском духе русского народа.

Литература

1. Алексеев Ю.Г. Псковская Судная Грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси в XIV-XV вв. М., 1980.

2. Грамоты Великого Новгорода и Пскова. — М.-Л., 1949.

3. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. — М.: Товарищество Клышников, Комаров и К°, 1992. — 510 с.

4. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. / Послесловие С.Б. Лаврова. — М.: Экопрос, 1992. — 336 с.

5. Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Кристалл, 2001. – 315 с.

6. Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: популярный очерк. IX — середина XVIII в. — М.: Мысль, 1992. — 797 с.

7. История отечественного государства и права : учебник для студ. вузов / Г.А. Кутьина [и др.] ; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, Юрид. фак.; под ред. О.И. Чистякова .— М. : Юристъ, 2001. – 351 с.

8. История государства и права СССР: Учебник Ч.1. / под редакцией Ю.П.Титова. — М.: Юридическая литература, 1988. — 544 с.

9. История политических и правовых учений : Учебник для студ. вузов, обучающихся по направлению и спец. "Юриспруденция" / Авт. кол.: Воротилин Е. А., Лейст О. Э., Мачин И. Ф. и др.; Под ред. О. Э. Лейста .— М. : Юрид. литература, 1997 .— С. 121.

10. История СССР с древнейших времен до конца XVIII в.: Учебник / под редакцией Б.А. Рыбакова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — М.: Высшая школа, 1983. — 415 с.

11. Карамзин Н.М. История государства Российского: в 6 книгах / в 12 авторских томах Н.М. Карамзина, по 2 тома в одной книге / Книги 1-3 (тт. I-VI). — М.: Издательство “Книжный Сад”, 1993. — 432 с.

12. Карамзин Н.М. История государства Российского в 12 томах. Т. II-III / под редакцией А.Н. Сахарова. — М.: Наука, 1991. — 832 с.

13. Кафенгауз Б.Б. Древний Псков. Очерки по истории феодальной республики. — М., 1969.

14. Ключевский В.О. Псковская Правда // Ключевский В.О. Сочинения. В 9 Т. Т. VII. Специальные курсы (продолжение). — М.: Мысль, 1989. — 508 с.

15. Ключевский В.О. Курс русской истории // Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т. I-V. — М.: Мысль, 1987.

16. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. В 2 частях. Часть I. — М.: ВЛАДОС, 1994. — 480 с.

17. Псковская Судная Грамота // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под редакцией Ю.П.Титова, О.И.Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1990. — 480 с.

18. Псковские летописи. Выпуск 2. / под редакцией Насонова А.Н. — М.: Издательство АН СССР, 1955.

19. Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. 1-3. Т. 1-5. История России с древнейших времен. — М.: Голос, 1993. — 768 с.

[1] Ключевский В.О. Курс русской истории // Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 87.

[2] Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. В 2-х частях. Ч. 1. — М.: ВЛАДОС, 1994. — С. 139.

[3] Алексеев Ю.Г. Псковская Судная Грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси в XIV-XV вв. — Л., 1980. — С. 13.

[4] Подробнее о роли субпассионариев в жизни общества см.: Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Кристалл, 2001. – 315 с.

[5] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. - М., 1992.- С. 107

[6] “Слово о Полку Игореве” — отступление про Всеслава: “самъ въ ночь влъкомъ рыскаше”.

[7] Повесть Временных Лет под 6579 г.

[8] В 1012 г. по Татищевской “Истории Российской” (Т.II)

[9] Соловьев С.М. Сочинения. М., 1993. Кн.1. - С. 405

[10] “Не подражай ему (Александру — А.К.) в действиях самовластия.” — Карамзин Н.М., История государства Российского. Кн. 2. — М.: “Книжный сад”, 1993. - С.219

[11] Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: популярный очерк. IX — сер. XVIII в. — М.: Мысль, 1992. - С. 212

[12] Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: популярный очерк. IX — сер. XVIII в. — М.: Мысль, 1992. - С.219

[13] В русских летописях он называется либо Довмонтом, либо именем, данным ему при крещении — Тимофей.

[14] Псковские летописи. Выпуск 2 /под ред. Насонова А.Н. — М.: Издательство АН СССР, 1955. — С. 89

[15] Начало Псковской Судной Грамоты — “Ся грамота выписана из великаго князя Александровы грамоты...”. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период /под ред. Титова Ю.П., Чистякова О.И. — М.: Юридическая литература, 1990. — С. 25

[16] Ключевский В.О. Собрание сочинений. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 74.

[17] Там же: С. 75.

[18] Ключевский В.О. Собрание сочинений. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 75.

[19] Ключевский В.О. Собрание сочинений. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 77.

[20] См., например: Прямые инвестиции. – 2007. - №6. – С. 72.

[21] Ключевский В.О. Собрание сочинений. В 9 т. Т. 2. — С. 52.

[22] Дубов И.В. Новые источники по истории Древней Руси: Учебное пособие. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1990. — С.47.

[23] Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 54.

[24] История отечественного государства и права : учебник для студ. вузов / Г.А. Кутьина [и др.] ; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, Юрид. фак.; под ред. О.И. Чистякова .— М. : Юристъ, 2001. – С. 212

[25] Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 58.

[26] Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. — М.: Мысль, 1987. — С. 59.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top