Мирайес Родригес О.Э.

Мы живем в очень интересное время, с одной стороны происходит постоянное качественное изменение науки, сфер услуг, предметов потребления; c другой же стороны, мы имеем ряд проблем, с которыми в ближайшем будущем наша страна столкнется. Самой важной проблемой безусловно является общемировой финансовый кризис.

Что такое кризис? В-первую очередь это ситуация, когда отлаженная экономическая система, дает сбой, причем сбой очень серьёзный. В чем заключается серьёзность этого сбоя или другими словами, чем кризис отличается от обычных экономических проблем? Тем, что в отличие от обычных экономических проблем, из кризиса нельзя выйти на основе предыдущей системы, не изменив последнею. И тогда встает вопрос, что нужно изменить в экономической системе и возможно ли это изменение вообще. Впервую очередь с этим вопросом сталкиваются власть имущие. Кризис экономики становится, на какое-то время, кризисом власти. Скажем после Давосского форума А.Чубайс сделал следующее заявление: «Я думал все плохо, оказалось ещё хуже». Чубайс, такое свое пессимистическое настроение мотивирует тем, что даже лучшие правительственные умы всего мира, не знают, как можно выбраться из сложившейся ситуации.

Итак, способна ли власть понять, как можно выбраться из экономического кризиса, и что, самое главное - способна ли она будет после того как увидит выход, пойти к нему?  

Для ответа на этот вопрос, нам следует обратиться к истории. А именно, к вопросу отмены крепостного права.  

Почему к вопросу отмены крепостного права? Потому что, отмена крепостного права, это то же решение кризиса, да, конечно, кризиса феодального, да, конечно, пути решения абсолютно другие, но при этом сопоставление отношения царь-отмена крепостного права может дать нам ценный ответ на вопрос, как власть может выйти из экономического тупика (которым и являлось для России крепостное право). Почему объективно важная задача даже не ставилась на рассмотрение Павлом? Почему прогрессивно настроенный Александр, мечтавший уничтожить рабство в России, ничего не смог сделать взойдя на престол, и лишь его племяннику удалось отменить крепостное право. Как объяснить этот феномен?

Итак, власть и изменения в стране. Начнём с Павла.

Павел I

Сразу же необходимо обозначить, почему мы начинаем изучать отмену крепостного права с Павла I, а не с Екатерины II - первой из монархов, начавшей думать об освобождении крестьян.

Во-первых, из-за того, что при Павле вопрос об отмене крепостного права, достиг качественно нового уровня с экономической стороны (о чём ниже). Во-вторых, из-за того, что перед нами стоит конкретная цель, о которой выше уже было много сказано, путь к которой многократно бы усложнился начни мы рассматривать противоречия в отношении к освобождению крестьян, ставшим в последствии темой для многочисленных монографий о крепостной политике Екатерины II.

В первую очередь поговорим об объективных экономических условиях, сложившихся при Павле, которые стали причиной особой остроты вопроса об отмене крепостного права.

Итак, что представляла из себя Россия к концу XVIII века. К концу правления Екатерины II Российская империя была крупнейшим государством, но в то же время на огромной территории в 17,4 млн. квадратных километров проживало всего 37,4 млн. человек, причем подавляющее их большинство приходилось на европейскую часть России.

Рассмотрим экономическую сторону жизни России с конца XVIII века. В рассматриваемый период Российская империя была аграрной страной, то есть среди населения преобладало крестьянство, о чем свидетельствуют данные ревизий. Так, согласно 5 ревизии (1795г.), доля крестьянства составляла 91,6%, даже если учесть сословия, не вошедшие в ревизию (дворяне, духовенство и разночинцы), их доля не ниже 89,8%. В численном выражении это составляет 32,6 млн. чел. Крестьянское сословие делится на две крупные части: помещичьи крестьяне (19,6 млн. чел., что составляет 53,9% от всего населения страны) и государственные (13 млн. чел. соответственно 35,9%). По отношению же друг к другу они составляют примерно 60 и 40%.

Аграрный характер экономики отражается и на структуре государственного бюджета: среди статей его дохода подушная подать и оброк составляют 34,8%, а горнозаводская промышленность всего 3,2%, важнейшими для казны также были косвенные налоги (прежде всего на вино и соль) - 37,2%.

Естественно, что столь архаичная структура доходов, когда современные статьи его пополнения (промышленность и внешняя торговля) в совокупности давали 11,9%, не могла не отразиться на эффективности его экономики в целом: со времён Екатерины II возник хронический дефицит государственного бюджета (к концу её царствования (в 1796 году) он составлял   5,1 млн. рублей), а всего за 34 года правления Екатерины II правительство для погашения дефицита выпустило 156,6 млн. рублей бумажных ассигнаций и ещё 33 млн. взяли займы у европейских государств. К концу XVIII века государственный долг уже превышал 200 млн. рублей (бюджет Российской империи в 1796 году составлял 73,1 млн. рублей). Погасить такой долг правительство не могло: вплоть до 1917г. сохранялась тенденция к его росту.

Такое «стабильное расстройство» финансов, ставшее очевидным уже в 80-е годы XVIII века, говорит о недостатках феодально – крепостнической, аграрной экономики, формировавшей бюджет Российской империи. Положение не было временным – это говорит о том, что такая ситуация не была следствием каких-либо ошибок правительства или временного, случайного стечения обстоятельств. Это было обьективным отражением состояния экономики Российской империи уже к концу XVIII века: феодально-крепостническая система хозяйства уже не могла работать без сбоев. Экономика феодального государства, коим была Россия в конце XVIII века, уже не могла обеспечить выполнение всех задач и нужд страны, не говоря уже о качественном развитии самой экономики, в такой ситуации вопрос об отмене крепостного права для правительства стал не просто одним из многих важных вопросов (как при Екатерине), но вопросом наиглавнейшим. Теперь мы посмотрим как правительство пыталось его решить.

Первым, и самым логичным способом решения аграрной проблемы, являлся переход к отмене крепостного права. Переход этот мог осуществляться двумя путями: или немедленная отмена крепостного права, или же постепенный переход к освобождению крестьян. Был ещё и третий путь – путь ужесточения уровня контроля над населением, связанный с укреплением власти. Путь этот, есть логическое завершение централизаторских тенденций абсолютизма в России. И Павел выбрал именно его. Не решение проблемы, а лишь борьба с её следствием в виде общественного недовольства, вот тот путь, который выбрал Павел.

Что же касается реформ крепостного хозяйства, то они были вторичны в политике Русского монарха и не несли в себе качественных изменений для жизни крестьянского сословия. Нелишнем будет привести следующее воспоминание М.Фонвизина, которое по нашему мнению неплохо характеризует аграрную политику Павла: «В это бедственное для русского дворянства время бесправное большинство народа на всём пространстве империи оставалось равнодушно к тому, что происходило в Петербурге, - до него не касались жесткие меры, угрожавшие дворянству. Простой народ даже любил Павла»[1]. Насчёт любви вопрос, спорный, но что Павел никогда серьезно не подходил к вопросу изменения жизни крестьян – это исторический факт. Но тогда встает вопрос, как российское правительство реагировало на противоречия, создаваемые крепостным правом русской экономике? Мы уже говорили, что такой реакцией было укрепление самодержавия. Но как это самое укрепление производилось Павлом на практике? В первую очередь за счёт изменения порядка в армии.

Для большей наглядности сравним бывшую до смерти Екатерины армию (допустим назовём её армией Суворова) и армию, появившуюся после воцарения её сына ( для простоты пусть будет именоваться армия Павла). Итак, в чём разница? Армия Суворова – это патриоты, сознательные бойцы, действенная сила. Армия по Павлу – это помпезное украшение, необходимое для возвеличивания царской власти. Для боя с внешним врагом нужна была армия Суворова, для усмирения внутреннего больше подходила армия Павла. Именно по этой причине при Павле существовали постоянные военные парады и прочие виды «игры мускулами». Модель павловской армии – есть армия пышная, постоянно демонстрирующая свою силу. Армия полностью подчиненная царю. Отсюда ведет свой исток и мелочная регламентация, введенная при Павле[2]. Если Суворов мог сказать врагу, что то вроде: «Смотрите и бойтесь враги, я веду войско сынов России», то катехизис Павла звучал бы следующим образом: «Смотри и бойся всяк живущий в России, ибо за мной стоит сомно слуг, готовых выполнить любой мой приказ».

Но при этом Павел не учёл то настроение, каторое бытовало в офицерской среде. Ведь не в централизации власти, как таковой, причина гибели императора, а в той форме, в которой он проводил эту централизацию. Беззащитность армии по отношению к внешнему врагу, вот родовой недуг политики Павла по преодолению кризиса, связанного с отменой крепостного права.

С одной стороны император делал армию слабой для внешней войны, с другой возбуждал недовольство служилых дворян, последнее и стало причиной заговора.

Теперь перейдем к Александру I, предложившему другой способ управления страной, а соответственно и другой подход к проблеме решения аграрного вопроса.

Александр I

Власть очень сильно может изменить жизнь человека. Жизнь Александра I власть делит на два этапа, рассмотрению которых и будет посвящена данная часть нашей статьи.

На первом этапе, перед нашим взором предстает юноша, умный с возвышенными помыслами и прогрессивными взглядами. Ученик Лагарпа, внук Екатерины, казалось бы, вот, он тот человек, который будет способен освободить Россию от крепостничества. Приведем мысли самого Александра по этому вопросу, составляющие вступление к проекту цесаревича (написанного в его тетраде) об отмене крепостного права:   «Ничего не может быть унизительней и бесчеловечней, как продажа людей, и для того неотменно нужен указ, который бы оную навсегда запретил. К стыду России рабство ещё в ней существует. Не нужно, я думаю, описывать, сколь желательно, чтобы оное прекратилось»[3].

Но приходит пора Александру править, наступает второй этап его жизни, в котором идеалистически настроенный молодой человек сталкивается с жестокой действительностью. А действительность была такова, что император столкнулся с жесткой оппозицией дворян, в лице убийц его отца. И он не смог противостоять этой оппозиции. Вот, что он пишет 2 апреля 1801 года, подтверждая жалованную дворянству грамоту Екатерины: «Мы первой обязанностью себе признали сим торжественно утвердить их, восстановить и удостоверить, утверждая, восстанавливая и императорским словом нашим за нас и наследников наших удостоверяя все права и преимущества, в грамоте дворянства содержащиеся, и, напротив, отменяя, уничтожая и отлогая всё, что противно оной или в ослабление её силы по стечению обстоятельств и времени допущено или постановлено было, повелеваем вам, нашим верноподданным, признать и почитать сие наше постановление коренным и непрелагаемым законом Империи нашей»[4].

22 дневное прибывание Александра на троне, заставило императора, фактически отречься, от той программы по освобождению крестьян, которую он сам разработал. Возвращался, ли Александр ещё к вопросу об отмене крепостного права? Безусловно. Но добиться решения аграрного вопроса ему не удалось. Как мы считаем, помешало ему то время в котором, он жил. Как мы предполагаем, это было следующим образом.

Понимание необходимости отмены крепостного права, у любого дворянина, живущего в XVIII-XIX века, происходило в первую очередь, как нравственный акт неприятия рабства. Это было следствием просвещения дворян. Но как только дворяне, осознавали необходимость отмены крепостного права, они сталкивались с невыгодностью этого для себя. Происходила борьба просвещения с экономической сущностью дворянства. И здесь дворянину было необходимо или перерасти узкосословные принципы, или же отказаться от желания отмены крепостного права (скажем, как это сделал Щербатов, говоривший что крестьяне нам равные, но при этом боящийся реформ, объясняя это тем, что освобождение крестьян уничтожило бы дворян, как сословие). И к чести России, было много людей, переросших корпоративное понимание интересов России. Таких людей, как Радищев, благодаря широте взглядов, опережающих эпоху, декабристов, благодаря 1812 году, после которого для более широких слоёв дворянства стало ясно, что крещенная собственность, оказывается ещё имеет мужество и честь. Это были по истине «достойные отечества сыны».

Александра тоже можно назвать такого рода человеком, если бы не одно но, у него в руках находилась власть. А для власти одних моральных начал мало, необходимы были и глобальные хозяйственные основания. Александр понимал моральную необходимость отмены крепостного права, но он не дошел до понимания экономической и военной необходимости отмены крепостного права для существования государства. А произошло это из-за того, что не было ещё экономических условий, сделавших бы понимание несовместимости развития России и существования крепостного права очевидным. При Александре Россия ещё двигалась вперед, несмотря на то, что её шаги были замедлены кандалами крепостного права.

Огромную роль в том, что император не смог понять необходимость отмены крепостного права, играло состояние армии. Из войны 1812 года, царь делает выводы, противоположные выводам декабристов. В его глазах самоотверженная борьба русского народа, есть лишь дополнительное подтверждение силы монархии, её защищенности от внешнего врага.

На мнение царя сильно влияла так же и позиция дворянства. Александр понял, что для провидение реформы ему необходимо было преодолеть сопротивление всего служилого сословия.

Короче, на личность Александра ложилось противоречие между его нравственностью и его должностью. О силе нравственности может свидетельствовать то, как долго он делал попытки к отмене крепостного права. С другой стороны, вышеописанное противоречие не было простым формальным равенством, невозможность решить крестьянский вопрос, при большом желание освободить крепостных, оставляют большой отпечаток на личности императора. Он становился подозрителен, к своему окружению, был вынужден говорить вещи с которыми не был согласен (вспомните хотябы уже упоминавшийся манифест 22 апреля 1801 года).

Череда душевных травм, пережитых императором, воспринималась в обществе чередой предательств. Сначала царь предал свои идеалы об отмене крепостного права, затем Сперанского и т.д. Потом уже, приобретенное качество - говорить одно, а делать другое, превратилось в способ управления Александра.

Но что стояло за этим? «Лукавство»? Нет. Слабость, слабость добиться своей цели. Царь постоянно боролся и постоянно проигрывал, вся его позитивная деятельность ударялась о жестокую действительность и не выдерживала. Не выдержал и характер, он изменился... в худшую сторону. Если то, что Александр не говорит о своих планах об отмене крепостного права можно назвать политикой, то скажем отношение, к Кутузову нельзя назвать иначе, чем предательством.

Можно ли в связи с таким поведением, вслед за Западными историками и политическими деятелями, являющимися современниками российского царя, назвать Александра, двуличным деятелем восточного типа? Можно, но с той разницей, что Александр не только губил людей, но и сам страдал от сознания своего положения. Мы считаем, что именно это понимание и стало в последствии причиной сначала апатии царя, а затем, его смерти.

Прогрессивно мыслящее дворянство, не смогло простить неспособности Александра отменить крепостное право. Хотел, но не сделал, люди, мечтающие об отмене крепостного права не могли воспринять это иначе, как проявление двуличия.

Можем ли мы, потомки, простить Александра? Как человека, безусловно, да. Как правителя, нет. Ведь на то Александр и был царем, что бы во благо своей страны противостоять любым препятствиям, как бы они не были тяжелы. И даже если не удается, преодолеть препятствия, даже если приходится принимать не те решения, которые хотелось бы, всё равно надо оставаться при своих убеждениях. Александр этого сделать не смог. Он не проявил тех волевых качеств, которые необходимы любому правителю.

При этом всё же стоит отдать должное Александру, как человеку. Ведь даже то «двуличие», которым страдал император, как это не парадоксально звучит, есть признак высокой нравственности. По сравнению с Александром Павел никогда не страдал такой двойственностью. Ему удалось преодолеть её, но не реформой, а шагом назад к реакционному самодержавию, и в этом плане Александр, нам кажется пусть слабым, но при этом, намного более симпатичным человеком, по сравнению со своим отцом. Тем более по сравнению со своим братом, о ком ниже.

Николай I

В отличие от Александра Николай никакой двойственностью в действиях и суждениях не страдал, не страдал он потому, что у него даже не возникало идей об освобождении крестьян.

С детства он испытывал склонность к дисциплине и точности, которая впоследствии выразилась в его любви к армии и военной дисциплине. Что и стало основной чертой по отношению к аграрному вопросу. Подобно отцу решение проблемы Николай видел в усилении реакции.

Как и его старший брат, он не осознал экономической необходимости уничтожения крепостного права для сохранения самодержавия. Он принял политику сохранения status-quo по отношению к крестьянскому вопросу, но при том, что он, подобно Александру, держал нейтралитет, политика Николая, в отличии от политики его старшего брата носила военизированный характер.  

Безусловно мы здесь не хотим сказать, что Николай копировал политику Павла. Был целый ряд принципиальных отличий. Вот основные:

А) Он понимал, что армия нужна для защиты от внешнего врага, и поэтому не менял коренных принципов армии.

Б) Николай не покушался на права дворян.

Но самим решением проблемы, а именно, уходом от неё в сторону укрепления своей власти, Николай шел по стопам отца. Отсюда и большая любовь к парадам, и прочим видам демонстрации силы, которые так любил Павел. Отсюда и отсутствие решения аграрного вопроса (поскольку правительство было уверенно, что репрессивных мер достаточно), а следовательно, и целый ряд проблем, связанных с сохранением крепостной зависимости. Рассмотрим эти проблемы.

Сразу скажем что по ряду выше обозначенных причин, Александр ещё мог закрывать глаза, на эти проблемы. Но для Николая (особенно с 30-40-х годов) решения их стало вопросом жизни или смерти самодержавной России.

Безусловно-кризис феодально-крепостнической системы нельзя рассматривать только в одной сфере, этот процесс затронул все части сложной системы социально – экономических отношений в России. Но для большей простоты и наглядности рассмотрим сельское хозяйство Российской империи – сферу, непосредственно связанную с крепостным правом, наиболее полно отразившую его недостатки, и кризис существовавшей системы хозяйствования. Все остальные сферы экономики (как то: бюджет государства, промышленность, внешняя торговля и т.д.) во многом опосредованы данным процессом.

Основой феодально-крепостнического типа хозяйства было натуральное производство. Ко второй половине XIX века оно было подорвано развитием товарно – денежных отношений в деревне. Этому способствовал и всероссийский рынок, развитие внутренней и внешней торговли, необходимость отхода крестьян на заработки для выплаты оброка. Так в середине XIX века на внутреннем рынке продавалось ежегодно 45 млн. четвертей хлеба и на внешнем ещё 5 млн. четвертей.

Растущая товарность производства, то есть производство продуктов сельского хозяйства для продажи, а не потребления в рамках хозяйства, привела к появлению ряда независимых до этого проблем. Прежде всего это перепроизводство: рынок оказался насыщен тем же хлебом и помещик уже не мог продавать его по выгодным ценам. В результате запасы хлеба, придержанного до лучших цен пропадали, так и не дойдя до потребителя. Эту проблему пытались решить заменой посевов хлеба какой либо другой культурой (часто сахарной свеклой), но это не решало саму причину проблемы – рано или поздно и там рынок насыщался, да у многих помещиков просто не было средств для таких манёвров в поместье. Но в целом, более глобальной была задача повышения производства продуктов так как это напрямую связано с доходностью поместья. Но эта самая доходность не только не возрастала, наблюдалось даже её снижение: урожайность (в европейской части России) в 20-е годы XIX века составляла сам-3,5; в 30-е годы сам-3,4; а в 40-50-е годы сам-3,6.

Это вызвано во первых: структурой повинностей так как при зарождавшихся капиталистических отношениях в деревне принуждение оставалось внеэкономическим. В XIX веке сохранялись две формы ренты: отработочная и денежная, но обе они во второй четверти XIX века отличны от предшествующего периода; оброк теперь практически весь собирается деньгами, а продукты барщины идут не на потребление, а на продажу. К реформе 1861 года на барщине было 71,5% крестьян - это в основном черноземные районы: там наблюдается прежде всего резкое увеличение барской запашки, следовательно, всё меньше земли входит в надел крестьянину, и всё больше растет барщина (до 6 дней в неделю).

Всё вместе это отнюдь не способствовало желанию крестьян интенсивно трудиться на земле помещика. Оставшиеся 28,5% были на оброке - это районы нечерноземья, за первую треть XIX века (время наиболее интенсивного роста повинностей) он вырос в 2-3 раза. О неблагоприятном положении на селе также говорит сокращение темпов прироста населения.

Все это вместе подтачивало основы феодально-крепостнического типа хозяйства, и все попытки его модернизации, не меняя базис – саму форму социально-экономических отношений, не могли дать сколько нибудь существенных результатов.

Ярким и наглядным показателем разложения крепостнической экономики стало разорение дворянства: ещё в конце XVIII века общая задолженность дворян государственным кредитным учреждениям и частным лицам превосходила годовой бюджет государства (как было сказано выше в 1796 году он составлял 73,1 млн. руб.). Процесс разорения и роста дворянских долгов продолжался в течение всего XIX века.

Следующие данные приводит С.Я. Боровой: в 1833 году 43,2% крепостных крестьян было заложено в банках на сумму 205 млн. руб., а непосредственно перед реформой (в 1859 году) – уже 66% крестьян на 425 млн. руб. В течение первой четверти 19 века долг дворян вырос на 30% - немного, если сравнить его со второй четвертью – где наблюдается рост более чем в 4 раза (!).

Растёт дифференциация среди дворян, где к середине 30-х годов XIX века 83,9% дворян владели всего 18,6% крепостных ( из них 14% вообще не имели зависимых крестьян), но и среди самих крестьян – появились так называемые капиталистые, которые иногда оказывались значительно богаче своих разорившихся владельцев. Уже тот яркий факт, что поместья не могли обеспечить, не то что развитие экономики страны, но и существование самих владельцев имений, говорит о том, что крепостное право, окончательно изжило себя к концу правления Николая и стало основным тормозом на пути развития новых капиталистических отношений, зарождавшихся в том числе и в деревне.    

Как видим к 40-50-м годам идет резкое ухудшение отечественной экономики, но при этом Николай, оставшийся верным своим принципам, ничего не сможет сделать так как для изменения общественной жизни ему, в-первую очередь необходимо поменять эти самые принципы. Вот что он говорит на заседании Госсовета: «Нет сомнения, что крепостное право, в нынешнем его положении у нас есть зло для всех ощутимое и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом ещё более гибельным». Гибельным для политики Николая, для его старых принципов, но спасительным для общества, спасительным для России. И в дальнейшем это хорошо продемонстрирует Крымская война. Война, в которой Русское войско было вынуждено сражаться плохим оружием, со слабым обеспечением боеприпасами.

И в данных условиях, чудом выглядит тот факт, что русская армия сражалась очень мужественно, нанося большой урон врагу. Причиной такому поведению служило в первую очередь, особая форма армией (названной нами до этого суворовской), которая базировалась на патриотическом единстве солдат с офицерами. Но в Крымскую войну одних суворовских принципов было уже недостаточно. Если пуля не долетает до противника (а тем более если пули нет), то никакого героизма, пусть даже и беспримерного, не хватит для победы над врагом.  

Император перед смертью говорил своему сыну: «Мне хотелось, приняв на себя все трудное, всё тяжёлое, оставить тебе царство мирное, устроенное и счастливое». От себя добавим, что Николай оставил Александру, уничтоженную экономику и позор окончания проигранной войны. О том, как Александр распорядился со своим «наследством» поговорим ниже.

Александр II

Процесс отмены крепостного права в России имел две причины. Индивидуально российская, субъективная; и экономическая, обьективная. Первая обуславливалась самим созданием особого типа государства, при котором феодальное общество для своей защиты перенимает элементы капитализма и воспроизводит их (элементы) в военных силах. При этом огромную роль для любого правителя России начинает играть армия.

Вторая обуславливается общеэкономическими процессами, схожими для всех стран, переходящих от феодализма к капитализму. К царствованию Александра II обе эти причины достигли высокой степени своего развития.

Александр столкнулся с проблемой внешнего ослабления государства, он видел, что Россия становится беззащитной по отношению к внешнему врагу. Коренные экономические реформы становятся необходимостью для усиления вооружённых сил. С другой стороны, Александр получает армию в виде опоры своей экономической деятельности. Получается очень интересная ситуация, армия в которой почти все командные должности занимали представители из дворянской среды (причем в основном цвет дворянства) противопоставляется дворянским интересам по сохранению крепостных. В результате Александру удаётся отменить крепостное право, отменить «сверху».

С другой же стороны, обьективные экономические процессы вели к тому, что всё более усилялась возможность отмены крепостного права «снизу». Так рост эксплуатации крестьян помещиками, которые стремились получить возможно больший доход, используя те же средства производства, то есть путём усиления внеэкономического принуждения, вели к росту крестьянских волнений. Если в 40-х годах было 351 выступление, то в следующем десятилетии – уже 589, то есть в 1,5 больше. Не стоит и говорить, что при дальнейшем сохранении таких тенденций, крепостное право могло бы быть уничтожено не реформой, а революцией.

Из вышесказанного становится понятным, в каком отношении находились друг к другу субъективные (чисто российский) и обьективные (общемировые) тенденции.

Экономика непосредственно влияет на армию, но при этом армия не входит в экономику, составляя собой качественно иное. В непонимании этого факта, заключалась и проблема вульгарных материалистов, которые отмену крепостного права непосредственно связывали с экономическими явлениями, а следовательно искали, некую революционную ситуацию, которая якобы непосредственно повлияла на ход отмены крепостного права. Мы не оспариваем первостепенность экономических проблем, но что касается реформы Александра II, она была вызвана проблемами армии. Ведь только в армейских кругах (в XIX) власть могла найти опору для проведения отмены крепостного прав. Иначе Александр, никогда бы и не помыслил встать против мнения большой части дворянского сословия. При этом мы не отрицаем, что не пойди царь на отмену крепостного права, в скором времени это бы и в правде закончилось революцией. Но не боязнь революции вызвала реформу. Освобождение крестьян, произошло благодаря армии, и в конечном счете для усиления армии.

Здесь мы рассмотрели объективные причины отмены крепостного права, осталось ещё рассмотреть роль личности в отмене крепостного права. Сразу надо отметить, что личность играет достаточно большую роль в историческом процессе. Пока был жив Николай I отмена крепостного права была невозможна. Воспитание Жуковским наследника отодвинуло военщину, навязываемую Александру Николаем. Именно благодаря этому Александр, в отличие от отца, смог дать свободу крестьянам: он правильно понял ситуацию, сложившуюся к моменту его восшествия на престол, и смог воспользоваться шансом отменить крепостное право сверху, путем реформ.

Заключение

Итак мы рассмотрели проблему отмены крепостного права, как борьбу правительства против кризиса. Теперь попытаемся выделить основные направления в этой борьбе.

Сначала поговорим о репрессиях, как о форме борьбы с кризисом. Следует сказать, что политика «завинчивания гаек» может решить проблему (при правильном её проведении), но решить её только на короткий срок, и не для государства в целом (в данном случае династии Романовых), а лишь для правящих в данное время (в данном случае для Павла I и Николая I). Заставить общество замолчать репрессии могут, но изменить исторический процес никогда. Для государства эти меры временны, для страны вредны. При этом высшим наказанием, для правительства придерживающегося позиции, что репрессиями можно всё решить, всегда являлось то, что последнее доживало, до момента, когда его политика начинала давать свои плоды, то есть попросту говоря разрушаться само, увлекая за собой своих приверженцев. Так случилось с Павлом, убитым вследствие заговора, из-за того, что он хотел армию направить против страны, сделав её при этом бессильной к внешнему агрессору. Так случилось с Николаем, дожившим до того момента, когда построенная им система начала давать сбой, император не смог примириться с необходимостью изменений и предпочел смерть.

Александр I представляет другой пример правителя. Он абсолютно не понял, если бы кто нибудь стал спорить с ним о нравственной необходимости отмены крепостного права. Вопрос для царя был крайне ясным, категоричное утверждение неприемлемости рабства, вот та позиция, которую занимал Александр. Но при этом, как только идеалы императора соприкасались с необходимостью их реализации, Александр сразу же терпел фиаско. Ему не на кого было опираться, а один противостоять дворянскому классу он не мог. По безвыходности своей ситуации Александр, намного более похож на шекспировского Гамлета, чем Павел (которого при Екатерине так называли на Западе, ведь убийство Петра III не было не для кого секретом). Но при всем при этом, все же следует признать, что у Александра не было достаточной политической воли, необходимой для последовательной защиты своей программы улучшения экономики в стране (на последнем этапе царствования он вообще отказывается от активной политической деятельности).

Александру II в этом плане куда больше повезло. Он человек, необходимый для России его времени, человек находящийся на своем месте. Ещё раз повторим уже вышесказанное, с Николаем I,человеком военного типа, царствование которого получило оценку «мрачного тридцатилетия», считавшим, что усиление контроля, вот всё что нужно для счастливой жизни граждан, произошла бы не реформа сверху, а революция снизу. Александру II удалось использовать армию для отмены крепостного права. И именно в этом его отличияе от своего дяди Александра I, для которого самое сильное поражение сегодня могло означать крупную победу завтра. Блистательная победа над французами, вызвавшая к жизни широкие общественные круги, выступающие за освобождение «крещённой собственности», показала силу русского оружия, которое непосредственно ассоциировалось с силой монархии, а следовательно, лишь укрепила крепостное право. А бездарно проигранная Крымская война, наоборот способствовала осознанию необходимости аграрной реформы и обеспечила поддержку этих преобразований со стороны армии.

В заключение мы хотим отметить значительную роль исторической науки, которая остается к сожалению не всегда оцененной, в то время, как именно в кризисные периоды развития государства следует обращаться к ней за помощью в поисках исторических аналогий с современностью. И именно в её использовании заключается выход из тупика, подобный тому, в котором оказался Александр I. Знай он, что не только решение нравственной дилеммы, но и историческое будущее России зависит от положительного решения вопроса об отмене крепостного права, у него бы не появились апатия и неверие в собственные силы. И если бы даже у него и не получилось освободить крестьян, то, покрайней мере, он бы вызывал восхищение у современников и признательность у потомков.

Как мы видим, сила науки должна служить на пользу общества. Тогда те, кто будет устремлен в будущее через обращение к ценностям прошлого будут названы в дальнейшем великими учеными или же великими правителями.

Список используемой литературы

  1. И.Д. Ковальченко. Русское крепостное хозяйство в первой половине XlX века.- М., 1967.
  2. М.М.Сафонов Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVlll и XlX вв. - М., 1988.
  3. Н.Я.Эйдельман Грань веков. Политическая борьба в России. Конец XVlll - начало XlX столетия. - Л., 1986.
  4. С.В.Мироненко Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале   XlX века. - М., 1989.
  5. Переход от феодализма к капитализму в России: Материалы Всесоюзной дискуссии. - М., 1969.

[1]    "Политическая жизнь в России" М.А.Фонвизин//Библиотека декабристов Вып 4. 1907. С. 36.

[2]    По этому поводу современники даже сложили анекдот, что когда заговорщики ворвались в покои императора, он попросил их повременить, дабы придумать обряд своего убийства.

[3]    Сафонов М.М.Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже 18-19вв.Ленинград 1988. С. 62.

[4]    Сафонов М.М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже 18-19вв. Ленинград 1988. C. 74.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top