Лапаева А.В.

Одной из центральных проблем современного политического развития России является вопрос, связанный с конституционным устройством государства. Значимой вехой на пути преобразований в России стала Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г., однако механизм реализации провозглашенных в ней принципов верховенства права и конституции в качестве Основного закона государства, разделения властей и др. еще недостаточно отлажен. Это связано с историческими особенностями развития страны, длительными традициями авторитарного правления и, как следствие, отсутствием инфраструктуры демократических учреждений, низкой политической и правовой культурой населения.

Современные политическая и правовая науки трактуют понятие «конституционализм» в различных смыслах. С одной стороны, под конституционализмом понимается политическая система демократического общества с установившимися и развитыми институтами народного представительства, основополагающие принципы которых закреплены в Конституции, обязательной для исполнения органами власти и управления. Не менее важным является определение конституционализма как философско-правовой доктрины, учения о конституции, целостной системы взглядов на отношения государства и общества[1].. В этом отношении обращение к периоду начала XXстолетия, когда российский конституционализм аккумулировал преобладающую часть интеллектуальной академической элиты страны и стал ведущей теоретической силой в тогдашнем российском обществе, представляет существенный интерес. А анализ воззрений российских правовых и политических мыслителей на теорию конституционного государства и практику ее осуществления в современной им России начала прошлого века кажется нам актуальным направлением научных изысканий современного отечественного государствоведения.

Импульс к исследованию российского конституционализма в отечественной историко-правовой науке возник в постперестроечный период – время конституционной трансформации российской государственности. Наиболее основательные исторические исследования опыта и традиций российского конституционализма принадлежат перу доктора философских наук А.Н. Медушевского[2], доктора юридических наук И.А. Кравца[3], доктора юридических наук Ю.В. Пуздрача[4]. Отражением растущего исследовательского интереса к данной проблеме явилось издание коллективами ученых в 2000-2003 гг. сборников документов «Конституционные проекты в России, XVIII – начало XX в.» и «Русский конституционализм: от самодержавия к конституционно-парламентской монархии».

В советский период категориям либерализма и конституционализма придавался преимущественно негативный оттенок. Считалось, что указанные политические феномены являлись порождением буржуазного строя и с советским обществом были несовместимыми. В контексте опыта советского строительства понятие «конституционализм» ассоциировалось с критикой западных правовых и политических систем, выявлением их недостатков в сравнении с подлинно демократическими советскими конституциями. Хотя в 1980-х гг. отечественные государствоведы начали развивать доктрину социалистического конституционализма[5], однако создать последовательную теорию так и не удалось вследствие невозможности согласовать ее основополагающие принципы с практикой функционирования советской политической системы.

В 1980-е – начале 1990-х гг. исследование конституционализма как модели политической системы, формирующейся в дореволюционный период российской истории, было предпринято в работах Г.Б. Гальперина, А.Я. Авреха, Р.Ш. Ганелина, В.И. Старцева[6] и др. Развивавшееся в начале XX в. социальное движение, имевшее целью реализацию принципов конституционного государства, было рассмотрено в монографиях и статьях К.Ф. Шацилло, А.Д. Степанского, В.В. Шелохаева, Н.Г. Думовой и др.[7] Как правовая доктрина конституционализм был рассмотрен В.Д. Зорькиным, В.С. Нерсесянцом[8] и др.

Во второй половине 1990-х – 2000-е гг. вышли в свет работы по истории российского либерализма и конституционализма, авторы которых уделили существенное внимание анализу философско-правовых основ конституционного государства, формированию правового государства и гражданского общества в России начала XX столетия[9]. Характеристика политической системы и идейных основ конституционного государства дана в монографии «Модели общественного переустройства России. XXвек» (М., 2004 г.), изданной под редакцией В.В. Шелохаева, в рамках раздела о существе либеральной модели общественного переустройства.

Среди работ западных авторов следует отметить фундаментальную монографию М. Шефтеля[10] об опыте конституционного строительства в царский период и истории составления Основных государственных законов Российской империи 23 апреля 1906 г., статьи Э.К. Виртшафтер[11] и Дж. Бербанк[12] о состоянии правовой культуры в поздней имперской России, исследование С. Хьюман[13] о воззрениях Б. Кистяковского, монографию Р. Пайпса[14] о П.Б. Струве, статью Э. Лора о В.М. Гессене[15].

Воззрения выдающихся теоретиков российского конституционализма начала XXв. на государство, общество, местное самоуправление, права и свободы человека и гражданина получили отражение в работах В.Н. Корнева, С.Б. Глушаченко, М.А. Никищенковой, О.А. Кудинова, А.С. Тумановой, А.А. Сафонова, В.А. Томсинова, А.Е. Савицкой, Н.В. Кротковой [16] и др.

Начало XXв. для российской государственности стало временем перемен – плацдармом для трансформации государственного строя России в направлении от самодержавия к становлению конституционализма. Идеи конституционного и правового государства вызывали тогда устойчивый интерес в ученой среде. Лейтмотивом трудов специалистов-государствоведов служила мысль, высказанная еще в 1892 г. известным теоретиком государственного права Н.М. Коркуновым: «В настоящее время нет вопроса более настоятельного, более неотложного, требующего реформы, как вопрос об обеспечении за русским обществом прав гражданской свободы»[17].

Разработкой концепции становления и развития конституционного государства начала XX века занимались такие виднейшие представители российской правовой мысли, как С.А. Котляревский (1873 – 1939 гг.), В.М. Гессен (1868 -1920 гг.), Ф.Ф. Кокошкин (1871-1918 гг.)

С.А. Котляревский – это выдающийся российский юрист-государствовед, общественный деятель, историк, публицист, член Партии народной свободы, депутат Государственной думы первого созыва от Саратовской губернии.

В истории правовой мысли дореволюционной России С.А. Котляревский зарекомендовал себя как убежденный либерал и сторонник правового государства. Он отмечал, что «без политической свободы не могут расти ни материальные, ни духовные силы России»[18]. Исследователь рассматривал исторический процесс развития государств сквозь призму идеального типа правового государства и видел движущую силу истории в стремлении воплотить в жизнь принцип верховенства права. Это стремление человеческого духа, по его убеждению, «…проходило через века, как искание права… - то заглушаясь, то поднимаясь, никогда не умирая: умирают и обречены лишь те политические и общественные формы, в которых оно воплощалось»[19].

Под конституционным государством С.А. Котляревский понимал такую политическую форму, при которой «всей совокупности народа принадлежит политическое самоопределение», т.е. возможность народа активно влиять на ход политической мысли, возможность, определенную законом. Одна из основных предпосылок правового государства ему виделась в «относительной независимости права от государства[20]».

Решительно выступая против попытки отождествления конституционного и правового государства, предпринятой некоторыми иностранными и российскими государствоведами (В.М. Гессен, Н.И. Лазаревский, Ф.Ф. Кокошкин), С.А. Котляревский отмечал, что правовое государство «выражает только известный уклон, устремление, запечатлевшееся в государственном строении и деятельности. Правовое государство относится к миру идей, но идей, неизменно осуществляющихся и преобразующих факты»[21]. В этом смысле нельзя поставить знак равенства между ним и государством конституционным. Правовое государство осуществимо только через конституционный строй[22].

Разграничивая понятия конституционного и правового государства, исследователь уделял особое внимание характерным чертам, отличавшим данные явления. Так, к основополагающим признакам конституционного государства относились народный суверенитет, представительное правление, федерализм, разделение властей, права и свободы человека и гражданина. Важнейшими компонентами правового государства считались справедливость, господство права, законность, правопорядок.

В трактовке С.А. Котляревского установление конституционно-правовых начал не решало проблемы по формированию правового государства. Исследователь отмечал, что правовое государство не тождественно с конституционным, хотя «осуществление конституционного строя представляло собой его необходимую предпосылку»[23].

С.А. Котляревский уделял особое внимание изучению опыта построения конституционного государства на Западе, типологии форм правления, особенностям различных типов монархии. Что касается условий развития российского государства, то в данном случае он отстаивал идею октроированной монархической конституции и ограничения самодержавного строя фундаментальными конституционными гарантиями. В своих работах С.А. Котляревский отмечал особенности российского общественного строя, в частности, крестьянской общины, показывал возможность сравнительно-типологического сопоставления монархической государственности России и других стран.

Общественно-политическая деятельность С.А. Котляревского была тесно связана с именами его соратников по партии и духу – В.М. Гессеном и Ф.Ф. Кокошкиным.

В.М. Гессен – известный общественный и политический деятель, доктор права. С его именем связано философское и историко-правовое направление в методологии, оформившееся под названием «возрождение естественного права». Представители данного движения отстаивали необходимость критического анализа позитивного права, отмечали связь правового просвещения с проблемами этики и морали[24]. Идея «возрождения естественного права» в рамках идеологии российского либерализма служила философским обоснованием критики существовавшего политического строя и необходимости его радикальных преобразований.

Концепция мировой истории В.М. Гессена определялась политической философией европейского либерализма и конституционализма. Он полагал, что демократическая эволюция государственного строя исторически неизбежна, однако, чтобы примирить демократию с культурой, необходимо укрепление и развитие правовых основ современного общества[25]. При этом особый акцент делался на такое положение, как неприкосновенность прав личности.

Политическое развитие государства определялось им как переход от сословного общества к гражданскому, а, следовательно, от абсолютизма к конституционной монархии. По своим политическим убеждениям В.М. Гессен являлся сторонником радикальных конституционных реформ. Во время революции 1905 – 1907 гг. в свет вышла его книга «Современные конституции: Сборник действующих конституционных актов», оказавшая значительное влияние на общественное сознание. Значительными трудами известного теоретика являются такие работы, как «Теория конституционного государства», «О правовом государстве», «На рубеже».

На протяжении длительного времени В.М. Гессен изучал и развивал проблему правового государства. Последнее понималось им как парламентский строй на началах последовательного демократизма: «правовым называется такое государство, которое в своей деятельности, в осуществлении правительственных и судебных функций связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним»[26]. Осуществление данного принципа возможно лишь в случае реализации представительной формы правления. При этом представительным строем, по его мнению, называлась совокупность интересов, обеспечивающих соответствие волеизъявлений парламента интересам и нуждам народа, поэтому понятие правового государства у В.М. Гессена фактически тождественно понятию государства конституционного: «только конституционное государство является государством правовым. Правовое и конституционное государство – синонимы»[27].

Для определения формы правления, установившейся в России после 1905 г., В.М. Гессен использовал такое понятие, как дуалистическая монархия. При этом «любое дуалистическое государство, - писал он, - постоянно живет под дамокловым мечом государственного переворота»[28], что обусловило собой, в частности, и историческую неизбежность государственного переворота в России 3 июля 1907 г., а также последовавших затем конституционных кризисов.

В своих политических убеждениях В.М. Гессен был близок с Ф.Ф. Кокошкиным – выдающимся государствоведом, общественным деятелем, публицистом, одним из основателей партии кадетов, депутатом I Государственной Думы от Московской губернии, профессором кафедры государственного права Московского университета, создателем еженедельной общественно-политической газеты «Право». Формирование научных и политических взглядов Кокошкина проходило под влиянием российской и западно-европейской политической мысли. Он входил в состав «освобожденческой» группы юристов, включавшей в себя таких виднейших политических деятелей, как Н.Ф. Анненский, В.М. Гессен, С.А. Котляревский.

В октябре 1904 г. участвовал в подготовке знаменитых «11 пунктов» конституционной программы, принятых земским съездом, приобрел репутацию ведущего теоретика и главного эксперта по конституционным вопросам. В качестве общественного деятеля и ученого Ф.Ф. Кокошкин выступал по самым острым вопросам права: организация народного представительства на началах всеобщего голосования, проблема автономии царства Польского, включая вопросы автономии, децентрализации и федерализма в целом[29].

Проблема правового государства стала центральной для научно-публицистической деятельности Ф.Ф. Кокошкина, различным аспектам которой посвящены его исследования, связанные с вопросами гражданской свободы, народного представительства, прав национальностей и децентрализации законодательства и управления, а также областной автономии и единства России.

Теорию права Ф.Ф. Кокошкин рассматривал с позиций позитивизма, стремясь анализировать правовые нормы в связи с социально-политической системой в целом. Исследуя государство, он исходил из представлений о нем как юридическом лице: «правовая конструкция государства как юридического лица предполагала наличие договорных отношений государства и общества, центрального правительства и федеративных образований, основанных на признании взаимных обязанностей и прав»[30]. Это давало возможность обоснования автономных прав социальных, национальных и профессиональных союзов, личности гражданина пред лицом государства.

Гражданское общество и правовое государство с позиций ученого выступали в качестве взаимодополняющих частей единого образования – нации. Политический прогресс в истории человечества заключался в том, чтобы осмыслить, подчинить разуму стихийные силы общества. Средством для этого являлось привлечение общества к правовому строительству, а целью – преодоление иррациональных элементов социального развития с помощью сознательного правового регулирования.

Одним из самых значительных теоретических трудов Ф.Ф. Кокошкина стал его специальный курс – «Лекции по общему государственному праву», посвященный философским основаниям общего государственного права. Здесь особенно широко использован опыт германской юриспруденции, особое значение уделялось учению о государстве Еллинека. Кокошкин рассматривал правовое (конституционное) государство как «государство, которое в своих отношениях к подданным связано правом, подчиняется праву, иными словами – государство, члены которого по отношению к нему имеют не только обязанности, но и права, являются не только подданными, но и гражданами»[31]. Следовательно, совокупность гарантий прав индивида со стороны государства - это и есть конституция, причем государство обязательно должно подчиняться нормам права. Таким образом, возникает возможность теоретического обоснования сильной, но действующей в рамках права власти, являющейся выражением национальной воли к модернизации традиционных социальных институтов и проведению демократических реформ.

Данная концепция позволяла совместить глубокие социальные преобразования с сохранением правовой преемственности и легитимности власти. В ней особое внимание уделялось проблемам, актуальным для России при переходе от абсолютной монархии к представительной системе правления, а именно – государственно-правовым формам федеративных отношений, государственному суверенитету, теории разделения властей, правам и политическим свободам индивидов. Кроме того, значительное внимание уделялось разработке практических вопросов создания правового государства в форме конституционной монархии, а затем республики.

С.А. Котляревский, Ф.Ф. Кокошкин, В.М. Гессен являлись не только теоретиками конституционного государства, но и практиками, ратовавшими за воплощение их политического идеала в политико-правовой жизни России начала XX в. Членство в Партии народной свободы, депутатство в Государственной думе первого созыва, участие в работе Юридического совещания при Временном правительстве – все это были вехи политической карьеры известных общественных деятелей, дававшие им возможность воплотить в жизнь свои конституционные идеалы.

Существенное влияние на разработку доктрины конституционной государственности оказала деятельность либеральных организаций: «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов», объединившихся в дальнейшем под эгидой Конституционно-демократической партии. С.А. Котляревский, В.М. Гессен, Ф.Ф. Кокошкин являлись активными членами «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов», а затем и Конституционно-демократической партии, были депутатами Первой Государственной думы. В 1904-1905 гг. они совместно с группой других общественных деятелей принимали участие в составлении проектов Основного закона, избирательного закона, законопроектов о свободе слова, совести, союзов, собраний, неприкосновенности личности[32].

В 1904 – 1905 гг. государствоведы регулярно участвовали в работе съездов земских и городских деятелей в качестве земских гласных[33]. Они являлись сторонниками общеполитической резолюции частного совещания земских деятелей 6 ноября 1904 г., программы «Союза земцев-конституционалистов». На очередном заседании «Союза земцев-конституционалистов» (24 февраля 1905 г.) С.А. Котляревскому, Ф.Ф. Кокошкину, В.Д. Набокову, П.И. Новгородцеву была поручена подготовка проектов Основного и избирательного законов Российской империи[34].

Важным направлением работы участников земского съезда 6-9 ноября 1904 г. являлось рассмотрение проекта политической программы, подготовленной оргбюро, об изменении государственного устройства и принятии конституции. Прения по программе, длившиеся три дня, завершились утверждением общеполитической резолюции съезда, которая наряду с программой Союза земцев явилась предтечей проекта Основного закона Российской империи 6 июля 1905 г.

Участниками съезда отмечалось, что правительство опасалось развития общественной самодеятельности, стремилось к устранению общества от участия в государственном управлении, к усилению централизации управления, к опеке над всеми сторонами общественной жизни. Бюрократический строй (данный термин использовался в качестве синонима «самодержавия») разобщал верховную власть с населением, создавал почву для широкого проявления административного произвола. Данный порядок лишал общество уверенности в своих начинаниях и подрывал доверие к правительству[35].

Правильное течение государственной и общественной жизни связывалось участниками земского съезда с возможностью тесного общения и единения государственной власти с народом, с установлением и последовательным проведением в жизнь важнейших прав и свобод человека и гражданина. С.А. Котляревский и Ф.Ф. Кокошкин считали одним из главных недугов современного им политического строя отсутствие в нем механизма судебной охраны и защиты прав личности[36].

В концепции В.М. Гессена, С.А. Котляревского принцип равенства граждан перед законом вне зависимости от их полового, сословного, национального статуса, а также вероисповедной принадлежности был положен в основу разрешения национальной проблемы. Он высказывался за отмену сословных ограничений, против ущемлений в личных и имущественных правах поляков, евреев и др.[37]

Значительную часть населения России составляло ограниченное в правах крестьянство. На заседании земского съезда 8 ноября 1904 г. его участники признали необходимым «уравнение крестьян в правах с лицами других сословий». По этому поводу высказывались различные точки зрения. К примеру, А.А. Свечин выступал сторонником всесословного, единого для различных социальных групп суда, считал неоправданным создание специального крестьянского суда. Ф.Ф. Кокошкин признавал важность разрешения крестьянского вопроса в России и выступал за введение в резолюции земского съезда отдельного пункта об освобождении крестьян от административной опеки. С.А. Котляревский был с ним солидарен, отмечая необходимость «выделения крестьянского вопроса из числа других». Он предлагал заменить в законопроектном документе термин «сословие» на «состояние», а также исключить пункт об особых судебных гарантиях для крестьян (это предложение было высказано ранее А.А. Свечиным)[38].

С.А. Котляревский, Ф.Ф. Кокошкин являлись сторонниками последовательной децентрализации политической системы страны путем расширения компетенции органов местного самоуправления и предоставления земствам прав «самоуправляющейся единицы». Правоведы высказывались за расширение избирательного права, привлечение к участию в организации и деятельности земских учреждений различных групп местного населения. С.А. Котляревский выступал с предложением о приближении земских учреждений к населению путем создания мелких земских единиц – волостного земства, на началах, «обеспечивавших их деятельную самостоятельность». Кроме того, Котляревский являлся сторонником территориального расширения земских учреждений, их распространения на все части Российской империи[39].

Предназначение представительного органа власти государствоведы усматривали «в создании и поддержании тесного единения государственной власти с обществом, обеспечении правильного развития политической жизни страны»[40]. В трактовке ученых представительный орган являлся выборным учреждением. Его компетенция заключалась в осуществлении законодательной власти, утверждении государственного бюджета (государственной росписи доходов и расходов), контроле за законностью действий администрации[41]. Проектируемые в редакции Котляревского полномочия законодательного органа были одобрены большинством голосов участников ноябрьского земского съезда 1904 г.

Земцами был предложен каталог важнейших прав и свобод личности. Это были права о неприкосновенности личности и жилища, свободе передвижения, слова, совести, собраний, печати, вероисповедания. Гарантом их обеспечения теоретики считали представительный орган власти с правом законодательной инициативы и организованный на началах всеобщей, равной, прямой и тайной подачи голосов[42].

С.А. Котляревский выступал за создание волостной земской единицы, за расширение земских учреждений путем их распространения на все части Российской империи. Проект Основного закона предусматривал, что области, губернии и уезды должны были образовать самоуправляющиеся общины – земства.

Отдельные положения указанных законопроектов нашли отражение в Основных законах Российской империи 23 апреля 1906 г., однако, как справедливо отмечали государствоведы, аспекты, связанные с разрешением национального вопроса, аграрной проблемы, местного самоуправления, избирательного права, так и остались за пределами их регламентации.

С.А. Котляревский совместно с представителями Конституционно-демократической партии П.И. Новгородцевым, В.М. Гессеном, Ф.Ф. Кокошкиным и др. принимал активное участие в разработке законопроектов о свободе совести, слова, собраний, печати. Указанные свободы относились ими к категории гражданских. Ученые отстаивали равенство всех граждан перед законом независимо от сословных, конфессиональных и половых различий; выступал за свободу совести, слова, печати, собраний и петиций.

Второй съезд Конституционно-демократической партии, проходивший в январе 1906 г., отнес выработку законов о свободах к числу первостепенных и обязательных задач народного представительства, по терминологии съезда, реформ «учредительного характера», нацеленных на коренное переустройство на конституционных принципах российской государственности[43].

С.А. Котляревский отмечал, что среди цикла законодательных работ, наметившихся в программе Государственной думы, «законопроекту о свободе совести принадлежало, бесспорно, одно из самых выдающихся мест»[44].

12 мая 1906 г. «Основные положения законопроекта о свободе совести» были представлены на рассмотрение Государственной думы. Свобода совести определялась в «Положениях» как право свободного выбора, отправления и распространения веры. В основу законопроекта было положено новое для российского вероисповедного законодательства начало религиозного самоопределения личности. Первая и Вторая Думы так и не сумели рассмотреть в общих собраниях представленный законопроект «О свободе совести», что было вызвано, в первую очередь, краткосрочностью существования Дум.

С приходом к власти Временного правительства 14 июля 1917 г. совещанием по вероисповедным вопросам под руководством С.А. Котляревского и В.М. Гессена был разработан и принят закон «О свободе совести», согласно которому каждому гражданину обеспечивалась свобода совести[45]. Обладание гражданскими и политическими правами не зависело от принадлежности к вероисповеданию. Отменялись ограничения в правах по признаку конфессиональной принадлежности. Закон провозглашал свободный переход из одного вероисповедания в другое, регламентировал вневероисповедное состояние.

Важнейшими компонентами политической свободы в концепции государствоведов являлись свобода слова и свобода союзов. Будущее развитие свободного общества виделось в равновесии между государственной властью, с одной стороны, и индивидуальным самосознанием, с другой. Союзы в данной трактовке выступали «спасательными буферами», которые смягчали столкновения данных противоборствующих сил.

Согласно законопроекту «О собраниях» 30 мая 1906 г., российским гражданам предоставлялось право устраивать публичные собрания, как в закрытых помещениях, так и под открытым небом для обсуждения различных вопросов. Граждане наделялись правом создания общественных организаций, предъявления петиций в органы власти и управления[46].

В мае 1906 г. при участии С.А. Котляревского, В.М. Гессена, Ф.Ф. Кокошкина был разработан законопроект, устанавливавший свободу печати. В нем предусматривалась отмена цензуры, наложение взысканий за нарушение правил о печати в судебном порядке, открытие типографий, литографий, металлографий, что также стало значительным достижением в вопросе признания важнейших свобод[47].

Решение о разработке законопроекта о неприкосновенности личности, жилища, тайны корреспонденции было принято на очередном съезде Конституционно-демократической партии в октябре 1905 г. С.А. Котляревский входил в состав комиссии разработчиков проекта вместе с П.Н. Милюковым, А.Н. Максимовым, А.М. Колюбакиным, Г.А. Фальборком, В.Н. Линдом.

По мнению Котляревского, высказанному им в объяснительной записке к законопроекту о неприкосновенности личности и жилища, вход в частное жилище, обыск, выемка в нем имущества, а также задержание лица могли производиться исключительно в порядке, установленном законом; вскрытие частной переписки допускалось только по постановлению судебной власти[48].

Проект закона о неприкосновенности личности был разработан и представлен в Государственную думу 15 мая 1906 г. В нем закреплялись общие положения о неприкосновенности личности; частные вопросы, связанные с реализацией данного права, регламентировались в уставах уголовного судопроизводства. Между тем Котляревский выступал сторонником единого законодательного акта, регламентировавшего вопросы осуществления права неприкосновенности личности. Он полагал, что закон не должен был состоять из статей с простыми ссылками на другие правовые акты[49]. В этом вопросе воззрения Котляревского расходились с представлениями М.М. Винавера и В.Н. Линда, которые выступали за совершенствование действующих статей Устава уголовного судопроизводства[50].

Согласно законопроекту о неприкосновенности личности, было восстановлено начало общего и единого для всех суда, что представляло собой залог справедливости, силы и стойкости законов. Законопроект предусматривал отдельные случаи вторжения в жилище: при пожаре, совершении уголовных преступлений в частной квартире.

Несмотря на то, что законопроект «О неприкосновенности личности, жилища, тайны корреспонденции» так и не был рассмотрен в ходе непродолжительной работы Первой Думы, следует констатировать, что в российской политико-правовой жизни сама постановка данной проблемы стала значительным шагом вперед на пути признания индивидуальных прав граждан.

Подводя итоги исследованию, отметим, что специфика российского конституционализма начала XXстолетия определялась, главным образом, отсутствием широкой социальной опоры для либерально-конституционного движения в виде растущего среднего класса и его политических институтов. Социальным носителем конституционной идеологии в России практически всегда являлись представители правящего класса, вследствие чего российский конституционализм был не столько реальной политической силой, способной трансформировать политическую систему абсолютистского государства, сколько интеллектуальным идеологическим течением, отстаивавшим ограничение власти из чисто теоретических соображений.

Виднейшими теоретиками российского конституционализма начала XX в., исследовавшими проблему конституционного государства, являлись С.А. Котляревский, В.М. Гессен, Ф.Ф. Кокошкин. В науке не существовало тенденции поставить понятие правового государства в строго юридические рамки, тем не менее, концепция конституционного (правового) государства рассматривалась дореволюционными мыслителями с точки зрения его основополагающих начал: народного суверенитета, представительного правления, принципа разделения властей, федерализма, неотъемлемых прав и свобод человека и гражданина.

С.А. Котляревский рассматривал народный суверенитет в качестве главенствующего принципа обоснования источника власти, орудия против любой формы неограниченной публичной власти и деспотизма. В.М. Гессен высказывался за представительство всего народа, а не его отдельных частей (сословий, классов). По мнению Ф.Ф. Кокошкина, участие народных масс должно было стать необходимым ориентиром для прочного реформирования государства путем перехода от существующего порядка к новому государственному устройству.

Теоретики российского конституционализма отстаивали принцип разделения властей. С.А. Котляревский, В.М. Гессен, Ф.Ф. Кокошкин исходили из того, что все три ветви власти должны выполнять свои полномочия, не притесняя друг друга, иначе признание теории разделения властей могло стать фикцией, приводящей к массовым нарушениям прав и свобод человека и гражданина.

Анализируя типы распределения властей между центром и периферией, правоведы отмечали, что в современном им государстве все большее значение получает развитие институтов местного самоуправления, в которых воплощается могущественное орудие децентрализации политической свободы. Одним из самых приемлемых способов признавалось привитие определенных элементов федерализма строго унитарному государству.

Россию государствоведы относили к строго централизованным государствам, однако в начале XX в. стране была просто необходима реформа в области местного самоуправления, в результате которой как власть, так и материальные средства перемещались из центра на места. Это было обусловлено размерами империи, ее экономическим, географическим и национальным разнообразием.

Теоретические взгляды В.М. Гессена, С.А. Котляревского, Ф.Ф. Кокошкина нашли отражение в их политической законопроектной деятельности. Они стали главными разработчиками проектов Основного и избирательного законов, принятых на заседании бюро земских и городских съездов 6 июля 1905 г., законопроектов о свободе совести, слова, собраний, печати 12 мая 1906 г., проекта закона о неприкосновенности личности, жилища, тайны корреспонденции 15 мая 1906 г.

Согласно этим законопроектам, все российские граждане, не взирая на различие их национального, вероисповедного или сословного положения, признавались равными перед законом обладателями политических и гражданских прав. Российские граждане провозглашались свободными в выборе и исповедании веры, не могли преследоваться за свое вероисповедание.

Несомненно, что теоретическое наследие и законопроектная деятельность выдающихся российских государственных деятелей начала прошлого столетия несут в себе значительный потенциал для развития современной отечественной историко-правовой науки, являются общественно-политическим достоянием страны.

Список использованных источников и литературы

I. Архивные источники

1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

  1. Ф. 102. ОО. Оп. 231. Д. 1992. «О приват-доценте Московского университета Сергее Андреевиче Котляревском». 1903 г. – 29 л.
  2. Ф. 102. ОО. Оп. 233. Д. 1000 ч.1. «Об общем съезде в Москве земских и городских деятелей 6-8 июля 1905 г.». 1905 г. – 227 л.
  3. Ф. 102. 4 д-во. Оп. 1905. Д. 999 ч. 43. «Союз конституционалистов». 1905 г. – 353 л.
  4. Ф. 523. Партия народной свободы (1905 – 1917 гг.). Оп. 3. Д.2. «Программа конституционно-демократической партии». 1905 г. – 35 л.

II Опубликованные источники

2.1. Официальные документы и нормативные акты

2.1.1. Нормативные акты и подготовительные материалы

  1. Законодательные проекты и предложения Партии народной свободы (1905-1907) / Под ред. Н.И. Астрова, Ф.Ф. Кокошкина и др. – СПб.: Тип-я тов-ва «Общественная польза», 1907. – 386 с.
  2. Конституционные проекты в России XVIII – начала XX вв. / Под ред. С. Бертолисси, А.Н. Сахарова. – М.: Ин-т российской истории РАН, 2000. – 816 с.
  3. Конституция Российской Федерации // Российская газета. - № 237 от 25.12.1993.
  4. Сборник указов и постановлений Временного правительства. – Пг., 1917.
  5. Свод законов Российской империи. Основные государственные законы. - Собр. 1-е.- Отд. 1.- Т.1.- Ч.1. – СПб.: Изд. гос. канцелярии, 1892. – 218 с.

2.1.2. Делопроизводственные материалы

  1. Государственная Дума в России в документах и материалах / Сост. Ф.И. Калинычев. – М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1957. – 646 с.
  2. Государственная дума, 1906-1917 гг. Стенографические отчеты. – М.: Госюриздат., 1995. – 173 с.
  3. Государственная дума. 1906. – СПб.: Тип. т-ва «Общественная польза», 1906. – 109 с.
  4. Государственная дума первого созыва. Портреты, краткие биографии и характеристики депутатов. – М.: тип. Г. Лисснера и Д. Собко. 1906. - 101 с.
  5. Журналы заседаний Временного правительства. Т. 1. Март-апрель 1917г. / Отв. ред. Б.Ф. Додонов, сост. Е.Д. Гринько, О.В. Лавлинская.– М.: РОССПЭН, 2001. – 448 с.
  6. Журналы заседаний Временного правительства. Т. 1. Май-июнь 1917г. / Отв. ред. Б.Ф. Додонов, сост. Е.Д. Гринько, О.В. Лавлинская. – М.: РОССПЭН, 2002. – 511 с.

2.1.3. Документы политических партий и организаций

  1. Конституционно-демократическая партия. Аграрная программа. Аграрный вопрос. Протокол заседаний Аграрной комиссии 11 – 13 февраля 1907 г. – СПб.: Аграрная комиссия Партии народной свободы, 1907. – 457 с.
  2. Конституционно-демократическая партия. Крестьянам. – М.: Центральный комитет конституционно-демократической партии, 1906. – 15 с.
  3. Конституционно-демократическая партия. Новая дума. – СПб.: «Общественная польза», 1906. – 19 с.
  4. Конституционно-демократическая партия. Отчет Центрального комитета конституционно-демократической партии за два года с 18 октября 1905 г. по октябрь 1907 г. – СПб.: Тип. Т-ва «Общественная польза», 1907. – 144 с.
  5. Либеральное движение в России. 1902-1905 гг.: Документы и материалы / Государственный архив РФ; Состав. Павлов Д.Б.; Отв. ред. Шелохаев В.В. – М.: РОССПЭН, 2001. – 646 с.
  6. Права и свободы человека в программных документах основных политических партий и объединений России. ХХ век / Под ред. А.Н. Аринина, С.И. Семенова, В.В. Шелохаева.– М.: РОССПЭН, 2002.- 496 с.
  7. Программы политических партий России. Конец XIX- начало XX вв. – М.: РОССПЭН, 1995. – 464 с.
  8. Съезды и конференции Конституционно-демократической партии, 1905-1920 гг.: В 3 т. / Предисл. В.В. Шелохаева. – М.: РОССПЭН, 1997. Т. I. 1905-1907 гг. – 742 с.

2.1.4. Статистические и справочные издания

  1. Общественная мысль России XVIII – начала XX века. Энциклопедия. – М.: РОССПЭН, 2005. – 640 с.
  2. Первая Дума о евреях. Речи депутатов. – СПб.: Типография товарищества «Народная польза», 1908. – 98 с.
  3. Россия. Государственная Дума. Созыв 1-й. Сессия 1-я: Стенографический отчет. 1906. Ч. 1. Заседания 1-18 (с 27 апреля по 30 мая 1906г.) – СПб.: Гос. тип-я, 1906.- 866 ст.
  4. Савич Г.Г. Новый государственный строй России. Справочная книга. – СПб.: Тип-я акц. общ-ва Брокгауз-Ефрон, 1907. – 602 с.

2.1.5. Дневники, мемуары, переписка

  1. Винавер М.М. Конфликты в первой Думе. – СПб.: Тип. т-ва «Народная польза», 1907. – 184 с.
  2. Винавер М.М. История Выборгского воззвания. Воспоминания. – Пг.: Изд. Партии Народной свободы, 1917. – 48 с.
  3. Винавер М.М. Недавнее: Воспоминания и характеристики. – Париж, 1926. – 320 с.
  4. Гессен И.В. В двух веках. Жизненный отчет // Архив русской революции, издаваемый И.В. Гессеном. – Берлин. 1937. Т. XXII. – 413 с.
  5. Гессен Ю.В. Историк Юлий Гессен и его близкие. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. – 469 с.
  6. Николай II (император). Полное собрание речей императора Николая II. 1894-1906. - СПб.: Книгоизд. «Друг Народа», 1906. – 80 с.
  7. Милюков П.Н. Воспоминания государственного деятеля. - Нью – Йорк, 1982. – 400 с.
  8. Милюков П.Н. Воспоминания / Предисл. Н.Г. Думовой. – М.: Политиздат., 1991. – 527 с.
  9. Милюков П.Н. Воспоминания. В 2 т. / Сост. и авт. вступ. ст. М.Т. Вандалковская / Коммент. и имен. аннот. указ. А.Н. Шаханова. - М.: Современник, 1990. – Т. I. – 447 с.; т. II – 446 с.
  10. Петрункевич И.И. Из записок общественного деятеля. Воспоминания / Под ред. А.А. Кизеветтера // Архив русской революции, издаваемый И.В. Гессеном. – Берлин. 1934. Т. XXL – 321 c.

2.1.6. Научные труды В.М. Гессена, С.А. Котляревского, Ф.Ф. Кокошкина

  1. Гессен В.М. О правовом государстве. – СПб., Издание Н. Глаголева, 1913. – 178 с.
  2. Гессен, В.М. На рубеже. – СПб. - Издание Н. Глаголева, 1906. – 305 с.
  3. Гессен В.М. Основы конституционного права. – Изд. 2-е. – Петроград: Издание юрид. книжного склада «Право», 1918. – 437 с.
  4. Гессен В.М. В двух веках. – СПб.: Издание Н.Глаголева, 1906. – 305 с.
  5. Кокошкин, Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. – М.: Изд-во Бр. Башмаковых, 1912. – 280 с.
  6. Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. – М., тип. «Мысль». Н.П. Меснянкинъ и К., 1915 - 417 с.
  7. Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. – СПб.: Издательство «Лань», 2001. – 368 с.
  8. Котляревский С.А. Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзора. - СПб. Г.Ф. Львович, 1907 - 250 с.
  9. Котляревский С.А. Конституционное государство. Юридические предпосылки русских Основных Законов / Под ред. В.А. Томсинова. – М: «Зерцало», 2004. – 392 с.
  10. Котляревский С.А. Правовое государство и внешняя политика. - М., тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1909 - 428 с.
  11. Котляревский С.А. Совещательное представительство. - Ростов - на - Дону, «Донская речь». Н.Парамонова, 1905 - 16 с.
  12. Котляревский С.А. Сущность парламентаризма. - М. , тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1913 - 15 с.
  13. Котляревский С.А. К вопросу об основах народного представительства // Саратовская земская неделя. – 1905. - № 5. – С. 63 – 67.
  14. Котляревский С.А. Свобода совести // Московский еженедельник / Под ред. Е. Н. Трубецкого. – 1906 - № 21. – С. 9 – 17.
  15. Котляревский С.А. Перед новой сессией // Московский еженедельник / Под ред. Е. Н. Трубецкого. – 1909. – № 40. – С. 15 – 18.
  16. Котляревский С.А. Свобода союзов // Научное слово. – 1905. - № 5. – С. 48 – 55.

2.1.7. Монографии, статьи, очерки, сборники статей

  1. Антология мировой правовой мысли. В 6 т. Т. 5. Россия, конец XIX – XX вв. / Под ред. И.А. Исаева. – М.: Мысль, 1999. – 560 с.
  2. Васильев Б.В. Философия права русского неолиберализма конца XIX – начала XX в. – Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2004. – 196 с.
  3. Глушаченко С.Б. Либеральные учения русских юристов второй половины XIX в. – начала XX в. // История государства и права. – 2001. - № 4. – С. 10 – 13.
  4. Думова Н.Г. История политических партий в России / Сост. Г. Ерофеев. – М.: Высшая школа, 1994. – 446 с.
  5. Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром / Октябрь 1917 – 1920 гг. – М: Наука. – 1982. – 416 с.
  6. Зайончковский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 1870 – 1880-х гг. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1964. – 280 с.
  7. Зорькин В.Д. Из истории буржуазно-либеральной политической мысли России второй половины XIX – начала XX вв.– М.: Изд-во Московского ун-та, 1975. – 215 с.
  8. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. 1. Введение и общая часть / Под ред. и с доп. М.Б. Горенберга. – Изд. 7-е.- СПб: Тип-я М.М. Стасюлевича, 1909.- 573 с.; Т. 2. Часть особенная. СПб., 1913. – 750 с.
  9. Корнев В.Н. Либеральные концепции государства и права в России начала XX в. (1905 – 1917 гг.). – Белгород.: Изд-во Белгородского ун-та, 2001. – 160 с.
  10. Корнев В.Н. Правовая мысль в дореволюционной России. – М.: НОРМА, 2003. – 250 с.
  11. Корнев В.Н. Проблемы теории государства и права в либеральной правовой мысли России конца XIX – начала XX вв. – М.: Юрлитинф., 2005. – 337 с.
  12. Костин Ю.В. Идеи соотношения государства, власти, права и нравственности в истории политической и правовой мысли дореволюционной России: Вторая половина XIX – начало XX века. – М.: Издательская группа «Юрист», 2007. – 274 с.
  13. Кравец И.А. Конституционализм и российская государственность в начале XX в. – Новосибирск: ООО «Изд-во ЮКЭА». – 2000. – 368 с.
  14. Кравец И.А. Формирование российского конституционализма (проблемы теории и практики). – Москва – Новосибирск: ООО «Издательство ЮКЭА», 2001. – 360 с.
  15. Кудинов О.А. Развитие конституционно-правовых теорий российскими государствоведами в XIX – начале XX вв. – М.: Изд-во Института молодежи «Социум», 2000. – 180 с.
  16. Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. – М.: РОССПЭН, 1998. – 655 с.
  17. Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. – М.: Рос. АН, Институт государства и права, 1993. – 314 с.
  18. Политический строй современных государств. Сборник статей П.Г. Виноградова, В.М. Гессена. СПб.: Изд-во «Слово», 1905. – 764 с.
  19. Правовая мысль: Антология / Автор – составитель В.П. Малахов. – М.: Академический проект; Деловая книга, 2003. – 1016 с.
  20. Пуздрач Ю.В. История российского конституционализма IX – XX вв. – СПб.: Пресс, 2004. – 656 с.
  21. Российские либералы: Сборник статей / Под ред. П.С. Итенберга, В.В. Шелохаева. – М.: РОССПЭН, 2001. – 574 с.
  22. Сахаров А.Н. Конституционные проекты и цивилизационные судьбы России // Отечественная история. – 2000. - № 5. – С. 8 – 37.
  23. Теория конституционных циклов / Под ред. А.Н. Медушевского. – М.: Изд. Дом ГУВШЭ, 2005. – 574 с.
  24. Томсинов В.А. Сергей Андреевич Котляревский (1873 - 1939): Судьба и творчество // Законодательство. – 2004. - № 3. – С. 85 – 90; № 4. – С. 88 – 93;
  25. Шацилло К.Ф. Русский либерализм накануне революции 1905 – 1907 гг: Организация. Программы. Тактика / Отв. ред. В.И. Бовыкин. – М.: Наука, 1985. – 347 с.
  26. Туманова А.С. Общественные организации и русская публика в начале XX века. – М.: Новый хронограф, 2008. – 328 с.

2.1.8. Иностранная литература

  1. Ascher A. The Revolution of 1905. Stanford, 1988. 412 p.
  2. Between Tsar and People: Educated Society and the Quest for Public Identity in Late Imperial Russia / Ed. by E.W. Clowes, S.D. Kassow, J.L. West. Princeton, 1991. 383 p.
  3. Burbank J. An Imperial Rights Regime. Law and Citizenship in the Russian Empire // Kritika. Vol. 7. № 3. Summer 2006.
  4. Civil Rights in Imperial Russia / Ed. by Crisp O. and Edmondson L.     Oxford: Ox­ford University Press, 1989. 321 p.
  5. Heuman S. Kistiakovsky. The Struggle for National and Constitutional Rights in the Last Years of Tsarism. Harvard, 1998.
  6. Lohr E. The Ideal Citizen and Real Subject in Late Imperial Russia // Kritika. Vol. 7. № 2 (Spring 2006). Bruxelles, 1976.
  7. Szeftel M. The Russian constitution of April 23, 1906. Bruxelles, 1976.
  8. Wirtschafter E.K. Russian Legal Culture and the Rule of Law // Kritika. V. 7. № 1. Winter 2006.

[1] Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998. С. 15.

[2] Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998; Он же. Конституционные проекты в России, XVIII – начала XX вв. М., 2000.

[3] Кравец И.А. Конституционализм и российская государственность в начале XX в. Новосибирск, 2000; Кравец И.А. Формирование российского конституционализма (проблемы теории и практики). М. – Новосибирск, 2001.

[4] Пуздрач Ю.В. История российского конституционализма IX – XX вв. СПб., 2004.

[5] Нерсесянц В.С. Концепция социалистического правового государства в контексте истории учений о праве и государстве// Социалистическое право и государство: проблемы и суждения. М., 1985; Степанов И.М. Социалистический конституционализм: сущность, опыт, проблемы // Советское государство и право. 1987. № 10. С. 3-12.

[6] Старцев В.И. Внутренняя политика Временного правительства первого состава. Л., 1980; Гальперин Г.Б. Конституционные опыты царского самодержавия в первой русской революции (1905 – 1907 гг.) // Вестник Ленинградского университета. 1982. № 4. С. 100 – 102; Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. М., 1989; Ганелин Р.Ш. Российское самодержавие в 1905 году: Реформы и революция. СПб., 1991

[7] Степанский А.Д. Либеральная интеллигенция в общественном движении России на рубеже XIX – XX вв. // Исторические записки. Т. 109. М., 1983; Шацилло К.Ф. Русский либерализм накануне революции 1905 – 1907 гг: Организация. Программы. Тактика. М., 1985; Думова Н.Г. Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции. М., 1988; Шелохаев В.В. Идеология и политическая организация российской либеральной буржуазии, 1907-1914 гг. М., 1991.

[8] Зорькин В.Д. Из истории буржуазно-либеральной политической мысли России второй половины XIX – начала XX вв. М., 1975; Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. М., 1993; Он же. Правовое государство: история идей и современность // Вопросы философии. 1989. № 2. С. 3 – 18.

[9] Осипов И.Д. Философия русского либерализма XIX – начала XX вв. СПб., 1996; Гоголевский А.В. Очерки русского либерализма XIX – начала XX века. СПб., 1996; Дмитриева Т.В. Политические идеи и течения в российском обществе XIX – начала XX вв. М., 2000; Корнев В.Н. Либеральные концепции государства и права в России начала XX в. (1905 – 1917 гг.). Белгород, 2001; Российскиелибералы: Сборник статей / Под ред. П.С. Итенберга, В.В. Шелохаева. М., 2001; Васильев Б.В. Философия права русского неолиберализма конца XIX – начала XX в. Воронеж, 2004; Багоян Е.Г. Идея правового государства в российской либеральной мысли (конец XIX – начало XX века): Дис. …канд. юрид. наук. М., 2005; Корнев А.В., Борисов А.В. Правовая мысль в дореволюционной России: Учебное пособие. 2005; Костин Ю.В. Общественно-политическая и юридическая мысль в России, вторая половина XIX – начало XX вв. о государстве, праве и нравственности. Орел, 2006.

[10] Szeftel M. The Russian constitution of April 23, 1906. Bruxelles, 1976.

[11] Wirtschafter E.K. Russian Legal Culture and the Rule of Law // Kritika. V. 7. N. 1. Winter 2006.

[12] Burbank J. An Imperial Rights Regime. Law and Citizenship in the Russian Empire // Kritika. Vol. 7. N. 3. Summer 2006.

[13] Heuman S. Kistiakovsky. The Struggle for National and Constitutional Rights in the Last Years of Tsarism. Harvard, 1998.

[14] Пайпс Р. Струве: правый либерал. 1905-1944: В 2-х тт. М., 2001.

[15] Lohr E. The Ideal Citizen and The Real Subject in Late Imperial Russia // Kritika. V. 7. N. 2. Spring 2006.

[16] Кудинов О.А. Конституционные реформы в России в XIX – начале XX вв. М., 2000; Он же. Развитие конституционно-правовых теорий российскими государствоведами в XIX – начале XX вв. М., 2000; Глушаченко С.Б. Русские юристы второй половины XIX – начала XX в. о правах личности и правовом государстве (историко-правовое исследование): Дис. …д-ра юрид. наук. СПб., 2000; Корнев В.Н. Либеральные концепции государства и права в России начала XX в. (1905 – 1917 гг.). Белгород, 2001; Никищенкова М.А. Идея правового государства в русской либерально-правовой мысли конца XIX – начала XX вв.: Историко-правовой и теоретико-методологический аспекты: Дис. …канд. юрид. наук. Самара, 2002; Корнев В.Н. Правовая мысль в дореволюционной России. М., 2003; Корнев В.Н. Проблемы теории государства и права в либеральной правовой мысли России конца XIX – начала XX вв. М., 2005; Туманова А.С., Сафонов А.А. Гражданские свободы в законотворческой деятельности Государственной Думы императорской России // Известия высших учебных заведений. Правоведение. - 2006. - №3. С.4-17; Туманова А.С. Общественные организации и русская публика в начале XX века. М., 2008.

[17] Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1892. Т.1. С.316.

[18] Котляревский С.А. Партии и наука // Полярная звезда. – 1906. - № 5 (12 января). С. 353.

[19] Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. М., 1915. С. 332.

[20]Котляревский С.А. Конституционное государство. Юридические предпосылки Основных Законов/ Под ред. В.А. Томсинова. М:, 2004.... С. 23.

[21] Котляревский С.А. Власть и право… С. 301.

[22] Котляревский С.А. Правовое государство и внешняя политика. М., 1993. С. 34.

[23] Котляревский С.А. Власть и право… С. 118.

[24] Общественная мысль России XVIII – начала XX вв.: Энциклопедия ... С. 58.

[25]Общественная мысль России XVIII – начала XX вв.: Энциклопедия... С. 59.

[26] Антология мировой правовой мысли. В 6 т. Т. 5. Россия, конец XIX – начало XX вв. / Под ред. И.А. Исаева. М., 1999. С. 289.

[27] Гессен В.М. О правовом государстве. СПб., 1913. С. 19.

[28] Общественная мысль России XVIII – начала XX вв.: Энциклопедия… С. 60.

[29] Общественная мысль России XVIII – начала XX вв.: Энциклопедия…. С. 60.

[30] Российские либералы: Сборник статей / Под ред. П.С. Итенберга, В.В. Шелохаева. М., 2001. С. 218.

[31] Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 1912. С. 261.

[32] ГАРФ. Ф. 102. ОО. Оп. 231. Д. 1992.1903 г. Л. 18.

[33] Либеральное движение в России. 1902-1905 гг.: Документы и материалы / Государственный архив РФ; Состав. Павлов Д.Б.; Отв. ред. Шелохаев В.В. М., 2001. С. 610.

[34] Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. ... С. 611.

[35] Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. …С. 608.

[36] Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. …С. 608.

[37] ГАРФ. Ф. 102. ОО. Оп. 233. Д. 1000 ч.1. 1905 г. Л.13.

[38] Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. …С. 87.

[39] ГАРФ. Ф. 4 д-во. Оп. 1905. Д. 999 ч. 43. 1905 г. Л. 10.

[40] Либеральное движение в России. 1902-1905 гг. …С. 137.

[41] Котляревский С.А. К вопросу об основах народного представительства // Саратовская земская неделя. – 1905. - № 5. С. 63.

[42] ГАРФ. Ф. 102. ОО. Оп. 233. Д. 1000 ч.1. 1905 г. Л.14.

[43] Второй съезд Конституционно-демократической партии 5 – 11 января 1906 г. Отчет о дневном заседании 6 января. Доклад Ф.Ф. Кокошкина // Съезды и конференции Конституционно-демократической партии. Т. 1. 1905 – 1907 гг. М.,1997. С. 74 – 75.

[44] Котляревский С.А. Свобода совести // Московский еженедельник. – 1906. – № 21. С. 9.

[45] Вестник Временного правительства. 1917. 29 апреля, 11 мая.

[46] Котляревский С.А. Свобода союзов // Научное слово. – 1905. - № 5. С. 51.

[47] Законодательные проекты и предложения Партии народной свободы. (1905-1907) / Под ред. Н.И. Астрова, Ф.Ф. Кокошкина и др. СПб., 1907. С. 18, 19, 22.

[48] Либеральное движение в России. 1902 – 1905 гг. …С. 23.

[49] Законодательные проекты... С. 34.

[50] Либеральное движение в России в 1902 – 1905 гг. …С. 24.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top