Иванова Е.В.

Великая Отечественная война на протяжении многих лет является примером мужества, героизма и отваги советского народа. Наверно сложно найти того человека в нашей стране, который не слышал бы о подвигах Зои Космодемьянской и Александра Матросова, о великих полководцах-маршалах – Г.К. Жукове, К.К. Рокоссовском и др., о великих победах под Москвой, Сталинградом на Курской дуге, ничего не слышал о 900-дневных страданиях ленинградцев и освобождении города. Мы помним много значимых дат войны, но еще больше дат и событий Великой Отечественной были приданы забвению.

На сегодняшний день существует огромное количество научной литературы, воспоминаний полководцев и командиров советской армии, а также рядовых солдат, посвященных победоносным сражениям. Поражения же либо замалчивали, либо описывали их довольно поверхностно. Лишь в последнее время появляются работы, которые более подробно изучают эти малоизвестные сражения и их роль, что позволяет составить целостную картину событий Великой Отечественной войны.

Ярким примером подобного «малоизвестного сражения» является Синя-винская наступательная операция войск Волховского фронта, удачный исход которой мог привести к прорыву блокады Ленинграда еще в августе – сентябре 1942г. Но поражение советских войск привело к тому, что описание операции сводилось лишь к беглому или частичному изложению событий и значению «сорвана попытка немцев захватить Ленинград». Цена же, которой пришлось заплатить вообще не указывалась. Подобное описание не могло дать даже общего представления ни о масштабе, ни о значение происходивших в районе Синявино событий.

Битва за Ленинград – одна из важнейших страниц истории Великой Отечественной войны. В последнее время появляется множество людей, которые выдвигают идеи о том, что нужно было сдать Ленинград немцам, т.к. это могло сохранить жизни сотен тысяч ленинградцев. Но воспоминания большинства немецких командующих говорят обратное: «Непоколебимо решение фюрера сровнять… Ленинград с землёй, чтобы полностью избавиться от населения, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы». В связи с этим спасение Ленинграда – второй столицы, города Ленина, колыбели революции – являлось одной из первостепенных задач советской армии.

Итак, 8 сентября 1941г. стало началом 900-дневной блокады Ленинграда. Начались нескончаемые авианалеты, пожар на Бадаевских складах, а затем ни с чем несравнимый голод, жуткие зимние морозы, Дорога Жизни. Все это пережить многие ленинградцы так и не смогли.

В связи с этим с первых же дней перед защитниками города Ставкой Верховного Главнокомандования (далее Ставка ВГК) была поставлена задача не допустить захвата города и, в ближайшее время, разбить кольцо блокады, душившей город, а затем уничтожить противника, действовавшего под Ленинградом. Именно эта задача стала основной для образованного 17 декабря 1941г. Волховского фронта, командующим которого был назначен генерал армии Кирилл Афанасьевич Мерецков.

Таким образом, события августа-октября 1942г., которые могли бы стать временем прорыва блокады Ленинграда и, с другой стороны, сорвали планы немецкого командования захватить город, заслуживают пристального внимания.

Первые попытки прорыва блокады войсками Волховского фронта были осуществлены уже в начале 1942г. – в районе Мясного Бора (где в окружении оказалась 2-я ударная армия), Любани, Красной Горки, но глубокая оборона противника не позволила советским войскам прорваться к городу. В результате Ставка ВГК и командование Волховского и Ленинградского фронтов принимают решение об изменении места прорыва. Здесь необходимо отметить, что советское командование после ряда неудачных наступлений, приведших к серьезным потерям, вовсе не задумывалось о необходимости совершенствования обороны, которая, по мнению главного инженера Волховского фронта генерал-полковника А.Ф. Хренова, «…не отличалась особой надежностью, оказывалась несостоятельной перед силой огня и внезапностью маневра гитлеровцев». Не проводились и детальные разработки планов наступлений, и подготовка нового пополнения к ведению боя в подобной труднопроходимой болотистой местности. После очередного поражения командование вновь бросалось в бой.

Так в августе 1942г. советское командование принимает решение начать наступательную операцию на Мгинско-Синявинском направлении. Главная задача ставилась перед Волховским фронтом: «разгромить мгинскую группу противника и… соединиться с войсками Ленинградского фронта». Таким образом, началась подготовка к новой операции по прорыву блокады. Наступление планировалось начать на так называемом шлиссельбургско-синявинском выступе, разделявшем Ленинградский и Волховский фронт южнее Ладожского озера.

На этой территорий в составе войск Волховского фронта действовали 2-я ударная и 8-я армии. Им противостояла 18-я армия Вермахта.

Осуществляемая немецкими войсками блокада Ленинграда с суши еще с сентября 1941г. опиралась на сеть естественных и искусственных заграждений, плотно заполненных артиллерийскими и пехотными частями. Центром мощной вражеской обороны, явились Синявские высоты, откуда фашисты из орудий могли обстреливать берег Ладожского озера.

19 июля генеральный штаб сухопутных войск проинформировал командование группы армий «Север» о соображениях начать наступление на Ленинград, чтобы установить связь с финнами севернее Ленинграда и тем самым выключить русский Балтийский флот. В Директиве ОКВ №44 от 21 июля 1942г. говорилось: «не позднее чем в сентябре будет взят Ленинград…» Операция получила кодовое название «Фойерцаубер» (Волшебный огонь), но позднее она получила новое название «Нордлихт» (Северное сияние). Немецкое командование планировало начать наступление в середине сентября.

Замысел немцев заключался в том, чтобы, используя сильнейшее артиллерийское и авиационное воздействие на советские войска, прорвать силами 3-х корпусов фронт южнее Ладожского озера, продвинуться при этом до южной окраины Ленинграда, после этого 2 корпуса должны были повернуть на восток, чтобы сходу внезапно форсировать Неву юго-восточнее города. Им ставилась задача уничтожить советские войска, находящиеся между рекой и Ладожским озером, перерезать пути подвоза продовольствия и боеприпасов и вплотную охватить город кольцом с востока.

Но вместо запланированного наступления на Ленинград развернулось «сражение южнее Ладожского озера», как назвали Синявинскую операцию немецкие военные и историки.

Местом прорыва блокады Ленинграда в августе 1942г. советское руководство избрало, как уже упоминалось, шлиссельбургско-синявинский выступ, являвшийся одним из важнейших участков кольца вражеской блокады Ленинграда. Удерживая выступ, противник помимо прочего угрожал единственной коммуникации войск Ленинградского фронта через Ладожское озеро. Волховский и Ленинградский фронты в августе 1942г. разделяло здесь лишь 16-километровое пространство, занятое и укрепленное противником. У руководства советской армии сложилось впечатление, что достаточно одного сильного удара – и блокада второй столицы будет снята в течение несколько дней. Эти соображения и легли в основу замысла третьей Синявинской фронтовой наступательной операции.  Две предыдущие операции (9 сентября – 12 октября 1941г., 20 – 28 октября 1941г.) закончились безрезультатно. Третья попытка возлагалась на созданный в середине декабря 1941г. Волховский фронт, который ранее здесь наступательных действий не предпринимал, при содействии части сил Ленинградского фронта.

Началась подготовка к прорыву блокады. Еще во второй половине мая военные советы фронтов направили в Ставку ВГК свои предложения о целесообразности нанесения внезапного удара по мгинско-синявинской группировке противника с востока и запада, чтобы пробить ее оборону и очистить южное побережье Ладожского озера. В случае успеха можно было прорвать кольцо вражеской блокады и облегчить положение Ленинграда. Ставка в принципе согласилась с предложением командования Ленинградского и Волховского фронтов. Однако проведение операции было отложено в связи с тем, что при создавшейся обстановке на юге страны не было возможности выделить дополнительные силы для прорыва блокады. План Синявинской наступательной операции был окончательно одобрен Ставкой ВГК в начале августа, для ее проведения привлекалось более 190 тыс. человек.

Выполняя приказ Ставки, на Ленинградском фронте для операции были выделены 55-я армия и Невская оперативная группа. Было решено нанести два удара – в направлении Тосно и на Синявино, с целью соединения с войсками Волховского фронта.

Решение командующего Волховским фронтом сводилось к тому, чтобы таранным ударом крупных пехотных масс проломить вражескую оборону на 15-километровом участке между Гонтовой Липкой и Вороновом, обойдя Си-нявино с юга, выйти к Неве в районе Отрадного, соединиться с Ленинградским фронтом и вместе с ним разгромить мгинскую группировку противника.

В конце июля – первой половине августа Волховский фронт готовился к наступлению. Войска для прорыва было решено построить в 3 эшелона:
1-й эшелон прорыва – 7 стрелковых дивизий, 7 танковых батальонов, 600 орудий, 5 полков БМ-13, 5 полков М-30. Во главе командующий 8-й армией генерал-майор Стариков, задачей ставилось прорвать фронт противника, овладеть Синявино, пос. Михайловский, Сиголово.

Поддержку первого эшелона должна была осуществлять мощная артиллерийская группировка, состоявшая из 12 артиллерийских и 9 минометных полков, 4 отдельных минометных батальонов, 3 гвардейских минометных полков М-13 и 7 гвардейских минометных дивизионов М-30.

2-й эшелон прорыва – 4-й гвардейский корпус (командующий генерал-майор Н.А. Гаген) – 2 стрелковые дивизии, 4 стрелковые бригады, 3 танковые бри-гады, задача – развивать прорыв в общем направлении на Отрадное, имея ближайшей задачей овладеть укрепленным пунктом Мга и выйти на фронт Мустолово, Никольское; 3-й эшелон – 2-я ударная армия (генерал-лейтенант Н.К. Клыков) – 4 стрелковые дивизии, 2 стрелковые бригады, 3 танковые бригады, задача – соединиться с войсками Ленинградского фронта, овладеть укрепленным пунктом Мга, а также районом Ульяновка, Красный Бор.

Всего для прорыва выделялось более 600 орудий и минометов, не считая артиллерийских орудий и минометов дивизий, свыше 50 танков. Средняя плотность орудий и минометов составляла от 70 до 100 на 1 км фронта. Все это позволило создать превосходство в живой силе более чем в 2 раза, а в артиллерии – почти в 4.

Для создания ударной группировки на направлении главного удара штабу Волховского фронта необходимо было перегруппировать 13 стрелковых дивизий и 6 танковых бригад, свыше 20 артиллерийских полков, значительное количество специальных частей и подразделений — в условиях крайне ограниченной дорожной сети и в традиционно короткие сроки. Для обеспечения скрытности переброски сил на правое крыло фронта был осуществлен целый ряд маскирующих и дезинформирующих мероприятий. Например, часть войск под предлогом отправки к Сталинграду перевозили в эшелонах из Малой Вишеры в Тихвин кружным путем через Москву, Вологду и Череповец. Одновременно имитировалась подготовка крупной операции в районе Новгорода. Все распоряжения отдавались устно и только лично членам военных советов армий и командиров командирам корпусов, которые для этого вызывались непосредственно в штаб фронта.

Накануне битвы после перегруппировки корпусов и прибытия первых штабов и дивизий из Крыма 18-я армия Вермахта имела на 23 августа следующую расстановку сил:

Восточный и северный участки фронта у «бутылочного горла» оборонял XXVI армейский корпус с его  223 и 227-й пехотными дивизиями. С конца июля на участок предполагаемых боевых действий стали подтягиваться дивизии 11 армии Вермахта и ее командующий фельдмаршал Э. фон Манштейн.

Синявинскую наступательную операцию на Волховском фронте можно условно разделить на 3 этапа. Первый этап: 27 – 29 августа 1942г. – это период наступления и быстрого продвижения войск Волховского фронта.

Здесь необходимо отметить, что еще 19 августа начали наступление войска Ленинградского фронта, но значительного продвижения не было. До конца августа соединения фронта пытались развить наступление на Мгу, атакуя вдоль Кировской железной дороги, но сделать этого так и не смогли.

Утром 27 августа 1942г. после двухчасовой артиллерийской подготовки соединения 8-й армии генерала Ф. Старикова перешли в наступление на участке Гонтовая Липка – Вороново. Большой объем подготовительных мероприятий обеспечил первоначальный успех операции. Благодаря этому воины Волховского фронта смогли разрушить фортификационные сооружения немцев. На направлении главного удара сходу была форсирована река Черная.

Главный удар от Гайтолово наносил 6-й гвардейский стрелковый корпус, укомплектованный в основном курсантами пехотных училищ. Первые два дня наступление развивалось довольно успешно. Преодолев Черную речку, взломав передний край обороны и вклинившись на стыке 227-й и 223-й пехотных дивизий противника на глубину 1-2,5 км, соединения гвардейского корпуса под командованием генерал-майора С.Т. Биякова, отбивая непрерывные контратаки, хотя и медленно, но настойчиво прогрызали путь к Синявино, на подступы к которому вышли 29 августа. Вектор атаки пролегал вдоль просеки высоковольтной линии электропередач.

Затем 3-я гвардейская дивизия полковника Н.М. Мартынчука нацелилась на рабочий поселок № 5, наступавшая в центре 19-я гвардейская дивизия полковника Д.Н. Баринова должна была взять Синявинскую высоту и поселок Синявино, 24-я гвардейская полковника П.К Кошевого — через сплошной лес и болота выйти к озеру Синявинское.

Левее 265-я стрелковая дивизия полковника Б.Н. Ушинского овладела опорным пунктом Тортолово и 1-м Эстонским поселком. Еще южнее 327-я дивизия полковника Н.А. Полякова, поддержанная 107-м отдельным танковым батальоном, прорвав оборону противника, обходным маневром отбила Вороново и двинулась дальше. На правом фланге 128-я стрелковая дивизия полковника И.Б. Грибова с ходу взяла рабочий поселок № 8.

На третий день наступления немецкое командование ввело в сражение 170-ю пехотную дивизию из состава 11-й армии Э. Манштейна, только что прибывшую из Крыма. В связи с этим наступление наткнулось на встречный удар и продвижение вперед замедлилось.

30 августа можно назвать датой начала второго этапа. Он был наиболее продолжительным – до 20 сентября 1942г. и являлся временем постепенного перехода инициативы в руки немецкого командования.

В течение 30 августа войска 8-й армии вели напряженные бои за овладение Синявино. Передовые подразделения 19 гвардейской стрелковой дивизии ворвались в поселок, захватив при этом 6 тяжелых орудий, склад с боеприпасами и другие трофеи, а также пленных. Однако на третий день продвижение вперед замедлилось. Первый эшелон, силами 8-й армии, прорвал вражескую оборону на фронте в пять километров и углубился в боевые порядки противника на расстояние до семи километров. Но на этом инерция, приданная наступающей пехоте мощной артиллерийской подготовкой, закончилась, возможности первого эшелона были истощены. Потери 8-й армии за первые дни наступления составили 16 185 человек. Этот момент командование фронтом сочло подходящим для ввода в сражение второго эшелона – 4-го гвардейского корпуса. Требовалось срочно передислоцировать в боевые порядки наступающей пехоты и артиллерию, особенно крупных калибров. Однако, как свидетельствует Мерецков, «развертывание... проходило в трудных условиях. Бойцы преодолевали обширные Синявинские болота, в ходе боя прокладывали дороги и одновременно отражали атаки противника. Ввод корпуса в сражение не был должным образом обеспечен артиллерийским огнем и авиацией... Непорядки допускались и в вопросах управления, которое то и дело нарушалось». От артиллерийского минометного огня и бомбовых ударов авиации противника соединения корпуса несли тяжелые потери, что значительно ослабило удар корпуса, войска которого смогли углубиться в оборону врага только на 2-3 км.

Немцы, осознав возможные последствия мощного удара советских войск, который мог завершиться прорывом блокады Ленинграда, начали срочно перебрасывать на угрожаемые участки фронта подкрепления. К уже разместившимся западнее Келколово подразделениям 170-й пехотной дивизии, На станции Мга срочно разгружались 24-я и 132-я пехотные дивизии 30-го армейского корпуса.

К 4 сентября наибольшая глубина прорыва войск Волховского фронта через лесной массив между Мгой и Синявино (где у немцев опорных пунктов не было) составила 9 км. До Невы оставалось 6 км, но дальше не удалось продвинуться ни на метр.

Вскоре советские войска начали терпеть первые неудачи – было разорвано советское кольцо и восстановлена связь с окруженным немецким пехотным полком. 4 сентября генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн, только что прибывший под Ленинград, получил приказ Гитлера взять на себя командование этим участком фронта и восстановить положение. Фюрер был весьма обеспокоен обстановкой, складывающейся в полосе обороны 18-й германской армии группы армий "Север". Уже на следующий день на ходе развития событий в районе Синявино сказалась высокая оперативно-тактическая подготовка нового немецкого командующего и его умение руководить войсками в сложной обстановке – немцы добились крупного тактического успеха, окружив и уничтожив головную часть вбитого в их оборону клина советских войск. Так 294-я стрелковая дивизия потеряла 6934 человека из 7288, вступивших в бой. Виноватым сделали генерала Гагена и вместо него был назначен генерал-майор С.В. Рогинский, что в принципе ничего не изменило.

5 и 6 сентября была произведена частичная перегруппировка войск Вол-ховского фронта. 19 и 24-я стрелковые дивизии выводились из состава 6 гвардейского корпуса. В прорыв входили 191-я стрелковая дивизия подполковника Н.И. Артеменко и 122-я танковая бригада подполковника А. В. Зазимко из фронтового резерва. Никаких сведений о противнике они не имели, карт местности – тоже. Зато получили задачу: взять Синявино и соединиться с Ленинградским фронтом.

При передислокации практически все части этих соединений подвергались интенсивным налетам немецкой авиации. Вступив в бой за Синявино 7 сентября и продолжая нести большие потери, советские войска вышли на юго-западный берег торфяного болота, но дальше их не пустили. Немцы усилили артиллерийско-минометный огонь и штурмовые бомбовые удары авиацией.  На 3-й день погибла треть 191-й стрелковой дивизии, погиб и подполковник Артеменко. Некоторого успеха удалось достичь  на левом фланге 8-й армии, где 327-я стрелковая дивизия полковника Н.А. Полякова обходным маневром, взаимодействуя с 286-й стрелковой дивизией генерал-майора Б.М. Козина, овладела опорным пунктом Вороново и прочно в нем закрепилась.

В этой обстановке 8 сентября военный совет Волховского фронта решил ввести в бой третий эшелон – 2-ю ударную армию. Ее задачей было овладеть районом рощи «Круглая» (условное обозначение мощного вражеского узла сопротивления), Рабочие Поселки №5 и №6 и Синявино. Но к этому времени армия состояла из  одной неполной дивизии и одной стрелковой бригады, поэтому командование фронта переподчинило ей 4-й и 6-й гвардейские стрелковые корпуса, которые были в значительной степени ослаблены. Но ввод третьего эшелона не дал преимущества. Наступление 2-й ударной армии развивалось крайне медленно, а боевые действия по существу ограничивались отражением контратак противника и продвижением на правом фланге 4 гв. стрелкового корпуса.

Все советские атаки, сила которых с каждым днем становилась все слабее и слабее, были отражены. Это отмечали и в штабе группы армий «Север». В журнале боевых действий 9 сентября 1942 года было записано: «Противник вновь атакует восточный фронт более слабыми силами, чем до сих пор». Однако 2-й ударной армии удалось ликвидировать несколько огневых точек врага и местами улучшить занимаемое положение, но для развития наступления сил оказалось не достаточно.

Вот как описал в своих воспоминаниях эти дни командующий 2-й ударной армией И.К. Клыков: «Снова невероятно трудный день. В воздухе – самолеты врага. Они бомбят почти непрерывно. Наша землянка подпрыгивает, вот-вот выскочит из-под земли. Связь с частями нарушилась. Все работники штаба направлены в подразделения для выяснения обстановки…»

Немцы, завершив перегруппировку прибывших 10 дивизий, 21 сентября начали контрнаступление с самыми решительными целями. Удары наносились с севера и юга, чтобы отрезать вклинившиеся войска Волховского фронта прямо у основания клина, а затем рассечь и уничтожить окруженные группировки советских войск по частям. Именно в этот момент является началом 3-го заключительного этапа Синявинской операции. Это время быстрого отступления советских войск.

С юга наступал 30-й немецкий армейский корпус (24,132, 170-я пехотные дивизии); с севера, через рощу «Круглая», - 26-й корпус (121-я пехотная, 5-я и 28-я горнострелковые дивизии). Для Мерецкова и его штаба это стало полной неожиданностью, никаких оборонительных мероприятий на такой случай советское командование не предусмотрело. Между тем противник теснил советские войска с флангов.

Вследствие того, что немцы перешли в наступление, командование Вол-ховского фронта несколько изменило план дальнейшего ведения операции: ближайшей задачей ставилось разбить Синявинскую группировку противника, последовательно овладеть рощей «Круглая» и синявинским укрепленным узлом, что приведет к расширению фронта прорыва и создаст более выгодные условия для последующего наступления в западном и северо-западном направлениях до Невы. Проводилась операция силами 2-й ударной и 8-й армий.

На северном фланге 128-я, а после нее 376-я стрелковая дивизия безуспешно штурмовали Липку. В глубине прорыва немцы нанесли контрудар от Келколово, раскололи боевые порядки 4 гвардейского корпуса и окружили 137-ю стрелковую бригаду. Из кольца она уже не вышла. 374-я стрелковая дивизия вместе с танкистами 29-й бригады прорвала 2-ю линию вражеской обороны восточнее Большого болота. Но дивизия теряла около 500 человек в сутки, к 20 сентября в ней осталось 764 бойца.

В горловине прорыва 3-я гвардейская дивизия, 53, 22 и 137-я бригады с танками продолжали атаковать рощу «Круглая». 286-я дивизия вела бои в немецких траншеях на северной окраине Мишкино. 265-я дивизия наступала юго-западнее Тортолово, по реке Черная, но под непрерывной бомбежкой вынуждена была отойти.

22 сентября 132-я германская пехотная дивизия взяла штурмом деревню Тортолово. 23 сентября во многом благодаря хорошо организованной авиационной поддержке части 26-го армейского корпуса ворвались в северо-западную часть Гайтолово. 25 сентября южная группа немецких войск врывается в Гайтолово и устанавливает связь с частями 26-го армейского корпуса, тем самым советские 2-я ударная армия и 8-я армия окончательно отрезаются от основных сил Волховского фронта. В последующие дни немцами были успешно отражены сильные атаки советских войск с востока, имевшие целью деблокировать окруженные советские части. Одновременно немцы приступили к ликвидации окруженных советских частей. "...Всякая попытка с немецкой стороны покончить с противником атаками пехоты повела бы к огромным человеческим жертвам. В связи с этим штаб армии подтянул... мощную артиллерию, которая начала вести по котлу непрерывный огонь, дополнявшийся все новыми воздушными атаками. Благодаря этому огню лесной район в несколько дней был превращен в поле, изрытое воронками, на котором виднелись лишь остатки стволов когда-то гордых деревьев-великанов" – отмечает в своих воспоминаниях Эрих фон Манштейн.

294-я стрелковая дивизия пыталась остановить продвижение противника, наступающего с севера, но была смята и отброшена в кольцо окружения.

А вот как складывалась обстановка на участке обороны 22-й стрелковой бригады: 18 сентября было получено распоряжение командира 6-го гв. стрелкового корпуса Биякова немедленно активизировать боевые действия и выйти на дорогу Гонтовая Липка – Синявино. Но все попытки выполнить задачу не имели успеха. Лишь 19 – 20 сентября с очень большими потерями удалось продвинуться к просеке электропередач, которая держалась под сильным автоматическим огнем. В ответ противник открыл минометный огонь по боевым порядкам, наблюдательному и командному пунктам бригады и перешел в контратаку. В ходе боев убито и ранено много командного состава, общие потери также были очень велики. В этих условиях, используя образовавшийся разрыв между правым и левым флангами противник начал проникать по восточному берегу реки Черная в южном направлении.

Таким образом, 22 сентября противник замкнул кольцо окружения вокруг войск 2-й ударной армии. Для деблокады теперь не Ленинграда, а войск 2-й ударной спешно перебрасывались войска. С 25 – 28 сентября в сражение были введены – 314-я, 327-я и 372-я стрелковые дивизии, 73-я морская стрелковая бригада. Совместными усилиями 314-я и 372-я стр. дивизии потеснили противника на запад, но пробить кольцо окружения не смогли. Потери в войсках были огромные.

30 сентября окруженные советские части предприняли последнюю попытку прорвать окружение. После отр

ажения этих атак немцы окончательно сжали клещи и соединились на берегах реки Черная. Тем не менее, отдельные группы советских войск продолжали держаться в труднодоступной болотистой местности. Эта территория постоянно прочесывалась немцами, и остаточные группы подразделений Волховского фронта были окончательно ликвидированы. К этому времени удалось вывести из окружения лишь не-значительную часть 2-й ударной и 8-й армий, данных о выживших по многим дивизиям и бригадам нет. Известны только некоторые цифры. Так, например:

              259-я стр. дивизия – 150 чел.
              23-я стр. бригада – 838 чел.
              22-я стр. бригада – 1188 чел.
              33-я стр. бригада – 888 чел.
              53-я стр. бригада – 350 чел.

Учитывая, что в среднем в бригаде от 2 тыс. человек, то данные цифры говорят сами за себя: насколько велико число погибших и пропавших без вести солдат, оказавшихся в окружении. Если же к этим данным прибавить непосредственно потери в ходе самих сражений, то эта цифра увеличится в несколько раз. Таким образом, попытки некоторых историков, в первую очередь в советский период, показать, что в Синявинской операции советские войска обескровили немецкие соединения предназначенные для наступления на Ленинград, довольно однобоки. Войска Волховского фронта также были обескровлены и продолжать вести бои уже не имели возможности.

Еще вечером 27 сентября командующий фронтом принял решение о выводе войск находившихся западнее Черной речки, на восточный берег. Если судить по Директиве Ставки ВГК командующему войсками Волховского фронта, то там было мало известно о произошедшем окружении: «В результате… такой преступной беспечности и лживой самоуспокаивающей информации об обстановке создается впечатление, что ничего особенного не произошло. Как видно, командование фронта и 2-й ударной армии не хотят признать всей серьезности обстановки западнее р. Черная и в горловине юго-западнее Гайтолово… отделываются оторванными от действительной обстановки приказами о якобы возможном выводе войск 2-й ударной армии в район восточнее Гайтолово». Таким образом, согласно приказу Ставки командующий фронтом предоставил план вывода войск из окружения, и уже в ночь на 29 сентября началась переправа.

Как отмечает В. Бешанов в своей работе «Ленинградская оборона» Сталин за провал Синявинской операции даже хотел снять с должности командующего фронтом К.А. Мерецкова, но, убедившись, что тот «растрепал» самого Манштейна, передумал.

Попытки выручить окруженные войска советской стороной предпринимались вплоть до 1 октября, однако все они закончились безуспешно. 15 октября после сильной артподготовки части 227-й пехотной дивизии отбрасывают части 8-й армии на позиции, которые они занимали до начала Синявинской операции. На этом "сражение южнее Ладожского озера", как называли Синявинскую наступательную операцию немцы, завершилось. На Ленинградском фронте операция закончилась в середине октября.

Советские войска, а также дивизии группы армий «Север» возвратились примерно на старые позиции. Артиллерийская дуэль и взаимные налеты авиации как бы по инерции продолжались затем несколько дней, но наступательные действия больше не предпринимались.

Собственные потери в личном составе в ходе сражения штаб группы армий "Север" оценивал как тяжелые. С 28 августа по 30 сентября 1942 г. они составили: 671 офицер и 25 265 унтер-офицеров и рядовых. Из этого числа 172 офицера и 4721 солдат были убиты. По данным советских исследователей немцы потеряли убитыми и пленными около 60 тыс. человек, 200 танков, более 200 орудий, 400 минометов, 710 пулеметов, 260 самолетов.

По данным штаба Волховского фронта, безвозвратные потери его войск составили 40 085, а санитарные потери – 73 589 красноармейцев и командиров, всего – 113 674 человека. Потери во 2-й ударной и 8-й армиях только при выходе из окружения (с 27 – 30. 09. 1942г.) по данным ЦАМО РФ убитыми и пропавшими без вести 4687 чел из 11981 чел, находившихся на западном берегу р. Черная к этому моменту. Как отмечает Э. Манштейн в «котле» было уничтожено 7 советских стрелковых дивизий, 6 стрелковых бригад, 4 танковые бригады. Другие соединения понесли огромные потери во время безуспешных атак с целью деблокады окруженных сил. В плен попало 12 тыс. человек, а также немцы захватили 300 орудий, 500 минометов и 244 танка.

По всем количественным показателям Волховский фронт имел значительный перевес над противостоящими ему германскими войсками. Предназначенные для наступления соединения обладали более чем трехкратным превосходством над врагом в живой силе, четырехкратным – в танках, двукратным – в артиллерии и минометах. К беде же волховчан привели следующие причины: несоответствие неплохого с точки зрения оперативного искусства замысла проведения операции времени года, степени подготовленности войск и условиям местности. Заболоченные леса и торфяники, которых неисчислимое количество на данной территории, трудно проходимы для солдат, тем более для военной техники – танки вообще не смогли развернуться в боевой порядок, отсутствие дорог еще больше усугубляло положение. Однако наиболее бедственно повлияли на столь неблагоприятный для советских войск исход "сражения южнее Ладожского озера" недостатки в организации разведки, управления, взаимодействия войск и связи. Об этом пишут в своих воспоминаниях и командующий войсками 2-й ударной армии Н.К. Клыков и начальник оперативного управления Волховского фронта В.Я. Семенов и сам командующий фронтом К.А. Мерецков: «В те дни в районе охвата врагом наших войск создалась тяжелая обстановка. Соединения и части перемешались между собой, управление ими то и дело нарушалось». Михаил Ходаренок и Олег Владимиров отмечают в своей статье «Трагедия в Синявинских болотах. Почему закончилась катастрофой попытка прорыва блокады Ленинграда в августе-сентябре 1942г.»: На многих картах сведения о противнике, которыми располагают их штабы 4-го и 6-го гвардейских стрелковых корпусов на 24.00 25 сентября, очень приблизительные, смутные и уже не соответствуют обстановке, сложившейся на тот период времени. Более того, нет данных и о точном положении соседей – 2-й ударной и 8-й армий. Не указаны даже разгранлинии между соединениями (что очень трудно сделать в лесисто-болотистой местности), а следствием этого является перемешивание дивизий, бригад и тылов между собой.

В ходе Синявинской операции проявились характерные для советской армии в первый период войны недостатки: командный состав пехоты в звене рота-батальон плохо организует бой, не управляет своими подразделениями, зачастую бойцы действуют без руководства, самостоятельно; пехота мало маневрирует, не применяет методов обхода и окружения, действует в большинстве случаев в лоб. Весьма неблагоприятно сказалось на ходе сражения недостаточное количество транспорта и тягловой силы в войсках фронта – бойцам все вооружение и боеприпасы приходилось по болотам переносить на себе.

Еще одной ошибкой можно назвать несогласованность в действиях фронтов. Наступление на Ленинградском фронте началось на целых 8 дней раньше, чем на Волховском, да и серьезно развить это наступление им так и не удалось. Таким образом, не получился неожиданный встречный удар с востока и запада, а соответственно задуманного плана провалился.

Цели, поставленные Ставкой ВГК перед Волховским фронтом, не были выполнены. Кольцо блокады продолжало душить Ленинград. Однако в августе -сентябре 1942 г. войска двух фронтов обескровили ударную группировку противника, предназначенную для штурма Ленинграда, и значительно подорвали ее наступательные возможности. Доложив конкретные данные о потерях гитлеровцев, Военный совет сделал вывод, что "готовящаяся для штурма Ленинграда группировка противника сильно истощена в боях с войсками Волховского фронта и в ближайшее время не способна без дополнительного усиления на проведение крупной наступательной операции".

Вообще же описание Синявинской операции, представленные в более ранних (советских) исследованиях говорит о том, что это была всего лишь неудача, причем даже не очень чувствительная. Более того, общий итог боевых действий расценивается как в целом положительный – сорвана попытка штурма Ленинграда. Тем не менее, по некоторым  воспоминаниям, а также доступным на данный момент документам можно судить о том, насколько тяжело развивалась и как в целом печально для советских войск закончилась Синявинская операция.

Некоторые историки главным итогом называли то, что расчеты гитлеровского командования взять штурмом город Ленина потерпели полный крах, т.к. немецко-фашистское командование вынуждено было использовать предназначенные для этой цели силы для отражения советского наступления. Но необходимо не забывать то, какую цель ставило военное руководство перед началом операции – прорыв блокады Ленинграда, а не срыв штурма го-рода, о котором, скорее всего, в Ставке известно не было. А цель эта не была выполнена.

Все же, несмотря на то, что советские войска потерпели поражение в операции, есть и положительные моменты. Кроме уже названных – срыв штурма Ленинграда немцами и «обескровили врага», еще одним плюсом и самым главным можно назвать то, что командование сделало верные выводы из совершенных в ходе операции ошибок. Уже 3 октября 1942г. приказом Ставки ВГК фронт перешел к совершенствованию обороны. Началось строительство оборонительных рубежей. Из прифронтовой полосы на глубину 25км стали выселять все гражданское население. Все населенные пункты стали приспосабливать к долговременной круговой обороне. А вскоре был издан «Приказ о совершенствовании тактики наступательного боя и о боевых порядках подразделений, частей и соединений». Приказ требовал прекратить поэшелонное построение боевых порядков подразделений и частей (т.к. не только не соответствует требованиям современной войны, но ведет к ненужным потерям), а разворачиваться в цепь, сосредоточивая в первом эшелоне максимум активных бойцов и огневых средств. Командирам для развития успеха или отражения внезапного удара противника иметь в своем распоряжении резервы.

Руководством Волховского фронта к концу 1942г. были разработаны «Указания по прорыву укрепленной полосы противника», где подробно излагалась общая характеристика укреплений немцев на территории шлиссельбургско-синявинского выступа, расположение узлов сопротивления, схемы опорных пунктов. Большое внимание уделяется характеристике пехоты, артиллерии, авиации и др. видов войск немцев в ходе боев (будь то наступление или отступление) и при долговременной обороне. На основе этого командование фронта предлагает способы прорыва нашими войсками укрепленной полосы противника, этапы прорыва и действие советских войск на всех этапах. В «Указаниях…» командование фронта рассматривает все возможные сценарии развития сражения, даются четкие указания всем родам войск по ведению боя и закреплению на захваченной территории.

Таким образом, с учетом всех ошибок началась серьезная и кропотливая подготовка к новой наступательной операции. Была налажена связь и взаимодействие между Ленинградским и Волховским фронтами, во всех дивизиях шли крупномасштабные учения – солдаты учились штурмовать оборонительные сооружения неприятеля.

В связи с этим можно сделать вывод, что Синявинская наступательная операция стала своеобразным переломным этапом в битве за Ленинград. Она выполнила важную задачу, которая не стояла перед войсками в августе 1942г. – эта операция стала своего рода разведкой боем перед новым уже сокрушительным ударом по врагу, после которого он так и не оправился. 12 января 1943г. здесь же, на синявинском направлении, началась новая операция советских войск под кодовым названием «Искра», в ходе которой блокада Ленинграда была прорвана.

Синявино, Гонтовая Липка, Гайтолово, Тортолово, роща Круглая, ставшая кровавым символом Волховского фронта, и др. – это несправедливо забытые места ожесточеннейших боев. Большинство из них сейчас известны лишь исследователям, изучающим вопросы прорыва блокады Ленинграда, да жителям близлежащих населенных пунктов. В этих местах лежат десятки тысяч советских солдат, достойно защищавших свои семьи, свою Родину. К. А. Мерецков писал об этих местах: « Синявино, Липки… Стоит ли так часто упоминать эти названия? Стоит! Здесь шли дни напряженнейших боев, преодолевались сотни и десятки метров заветного пути в Ленинград, здесь советские воины совершали подвиги…»

Список источников и литературы

Источники

Воспоминания:

  1. Клыков, Н.К. На Любанском и Синявинском направлениях / Н.К. Клыков // Вторая ударная в битве за Ленинград. – Л.: Лениздат, 1983. –11-26с.
  2. Манштейн, Э.Ф. Утерянные победы / Э.Ф. Манштейн. – Ростов н/Д.: Феникс, 1999. – 636с.
  3. Мерецков, К.А. На службе народу /К.А. Мерецков. – М.: Высшая школа, 1984. – 456с.
  4. Польман, Х. Волхов. 900 дней боев за Ленинград. Воспоминания немецкого полковника / Х. Польман. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. – 205с.
  5. Семенов, В.Я. В августе – сентябре 1942 / В.Я. Семенов // На Волховском фронте. Воспоминания ветеранов. – Л.: Лениздат, 1978. –153-160с.

Опубликованные документы:

  1. Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов / под ред. Н.Л. Волковского. – М.: АСТ; СПб.: Полигон,2005. – 766с.

Литература

Сборники:

  1. Непокоренный Ленинград/ сост. А.Р. Дзенискевич.  – Л.: Наука, 1974. – 504 с.
  2. Блокада рассекреченная / сост.: В. Демидов. – СПб.: Бояныч, 1995. – 254 с.
  3. Периодическая печать:
  4. Ходаренок, М. Трагедия в Синявинских болотах. Почему закончилась катастрофой попытка прорыва блокады Ленинграда в августе-сентябре 1942г. / М. Ходаренок, О. Владимиров. // «Независимое военное обозрение». – 2002. – №37.
  5. Монографии:
  6. Бешанов, В.В. Ленинградская оборона /В.В. Бешанов. – Мн.: Харвест, 2006. – 400 с.
  7. Кусаинов, М.К. Тайны Синявинских болот и высот / М.К. Кусаинов. – Астана: Сарыарка, – 262 с.
  8. Пыхалов, И.В. Великая Оболганная война / И.В. Пыхалов. – М.: Яуза, Эксмо, 2005. – 475 с.
  9. Сяков, Ю.А. Неизвестные солдаты. Сражения на внешнем фронте блокады Ленинграда / Ю.А. Сяков. – СПб.: Знание, ИВЭСЭП, 2004. – 302 с.
  10. Фролов, М.И Артиллеристы в боях за город Ленина / М.И. Фролов. – Л. Лениздат, 1978. – 272 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top