Зубкова В.В.

Российское государство формировалось многие столетия, меняя свои политические формы, изменяя территориальный компонент. Одна из малоизвестных и, к сожалению, недостаточно освещенных страниц истории России XVII века связана с проникновением России в Сибирь и присоединение новых территорий в этом регионе к государству.

Это время, когда впервые были установлены официальные дипломатические отношения касательно определения границ государств Российской империи и Китая. Именно 1689г. стал поворотной точкой во внешней политике двух крупных на сегодняшний день держав. Однако, этот шаг на установление отношений, был далеко не гладким. И по началу выглядел как столкновение двух государств с разными традициями, историями. Вопрос остается актуальным и в наши дни. Ведь полное разграничение территории между странами произошло совсем недавно. Еще в 90-х гг. прошлого столетия этот вопрос остро стоял. И был полностью решен только пару лет назад.

Введение

Для Российского государства XVII век- это не только время активной политики с его западными и южными соседями, но также освоение огромной территории Сибири и Дальнего Востока. Если в начале века появляются населенные пункты вплоть до Енисея, то уже в 50-е гг XVII века их география значительно расширяется вплоть до р.Колымы и р.Анадыря на востоке, и осваивается верхнее и нижнее течения Амура.

Для Китайского государства это время отнюдь не спокойное. В начале XVII века династия Мин заметно ослабела. Растет недовольство гнетом среди крестьян. В 1644г. династию Мин, которая в целом была не против установления дипломатических отношений с Русским государством, сменяет новая династия Цин, пришедшая к власти в результате захвата Китая маньчжурами. На протяжении следующих 50 лет внутри государства возникали недовольства, вызванные политикой маньчжуров.

Активация русских на Амуре вызвала ряд беспокойств со стороны цинского правительства, которое увидело возможного захватчика и агрессора в постепенно набирающем силу государстве. Существовала возможность того, что русские могут пойти дальше и приблизиться к Маньчжурии. Маньчжуры в своей стране не оставили почти никаких военных ресурсов, все были переброшены в Китай. Таким образом, их родная земля могла оказаться под угрозой. Не смотря на то, что до фактического сближения границ было еще очень далеко, от 800 до 1000 км., цинское правительство желало любыми способами вытеснить русских как можно дальше из Приамурья. Способы выбирались самые разные. Но, как правило, все они каким-либо образом затрагивают коренное население данного региона. Коренное население было инструментов, которое играло роль в решении спорных территориальных вопросов, служило историческим обоснованием претензий сторон на территорию Приамурья.[1]

Основной целью настоящего исследования является выявление роли коренного населения в переговорах 1689г (когда стороны все же сумели прийти к некоторым договоренностям). Для этого необходимо рассмотреть, какие цели преследовало Русское и Китайское государства в данном регионе, как складывались и развивались отношения между коренными народами, русским правительством и Китайским государством, какую политику вело коренное население в отношении двух государств. Специальный очерк в работе посвящен описанию коренных народов, проживающих в Приамурье, и процессу колонизации Российским правительством местных племен.

Характеристика источника

Источником настоящей работы является Статейный Список Ф.А.Головина, опубликованный в работе “Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы” под редакцией Н.Ф. Демидовой, В.С. Мясникова.

Приводится Статейный список Ф.А. Головина. Список охватывает время с 20 янв 1686г. до 10 янв. 1691г. В ноябре 1685г. было принято решение послать посольство для решения всех вопросов с китайской стороной. 20 янв. 1686г послу была вручена вверяющая грамота и проект договорных статей, а 10 янв.1691г. посол представил полный отчет о проделанной работе посольства.

Список представляет собой соединение подневных записей событий с текстами документов, получаемых и отправляемых послом. Дневные записи короткие. Но в период проведения дипломатических переговоров с маньчжурскими и монгольскими послами они явно становятся длиннее. Довольно кратко и небрежно описаны события после заключения договора. В Статейный список так же вошли отписки дипломатического и административно- военного характера, но отписки мелких дел не представлены. Административно- организационные моменты освещены менее последовательно: подробнее- в начале, менее- в конце. Значительное место занимает переписка посла с местными воеводами, особенно с Нерчинским воеводой И.Е. Власовым, являвшимся вторым послом, и должностными лицами. Переписка с Посольским приказом представлена полнее, чем с Сибирским, так как именно Посольский приказ давал поручения и наказы по проведению переговоров. Как правило, в начале отписки включались полностью, а ближе к концу встречается их пересказ. Автор дает четкий материал только самое основное, боковые сюжеты не включаются.   Список с предельной полнотой повествует о подготовке и ходе переговоров с маньчжурскими представителями, отражает сложную политическую обстановку, оборону русскими пограничных городов от нападения маньчжурскими отрядами. Из-за непоследовательности описания определенных фактов встречаются описки в датах и именах. Назначение списка- это донесение информации вышестоящим органам о ходе выполняемой миссии, что может быть свидетельством его точности и объективности. Статейный список интересен по стилю написания. Список четко рассказывает о событиях, и он лишен эмоциональной окраски.

Таким образом, список дает описание только основных событий. Посол получал наказ и его исполнял. Боковые сюжеты не отражаются, если их не было в приказе. Список отражает именно такую концепцию.

Помимо Статейного Списка представлены документы, отражающие как происходило присоединение новых территорий, какие новшества были принесены, как местное население принимало подданство. Приведены различные отчеты русских послов царскому правительству о выполнении дипломатических поручений, грамоты и наказы русских царей местным воеводам, переписка сибирских воевод с центральными ведомственными учреждениями- приказами, отражена история столкновений русских с цинскими властями. Не раз отмечается, что русские осваивали данный регион, которых до них не принадлежал ни одному государству, а сами процессы колонизации края были в целом ненасильственные. Собственно о коренных народах информации представлено не много, и, как правило, они упоминаются в системе отношений России и Китая, но их повседневная жизнь и их история встречаются крайне редко. Так же представлены записки иезуитов Ф. Жербийона и Т. Перейры, присутствовавших во время проведения переговоров в качестве посредников со стороны маньчжуров. Еще один документ с китайской стороны- это текст о стратегических планах усмирения русских (Пидин лога фанлюэ), в котором представлена выработка плана действий против русских с целью их вытеснения из Приамурского региона.

Так же приводятся два текста Нерчинского договора- это переводы с латинского и маньчжурского языка. Тексты разняться по условиям проведения границы и другим пунктам, даже разный сам язык текстов. В целом тексты повествуют об одном и том же, но слова подбираются разные, они придают различные оттенки поставленным условиям. Так в маньчжурском варианте выбираются слова с более жестким, требовательным акцентом.

Историография

Вопросы взаимоотношений России и Китая в XVII веке в историографии не остались без внимания. Они представлены в работах некоторых авторов. К сожалению, большинство работ рассматривают вопросы, связанные с установлением отношений двух государств, ряд проблем по ведению политики государствами, есть работы, описывающие процесс колонизации местных племен, их жизнь. Но вот работ отдельно посвященных тому, как же в целом местные жители относились к событиям XVII века, какое участие они проявили, и какую роль сыграли в системе отношений России и Китая, нет.

Настоящее исследование опирается на работы трех крупных специалистов, на анализе работ которых можно составить представление о политике двух государств в Приамурье по вопросам проведения границы, установления межгосударственных отношений, сделать выводы о характере отношений между российским, китайским правительствами по вопросу о коренных народах Амура, и рассмотреть какое отношение сложилось у самого коренного населения к двум государствам.

П.Т.Яковлева в своем труде “Первый русско-китайский договор 1689г”[2] рассматривает различные стороны проблемного вопроса. Работа хороша тем, что показывает зачастую взгляд на поставленную проблему со стороны именно коренных народов, поэтому в ней можно встретить отношения коренного населения к политике, проводимой двумя государствами, и так же описывается отношения переселенцев с местным населением.

Автор показывает, что отношения коренных народов с каждой стороной складывались по- разному. Русские переселенцы не истребляли и не враждовали с местными племенами, а вступали с ними в хозяйственное и культурное общение. Царская власть создавала условия для благоприятной жизни коренного населения, которое подчас страдало от произвола местных чиновников, но так же страдали и переселенцы. Из чего Яковлева делает вывод, что произвол не был направлен на угнетение именно местного населения. А цины специально разрушали земледелие и изгоняли жителей, дабы таким образом оградить от русских Маньчжурию, ведь в таком случае для русских не будет продовольственной базы для дальнейшего продвижения.[3]

Цинское правительство, как подчеркивает автор, вступило в борьбу с Россией за Амур, когда этот регион уже был в составе России, поэтому военный захват Амура со стороны цинского правительства явился агрессией по отношению к России. Россия была не в состоянии вести военные действия в данном регионе, и старалась побыстрее решить сложившуюся конфликтную ситуацию любыми средствами, в том числе и уступками в пользу цинской стороны. Договор только сгладил конфликтные вопросы, но не решил их. И самый важный вопрос –вопрос границы- оставался открытым, так как указанная в документах граница была проведена нечетко. Автор рассматривает заключение Нерчинского договора как договора равноправного и обоюдовыгодного, несмотря на тот факт, что после подписания договора русские были вынуждены оставить часть региона, что расценивается П.Т. Яковлевой как поражение русских в политике данного региона.[4] В сложившейся ситуации условия договора были наиболее приемлемы обеими сторонами, из чего автор и высказывает мнение о равноправии договора.

П.Т. Яковлева использовала основным источником для своей работы Статейный список Ф.А. Головина. Можно сказать, что ее труд представляет взгляды российской стороны и не дает полного анализа всех процессов того времени.

Следующая крупная работа по этой теме- это труд В.А. Александрова «Россия на дальневосточных рубежах»[5]. В работе воссоздается широкая картина процесса хозяйственного освоения русскими переселенцами Приамурья и Забайкалья в XVII веке, рассматривается история борьбы Русского государства с маньчжурской агрессией, показаны взаимоотношения Китая, России и Монголии. Источниковой базой для написания работы послужили различного рода переписки местных воевод с приказами, отчеты послов о ходе миссий и т.д. Вся источниковая база относится к российской стороне и отражает взгляд только одной стороны.

Автор выдвигает следующую точку зрения по вопросу коренного населения и характеристики Нерчинского договора. Устанавливая свою власть в Китае, Цинская династия собственно Маньчжурию рассматривала как вотчину, куда не допускалось китайское население. В присоединении к России Приамурья они видели угрозу своим вотчино- династическим интересам и сразу же воспрепятствовали сближению границ. Но до фактического сближения границ было очень далеко. В 1678г их граница проходила по линии Ивового Палисада- системе полевых укреплений и караулов. Эта линия была южнее Амура на 800км, а в некоторых местах достигала 1000 км.

В Приамурье маньчжуры не стремились закрепиться. Единственной целью их эпизодических походов в первой половине XVII в. был грабеж и захват людей. Сами же маньчжуры «не считали приамурский регион завоеванным и население не включали в число своих подданных».[6]

Крупным специалистом- китаеведом является В.С.Мясников. Его труд «Империя Цин и Российское государство в XVII веке.» [7]. В монографии рассматривается история установления дипломатических отношений Китая и России. Большое внимание уделено изучению традиционной китайской дипломатии. Автор использует, в основном, китайские источники. Китайские чиновники собирали и обобщали материалы по государственной деятельности разных императоров. Их работа “Да цин лигао шилу” (“Хроники правления всех императоров Великой династии Цин”), а так же “Дунхуа лу” (“Записки историков из павильона Дунхуа”) послужили основными источниками для работы. Российские и зарубежные источники играли лишь вспомогательную роль.мание уделено изучению традиционной китайской дипломатии. их отношений Китая и России. нголии. в

Мясников говорит о присоединение территорий Сибири и Амура как о процессе специфическом. Большинство коренных племен добровольно входили в состав Российского государства, но иногда встречалось и сопротивление, но такие случаи скорее исключение. До присоединения данного региона он был практически известен. После же стали создавать различного рода карты, осваивать месторождения. Этот край был богат на пушнину, и Россия видела в своем новом соседе-Китае- новый товарный рынок и желала установить торговые отношения с ним.

По мнению автора, цинское правительство было обеспокоено активизацией России на Амуре, так как в ее деятельности они видели угрозу Маньчжурии. В течение долгого времени в район Приамурья совершались набеги с целью разорения, грабежа и последующего изгнания русских. Местное население страдало от гнета чиновников со стороны России и ясачных сборов, которые иногда приходилось платить обеим сторонам. Цинское правительство в ходе переговоров по заключению договора использовало местное население, утверждая, что коренные народы Приамурья входили в улус подвластного Китаю хана, следовательно, и сами народы принадлежат Китаю, дабы объяснить свои притязания на эти территории. Российская же сторона пыталась на основе исторических данных опровергнуть эти утверждения. Что же касается местного населения, то оно выбрало подданство Российского государства. [8]В пользу такого выбора послужит тот факт, что цинская сторона изгоняла местных жителей с их исторических мест, что для населения являлось крайне не приемлемым, а Россия такой политики не проводила. По мнению автора, Нерчинский договор был крупным поражением России на Дальнем Востоке, так как «лишал ее значительных территорий в Приморье и фактически блокировал широкий выход к Тихому океану. Ни о какой выгоде, применительно к России, говорить не приходиться»[9].

Таким образом, можно сделать следующие выводы. П.Т Яковлева делала выводы на основе одного основного источника, а уже В.А.Александров рассматривал всю российскую источниковую базу и пришел к более полным выводам, а В.С.Мясников рассмотрел вопросы с точки зрения китайской базы. На основе анализа работ можно получить более полную оценку происходившим событиям. При сопоставлении работ Мясникова и Александрова можно проследить как расходятся взгляды России и Китая по многим спорным вопросам.

Очерк: Обстановка в Приамурском регионе до противостояния России и Китая.

1. Коренные народы, проживавшие на территории бассейна Амура, и их первые связи с двумя государствами.

До XVII века о территориях Приамурья имелись крайне скудные данные. Русские ничего не знали «о кочевых и полукочевых народах, живущих между восточными границами и Минской империей»[10]. Первые сведения были получены от промышленников, постепенно осваивающих эти земли. Со временем начинают составляться различные карты. «Русские люди называли Приамурье- райской землицей»[11]: в реках полно разной рыбы- белухи, осетры, стерлядь, леса изобилуют грибами, ягодами; есть соляные озера, серебряные, свинцовые месторождения, много пушнины и хлебородные земли.

Территорию Приамурья населяли народы, отличавшиеся друг от друга лингвистически и в хозяйственном плане. Они не имели стабильных государственных образований. Оседлое население имело укрепленные города, управлявшиеся местными “князьками”. В.А. Александрова с привлечением источника.

Там где впадает Амур в Охотское море, по берегам Амура живут оседлые люди- натки и гиляки (нивхи). Они занимались рыбной ловлей и охотой. У них избы были похожи на русские, хлеб они не сеяли. Гиляки единственный народ Приамурья, широко использовавший ездовых собак. По Амуру выше натков жили многие оседлые тунгусы, которые промышляют соболем, а пашен у них нет.[12] По р. Чирколе расположились многие оседлые люди, которые пашут пашни и разводят всякий скот. Серебряная руда найдена в верхнем течении р. Аргуни на ее левой стороне, где находятся кочевья эвенков Даурской земли, занимающиеся коневодством. Монголоязычные дауры и гогули располагались по левому берегу Амура и в Амурской долине до впадения р. Зеи, и по нижнему течению Зеи. За ними вдоль Амура и в бассейне р. Сунгари обитают дючеры, принадлежавшие к тунгусо-маньчжурской группе языков. Дауры и дючеры имели высокоразвитое земледелие, скотоводство и занимались торговлей. В верховьях р. Шилки и р. Аргуни проживают монгольские скотоводческие и охотничьи племена. По всему бассейну р.Шилки- скотоводы и охотники- эвенки, которые кочевали также между Шилкой и Аргунью до их соединения.[13]

Подробная информация о местном населении и территориях Приамурья впервые была получена из экспедиции В.Д. Пояркова 1643г. Он собрал сведения о даурах, эвенках, дючерах, натках и гиляков, живших в нижнем и среднем течении Амура. «Коренное население в своей массе было независимым, вело оседлый образ жизни, занималось земледелием, охотой и рыболовством».[14] Также были получены сведения, что местные племена не платили никому ясак. Они не имели ни политических, ни экономических связей с китайской стороной. Как отмечал В.Д. Поярков «между ними лежали труднопроходимые пространства, никем не освоенные»[15]. Местное население заметно отставало от Русского государства по уровню развития «производительных сил и общественного строя»[16].

Даурские племена сообщили русским, что иногда на их земли князь Богдой- маньчжурский хан- засылает своих лазутчиков «для захвата пленных и добычи»[17]. Набеги совершались хаотично, их следует рассматривать как насильственные, захватнические. Нельзя говорить о том, что местные племена находились под контролем со стороны маньчжурского хана, или находились в его подданстве. В источнике не раз упоминается, что во время прихода русских, эти территории не входили в сферу влияния ни Маньчжурии, ни Китайского государства.

В 1654г было доложено, что все местное население приняло подданство. Д. Зиновьев докладывал, что “даурские иноземцы” бьют челом о «вечном холопстве» и просили урегулировать систему их управления, «только б государь пожаловал, велел их оберегать от богдойского царя».

 2.2 Процесс колонизации Российским правительством местных племен.

Окончательное присоединение Приамурья произошло в 1649-1652г., когда под руководством Е.П. Хабарова была установлена власть русской администрации. Местное население было обложено ясаком, и «заведя здесь пашни, положили начало крестьянской колонизации края»[18].

Интересно, что русское правительство дало наказ Е.П. Хабарову только мирным путем приводить народы Приамурья в подданство. А в случае отказа войною усмирить. Когда русские переселенцы стали прибывать, то местное население с опаской относилось к ним, и даже иногда оставляли свои села и уходили, дабы избежать встречи с ними. Далеко не все захотели вступить в подданство к русскому царю, но в целом процесс происходил мирно и почти ненасильственно.

Каковы были взаимоотношения между местными народами, переселенцами и правительством на основании источника сказать не просто, в нем слишком мало информации по данному вопросу. Несмотря на то, что со стороны царского правительства был строгий наказ обращаться со всем населением хорошо, на деле подчас это было не так. Гнет со стороны местных властей испытывали на себе как коренные жители, так и русские переселенцы. В.А. Александров и П.Т. Яковлева отмечают, что главную роль в освоении региона сыграли стихийно переселявшееся русское население- крестьянство. После принятия подданства сразу же было решено строить города и создавать воеводства в регионе. По началу царская власть еще не была сильна здесь, и регион находился, главным образом, под руководством местного правительства. В регионе начинает создаваться продовольственная база, чтобы во время голодных лет имелась возможность поддерживать уровень жизни. Русским переселенцам оказывается помощь различного характера: помогали орудиями труда, скотом и деньгами. Так же снижали повинности и налоги для тех, кто не давно переселился. Таким образом, правительство всячески поощряло освоение региона. В отношении местного коренного населения проводилась очень гибкая политика. Чтобы привлечь на свою сторону их, так как правительство было заинтересовано в получении ясака, то запрещалось вводить в холопство коренных жителей и ясачное население. Так же процессы христианизации в регионе шли крайне медленно. Все это делалось для привлечения народа на сторону русского правительства. Жизнь местного населения не менялась коренным образом. Их не сгоняли с родных мест, и они продолжали жить, как жили раньше, только теперь под руководством Русского государства. «Царское правительство пресекало междоусобицы и неукоснительно стремилось оградить их от иноземцев»[19]. Русские принесли с собой новые виды орудий труда и трехпольную систему. Стоит согласиться с мнением В.А. Александрова, что народы после присоединения к России попали в систему управления, свойственного централизованному феодальному государству, где феодальные повинности определялись ясачным режимом, основу которого составляла рента государству за пользование различными угодьями[20].

Процесс колонизации был противоречивым. С одной стороны, тяжелым бременем падал на местных жителей ясак, которые также видели произвол местных чиновников, вводились, стоит подчеркнуть: постепенно и ненасильственно, новые условия жизни. Все это было нежелательным для коренных народов. Но с другой стороны, им нужен был защитник от внешних врагов, коим выступила Россия, к тому же русские переселенцы не истребляли и не враждовали с местными, а имели друг с другом дружественные отношения.

Последствия колонизации для коренных жителей в целом сказалось положительно. Ускорилось развитие производительных сил, преодолевалась вековая изолированность народов, развивались новые формы хозяйственной и культурной деятельности, происходил процесс перехода кочевых племен к оседлости. Не смотря на все нововведения, «местное население продолжало развиваться в этническом отношении и расти численно»[21].

Таким образом, отношения коренного населения с русским государством в то время складывались следующим образом. Русские стали осваивать Приамурье, население которого к их появлению было свободным, и даже частично не управлялось и не входило в подданство Маньчжурии. Со стороны последней наблюдались лишь периодические набеги насильственного характера. Русские стали осваивать данный регион в хозяйственном плане, внесли новые социальные отношения и новую культуру. Конечно же, не обошлось и без давления на местных жителей со стороны местного аппарата власти, однако в целом сотрудничество с Русским государством было выгодно, так как она выступала защитником от грабительских набегов маньчжуров и монголов, приносящих огромный урон местным.

Глава 2: Взаимоотношения между коренным населением бассейна Амура, Российским и Китайским государством во второй пол. XVII века.

2.1 Соотношение целей двух государств.

До колонизации Сибири и Приамурья русские точно ничего не знали о Китайском государстве. Расширение границ позволило накапливать новые сведения о соседнем государстве. Сведения были получены от местных жителей. Возникала потребность в ведении новой политики по отношении к соседнему государству, придерживающегося иных взглядов и мнений, другой религии.

Главной целью Русского государства было экономическое освоение, взаимоотношения русских переселенцев с местными племенами, развитие здесь русского земледелия, разведывание природных богатств, строительство городов и, как следствие, рост производительных сил края.

Россия желала установить дипломатические отношения с Китаем. В Сибири и Приамурье было множество богатств, и в Китае видели новый рынок сбыта товара. Посягать на территории Маньчжурии русские не собирались. Политика России носила мирный характер. Правительство посылало посольства для оформления отношений, но в Пекине постоянно отвергали их (посольства Ф.И. Байкова в 1656г. и Н.Г. Спарфария в 1676г.).

Для Китая главной целью их политики было вытеснение русских из Приамурья. Император Канси говорил, что настоящая война очень важна, так как русские завладели территориями «весьма близкими к месту происхождения нашего дома, если мы не пресечем беспорядки, то надо опасаться, что пограничные жители не будут жить спокойно»[22]. Цины выставляли себя в качестве защитников угнетенного населения. Закрепиться на этих территория после вытеснения русских маньчжуры не собирались. Важно было создать пустые пространства, никем не освоенные и, желательно, которые будут населять подвластные им племена. Таким образом оградить свою родину- Маньчжурию. Политику Китая можно охарактеризовать как жестокую, захватническую.

Цины не представляли возможным заключение равноправных отношений с Россией. Император всех рассматривал как своих подданных. Показательный тому пример, когда русские посольства приезжали в Пекин, их видели как плательщиков дани и требовали соблюдения определенного рода правил, показывающих главенство императора, и, следовательно, принижение роли русского царя. Ни о каком равноправии говорить в данном случае нельзя. Подробно характеристика цинской дипломатии, менталитет китайского народа был представлен в работе В.С. Мясникова “Империя Цин и Русское государство в XVII веке ”. Цинские правители не могли уступить в церемониале по следующей причине. Цины правят недавно и их политика многих не устраивает, в стране часто возникают недовольства. Сохранение четкого церемониала- показатель уважения традиций собственно китайцев. Так же важно было в дипломатии при объявлении войны показать своему окружению и соседним государствам вынужденный характер военных действий, будто бы другие разрешения конфликта исчерпаны.[23]

 2.2 политика Российского и Китайского государства по отношению к коренному населению во второй пол. XVII века.

Исходя из целей, каждое государство вело свою политику по отношению к другому. Русское государство пыталось все урегулировать мирными средствами. Китайское государство вело жесткую политику, применяла все возможные методы для вытеснения русских. Важную роль в них играло коренное население Приамурья.

В 50х- 70х гг. XVII отношения коренных народов с маньчжурами складывались не совсем доброжелательно. Местное население довольно часто угонялось маньчжурами в плен на их территорию. Для местных племен было очень важно оставаться на своих родных местах, на местах, где жили еще их предки. Политика пленения крайне негативно отражалась на отношении племен к маньчжурам. В то время как взаимоотношения с русскими имели противоположный характер. Со временем царская власть начинает потихоньку укрепляться в регионе. Царское правительство начинает решать вопросы угнетения местными чиновниками жителей. Стоит подчеркнуть, что под гнет местных властей попадали как и коренные племена, так и русские переселенцы, что не означает, что политика угнетения была направлена только против коренного населения.

Маньчжуры угоняли в плен жителей по следующим причинам. Они считали, что если смогут переманить на свою сторону жителей, тогда русским ничего другого не останется, как самим уйти из данного региона. Одним из ярких примеров тому- история эвенского князя Гантимура. Каждый набег наносил огромный ущерб хозяйству, нарушались продовольственные базы.

Помимо этого использовались и другие методы. Например, подсылка лазутчиков под предлогом установления дипломатических отношений. Так в конце 60х гг. был подослан в Нерчинск Шаралдай. Истинная цель его поездки была разоблачена, но он все же собрал небольшую информацию о количестве военных в регионе и об общем состоянии дел на русских земля.[24]

Коренное население сотрудничало с русскими. Это можно проследить на разных уровнях. Например, в хозяйственном и культурном плане переселенцы с народами жили дружно и помогали развиваться, не угнетая их. В начале 1682г. местная администрация узнала от дауров, что цины готовятся к войне и распределяют военные силы в Маньчжурии и на Амуре.

Подробную информацию о взаимоотношениях русских и коренных жителей источник не дает. Возможно, что коренные жители занимались не только земледелием и скотоводством, а так же собиранием ясака, но так же принимали участие в военных мероприятиях. Так в источнике не раз подчеркивается, что служилых людей в Приамурье было не так уж и много. Запасы их пополнялись новыми людьми из центральных районах государства, но так же возможно, что пополнение шло и за счет местных коренных жителей, решивших выступать на стороне русских.

2.3 Спорный вопрос о выдаче Гантимура. Как государства использовали его в своих целях.

Гантимур вступил в подданство сразу же, как в регионе появились русские, и стал им платить ясак с 1651г. До этого он никому ясака не платил. Гантимур владел помимо своего рода еще и многочисленными пашенными людьми, живущими по р. Шилке, так же ему принадлежало многочисленное племя нелюдов (нелюли), проживавшее по Амуру и Селенге. Таким образом, ему принадлежало все тунгусское население Нерчинского уезда. «Вступил он в русское подданство мирно и пользовался доверием русской администрации»[25]. Но его люди были угнаны маньчжурами. Главной причиной тому послужило численное превосходство последних.

Как ни странно, но Гантимур был удостоен ежегодного жалования. Маньчжуры таким образом пытались привлечь его на свою сторону, считая, что через него они смогут упрочить свое влияние над угнанным населением. В 60-х гг., узнав об активации русских в Приамурье, маньчжуры всерьез обеспокоились. Они приказали Гантимуру начать военные действия против русских, но он уклонился от исполнения приказа и вернулся обратно на свои исконные земли. Его действия сильно пошатнули планы маньчжуров.

В 1666г. в Пекин был направлен торговый караван во главе со С. Аблиным. Не смотря на то, что целью путешествия Аблина была торговля, цинские чиновники просили его разрешить вопрос о Гантимуре и выдать его им. Т.П. Яковлева считает, что за Гантимуром признавались большие «права на амурские земли и опасались его влияния на угнанное в Маньчжурию население. поэтому и требовали выдачи»[26]. Но, как мне кажется, источник это утверждение может опровергнуть. За Гантимуром действительно признавалась немалая власть, но цинам на самом деле было важно другое. «И не так им нужно Гантимура взять, как видеть намерение царского величества какое»[27]. Цинам нужно было понять, как поведет себя российская сторона, пойдет ли она на уступки.

Цинская сторона готовится любыми методами вытеснить русских из региона как можно дальше. Предполагается даже военный конфликт. А так как расстояния между ними большие, то строятся в северной Маньчжурии опорные базы. И чтобы выиграть время, цины вступают в длительные переговоры с местными воеводами по вопросу о выдаче Гантимура. Для цинов это решение имело практический характер: если не отдадут- это будет расцениваться как предлог для войны, а если отдадут, то, как предполагалось, за ним потянется все остальное ясачное население, и русским придется уйти самим[28].

Политика китайской стороны по вопросу о его выдаче понятна. А вот политика Русского государства не совсем. Н.Г. Спарфарий, отправленный с посольством по урегулированию всех спорных вопросов в Китай, проезжал через Приамурье. Там он просил местных властей воздержаться от любых действий, чтобы ничто не помешало проведению переговоров. В то время к нему пришел Гантимур, который уже находился в российском подданстве, с просьбой не выдавать его. Спарфарий обещал не выдавать. Переговоры не имели успеха и формально были отклонены из-за невыдачи Гантимура, что на самом деле было лишь формальностью, а истинные причины- неустойчивое положение власти внутри Китайского государства. Но почему же Н.Г. Спарфарий не выдал его, так он бы мог лишиться формальности, которая препятствовала установлению отношений. Но он не сделал этого. Возможно из-за того, что действительно за Гантимуром могли пойти массы коренного населения, и Россию не устраивал такой вариант, возможно, были и другие причины. Но конкретного ответа на вопрос: почему же Гантимура было решено оставить, источник не дает.

Глава 3: Вопрос о коренном население по Нерчинскому договору 1689г.

3.1 Геополитические и исторические основания для претензий на территорию        Приамурья. Понимание подданства Китайским, Русским государствами и         коренными народами.

Конфликт обострился, существовала возможность его перерастания в войну, что было крайне нежелательно для России, которая не имела в Приамурье средств для ведения военных действий, и не могла их поставить в регион из-за сложной ситуации на западных и южных границах государства. Было принято решение как можно быстрее уладить конфликтную ситуацию в Приамурье. Было собрано посольство во главе с Ф.А.Головиным, которому было поручено отклонить притязания Китая на эти территории, установить границей Амур, установить временное перемирие и торговые отношения с Китаем. Так же в наказе послу было сказано, что возможны уступки для достижения более быстрого результата[29]

Переговоры были крайне тяжелыми для российской стороны. В первый день (11 августа) смогли прийти к решению как и где будут проводиться переговоры. На следующий день начались сами прения сторон. Каждая сторона обвиняла другую во вторжение в пределы чужого государства. Основным доказательством для претензий выступало положение коренного населения по отношению к какому-либо государству.

Головин приводил следующие доводы. Эти места были свободны, когда русские пришли на них. Местные жители платили ясак именно русской стороне, а если и платили китайской, то это происходило поневоле, под жесткими угрозами. Таким образом, Китай еще должен возместить компенсацию за нанесенный ущерб. Российская сторона возводила свои претензии на данные территории к 1654г. т.е. ко времени официального принятия всего региона в русское подданство.

Цины же основывались не на действительных фактах. Они утверждали, что это владения хана мунгальского, а мунгальцы- подданные Китая. Но на самом деле в то время они еще не являлись его подданными. Так же Китайское посольство утверждало, что «живы еще те князья, которые владеют этими народами»[30]. На что получили ответ Головина, о том, что эти народы кочевые и у них нет китайского подданства.

Также снова был поднят вопрос о выдаче Гантимура. Но теперь он приобрел немного другое значение. Если бы его выдали Китаю, это бы означало, что Русское государство официально признало свою политику в регионе незаконной, что оно действительно захватило народы, ранее входившие в подданство китайской стороны.

Интересно, что китайский посол не мог отклониться от данного ему приказа. А вот Н.Г.Головину был дан приказ как можно скорее разрешить проблемную ситуацию, даже при больших уступках, но Головин не хотел уступать русские земли и пытался выиграть для России как можно большую пользу из договора. Он столкнулся с глубоким непониманием дальнейших переговоров. Сказывалась разница во взглядах.

Истинная геополитическая необходимость обладания данным регионом для России была в следующем. Регион являлся богатым природным источником, со множеством месторождений, открывавшем новый тип рынка для страны. Русские довольно серьезно уже освоили территории и покидать их было неприемлемо. Для Китая эта необходимость была связана с желанием создать пустынные территории вокруг нее, чтобы оградить Маньчжурию от любых сильных соседей. Даже сами маньчжуры в ходе агрессивных действий не признавали эти территории своими. Они указывали в своих документах за 1682г., что суда с провиантом «должны внутри страны конвоироваться нами, а вне границ- монголами»[31].

Вопрос подданства решался следующим образом. Русские заявляли, что на территории Приамурья проживают люди, которые платят ясак Русскому государству и являются его подданными. Следовательно, территории, на которых они проживают, так же принадлежат России. От китайской стороны выступал Сонготу с докладом, в котором говорилось, что «Нерчинск является кочевьем подвластного нам племени маоминнань, а Албазин издавна принадлежал даурскому главнокомандующему» и не был свободным пространством между двумя государствами. «Все эти земли принадлежали подвластным нам оргонам, килэрам, биларам, хастам и фэйянам»[32]. То есть получается обратная картина. Эти территории принадлежали их подданному, и, следовательно, все, кто на них проживал автоматически становился подданным Китайсого государства. На самом деле фактической и исторической зависимости местных племен не было. Наблюдалось лишь местами двоеданство. Таким хитрым способом Китай пытался обосновать исторические причины притязаний на данные территории.

3.2 Регион Приамурья после подписания договора.

Под давлением со стороны Китайского посольства и различного рода угрозами был создан договор, заключенный в Нерчинске 31 августа 1689г. Угрозы носили следующий характер. «Ис под Нерчинского острогу государевых ясачных людей иноземцов отзывал к себе [Монготу] и угрожал, будут де они, ясачные иноземцы, к ним добром не пойдут, то на следующий год воною придем»[33] Договор являлся не выгодным для России, так как лишал ее многих территорий, но в то же время был необходимостью снятия острого конфликта. Было составлено два договора- на маньчжурском и латинском языках. Договоры имеют много различий, особенно по месту проведения границы.

Военный совет докладывал императору Канси: «Русские, чувствуя меру Вашего благоговения к ним, вполне согласились с нашим послом касательно определения границы, и, таким образом, земли, лежащие на северо-востоке на пространстве несколько тысяч ли и никогда раньше не принадлежащие Китаю, вошли в состав Ваших владений»[34]. Маньчжуры добились своих целей в регионе.

После подписания договора активность маньчжуров резко падает. Они уходят из региона и не возвращаются обратно, ведь, как уже было отмечено, они не собирались закрепляться здесь. Русские по договору были вынуждены покинуть некоторые города. Напряженность сгладилась. Источник более не упоминает о набегах или пленении местных жителей. Начинают развиваться торговые отношения двух государств. На экспорт поставлялись пушнина и различные металлы, а импорт в Россию составляли ткани, шелка, посуда.[35] Жизнь стала более спокойной.

Возник еще один интересный конфликт уже после подписания договора. Джунгария искала в России союзника в борьбе с Китаем, который хотел ее покорить. В 1690г. Галдан заявил, что территории Албазина, с которого русским пришлось уйти, принадлежали мунгалам, которые не входили в подданство к Китаю, а следовательно являются владениями Джунгарии. Галдан хотел отдать эти земли русским взамен на их помощь. Но Русское государство не спешило им помогать. Ему не нужен был конфликт с Китаем. Уже через год дела Галдана пошли лучше, и он стал сам претендовать на эти территории. Но проиграл в борьбе с Китаем, и вскоре был покорен.

Таким образом, можно сделать вывод, что коренное население играло не просто большую роль в международных отношениях, а было их решающим моментом. От того, кому оно принадлежало, решалось, как будут поделены земли в Приамурье.

Заключение.

Итак, можно подвести следующие итоги. XVII век для России и Китая- век сложных внутри и внешнеполитических событий. Именно в XVII веке закладываются отношения двух государств. Россия была заинтересована в освоении и присоединении нового богатого региона. Политика мирного присоединения территорий Приамурья встретила недовольства со стороны маньчжуров, обеспокоенных тем, что к границам их родной Маньчжурии постепенно приближается мощное государство. Намечается кризис, перерастающий в угрозу войны, в Приамурье. Русское государство пыталось все вопросы решить мирными средствами путем отправления посольств. Государству было необходимо добиться торговых и дипломатических отношений с Китаем. Но Китай не собирался устанавливать мирные отношения с Россией. Единственной их целью было вытеснение русских и сохранение своих территорий. Китай начинает политику насильственного вытеснения русских из региона, используя при этом различные методы: грабительские набеги на населенные пункты, уничтожение хозяйства, посылка шпионов, переманивание на свою сторону местное население, либо просто его пленение, различные угрозы войны.

Вопрос о коренном населении стоял особенно жестко, так как именно оно играло решающую роль в принятии конечного решения. Важно было определить, входили ли коренные народы в подданство какому-либо государству, но вот само понятие подданства разными сторонами оценивалось по-разному. Россия считала, наши подданные- значит земли, на которых они проживают, наши. У Китая была абсолютно противоположная точка зрения. Они решили, что их не смогут опровергнуть в том случае, если они будут утверждать, что земли эти исторически принадлежали их подданным. Проверить подлинность не представлялось в то время возможным, то у маньчжуров был весомый аргумент. Спорный вопрос о Гантимуре как раз отражает эти взгляды двух государств, отношения которых из-за полного непонимания зашли в тупик.

Политика, которую вели государства по отношению к коренным жителям, сыграла роль в выборе стороны предпочтения. Россия, с ее гибкой и не насильственной политикой против политики пленения, насильственного переселения, грабежа, перетянула доброжелательное отношение народов Приамурья на свою сторону.

Заключение Нерчинского договора сыграло важную роль в становлении спокойствия в регионе. Были налажены продовольственные базы, торговые и дипломатические отношения двух стран.

Можно сказать, что в Приамурье столкнулись три силы: Русское и Китайское государства, и коренные жители региона. От выбора последних и от обоснования притязаний на них решалась судьба огромных территорий.

Список использованных источников и научной литературы

Источник

  1. Статейный Список Н.Г. Головина/Русско-китайские отношения. в XVII веке. Материалы и документы. Т.2.1686-1691./ Сост. Н.Ф. Демидова, В.С. Мясников. М.,1972. с.71-643
  2. Док.№65 Из отписки воеводы А.Ф.Пашкова в Сибирский приказ о населении р.Шилки./ Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. Т.1 1608-1683 / Сост. Н.Ф. Демидова, В.С. Мясников. М., 1969. с.141-148
  3. Док№82 Отписка приказного человека Степанова о насильственном уводе маньчжурами даурского населения./Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. Т.1. с.210-215
  4. Док.№151. Отписка якутского воеводы о приезде фудутуна Монготу/ Русско-китайские отношения. Т.2. с300-307
  5. Док.№183 Статейный Список посольства Н.Г. Спарфария в Цинскую империю/ Русско-китайские отношения XVII века. Материалы и документы. Т.1. с.433-467
  6. Стратегические планы усмирения русских./Русско-китайские отношения. Т.2. с.660-661

Литература

  1. Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах (2-я пол. XVII века).       М., 1969. с.204
  2. Мясников В.С. Империя Цин и Русского государство в XVII веке. М., 1980. с.380
  3. Мясников В.С. Цивилизационные отношения //Россия и Восток. М.,1996. с.74-121
  4. Никитин Н.И. Сибирская эпопея XVII век. Начало освоения Сибири. М., 1987. с.176
  5. Яковлева П.Т.. Первый русско-китайский договор 1689 года. М., 1958. с.308

[1] Мясников В.С. Империя Цин и Русское государство в XVII веке. М., 1980. с.326

[2] Яковлева П.Т. Первый русско-китайский договор 1689 года. М.,1958. с.308

[3] Там же. с.12-15

[4] Там же. с.195

[5] Александров В.А.Россия на Дальневосточных рубежах. М.,1969. с.204

[6] Там же. с.9

[7] Мясников В.С.Империя Цин и Российское государство в XVII веке. М.,1980. с.380

[8] Там же. с.132-136

[9] Мясников В.С. Цивилизационные отношения //Россия и Восток.М.,1996,с74

[10] Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах. М., 1969. с.34

[11] Никитин Н.И. Сибирская эпопея XVII в. Начало освоения Сибири русскими людьми. М., 1987. с.15

[12] Там же. с.28

[13] Док.№65 Из отписки воеводы А.Ф.Пашкова в Сибирский приказ о населении р.Шилки./ Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. Т.1 1608-1683 / Сост           Н.Ф. Демидова, В.С. Мясников. М., 1969. с.141

[14] Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах. М.,1969. с.22

[15] Там же. с.11

[16] Там же. с.8

[17] Док№82 Отписка приказного человека Степанова о насильственном уводе маньчжурами даурского населения./Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. Т.1. с.211

[18] Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах. М.,1969. с.31

[19] Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах. М.,1969. с.16

[20] Там же. с.15

[21] Там же. с.20

[22] Стратегические планы усмирения русских./Русско-китайские отношения. Т.2. с.660-661

[23] Мясников В.С. Империя Цин и Русское государство в XVII веке. М., 1980.с.34

[24] Там же. с.254

[25] Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах. М., 1969. с.50-51

[26] Яковлева П.Т. Первый русско-китайский договор 1689г. М., 1958. с.36

[27] Док.№183 Статейный Список посольства Н.Г. Спарфария в Цинскую империю/ Русско-китайские отношения XVII века. Материалы и документы. Т.1. с.433

[28] Стратегические планы усмирения русских/Русско-китайские отношения. Т.2. с.469

[29] Статейный Список Н.Г. Головина/Русско-китайские отношения. Т.2. с.503

[30] Там же. с.546-549

[31] Стратегические планы усмирения русских/Русско-китайские отношения. М.,1972. с.662

[32] Статейный Список Н.Г,Головина/Русско-китайские отношения. Т.2. с.550-552

[33] Док.№151. Отписка якутского воеводы о приезде фудутуна Монготу/ Русско-китайские отношения. Т.2. с301

[34] Стратегические планы усмирения русских/Русско- китайские отношения. М., 1972. с.687

[35] Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах. М.,1969. с.204

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top