Никольский Е.

Факт исторический статичен, чего нельзя сказать о его осмыслении. По этому поводу известный фольклорист Ю.И.Юдин, развивая мысли В.И.Проппа и Б.А.Рыбакова, отмечает, что «новый взгляд на ход исторического развития средневековой Руси позволяет по-новому решить вопрос об историзме былин и выявить то, что раннее выпадало из поля зрения фольклористов» («К вопросу об исторической основе русского эпоса (открывая дискуссию)». М., Русская литература, 1983 г.,№ 2,с. 103).

Определение прототипов и соотношение их с образами литературных произведений и фольклора всегда была важной и интересной темой литературоведения и фольклористики. В данной статье мы оставляем в стороне мифологический пласт фольклора, а рассматриваем только исторический аспект.

К собирательным образам большинство историков и фольклористов склонны относить Илью Муромца, центрального персонажа русского эпоса. Мнение об его собирательном характере достаточно распространено, о чем свидетельствует то, что оно вошло в школьные хрестоматии и учебные пособия для вузов. Например, А. М. Астахова в своей статье «Илья Муромец в русском эпосе» (Илья Муромец, сборник М-Л 1958, с.392) отмечает, что «в образах могучих богатырей дано художественное обобщение силы народных масс, высоких качеств народа:... в образах богатырей воплощены представления о подлинной доблести, дан идеал народного героя».

Из современных исследователей, занимавшихся вопросами историзма фольклора, только С.Н. Азбелев высказывал предположение о существовании реального прототипа былинного героя, которое было лишь догадкой, явно не увязываемой с каким либо конкретным лицом. Он пишет, что «сама устойчивость подобного завершения «эпической биографии» наиболее популярного героя былин наводит на мысль, что перед нами не художественный вымысел, а уснащенное домыслами отображение реальной биографии исторического прототипа» («Князь Владимир и Илья Муромец»; «Русская речь» №3,1993,с.80).

Исследователи (В. В. Кожинов «История Руси и Русского слова» М. 1997, Н. И, Кравцов «Русское устное народное творчество», М. 1983, С. Г. Лазутин, а так же А. М. Астахова), считают, что образ Ильи Муромца является своего рода исторической загадкой. По этому поводу отмечается: «Неизвестно, когда именно и в какой части старой Руси стали складываться первые былины об Илье Муромце. Неизвестно также, явилось ли какое-либо определённое лицо историческим прототипом этого образа. С этой точки зрения былинный образ Ильи Муромца окружён наибольшей тайной среди главнейших богатырей русского эпоса. Не дают никаких нитей для освещения вопроса о месте и времени возникновения образа Ильи Муромца и древнерусские летописи: в них упоминается имена Добрыни Никитича, Алёши Поповича, но нигде не упоминается имя Ильи Муромца» (А. М. Астахова, с. 406).

Отсутствие имени Ильи Муромца в летописях, хотя и не опровергает факта его реального существования, но и не является аргументом против этого факта. В конце XIX века исследователь А.М. Лобода в книге «Русский богатырский эпос» (Киев, 1896) высказал предположение, что святой Илия из киевских пещер является прототипом былинного богатыря.

Эта гипотеза практически не исследовалась и не аргументировалась, так как долгое время исследователи были ограниченны в средствах и, в частности, не использовали фактов и сведений из истории христианской церкви и объектов культа. В частности, в трудах, посвящённых русскому былинному эпосу практически нет упоминаний о том, что среди Святых Киево-Печерской Лавры есть и «преподобный Илья Муромец Печерский».

А. М. Астахова пишет, что «в этом предании о мощах Ильи Муромца можно видеть опоэтизированное народом сопоставление своего любимого богатыря с каким либо святым Лавры, случайно (курсив наш Е.Н.) носившим то же имя. Но всё это не даёт никаких данных [подчеркнуто нами Е.Н.) об историческом генезисе образа». (А. М. Астахова, с. 408).

Ряд новых данных говорит в пользу предположения А.М. Лободы и С.Н. Азбелева. Перечислим их.

А) изучение имён и житий святых; (Об этом см. работы известного лингвиста и историка культуры—В.Н. Топорова «Святость и святые в русской духовной культуре» Т.1. М., 1996; Т.2, М., 1998).

Б) исследования неполногласной лексики былин; [см. работы: 1) Алексеев Н.Н. «Неполногласная лексика в былинах» Псков, 1951 АКД. 2) оценка А.А.Шахматовым исследования его ученика В.А. Аносова о языке былин //В.В. Виноградов «Отзывы А.А.Шахматова о сочинениях на соискание медалей студентов С.-Петербургского университета», Доклады и сообщения Института рус. яз.» М-Л, АН СССР, 1948, в.1,с.62., 3)А.А. Шахматов. Введение в курс истории рус. яз., ч.1, Петроград, 1916, с.82.].

В) явление инкультурации, описанное известным публицистом, философом и богословом Андреем Кураевым в его книге «Наследие Христа: что не вошло в Евангелие?».

Г) Археологические исследования и медицинская экспертиза (И. Панкеев «От крестин до поминок» М.,1998.)

Обозначенные данные, а также изучение былин под иным углом зрения, заставляет нас подвергнуть сомнению процитированное выше мнение Астаховой А.М., устоявшееся среди литературоведов и фольклористов. Рассмотрим приведённые данные подробнее.

  1. Киевские святые, помимо имени (если на то были основания, взятые из житий), получали своеобразные прозвания, указывающие на те или иныеобстоятельства из их жизни. Например, Нестор - летописец, Евстратий- постник, Иоанн - многострадальный, Алипий - иконописец. Эпитет «Муромец», получаемый преподобным Илиею при его канонизации в данном случае случайным не представляется, он явно увязывается с былинным богатырём.

Жития Илии Муромца не содержится в «Киево-Печерском» патерике, так как время составления патерика совпадает со временем жизни святого, он умер около 1188 года. О жизни святого Илии известно немногое. Канонического жития не составлено по сей день. Первоначально преподобный Илия был захоронен в Софийском соборе, что свидетельствует о его особых заслугах; был официально канонизирован в 1643 году, хотя почитание его как святого имеет более раннюю историю. По описаниям паломников XVII1-XX вв. его мощи свидетельствуют об огромном росте и физической силе. На эти описания ссылаются А.М. Лобода («Русский богатырский эпос», Киев, 1896), митрополит Санкт-Петербургский Иоанн Снычев («Торжество православия», М., «Наш современник», 1993, № 4).

О верности нашего предположения свидетельствует и наблюдение паломника ХУ 111 века настоятеля собора Василия Блаженного отца Иоанна Лукьянова, который видел «храброго воина Илию Муромца в нетлении под покровом златым, ростом яко нынешних крупных людей; рука у него левая пробита копием, язва вся знать на руде; а правая рука изображена крестное знамение» (цит. Митрополит Иоанн (Снычев) «Торжество православия» // Наш современник, № 4, 1993 ,с.8). Это же подтвердила современная странница монахиня Митродора (в миру Озаренчук Л.И.), в беседе с автором данных строк.

О том, что монах мог быть воином, свидетельствует следующее. В духовной ментальности (культуре) Древней Руси сложился особый тип святости - святой воин. В связи с этим стоит вспомнить активное почитание святых Георгия Победоносца, Дмитрия Солунского, Андрея и Феодора Стратилатов, св. Тита Печерского - «бывшего воина» и других. Помимо этого при прославлении русских святых учитывалось и то, что при жизни они были воинами. Так, например, на иконах Владимира - Крестителя, Бориса и Глеба, и других святых князей, изображался меч как символ не только их высокого сана, но и ратного служения.

Существует несколько образов Святого Илии; на одних он изображён как монах, на других вооруженным ратником. Поэтому можно с уверенностью сказать, что святой Илия почитался не только за монашеский подвиг, но и за ратный. Этот факт также ещё раз косвенно свидетельствует об идентичности образа былинного Ильи Муромца и святого Илии Печерского.

В былинах Илья Муромец представляется человеком религиозным. В них проводиться мысль, что он после воинских подвигов, окончив службу, раздав нажитые им богатства нищим и на украшение храмов, посвятил себя молитвам и аскезе. В одной из былин он говорит;

«Я еду служить за веру христианскую

И за землю русскую

Да и за стольный Киев - град

За вдов, за сирот, за бедных людей»,

(А. М. Астахова, с. 395).

А в одной из вариантов былины «Три поездки Ильи Муромца» говорится; «... (входил старый со добра коня,

И брал крест на руки на белы я,

Снимал со глубокого со погреба,

И взял живот из погреба золоту казну И воздвигнул живот во славный Киев-град,

И построил он церковь соборную.

Тут Илья и окаменел,

И поныне его мощи нетленным...»

(Песни, собранные П.Н.Рыбниковым. М.,1910 г., Т.2, с.512.)

В древней и средневековой Руси служение Отечеству воспринималось как форма религиозного подвига, что нашло отражение в формировании почитания благоверных князей и воинов. Митрополит Иоанн отмечает, что «сознание религиозного содержания ратных подвигов - особого пути православного служения - пронизывает ...былины ... при общем числе былинных сюжетов, доходящем до 90, Илье Муромцу посвящено более десятка, при чем большинство из них имеет отношение к защите Православия на Руси. Все это говорит о том, что богатырство на Руси представляло особый вид церковного (возможно, даже монашеского) служения, необходимость которого диктовалось, в том числе и заботой о защите веры» (Наш современник, № 4, 1993 ,с.9.)

  1. Как показал лингвистический анализ текстов былин, в их языке наблюдается превалирование неполногласной лексики, характерной для церковно-славянского языка, над полногласной, обычной для древнерусского. Это косвенно свидетельствует в пользу церковного генезиса произведений этого жанра.
  2. В современной религиозной философии и культурологии есть понятие «Инкультурация», т. е. «творческое восприятие христианской проповедью традиций локальной культуры». Поэтому возникает версия о первичности церковного предания, после которого формируются былины, содержащие в себе также и языческие элементы.
  3. В пользу исследуемого нами предположения говорят также результаты проведённой эксгумации мощей святого Илии. Согласно медицинской экспертизе определён возраст при кончине - 40-55 лет Илья Муромец имел несколько переломов ребер и правой ключицы, проникающее ранение левой руки. Сквозное же ранение грудной клетки острым предметом (по-видимому, копьем) стало для него, вероятно, смертельным; установлено повреждение позвоночника в результате паралича в юности, определены дефекты гипофиза, способствовавших малой подвижности в детстве и юности, на что указывается в былинах.

В лучах свечи, играющей отблесками по низким сводам глиняных подземельных лабиринтов, его рака казалась даже тесноватой для богатырского тела Муромца. С помощью антропометрических исследований было установлено, что Илья Муромец действительно обладал огромной силой и рост имел около двух метров, что малотипично для низкорослых средневековых людей. Но так как «30 лет и 3 года», как повествуют народные предания, он вообще не мог ходить (из-за заболеваний, как доказали ученые, позвоночника), то это привело к некоторым физиологическим изменениям организма. К утолщению, скажем, черепа, увеличению размеров кисти по сравнению плеча.

Если исходить из изложенного в пунктах 1,2,3,4, то можно достаточной степенью уверенности утверждать, что святой Илия из Киевских пещер послужил прототипом былинного героя.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top