Санникова Е.А.

Введение

Старообрядчество - уникальное явление отечественной истории и культуры, оно представляет собой комплекс многообразных общественных течений, которые объединяет стремление к нерушимости старой догматики и церковной обрядности. Возникшее на почве разногласий по церковно-обрядовым вопросам при Никоновской реформе православной церкви, оно существует уже 350 лет. 

История старообрядчества в 17-19 веках самым тесным образом связана с освоением глухих районов Российского государства, с заселением его окраинных земель, с началом формирования капиталистических отношений.    

В 20 веке, при полном разрушении старого уклада жизни, уничтожении духовных ценностей, именно старообрядчество сохранило для нас самобытную культуру, прежний семейный уклад и многое другое. Мужество и непреклонность старообрядцев в борьбе за свои убеждения-одна из замечательных страниц духовной истории русского народа.  

Старообрядчество давно привлекает внимание исследователей, а в настоящее время интерес к истории и культуре старообрядчества особенно возрос. Об актуальности данной темы свидетельствует ряд публикаций последних лет, посвященных разнообразным вопросам истории и культуры старообрядчества на протяжении всего его существования.

Политика государства на протяжении всей истории старообрядчества была направлена против этого движения, но, несмотря на постоянные противоречия, количество раскольников на протяжении более 2-х столетий не уменьшилось , а увеличилось. Количество старообрядцев в 19 веке в некоторых губерниях, по сравнению с православным населением, возросло.

Истории, духовная и бытовая культура северных старообрядцев Прикамья хорошо изучена, в то время как, старообрядчество юго-заподного Пермского края не исследовано. Это объясняется тем, что Юго-Западное Прикамье заселялось позже, чем север. Большинство населенных пунктов стали возникать во второй половине 18 первой четверти 19 века. В этот период как раз началась волна переселения из Вятской губернии и реки Керженца. В результате этого Осинский уезд становится самым «раскольничным». Современная территория Чайквского, Еловского и Куединского районов – это основная территория проживания старообрядцев.

Первые упоминания о «раскольниках» Юго – западного Прикамья встречаются в книге Палладия «обозрение Пермского раскола. Он говорит, что распространению раскола способствовало отдаленность деревень от приходских церквей, что центром раскола служил здесь Камбарский завод, а из Камбарского завода раскол проник в приходы завода Михайловского, села Дубровского и Сайгатского. У него же встречается упоминание о поморцах на этой территории, других согласий он не выделяет. Палладий в своем «Обозрении» кратко характеризует состояние раскола во всех уездах Пермской губернии, после чего приводит доводы о заблуждении и невежестве старообрядцев, тем самым доказывая необходимость миссии по борьбе с расколом. Следующим ярким отчетом о старообрядцах Юго –Западного Прикамья является статья в ПЕВ священника Савинского прихода Понаморева. Он рассматривает жизнь, быт и культуру старообрядцев, распределяя их по согласиям. Понаморев отмечает негативное влияние старообрядцев на приверженцев нового обряда, он говорит, что староверы «совращают» в раскол жителей ближних деревень, о сильной пропаганде «расколоучителей».

Данные работы написаны представителями официальной церкви, поэтому носят обличительный и миссионерский характер, хотя работа Понаморева носит этнографический характер, что несомненно имеет важную роль для исследования традиций старообрядцев данного региона.

Это основные работы 19 века, которые рассматривают жизнь старообрядческого населения в Чайковском, Еловском районах. На протяжении 60 лет, вплоть до 60ых годов 20 века, данный район не привлекал исследователей и только в 60-е годы начинается волна исследований, которые проводились пермскими университетами и ленинградским. Это связано с такими именами, как Зырянов, Власова , но они целенаправленно изучали фольклор местного населения. Безусловно, данный материал очень интересен и полезен для изучения старообрядчества в контексте этнографии, но фиксации традиций и быта старообрядческого населения не проводилось. Результаты этих работ помогли для определения сохранности фольклора у местного населения, а также изменения фольклора под влиянием городской культуры.

Таким образом, старообрядческое население данного региона не изучено, поэтому целью исследования является изучение истории, материальной и духовной культуры старообрядческого населения Чайковского района Пермского края.

Задачи исследования: проследить процесс миграции старообрядческого населения в данном районе; исследовать численность, плотность и состав (согласия) старообрядчества, опираясь на материалы официальной статистики и материалы полевых исследований; найти представителей старообрядчества, записать фольклорно – этнографический материал и проанализировать результаты; реконструировать эсхотологическое мировоззрение и свадебный обряд староверов Чайковского района; выявленить особенности старообрядчества в Чайковском районе Пермской области

В процессе работы были привлечены такие официальные источники, как «Свод данных, помещенных в «Списках населенных мест Пермской губернии» и другие краткие статистические сведения о Пермской губернии», «Список населенных мест Пермской губернии», эти источники использовались для получения данных о динамике численности старообрядческого населения данного региона. «Собрание постановлений по части раскола». Данный материал был привлечен для выяснения роли миссионеров в борьбе с расколом.  

Также были привлечены мемуарно – эпистолярные источники – это материалы полевых экспедиций и песенники, собранные у местного населения, относящиеся к 50ым и 80 – 90ым годам. Материалы полевых экспедиций были собраны лично автором, рамки этих исследований 1999 – 2007 годы. Изначально целью экспедиций была фиксация фольклора, бытующего в Чайковском районе, постепенно акцент переместился на старообрядчество, представители которого еще проживают в данном регионе. За период экспедиций было опрошено более 40 человек, 5 уже ушли в мир иной, поэтому главной задачей на данный момент является поиск староверов и запись их рассказов.

Старообрядчество Пермского края

1.1 История старообрядчества Пермского края

Реформы патриарха Никона привели к расколу церкви и русского общества. Приверженцев древлего благочестия стали преследовать, так как официальная церковь признала их еретиками. По силе указов 1666 – 1667 годов, еретики должны были подвергнуться «царским сиречь казнениям по градским законам».

У староверов конца 17 века было два выхода: первый – это самосожжения, «гари», «огненные крещения», т. е. окончание жизни на костре; второй – уход с «насиженных мест» в земли, где свободно можно будет исповедовать свою веру, и, где последствия царских указов не могли их задеть.       

Керженские леса и болота были прекрасным пристанищем для крестьянства, но для посадских людей в болотах ничего привлекательного не было. А рядом была Волга с ее могучим левым притоком. С Волги по Каме посадская раскольничья колонизация пошла на Западный Урал.

На раннем этапе районом старообрядческого заселения Прикамья явился бассейн реки Обва и низовья другого притока Камы - Косьвы.

По верхним притокам Обвы – Лысьве, Сабанцу, Сепычу – в 1698 году поселяются высланные из Москвы стрельцы старообрядцы: «именно в Оханский уезд, стрельцами старообрядцами, которые, после возмущения в 1698 году, страшась наказаний бежали в пермскую сторону, где нашли укрытие в лесах по рекам: Сепычу, Сабанцу, Лысьве и Очору, также близ деревни Годоваловой, по течению реки Сосновой». Ещё в 19 веке, по словам архимандрита Палладия, в этих местах встречались землянки, в которых жили старообрядцы. Из рукописи видно, что в данные места бежали люди высших сословий – генералы, сенаторы, бояре и другие, вместе с ними, по «рукописи», убежал и московский епископ Анедом, что, по словам архимандрита Палладия, явная ложь. На Сепыче бежавшие староверцы   стали строить скиты и жили «аки монастырями многолюдными, человек по сто, сами постригались в монахи, молились утром и вечером, в праздники совершали службы, в великий пост клали много земных поклонов по лестовке, и пели псалтырь по иноческому чину, собирали у себя малолетних детей соседних поселений для обучения».

Главным расколоучителем этих мест, Титом Шиховым, было основано свое «общество», оно действовало на протяжении всего 19 века и получило название «шиховяне», а их учение называлось «шиховой верой».

Таким образом, в Пермской земле появились первые старообрядцы поповского течения, но местное аборигенное население, крещенное еще Стефаном Пермским и епископом Ионом, и русское, пришедшие еще в 14 веке из Новгородской земли, остались при «старой вере».

В конце 17, начале 18 века на Урале и за Уралом были открыты богатые месторождения руд. Данный район был малонаселен, в основном, местным населением, занимавшимся охотой и земледелие; поэтому были нужны люди, знавшие горное дело. Власти разрешили селиться на горные заводы людям всякого звания без различия вероисповеданий». Конечно, Урал стал привлекательным для старообрядцев, так как в центральной России происходило притеснение старообрядцев, их преследовали, а здесь они жили свободно, и можно было заработать. Таким образом, Урал для старообрядцев стал надежным убежищем, поэтому сюда стали переезжать старообрядцы из Московской, Тульской, Нижегородской и Олонецкой губерний. Также, «в наказание ради», правительство ссылало на заводы старообрядцев, известных своим трудолюбием, имея при этом бесплатную рабочую силу.

Старообрядцы заселяют не только места, где строились заводы, но и отдаленные, раннее не освоенные никем земли, иногда по соседству с коми – пермяками, удмуртами, татарами, башкирами.  

Появление первых старообрядцев в Прикамье относится к концу XVII – началу XVIII. Здесь старообрядческие поселения сложились в бывших Пермском, Чердынском, Соликамском уездах Пермской губернии.

Старообрядцы пришедшие в Прикамье в конце 17 века, принадлежали к двум течениям – поповцам и беспоповцам. Расселение старообрядцев этих течений не равномерно, но по – словам архимандрита Палладия, поповцы поселились на востоке (на заводах, большая часть –это современная Свердловская область), беспоповцы – на юго –западе.    

Крупная община старообрядцев поморского согласия сложилась в Верхокамье - вокруг истока Камы. С 1698 по 1725 год в Верхокамье москвитяне жили скитами. Общество сепыческих беспоповцев было в свое время сильно и имело значительное влияние на других раскольников, но оно существовало 27 лет, и было рассеяно осинским воеводою Немковым.

С разгромом скитов стрельцов – старообрядцев поморская община в Верхокамье не исчезла. На этой территории, которая входила в Оханский уезд, в XVIII веке было основано 16 деревень, в XVIII веке - 73, в XIX - 102. В самом селе Сепыческом при приходе в 1857 году поморцев состояло 2866 душь, а склонных к расколу, числящихся по церковным документам в православии 2875 душь.

После разгрома старообрядцы стали уходить на север, на р. Косу, земли коми – пермяков, а также в Юрлу, Юм, Лопву, куда в XVIII в. мигрировало русское население.

В этих местах уже в 18 веке были образованы скиты старообрядцами, которые пришли из вологодских и вятских земель.

На протяжении XVIII – первой половины XIX века беспоповцы мигрируют на север губернии и северо – восток, занимая бассейн верхней Камы, нижней Вишеры, Подьвы, Язьвы. В результате перехода старообрядцы беспоповцы сталкивались с беглопоповцами, которые обосновались по Вишере и Язьве в 18 веке. В результате взаимодействия беспоповцев и беглопоповцев, последние отказываются от беглых попов и становятся часовенниками.

В 18 веке наблюдается еще одно направление переселения старообрядцев на территорию Прикамья. Это поволжские староверы – кержаки, принадлежащие к спасовскому толку у беспоповцев и беглопоповскому – у поповцев.

Южное Прикамье заселялось позже, чем Северное, т.к. земли от Тулвы до Сылвы и на Юге, до Буя (современная Пермская область) контролировались башкирами. Сылвенско-Иренское поречье и правый берег Камы, ниже впадения в нее реки Тулвы, заселялся в XIX веке выходцами из северо-западных уездов России и Северного Прикамья.

С конца XVII века старообрядческое население Кунгурского, Осинского, Оханского, Красноуфимского, Екатеринбургского уездов преобладало над православным. Они были выходцами из семеновского уезда Нижегородской губернии и с Ирбита.

Кержачить – в Пермской губернии значит раскольничать, кержак – раскольник. Это произошло от того, что первые раскольники, поселившиеся на Урале в первых годах XVIII века пришли с Кержанца.

В конце 18 , в 19 веках происходит внутренняя миграция в Пермской губернии. Эти миграционные движения можно разделить на несколько направлений:

  • проникновение русских на Колву и Печору
  • переход через Урал, обоснование в Зауралье, в Сибири и на Алтае
  • миграция на Юг, Юго-запад и Юго-восток Пермской губернии

Заселение Южного и Юго – западного Прикамья было осложнено тем, что земли от Тулвы до Сылвы и на юге до Буя контролировались башкирами. Также ситуацию осложняло географическое расположение местности. На многие сотни лет великая река сделалась заповедного для переселенцев, действительно, на огромныя пространства дикого, лишенного возможности возникновения на ней городов и промышленных сел, культуры и оживления.

Безусловно, такая ситуация удовлетворяла старообрядцев, т. к. Земли были свободны, не заражены «никоновской ересью». Эти земли привлекли внимание староверов. Когда башкиры были усмирены, то крестьяне с большею смелостью стали, переселятся уже за Каму в нынешнюю Пермскую губернию.

Из одной челобитной, 1673 года. Видно, как ясачный крестьянин Арской дороги Митька Рычков в 1667 году подавал челобитную в Казани, чтобы поселится ему вновь, на вольный ясак, в вотчине своей по реке Сайгатке и по Волховке.

До середины 18 века на территории современного Чайковского района было не более 10 населенных пунктов, которые находились по течению р. Камы . Главным населенным пунктом, известным с 1644 года , было село Сайгатка, форпост между Осой и Сарапулом.

Остальные населенные пункты были основаны после 2 четверти 18 века, и связано это с переселением старообрядцев из Нижегородской губернии.Отмечалось переселение на Средний Урал староверов из района европейского севера и Среднего Поволжья, более всего из Керженской волости Балахнинского уезда. "Ревизская сказка" 1782г. зафиксировала уже 22 населенных пункта.

Формирование старообрядческого населения южных районов Пермской области происходило на основе различных переселенческих компонентов и потоков. Это послужило главной причиной того, что в этноконфессиональном и этнокультурном отношении старообрядцы южных районов Пермской области не представляли единый массив.

Юго-западный регион Пермского края стал очень удачным местом для поселения старообрядцев. Уже в 19 веке Осинский уезд был признан наиболее раскольничьим. Из-за большого числа старообрядцев на данной территории условно можно назвать “старообрядческой”.

Таким образом, Пермская губерния занимает одно из первых мест в России по числу старообрядческих общин и старообрядческого населения. Процесс формирования старообрядческого населения проходил долгое время, но в результате этого, здесь представлены выходцы с Севера, Центральной России, Юга, Украины, Поволжья. В итоге, на территории Пермской губернии представлены все направления старообрядчества.

1.2 Численность, плотность расселения старообрядцев

Пермская губерния в XIX веке была крупнейшим центром старообрядчества. В 1820 году в Пермской губернии умножились расколоучители и беглые попы, которые совращали целые селения в свою секту, возбуждая опасения, как бы, при многочисленности раскольников в этой губернии и при усилиях их к совращению жителей из православия «не опустели приходы и храмы»

Особое внимание на данный регион обратило правительство Николая I. Оно ставило себе определенную и вполне понятную с его точки зрения задачу: разрушить основу раскола посредством экспроприации его имущества и разгрома его организаций, - как благотворительных, так и богослужебных.

Для составления объективного мнения в Пермскую губернию был отправлен С. Д. Нечаев, с задачей «исследования» раскола в губернии. По итогам данной «экспедиции» в 50ых годах была отправлена 2ая, под руководством графа Перовского.

В 1826 году в Пермской губернии насчитывалось 112,354 староверов обоего пола, а в Империи 827,391 душ. В 1827 году цифра увеличилась до 124,864 в губернии, а в государстве, наоборот, снизилась до 795,345 человек. То есть в Пермской губернии проживало 13-18 % старообрядцев, поэтому в результате отчета С. Д. Нечаева было решено открыть миссию. В 1828 году происходит учреждение Пермской духовной миссии для обращения раскольников в православие, сюда присылают лучших миссионеров господствующей церкви: о. Илия, о. Палладия, о. Иоанна и др.

В 1831 году главой миссии становится епископ Аркадий (Федоров). Он правильно усвоил политику Николая I и основной задачей сделал борьбу со староверами.

В 1833 году для борьбы с раскольниками в составе Пермской епархии было открыто Екатеринбургское викариатство. Именно при епископе Аркадии развернулась борьба с расколом и насаждение единоверия. Также были установлены правила для предотвращения перехода в раскол: проведение бесед о старых книгах; приобретение книг о борьбе с расколом и староверами на церковные деньги. 3 ноября 1838 года в Перми был открыт секретно – совещательный комитет, задачами которого было объединение противораскольнической деятельности местных административно – судебных учреждений гражданского и духовного ведомств.

Главным успехом миссии и деятельности епископа стало развитие единоверческой церкви. В середине 30ых годов на территории огромной Пермской губернии осталось всего 7 старообрядческих священников.

Результаты деятельности миссии видны и по численности старообрядческого населения – в 1837 году насчитывается 103.816 душ, в 1849 – 70.026, 1850 – 72.899 человек. Согласно донесениям миссионеров, в 1850-е гг. в православие было обращено не менее 100 тыс. староверов, и все же в 1860 г., по официальному отчету, численность уральских старообрядцев превышала 64,3 тыс. человек. На самом же деле есть основания предполагать, что реально их было в 10 раз больше. Только за 1836 год в православие перешли 1838 человек, 12.307 душ в единоверие. За 15 лет к православию примкнуло 20.602 старообрядца, 40.863 к единоверию. Благодаря усилиям властей с 1828 (образование миссии) по 1851 гг. в Пермской губернии в единоверие перешли более 80 тыс. старообрядцев, 28 тыс. перешло к новообрядческой церкви, т. е. ¾ «записных» старообрядцев перешли к господствующей церкви. Из миссионерского отчета за 1866 год видно, что в течение этого года по Пермской епархии присоединились из раскола к православной церкви: безусловно раскольников поповщинской секты мужеска пола 68, женского 87, раскольников беспоповщинской секты мужеска 11, женского 18; на правилах единоверия – поповщинской секты муж. 81, жен. 84, беспоповщинской муж. 14, жен. 20 – всего 384.  

Безусловно, данные неточные, так как многие старообрядцы скрывались от записи, например за 1852 год в России, по результатам экспедиции насчитали 910 тыс. раскольников, но чтобы реально сосчитать цифру, то полученную нужно умножить на 10, т. е. в России было примерно 9-10 млн. раскольников.

В 1867 году в Пермской губернии было 915995 жителей мужского пола, женского 1022399, в общем количестве 1938394. Раскольников мужского пола 24071, женского 28941 – всего 53012.

Церквей, часовен, молельных домов в Пермской епархии в 1867 – 1590, единоверческих 74.    

Несмотря на все усилия миссионеров официальной православной церкви, Пермская губерния, как и прежде, занимала по числу староверов одно из первых мест в Российской империи. По данным переписи 1897 г., на территории Пермской губернии проживало 95 174 старообрядца, в то время как в Тобольской губернии – 31 986, а в прилегающих к Пермской губернии с запада Оренбургской и Уфимской – соответственно 22 219 и 15 850. Приверженцы "древлего благочестия" составляли, согласно данным этой переписи, около 3 % от всего населения губерний, но поскольку распределение старообрядцев по территории региона было неравномерным то в одних районах доля старообрядческого населения была выше, а в других – значительно ниже.

Перепись 1897 г. показала, насколько далекими от реальности были данные, собираемые официальной церковью, что, впрочем, признавалось не только исследователями старообрядчества, но и миссионерами. Это обстоятельство было отмечено еще Вруцевичем, служившим до 1881 г. секретарем Пермской духовной консистории. Он приводил минимальные, по его словам, цифры, полученные на основании просмотра метрических книг конца 1870–1880-х гг. (в Верхотурском уезде – 85 000 старообрядцев, Шадринском и Камышловском, вместе взятых – 166 880), сопровождая их комментарием: в трех уездах раскольников в 4,5 раза больше, чем их число, указанное в официальных отчетах по всей Пермской губернии.

Осинский и Оханский уезды продолжали оставаться наиболее «раскольническими» во всей епархии. Так, в 1827 году единственная, на территория Чайковского района, Николаевская православная церковь насчитывала 582 приходских двора с 3 482 человек населения, а старообрядцев в приходе ее числилось 2 642 души обоего пола.

Раскол распространили и усилили в сих местах также беглые попы, иргизские лжеиноки, уральские скитники и шарташские скитницы - писал архиепископ Палладий в 1863 году, объясняя причины распространения старообрядчества в Южном Прикамье.

Центром раскола служил здесь был Камбарский завод г. Демидова. Из Камбарского завода раскол проник, прежде всего, в приходы завода Михайловского, сел Дубровского и Сайгатского.

Расколоучители, посещая здешних старообрядцев, увозили в свои школы и скиты, ради обучения и искуса, молодых людей, которые по возращению на родину занимались исключительно распространением и поддержкою раскола. Одним из таковых, постриженцем иргизским Мефодием был основан в 60 верстах от его родины с. Дубровского (при р. Большой Усе) скит, вмещавший до 15 послушников.

Внешнею поддержкою раскола здесь долго служили раскольнические часовни и молельни в селах Дубровском, Сайгатском и деревнях Аманеевой, Букоре, Шагирте, Альняше и Ошье!

В начале 90-х годов по официальной статистике, во всей епархии насчитывалось 49 422 «раскольника», из них 22 059 человек - в Осинском уезде (62 прихода), в том числе в Богородском - 918, Стефанском (с. Степаново) - 853, З.-Михайловском - 557, Покровском (с. Альняш) - 1104, Сайгатском приходах - 13 человек.

По данным, которые приведены в «» видно, что самым старообрядческим приходом был Дубровский, в его состав входило 12 деревень с 5.409 прихожанами и 10.549 старообрядцами, на втором месте находился Богородский приход с 32 деревнями, в которых проживало 1.683 прихожан и 3.572 староверов, на третьем месте единоверческий приход при Камбарском заводе с 1.825 прихожанами и 3.194 старообрядцами, далее Альняшинский с 3.823 и 1.404 староверами, Дубровский единоверческий приход с 63 прихожанами и 1312 староверами, Стефановский единоверческий приход с 987 прихожанами и 622 староверами.

Если рассматривать в процентном соотношении, то в Дубровском единоверческом приходе население на 95.4% состояло из старообрядцев и 4.6% из единоверцев, в Богородском приходе 68% и 32%, в Дубровском 66.1% и 33.9%, в Камбарском единоверческом 63.3% и 36.4%, Стефановском единоверческом 38. 6% и 61.4%, в Альняшинском приходе 26.9% и 73.1%.

Таким образом, население данного округа на 60% состояло из старообрядцев, 31.7% православных, 8.35% из единоверцев.

История изучаемых деревень напрямую связана со старообрядческим населением. Например, основателями села Фоки была семья староверов, выходцев из с. Большой – Букор. Дата первого упоминания о селе встречается в 1782 году. Основателем села являлся Фока Алексеевич Юрков, которому в 1797 году исполнилось 89 лет. У него было 3 сыновей: Иван, Степан, Василий все по фамилии Фокины. Изначально это был починок с 4 дворами в 1788 году, в 1797 году – 9 дворов, а в 1834 – 25 хозяйств. В 1834 году в селе строится православная церковь Пресвятой Богородицы, а в 1853 году церковь Пресвятой Богородицы становится единоверческой. В 1847 г. Богородское или Фоки становится административным центром огромной Букор – Юрковской волости, которая объединила прежние Сайгатскую и Дубровскую волости. В связи с этим с середины 19 века село Фоки или Богородское стало крупным объединением на территории Осинского уезда. Поэтому состав жителей как конфессиональный, так и национальный стал изменяться. Село Богородское становится открытым, в результате чего происходит синтез традиций и обычаев старообрядческого и православного населения. Потомок Юрковых – Деревнина Глафира Арсентьевна( ур. Юркова) вспоминает, что еще в 30ых годах все их родственники были старообрядцами и собирались на службу у них в доме, а тётя по отцовской линии была монашенкой в скиту на реке Карше до 40ых годов, а потом уехала в Сибирь.        

Деревня Лукинцы является одной из старых деревень данного района. Местные крестьяне в земельной тяжбе с башкирами утверждали, что их предки поселились здесь около 1760 года. Но точно известно по архивным данным, что данная деревня уже существовала в 1796 году, так как по ревизии здесь числилось 9 дворов: Сухановых – 5, Щелкановых – 2, Горбуновых и Козговых. Основание деревни связано с Лукой, по одной версии Сухановым, по другой Щелкановым, именно поэтому в 19 веке деревня называлась д. Лукина. «Самый старый человек в Лукинцах был, говорили, Лука. Он деревню начал строить и вот и назвали по его имени деревню». Данная легенда нашла свое подтверждение в метрических книгах Николаевского прихода с. Сайгатка, где сказано, что 14 октября 1811 года здесь умерла «у Андрея Лукина дочь Параскева», а 2 января 1812 г. умер Афанасий Лукин Суханов 74-х лет. У него были братья Степан и Илия Лукины. Деревня считалась одной из самых зажиточных в округе, как отмечает Сидоров П. Н. это все связано с тем, что все были староверами.

История деревни Ивановка напрямую связано со старообрядцами. По легенде, которая приводилась выше и по архивным данным, известно, что все население было старообрядческим. Данная деревня известна с 1800 г. Как починок Иванов или Ивановский. По 6-й «ревизии» (1811) года здесь проживало 36 душ мужского пола, среди которых 4 взрослых мужчин по фамилии Гребенщиковы- братья Иван, Матвей, Тимофей и Федот – Ивановы дети, выходцы с Керженца.

Первое упоминание о д. Маракуши относится к 1800 году , о ней говорится как о починке Пизь Сосново. В 1869 году в д. Маракуши насчитывается 40 хозяйств с 245 населением. Козгова А. Т. говорит, что её прадед рассказывал, что «какой – то приехал из Сарапула Русинов фамиль и приехал он сюда, выбрал место на угоре, а здеся лес был. Вот деды наши говорили будто ж их еще прадеды начинали. Здесь все было болото, да сюда наш прадедушко поселился. Староверы все честные». Данный рассказ подтверждается исследованиями пермского краеведа Е. Н. Шумилова. Он говорит, что под Сарапулом существует д. Маракуши, в конце 18 века часть жителей переехала из Вятской губернии Сарапульского уезда на территорию современного Чайковского района и поселились между речкой Сосновкой и Пизь. Новый починок первопоселенцы назвали Маракуши как прежнее место жительства, хотя официальное название деревни было Пизь –Сосново.

Статистические данные говорят о том, что Пермская губерния была одним из крупнейших старообрядческих регионов империи в рассматриваемый период. Поэтому, изучая историю, мировоззрение, обрядность и быт этой конфессиональной группы на территории Прикамья, можно выявить тенденции развития старообрядчества в масштабе всей страны. История заселения данного региона   тесно связана с явлением старообрядчества.

Глава 2. Мировоззрение старообрядческого населения Чайковского района

2.1 Мировоззрение

В регионе старообрядческие течения поповцев и беспоповцев представлены несколькими старообрядческими согласиями. ». Еще в конце 19 века, священник Савинского прихода П. Пономарев отмечал, что «…Деревня Альняш представляет из себя селение в 130-150 дворов, из которых православных только два дома, остальные же раскольничьи… Среди старообрядцев деревни 20 дворов поморских, остальные – часовенные». В районе д. Завод – Михайловский и Камбарского завода проживали старообрядцы белокриницкого согласия, которых называли «австрийцы», «австрия», «австрийские».

В деревнях было представлено поморское, часовенное и бегунское согласия. Чаще всего в небольших деревнях проживали семьи одного согласия: «У нас здесь всего три фамилии было: Русиновы, Мельниковы и Порошены, потом понаехали все. У нас все староверы были». В селах и в деревнях с большим количеством дворов были представлены все согласия: «Старообрядцы тоже подразделялись. Одни в одно место идут молиться, а другие в другой конец улицы. Поют одинаково, молются одинаково».

Старообрядцы часовенного согласия противопоставляют себя по отношению к другим согласиям. Они считают, что именно они старообрядцы, староверы, так они себя и называют. Другие согласия, например поморское, часовенные не относят к старообрядчеству, хотя считают ближе к себе, чем к мирским: «Мы старообрядцы, а эти поморцы они тоже ближе к нам, к нашей вере. Они поморцы тоже говорят, мы – староверы, но мы, же еще не только староверы, а старообрядцы, старого обряду еще», «Мы староверы, старой веры. Она самая первая вера», «Старая вера, давнешная вера». Часовенные, часто использовали название «кержаки», объясняя это тем, что их деревни называли «кержацкими», а их «кержаками». Этим самым они определили свою конфессиональную принадлежность. Православные говорят, что «Кержак – это крепкий. Они были зажиточными», чаще всего так называли жителей д. Ивановка, д. Пески, д. Ефремовка. Часто информанты отмечали, что староверы – это «крепковеры»: «Была стара вера, ну те кто крепко веровали, крепковеры», «Да, были такие крепкие семьи, как здорово верили в эту веру».

Сами часовенные считали свою веру самой старой и правильной. Вот только несколько местных преданий, которые объясняют появление старой веры: «Староверы знаешь от куда появилися, это старая, старая вера, это тысячи лет идет. Все были люди на земле, все одинаковы, не мирских, а все староверы. Вот решили до неба построить башню. Стали эту башню построить, хотели узнать, чё там в небе делаться. Уже большую построили, и Бог им языки сменил, дал им 77. Он смешал всех людей, вот и стали все люди разного языка и веры и не стали понимать друг друга. Вот тогда появились и мирские, и старовера, и татара».

Главное отличие между поморцами и часовенными заключалось в том, что поморцы ходили на моленье в белой одежде, признавали только «литые» иконы и крестились по-другому: «Мы крестили в этом году Машу, дак мы ездили в Злыдарь. Крестила в пруду, но не так как бабушка. Она не подала им`я святой воды, а положено три ложечки дать святой водички. Да они круглый год в речке крестят».

Так как, странники в данной местности появились позже, чем основное население, то их противопоставляли староверам, отмечая, что «Голбешники – это другая вера была». Если же они селились в деревни, то жили отдельно, замкнуто, не общаясь с местным населением, что порождало массу мифов о них: «Были какие- то голбешники, они никого в избу не пускали, их усадьбы отдельно стояли, срамным делом занимались». Само название «голбешники» данная группа старообрядцев получила, потому что они молились в голбцах: «Они молилися в голбцах и хоронили своих родственников в голбцах. Щас другие веры», «Голбешники, че такое, я не понимаю, но когда переворот – от стал, плохо стало, при Сталине, они в подполье молились, у них там всё было», «Голбешников в Сарапулке много было. Говорили, что в дырочку молилися, слыхать, слыхала, но не видала».

Если различия внутри старообрядческих согласий прослеживались в поминальной, крестильной обрядности, а также в костюмных молельных комплектах, то разница с «мирскими» была не только в обрядовой жизни, но и в бытовой, а также в мировоззрении. Это связано с тем, что в силу их религиозных убеждений, этнической обособленности и преданности старине сохранили много специфического древнерусского в своем быту, в своем мировоззрении, в своей культуре.

2.2.1 Эсхатологическое учение

Для того, чтобы понять особенности быта и обрядности старообрядцев, нужно разобраться в особенностях их мировоззрения. Исследователи подчеркивают, например К. Товбин в работе «Русское старообрядчество и Третий Рим», что старообрядческое мировоззрение – это мировоззрение, характерное для всех русских людей в средневековье. Во всём русском обществе широко распространяются мысли о падении благочестия во всём мире, о скором Конце Света, о том, что Антихрист наступает, о том, что православные - правоверные всех стран  должны скорее объединиться под началом Божьего помазанника – российского царя. Сам же раскол стал для них свидетельством того, что Антихрист «уже прокрался и внутрь Церкви, в Россию».

У местных старообрядцев ярко выражено эсхатологическое воззрение, учение о конечных судьбах мира и человека. Это связано с мыслью о Втором пришествии и Страшном суде, после победы над Антихристом.

Старообрядцы считают, что царство Антихриста или «Интихриста» уже настало, и человек своими поступками определяет, куда он попадет: «Интихрист, он к дьяволу относится, если пост не соблюдаю. Постняк - в праву руку, к ангелу, а кто не постует, не признает ни моленья, ни милостыни - он на леву руку, к Интихристу». Источниками эсхатологического учения в старообрядческой среде были книги, именно из книг «учёны», «грамотны» люди, «угодники божии», которые чаще были наставниками («батюшки», «дедушко», «настоятель»), брали учение о Конце света: «У неё книга была кака – то лессовая, там показано как за грехи – то мучат будут и потом была книга про Господя Бога, там все было нарисовано и написано».

Старообрядцы считают, что Антихристов мир – это внешний мир, который окружает человека, потому что в этом мире много искушений: «Судить грех, переговаривать шибко грех, а мы грешны. Всё грех, а как жить. Постные дни, молосные. В постные молосное не надо. А вот че – то говорят, чё в уста идет не грех, а кто их устов идет, вот большой грех».

Почти все информанты подтвердили, что внешний мир грешен изначально, потому что в нем нарушаются заповеди Господни: «вот мы в селе живем, увидим человека, а осуждать человека нельзя, большой грех, и говорим, о пьянущий идет, вон как напился, а эта идет, губы накрасила – осуждаем мы, не надо осуждать. Кто не осуждает, тебя Господь Бог не осудит». Проявления этого мира несут в себе «бесовский след», поэтому результаты прогресса изначально греховны: «Бабушка 90 лет с лишним прожила, в больнице не была, считала, что грех, даже радио проводить не давала», «радио, телевизор – это все грешно, это бесовское». Но со временем, старообрядцы принимают нововведения, например, сейчас каждый старовер пьет чай, а в деревнях, до сих пор, сохранился самовар в каждом доме, хотя еще в 60ые годы «старики» считали, что это грех. «Чаю тятя не пил и в семье не разрешал его варить. Самовар называл «шипучая змея» и «нечистый дух», также запрещалось прививать людей: «Прививка – нарушение тела, созданного Богом, и значит это великий грех», «Крестил дедушко один, у него оспа глаза унесла, раньше не прививали». Но сейчас старообрядцы отошли от старых ограничений, почти у всех есть радио, у некоторых есть телевизор, и все обращаются при болезни к медицине.

Старообрядцы стали понимать, что живя среди людей, они невольно, но будут нарушать божьи заповеди. Сегодня только старообрядчество (прежде всего беспоповское) сохраняет понятие «замирщение», то есть нарушение церковных канонов, запрещающих православным христианам общение с иноверными, некрещёными, еретиками и отлучёнными не только в молитве и таинствах, но, без нужды, и в пище, и в быту. <...> Даже посуду, которой когда-либо пользовался еретик, считают осквернённой, непригодной для христиан. Поэтому путь к спасению своей души, старообрядцы видели в уходе от мира в скиты, которые находились в малодоступных местах. «Скиты раньше тоже были, раньше многи угодники божии уходили в скиты, далеко от селения, там жили они одни, люди в скиты уходили, в леса, в поля, в землянках жили, чтобы никого не видеть и не осудить, ведь иногда не хочешь осудить, да осудишь».

В христианском учении есть система знаков, предзнаменований, которые предвещают приход Антихриста и Конец света. Как уже отмечалось, старообрядцы считали, что время Антихриста уже настало, поэтому осталось только одно, ждать знаков, знамений, событий, которые предвещают Конец света и Великий суд. Самым главным предвестником приближения Конца света будет потеря благочестия на земле и не истинность веры христиан. Старообрядцы считают, что количество церквей, которые стали появляться в настоящее время, не спасет человечество от суда, потому что вера не истинная. Потеря благочестия заключается в том, что «молитвы забыли, заповеди нарушаем», а бесы – слуги Дьявола везде: «Мы все сейчас едим, Господи Исусе не скажем, Боже Милостив не скажем, все без молитвы, все без крестов. Ведь бесы везде, он наплюет, нахаркает, а мы потом заболеть можем». С приходом Антихриста, окружающий мир изменится: «Будут ходить железные кони по полям, а воздух будет огорожен цепями», «Русь с Ордой смешается, земля будет окутана тенётами, железные кони по полям ходить будут, корабли летать будут».

Искушение нарушить заповеди преследуют человека. Всё новое соблазняет его, заставляя отказаться от старого, правильного, а значит от веры и Бога. Именно поэтому старообрядцы считают, что «бес сильняя Бога, все теперь пошло не из - под Бога». Все хорошее и плохое, что совершил человек, заносится в список. «Все в списках будут, потому что у каждого человека грехи есть». Именно этими списками пользуется Господь и Антихрист для определения места человека загробном мире – ад или рай. Несмотря на пессимизм, существует выход для верующих – это исповедь перед смертью: «Нам грешным, надо обязательно исповедаться перед смертью, рассказать все грехи, просить прощение у Господа Бога, и нас Господь может, лишит кое – каких грехов». Такое понимание исповеди, старообрядцы объясняют библейским сюжетом о распятии Христа: «один разбойник говорит, что «нас за дело, а вот его за что, этого человека распияли не за что, так прости меня?». Он прощение у Господа Бога на кресте попросил, и он его простил, и он самый первый вошел в рай – этот разбойник. Так он говорил, что если бы Иуда попросил у меня прощение, я бы его тоже простил, а вот Петрь молился, просил со слезами и он его простил, хотя и отрекся». После смерти человека начинается борьба за его душу между Богом и Дьяволом: «когда человек умирает, душа у него уходит, а эту душу хотят черт к себе затащить, с другой стороны ангелы её охраняют. И есть там весы, душа положена на скалку на какую – то, и показывают, сколько грехов, сколько хорошего. Вот был нарисован черт, стоит с одной стороны и давит на весы, чтобы перетянуло, чтобы к нему попало и ангел, что бы к нему»

Кроме предсмертной исповеди, нужно обязательно молится за умершего, замаливая его грехи в мирской жизни. Все это подготавливает человека к Великому суду и Концу света.

Предвестниками Конца света и Второго пришествия будут природные катаклизмы и социальные кризисы. «Говорят, пойдет огненная вода по земли, ну не как вода, а такой огонь. И поделит землю на три аршина, аршин чуть поменьше метра, потому что земля вся осквернена, выгорит вся земля оскверненная», «Перед Концом Света все будет гореть, люди захочут пить, ничего не надо будет, лишь бы попить, шибко пить захочут. Будет такой шум, 12 громов, все люди обомрут, мертвые встанут», «Сперва будет два лета сподряд, а после этого будет наводнений и людей останется мало, а потом будет огненная война», «людей будет на земле, маково семечко некуда пасть» «Страшной суд будет, будет все сжигать». Как видим, роль огня символична. Огонь, в представлениях староверов, выступает как очистительная сила, он уничтожит все живое, что склонно к греху. Это представление пришло из апокрифа Откровение Петра, где во время Страшного суда по земле протечет огненная река, которая очистит землю от греха. «…и все на земле будет гореть, и море стант огнем, и под небом будет пламя жестокое¸ которое не погаснет».

После очищения земли от грехов человеческих, наступит Второе пришествие, Бог спустится на землю, чтобы совершить Страшный суд. И узрят все, как Я сойду на вечно сияющем облаке… И повелит Он им, дабы пошли они в огненный ручей, а дела каждого предстанут перед ними. И воздастся каждому по делам его. Что до избранных, делавших добро, придут они ко мне и не узрят огня, пожирающего смерть. Но злодеи, грешники и лицемеры будут стоять в глубинах неисчезающей тьмы, и кара их – огонь… Введу Я народы в вечное Царствие Мое и дам им Вечное…». «Говорят, что скоро будет переставление века, на небе образуется крест и Господь слезет со своим престолом с небеси и начнет судить людей, а то людей будет на земле, маково семечко некуда пасть. Живые все умрем, а мертвые все восстанут». «По леву сторону, раз там все знают, писано там все уже, по леву сторону грешники будут, по праву сторону праведники и тогда Господь осудит, он не долго судить будет, потому что у него все готово. Когда всё осудит, грешников цепями захватит этот Антихрист и потащут к себе, а праведные все около Господа Бога будут». У старообрядцев часто встречается неканоническое представление о Страшном суде, например, «Вот говорили, что когда страшный суд будет и Бог спросит тебя, ты веришь в Господа Бога, ты скажешь верю, если веришь, то прочитай молитву «Верою во единого Бога Отца», если ты знаешь, значит ты веришь, если не знаешь, значит не веришь». Такое мнение вызвано тем, что староверы чаще читали короткие молитвы: «Господи Исусе», «Богородицу» и др., из – за своей неграмотности, поэтому наставники «запугивали» прихожан адом: «Нам наставник говорил: «Шел один путник и наступил на череп, череп и говорит, я говорит в аду кипю, а тут в низу, говорит, в смоле кипят». Кто знат?». После суда настанет Конец света, но в старообрядческом учении, праведники попадут не в рай; они останутся на земле, очищенной от греха, обретут праведную землю. «Земля выгорит и нарастет земля новая, белая, как снег, на ней всякие цветы, растения будут, ну все, и праведники будут жить на ней, а грешники будут, под землю уташат их, там и сырость и грязь», «мала мера останется людей и от них пойдет человеческий род новый и опят будет благочестие на земле». Самый безнадежный пессимизм, пронизывавший эсхатологические построения староверов, все-таки оставлял возможность маневра, который заключался в том, что все ужасы “конца мира”, “конца света” состоятся в царстве антихриста, а для “истинных христиан”, не подчинившихся, не покорившихся его власти, это будет началом царства Божия на земле.

Староверы, со дня раскола, живут ожиданием Конца Света, острота эсхатологических ожиданий может быть разной, это зависит от тех или иных условий. Например, в царствование Петра I ожидание последних дней было особенно остро. Именно постоянное ожидание Страшного суда и уверенность в уже наступившее царство Антихриста, послужило причинной того, что староверы верили в свою избранность. Они считали, что Бог возложил на них определенную миссию, именно они должны строго соблюдать все заповеди Господни и поддерживать благочестие на земле. «Она еще говаривала, скольк-от на земле если будет старовер, то земля ишшо будет держаться на староверах». Если же староверы будут помнить о своей миссии, то «Бог может продлить этот срок, если благочестие», «Если будет снова благочестие на земле, Бог может прибавить веку, может убавить».

Таким образом, эсхатологическое воззрение – это основа старообрядческой веры. Этика, быт и обрядность староверов базируются на учении о конце света. Мы видим, что старообрядческое учение придерживается строгой последовательности событий, которые приведут к концу света. Самым главным признаком является наступление царства Антихриста. Наступления Второго пришествия будут сопровождаться такими явлениями как технический прогресс, природные катаклизмы. Но самое главное, что свидетельствует о скором наступлении последних дней - это социальные кризисы: войны, демографические проблемы, потеря нравственности и религиозности. Информанты отмечают, что «много вер будет, потом всех в одну веру будут вбивать». По их мнению, немногим праведным, которые не отрекутся от Христа и будут начинателями нового рода человеческого, будет даровано царство Божье на земле. Данное объяснение итогов Страшного суда основывается на мифе о Ноевом потопе: «Вот Ноева потопу была, это было уже как 2 тысячи лет, вот Бог добавил немногу жизни, потому что благочестие опять стало. Она рассказывала, это как анекдот, что ковщег – то мужик строил, он всех взял на ковщег, он сколько годов ходил, все строил, а жена – то все хочет узнать. Она называется прелестница, она под вид змеи, что жена - что она. Она сходила в лес, насобирала хмелю, напарила его и напоила. Он захмелися и рассказал её, что хожу, ковщег строю, потому что будет Ноева потопа. Он пришел на утро, у него все разволилосё, то что он все жене сказал, он вновь стал строить и построил, и как говорят всех взял. От этого опять все пошло заново», «Когда – то был Ноев потоп, но когда вода отступила, люди опять жить стали, так опять и будет».

В результате анализа представлений старообрядцев часовенного согласия Чайковского района о Втором пришествии Христа и Конце света, приходим к выводу, что в основе эсхатологического учения старообрядцев лежит средневековое представление о конце света. В тоже время, происходит трактовка тех или иных явлений в современной интерпретации: «Будут ходить железные кони по полям, а воздух будет в тенётах. Тенёта – это провода, а кони – это трактора». Источником эсхатологических представлений являются книги, на которые постоянно ссылаются информанты. Но, к сожалению, точных названий этих книг установить не удалось. При анализе эсхатологического учения стало ясно, что в его основе лежит апокриф «Откровение Петра», хотя прямых указаний на этот источник не было.

Целостность, хорошая сохранность этого учения объясняется тем, что в Чайковском районе еще проживает довольно большое количество часовенных старообрядцев, которые являются одним из самых замкнутых и «строгих» направлений старообрядчества. Они поддерживают связь с другими идеологическими центрами часовенного старообрядчества – Ревда, Пермь, Сибирь. На воззрения местных старообрядцев повлияло учения бегунских согласий и их духовная литература, например книга «Цветник». Как уже отмечалось выше, никто не знает, когда настанет Второе пришествие, но ожидания последних дней не ослабевает, а даже, скорее, наоборот: «не нам грешным знать, чё будет нам за великие грехи, но чо- то будет».

Заключение

Пермский край на протяжении трех веков бал территорией, где нашли свое «Беловодье» староверы. Начиная с конца 17 века до настоящего времени, старообрядцы остаются одной из основных групп населения. Пермское старообрядчество занимает определенную нишу в этноконфессиональном пространстве региона. Организационно оформлены четыре согласия старообрядчества: белокриницкие, беглопоповские, часовенные и поморские старообрядцы. При активно проходивших во второй половине ХХ в. и продолжающихся в настоящее время процессах урбанизации, сельские старообрядческие общины часто разрушаются, что происходит потеря старообрядческих традиций их представителями.

Старообрядчество повлияло на историю Пермского края, например большая часть купечества Прикамья являлась староверами. Не следует забывать, что именно благодаря старообрядцам происходило освоение глухих районов губернии. На примере Чайковского района можно проследить этот процесс, где большая часть деревень была основана старообрядцами, а в других находилась значительная доля их представителей. Безусловно, миграция старообрядческого населения внесла огромную роль в освоении края, в частности Чайковского района.

Духовная и материальная культура староверов также сохраняет архаичные черты, например их представления о Конце Света и вообще эсхатологическое учение, которое было характерно для всего православного населения средневековья. Это исторически воспроизводимый вариант древнерусской средневековой культуры. Своевременная фиксация народной традиции позволит понять культуру не только старообрядцев, но и всего русского населения, а в случае существенной ученой реконструкции станет моделью.

Список литературы

  1. Белобородов С.А. "Австрийцы" на Урале и в Западной Сибири (Из истории Русской Православной Старообрядческой Церкви - белокриницкого согласия)// Очерки по истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий. - Екатеринбург, 2002
  2. Варадинов. История министерства внутренних дел, кн. 8, дополнительно истории распоряжений по расколу. - СПб., 1863.
  3. Ведерникова Н. М. Русская народная сказка. М.: Наука, 1975 г
  4. Власова И.В. Размещение старообрядцев в Северном Приуралье и их контакты с окружающим населением//Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. – М., 1992.
  5. Вруцевич. Раскол в Пермской губернии // Отеч. зап. Т. 268. № 6, 1883.
  6. Зырянов И. В. Уральские хороводы. – Пермь, 1980 г. .
  7. Клибанов А. И. народная социальная утопия в России. – М., 1977; Русское православие: вехи истории. / под ред. Клибанова А. И. - М., 1989.
  8. Костомаров Н. И. История Руси Великой. В 12 т. Т. 1, 10. – М.: Мир книги, 2004 г.
  9. Кравцов Н. И. Русское устное народное творчество. М.: Высшая школа, 1983 г
  10. Мангилева А. В. Духовное сословие на Урале в 1ой половине XIX века (на примере Пермской епархии). –Екатеринбург, 1998.
  11. Материалы комиссии экспедиционных исследований, вып.17//Бухтарминские старообрядцы. – Л., 1930.
  12. Мельников-Печерский П. И. В лесах. Книга 1-я. – М., 1988.
  13. На путях из земли пермской в Сибирь. – М., 1989.
  14. Наровчатов С. С. Необычное литературоведенье. М.: Детская литература, 1981.
  15. Народные песни Воронежской области / Под ред. С. Г. Лазутина. – Воронеж, 1974.
  16. Никольский Н.М. История русской церкви. – М., 1983.
  17. Обрядовая поэзия / Под ред. В. И. Жекулина. – М.: Современник, 1989 г.
  18. Пал, пал перстенек. Игрища и круга в Прикамье. – М., 1999 г.
  19. Палладий. Обозрение Пермского раскола, так называемого старообрядства. – СПб.,1863.
  20. Подюков И. А. Вишерская старина – ПГПУ., 2002 г.
  21. Поздеева И. В. Верещагинское территориальное книжное собрание и проблемы истории духовной культуры русского населения верхней Камы//Русские письменные и устной традиции и духовной культуры. – М., 1982.
  22. Померанцева Э. В. О русском фольклоре. М.: Наука, 1977 г.
  23. Пругавин А. С. Старообрядчество во второй половине XIX в. – М., 1904.
  24. Русская народная поэзия. Лирическая поэзия / Под ред. Ал. Горелова. – Л.: 1984 г.
  25. Русская народная поэзия. Обрядовая поэзия / Под ред. К. Чистова. – Л.: 1984 г.
  26. Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. – М., 1995.
  27. Собрание постановлений по части раскола. – СПб., 1858.
  28. Соколов Ф. М. Хрестоматия по фольклору. М,1972
  29. Старинные русские песни / Под ред. Л. Шуваловой. – М., 1959 г.
  30. Старообрядчество в современной России и странах СНГ: состояние и проблемы// Старообрядчество: история, культура, современность. – М., 1997.
  31. Чагин Г. Н. Этнокультурная история Среднего Урала с конца 17в в первой половине 19 века. – Пермь, 1995.
  32. Черкасов А. А. Записки охотника – натуралиста. М., 1962 г.
  33. Черных А. В. Куединская свадьба. – Пермь, 2001 г.
  34. Черных А. В. Сайгатка - 2003. – Пермь, 2003 г.
  35. Черных А.В. Традиционный календарь народов Прикамья конца 19 начало20 века. – Пермь, 2002.
  36. Шумилов Е.Н. Тимошка Пермитин из деревни Пермяки: Географические названия и фамилии Пермского края. - Пермь, 1991
  37. Щапов А. П. Русский раскол старообрядчества, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием русской церкви и гражданственности в XVII и первой половине XVIII вв. опыт исторического исследования о причинах происхождения и распространения русского раскола. – Казань, 1895 г
  38. Якунцов В.И. Палладий- о прикамских раскольниках. - Чайковский-Сарапул, 1999.

Периодические издания

  1. Якунцов В.И. Богородская церковь//Огни Камы. №114-116, 1998.
  2. Пермские епархиальные ведомости №2. Официальный отдел. 1867
  3. Пермские епархиальные ведомости №5. Официальный отдел. 1867

Список информаторов

Б. А. С. – Беляева Александра Степановна с. Фоки 1922 г. р.

Б. П. И. – Балобанов Петр Игнатьевич д. Маракуши 1929 – 2004 г. г.

Г. Л. И. – Глумова Лукерья Ивановна д. Маракуши ур. Ивановка, 1925 г.р.

Г. М. П. – Галанова Мария Павловна с. Фоки 1927 – 2003 г. г.

Г. У. И -   Гребенщикова Устинья Илларионовна д. Маракуши 1922 г. р.

Д. Г. А. – Деревнина Глафира Арсентьевна с. Фоки 1926 г. р.

К. А. Л. – Козгов Арефий Лаврентьевич д. Лукинцы, 1938 г. р.

К. А. С. – Коровина Анна Савельевна с. Фоки 1928 г. р.

К. А. Т. – Козгова (Русинова) Акулина Трофимовна д. Маракуши, 1925 г.р.

К. Д. – Касаткина Дуня с. Фоки ур. д. Ивановка, 1934 г.р.

К. З. М. - Кулакова Зинаида Матвеевна д. Ивановка 1934 г. р.

М. К. А. – Мурадова Клавдия Александровна д. Лукинцы 1935 г. р.

М. Н Е – Малышева Надежда Евгеньевна д. Лукинцы 1939 г. р.

М. Ф. Т. – Малышев Федор Трофимович д. Лукинцы 1931 г. р.

О. А. Е. – Олисова (Пермякова) Агафья Евдокимовна д. Лукинцы ур. Дуброво, 1933 г.р.

П. Е. О. – Попова (Гребенщикова) Елена Осиповна с. Фоки ур. д. Ивановка, 1929 г. р.

П. Ю. П. – Порошина Юлия Павловна д. Маракуши, 1937 г. р.

С. А. П. – Соломенникова Агафья Пименовна с. Фоки ур. Ваньки,1927 г. р.

С. Е. Л. – Санникова Екатерина Логиновна с. Фоки ур. д. Ивановка, 1932 г.р.

С. У. И. – Суханова (Тиунова) Устинья Терентьевна с. Фоки ур. д. Вороны, 1924 г. р.

Ч. Л. И. – Чудов Леонид Иванович с. Фоки, 1928 г. р.

Ш. А. Д. – Шершавина Анна Дмитриевна с. Фоки ур. д. Коряки, 1925 – 1999 г. г.  

Щ. Я. Т – Щелканова Явления Терентьевна д. Лукинцы ур. д. Вороны, 1941 г. р.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top