Манин Я.В.

Введение

Процесс возникновения государства во многом определяет его дальнейшее развитие и функционирование. Образование государства как правило обусловливается системой научных идей и взглядов. Подобной системой является норманнская теория – направление в российской и зарубежной историографии, сторонники которого считали норманнов (варягов) основателями государства Древней Руси.[1]

Актуальность темы «Норманнская теория образования Древнерусского государства» подтверждается следующими основными факторами:

а) в государственном и политическом аспектах:

  • потребностью в осмыслении исторических начал государства российского;
  • потребностью в укреплении суверенитета российского народа и государства;
  • необходимостью поддержания государственности в России;
  • неизбежностью течения разнонаправленных процессов идеализации и идеологизации населения страны;
  • возможностью регулирования общественных отношений посредством использования созидательных и деструктивных начал данной теории;
  • необходимостью предоставления достоверной информации, необходимой для самоидентификации личности;
  • потребностью в формировании устойчивых экономических и политических связей между «славянскими» государтсвами;

б) в исторической науке и образовании:

  • необходимостью получения достоверных научных знаний с целью уточнения данных, полученных ранее из накопленного исторического материала;
  • возможностью исследования, анализа и обобщения исторического знания в прогностических целях;
  • получением теоретических исторических знаний учащимися, возможностью формирования у них системного представления об исторических процессах;
  • содействием в формировании аналитического аппарата учащихся-исследователей при сопоставлении различных исторических точек зрения (парадигм).

Характеризуя состояние научной разработки данной темы, необходимо отметить внимание к ней ученых и мыслителей прошлого и современных авторов. Еще в Повести временных лет Нестор поднял вопрос «Откуда есть пошла русская земля, кто в Киеве первее начал княжить и откуда русская земля стала есть?».[2] Названный источник лежит в основе спора относительно процесса образования Древнерусского государства, который возник в результате написания Г.З. Байером трактата о варягах. Последователем основоположника норманнской теории стал Г.Ф. Миллер, который с 1748 г. становится главой Исторического Департамента Академии наук и в скором времени вступает в серьезные научные споры с М.В. Ломоносовым – противником рассматриваемой теории. Данную теорию отвергали такие ученые, как Д.И. Илловайский, С.А. Гедеонов. По указанному вопросу высказывали свое мнение В.Н. Татищев, В.О. Ключевский, С.М. Соловьев, В.Е. Сергеевич, А. Рамбо и др. Более поздние работы в этой области принадлежат Ф.Л. Гримберг, Б.А. Рыбакову, А.Н. Кирпичникову, И.Н. Данилевскому, А.А. Шахматову и другим авторам, которые проводят анализ трудов предшественников. Исследование образования Древнерусского государства содержит в себе существенный научный потенциал и будет являться предметом изучения в последующие годы, а включение данной тематики в образовательные стандарты подтверждает её значимость.

Основные положения норманнской теории и их критика

С VIIIвека н.э. существенное влияние на ход европейской истории стали оказывать германские племена – норманны[3], поселения которых располагались на территории Скандинавии[4]. Славянские земли были отделены от северных территорий Норманнским (Балтийским) морем, однако, жители Скандинавского полуострова будучи отличными мореходами появились и на славянских территориях под именем варягов[5], а в ряде стран их называли викингами[6].

О деятельности варягов на территории славянских поселений мы можем судить на основании летописей и других сохранившихся исторических документов. Важнейшим источником для исследования рассматриваемой темы является «Повесть временных лет» (далее по тексту - ПВЛ), в которой сообщается, что в 6370 (862) г. варяги, прибыбывшие для сбора дани со славян[7], были изгнаны «за море», после чего между славянскими племенами начались междоусобицы. Для прекращения межплеменной борьбы было выработано решение: «… "ПоищЄм собЄ князя, ижЄ бы володЄл нами и судил по праву" … И идоша за морЄ к варягом, к руси». «РЄша русь, чудь, словЄни и кривичи и вси: "Земля наша вЄлика и обилна, а наряда в нЄй нЄт. Да поидЄтЄ княжит и володЄти нами". И изъбрашася 3 братья с роды своими, пояша по собЄ всю русь, и придоша; старЄйший, Рюрик, сЄдЄ НовЄгородЄ, а другий, СинЄус, на бЄлЄ-озЄрЄ, а трЄтий ИзборьстЄ, Трувор. И от тех варяг прозвася Руская зЄмля»[8].

На основании ряда положений ПВЛ Г.З. Байер в своей диссертации «Devaragis» высказал версию о том, что Древнерусское государство образовалось в результате приглашения норманнов в качестве князей для управления славянскими племенами. Концепция Байера была поддержана Г.Ф. Миллером в труде «О происхождении имени и народа Российского». По мнению В.О. Ключевского Миллер сосредоточил свое внимание лишь на факте призвания князей из варягов, которое осуществлялось по совету Гостомысла, несправившегося с управлением, отвергая тем самым данные иных летописных сводов о призвании Рюрика из Пруссии и опровергая позицию Герберштейна о происхождении варягов от вагров – славянского племени из Голштинии. Создатели норманской теории приписывали варягам скандинавское и датское происхождение, они полагали, что это были воины благородных кровей – союзники русов, нанимавшиеся на военную службу к ним. Они же были царскими телохранителями[9], оберегателями границ, и по ним все шведы, норвежцы и датчане стали слыть за варягов – пишет Байер, делая, по-мнению В.О. Ключевского, намек на отношение Руси к варягам. Следует заметить, что русские летописи ведут отсчет от Рюрика, но смутно помнят его происхождение от прежних русских государей, бывших варягами. Байер ссылается на то, что в Бертинской летописи[10], а так же в скандинавских сагах послы Руси в Константинополе были шведского происхождения, первые князья же и их дружинники носили скандинавские имена. Норманист принимает этимологию слова «варяг» от эстонского «varas» - разбойник, но ещё до Байера было высказано мнение о происхождении «варяг» от «vaeringjar», чему и он отдавал предпочтение. В результате неточностей перевода и понимания русских текстов[11] основоположниками рассматриваемой парадигмы был сделан ряд фактических и лингвистических офибок.[12]

Принимая во внимание сказанное выше Ф. Л. Гримберг указывает на то, что неточности, порожденные искажениями в переводах, отмечаются не только у основоположников норманнской теории, но и у Нестора в ПВЛ. К примеру, слово «рюрик» можно перевести как собственно имя исторического персонажа, как титул или прозвище. Поэтому, среди ученых до сих пор не сложилось единого мнения относительно идентификации Рюрика. Поскольку единственным критерием соотнесения Рюрика с какой-либо реальной личностью выступает его «наименование», то это дает возможность для лингвистических манипуляций. Таким образом, одни ученые сопоставляют его с Рёриком, другие с Рориком, третьи с Хродриком и т.д. Еще более неопределенным остается вопрос о братьях так называемого Рюрика, которые контролировали, согласно ПВЛ наиболее важные геополитические направления. Ряд авторов склоняется к тому, что «sineuse» и «truwar» означает скорее «с домом (с людьми «своего рода»)» и «с верной дружиной», нежели «Синеус и Трувор» в трактовке Нестора, аналогично объясняются и братские узы.[13] Аргументацию подобной версии мы находим у самого Г.З. Байера, который не смог объяснить этимологию «Синеуса».[14] Отсюда проистекает гипотеза о том, что около Белоозера и Изборска были созданы лишь оборонительные фортпосты. Следует заметить, что первыми варягами не были основаны новые города, а были построены лишь военные городища близь прежних населенных пунктов, либо восстановлены прежние укрепления в них.

Таким образом, для понимания значения предложенной норманистами доктрины следует проанализировать ряд существенных идейных проблем, а затем дать оценку результатам этого анализа через призму теории государства и права.

Норманскую «проблему» можно разделить на несколько составляющих. Во-первых, необходимо выяснить происхождение и значение самого онима «Русь», во-вторых, установить этническую принадлежность первых русских князей, в-третьих, определить роль «варяжского элемента» в ранних государственных структурах Древней Руси и, наконец, в-четвертых, уточнить происхождение государства у восточных славян.[15]

Происхождение этнонима-топонима «Русь» и его значение рассматривается учеными по-разному. Г.А. Хабургаев придерживается того мнения, что название государства могло образоваться от названия одного из норманнских племен, ассемилировавшихся в «антское» объединение, например Hrosили Ros. Летописец в ПВЛ не просто различает, а противопоставляет русь славянам, отождествляя её с варягами. Ибн-Руст, Худуд ал –Алам, а также Моджмал ат-Таварих и другие арабские авторы отличают славян от русов по признаку территории проживания, окружающих их народов, одежды и жилищ, по роду занятий, вооружению, титулам правителей и обрядам. Напротив, как замечено Г.С. Лебедевым, все детали описаний, касающихся русов, практически полностью совпадают с тем, что известно о варягах по археологическим материалам. Дальнейшее упоминание Руси как славянского государства в летописании связывается с переносом варяжской руси на восточных словян, но существуют и такие единичные тексты, в которых варяги и славяне отграничиваются от руси, что позволяет судить либо о ещё большей неопределенности в понимании исторических фактов, либо об использовании «руси» все-таки как собирательного понятия, включающего варягов и славян. Наличие таких противоречий может быть осмыслено только при том условии, если история этнического наименования не будет отождествляться с историей Древнерусского государства. Этнонимическая сторона дела дает ответ лишь на два основных вопроса: «Каковы источники термина "Русь"?», и «Почему именно этот термин закрепился за собстивенно Киевским княжеством[16]?». Поэтому И.Н. Данилевский придерживается славянского происхождения рассматриваемого термина при сосуществовании омонимичных слов разного происхождения, обознгачающих неидентичные этнические и социальные группы.[17]

Наиболее остро стоит проблема определения этнической принадлежности первых правителей, она подчас носит политический характер. М.В. Ломоносов, будучи «антинорманнистом», пытался обосновать прусское происхождение Рюрика и «всей руси», с которой он явился по призыву жителей Новгорода. Предположение видного ученого противоречит ПВЛ, в которой указано, что искали новгородцы князя «за морем». Б.А. Рыбаков допускает возможность отождествления Рюрика с Рёриком Ютландским (Hroerekr) – датским конунгом. Ипатьевская версия ПВЛ свидетельствует о переговорах ладожских славян с Рёриком, датируемых 862 г. Источник сообщает, что при участии Рёрика централизованно возводятся укрепления во всех основных политических центрах славянских земель. Исходя из изложения положений «Иоакимовой летописи»[18], данного В.Н. Татищевым, в 870 г. Рюрик вернулся на запад с целью урегулирования владельческих отношений с франкским и немецким королями. По приезду в Новгород не позднее 874 г. он столкнулся с апозицией, состоявшей из племенной знати, которую возглавил некий Вадим Храбрый. По разрешении конфликта Рюрик вероятно женился по политическим мотивам.[19] Вадиму Храброму приписывается и родство с Рюриком, и автономное право на княжение, однако, такие авторы, как Ф.Л. Гримберг, полагают, что такой личности могло не существовать. «Вадим» можно перевести как «смута», следовательно, борьбы Рюрика и Вадима могло и не быть, возможно, Рюрик с дружиной прекратил смуту.[20] Не исключена вероятность того, что князь-варяг обеспечивал экономическую стабильность и безопасность славянских поселений, он вовсе не был главой государства Древней руси, а выполнял функции наемного воеводы. Иная гипотеза позволяет судить о призвании Рюрика как гаранта безопасности славянских торговцев, использовавших путь «из варяг в греки». Ряд исследователей[21] подчеркивает направленность деятельности Рюрика на обеспеченье интересов племенной верхушки. Повествования о деятельности Рюрика так или иначе позволяют судить о его происхождении и социальном статусе, дают пространственно-временные ориентиры, позволяют сопоставить политическую конъюнктуру авторов.

В.Я. Петрухин принимая обозначенные выше доводы Б.А. Рыбакова всё же отмечает, что сказания других народов подтверждают переселение части населения с тремя князьями в далекие земли.[22] Б.А. Рыбаков в своих работах при определении происхождения имен Синеуса и Трувора называет Рюрика шведом, что логически подтверждает норманнское происхождение так называемых «братьев».

Но не только первые князья представляют для нас интерес, но и последующие правители. Некоторые авторы предполагают полянское происхождение Кия и его потомков – Аскольда и Дира, хотя еще со времен Геродота «сколоты»[23], к которым принадлежат последние, называли себя скифами (норманнами). Ян Дуглаш писал о том, что Аскольд и Дир не были потомками Кия, в такой позиции В.Я. Петрухин отмечал стремление поляков обосновать свои претензии на Киев. Сам Кий сопоставляется и с Карлом Мартеллом, и с ханом Кувером (Кубратом), ему предписывается славянское происхождение от братьев Щека и Хорива.[24] А. Рамбо полагает, что вместе с Рюриком, контролирующим финляндские рубежи, Синеусом, разместившимся среди веси, Трувором, сдерживающим ливонские племена, одновременно для управления славянскими полянами пришли варяги Аскольд и Дир, воевавшие с Царьградом.

Преемником Рюрика стал его «родственник» варяг Олег – регент Игоря Рюриковича, который захватил Киев и приказал убить Аскольда и Дира. Это был первый захват власти, в отличие от действававшей до этого практики «приглашения» на княжение. Олег покорил новгородцев, кривичей, мерю, древлян, северян, полян, радимичей и, таким образом, соединил под своей властью почти все русские племена. Собрав в 907 г. войско, он покорил Царьград и заключил выгодный торговый договор с Византией, после чего был прозван Вещим.[25] После смерти Олега в 912 г. вплоть до 945 г. Киевским князем становится Игорь. Непримиримые норманисты пытаются усилить варяжские начала Игоря, называя его Ингваром, хотя другие авторы этот факт связывают с тем, что Игорь считал языческое божество Ingvarсвоим покровителем. Иная точка зрения состоит в том, что Ingvar – интерпретация «варяг». В след за Игорем княгиней с 945 по 957 была его жена Ольга (Helga), принявшая в 957 г. христианство и в этот же год передавшая власть своему сыну Святославу Игоревичу – внуку Рюрика, погибшему в 972 г. После восьмилетней междоусобицы между сыновьями Святослава Ярополком и Владимиром власть в Киеве и Новгороде оказалась в руках последнего. Владимир изменил культуру Руси, способствовал её укреплению и присоединению новых территорий. Несмотря на тесную его связь со Скандинавией во время междоусобицы, он стал первым князем зарождавшейся христианской Руси и не слыл у славян как «варяг».

Значение «варяжского элемента» в ранних государственных структурах Древней Руси состояло в том, что за счет них решался кадровый вопрос набора в дружины, они выполняли стабилизирующую, регулятивную и фискальную функции. Важное экономическое значение имело развитие варягами торговых и дипломатических отношений Руси с иностранными территориями. Существенным оказался военный потенциал норманнов, их деятельность по строительству военных укреплений. «Северные люди» повлияли на механизмы формирования аппарата управления славянскими землями, изменили процедуру перехода власти, а вместе с тем, и содержание института княжения.

Для того, чтобы прояснить происхождение государства у восточных славян и установить влияние «варяжского элемента» на этот процесс, необходимо выделить те элементы, которые формируют объем понятия «государство». Юридическая наука с древнейших времен и до наших дней понимает под государством лишь такой субъект отношений, которому присуща совокупность следующих признаков: территория; население; организация политической власти в обществе на этой территории[26]; государственный суверенитет, что в настоящее время непосредственно отражено в международных нормативных правовых актах. Соответственно, для решения поставленной задачи необходимо установить отсутствие либо наличие указанных признаков государства у славян на момент призвания норманнов, хотя ряд историков считает, что последние не единовременно, а в исторической динамике сформировали Древнерусское государство. Бесспорным является только один вопрос – о наличии населения, которое и призвало варягов.

Наиболее сложным представляется определение территории Древней Руси. Составители Большой Росийской энциклопедии делают это следующим образом: «Древнерусское государство – это государство в Восточной Европе, возникшее в последней четверти 9 века в результате объединения под властью князей династии Рюриковичей двух главных центров восточных славян – Новгорода и Киева, а также земель, расположенных вдоль пути "из варяг в греки" …»[27]. Исходя из приведенной трактовки образования государства у славян следует заключить, что все славянские образования были «прото» или «квази» государствами и не имели необходимых признаков государства в совокупности до момента приглашения варягов и еще после этого вплоть до захвата Олегом Киева в 882 г., что представляется весьма непонятным суждением. Возникает проблема признания государствами или догосударственными объединениями славянских поселений. Следует отметить, что территорией и населением, как указано в приведенной цитате из ПВЛ, они обладали. В рамках доказывания тезиса о наличии территории, в юридическом её понимании, следует заключить, что до прихода норманнов данный признак был присущь славянским поселениям в отдельности, а совокупность таких территорий, если она была объединена единой политической властью и имела суверенитет, надлежит квалифицировать как государство с конфедеративной или федеративной формой государственного устройства. Аннексия территорий, их оптация или трансферт не порождают изменения личности самого государства, но приводят к новации его прав и обязанностей. Следовательно, завоеванные, добровольно присоединенные или обмененные территории не изменяют юридической природы «первоначального» государства, но такие юридические факты как аннексия, оптация или трансферт порождают взаимные права и обязанности у государства акцептора и соответствующих территорий.

Таким образом, мы выяснили, что с точки зрения международного (публичного) права на момент приглашения Рюрика славянами два признака государства у них были в наличии.

Следуя методике, избранной Г.З. Байером, ссылаясь на первый абзац ПВЛ, необходимо заключить, что варяги были приглашены не в качестве руководителей аппарата управления, а в качестве кадров государственной службы для выполнения специализированных государственных функций, ранее принадлежащих тому же органу (дружине), который был сформирован за счет норманнов. Существенно то, что князь и дружина функционировали на договорной основе и подчинялись вечевому правлению еще до появления Рюрика в Новгороде. Ф.Л. Гримберг отмечает, что «выборный управленческий аппарат» оказался продуктивной моделью управления на севере Руси, которая сдерживала Рюриковичей в этом регионе до прихода к власти Ивана IV, что нельзя сказать о южных территориях[28].

Обратим внимание на то, что в ПВЛ указано присутствие норманнов еще до заключения «ряда» с Рюриком. Летописец пишет: «Изъгнаша варяги за морЄ, и нЄ даша им дани, и почаша сами в собЄ володЄти, и нЄ бЄ в них правды, и въста род на род, и быша в них усобицЄ, и воЄвати почаша сами на ся».[29] С одной стороны, такая формулировка текста наводит на мысль о предшествующей «изгнанию» зависимости славян о варягов, с другой – о независимости славян и наличии у них достаточной военной организации для противодействия завоевателям. Поскольку авторы норманнской теории не утверждают той или иной формы зависимости славянских территорий от норманнов до прихода Рюрика, а современные авторы предполагают только гипотетическую, ничем не доказанную «зависимость», постольку следует считать наличие её отсутствия.

Большинство авторов полагает, что первым приглашенным князем (руководителем дружины) или посадником был Гостомысл, что зафиксировано и в энциклопедических изданиях.[30] Это обстоятельство служит дополнительным доказательством существования института княжения в зависимой от вечевого органа форме, а также доказательством наличия органов центрального и централизованного управления в славянских поселениях, о чем писал еще сам Г.З. Байер.

Приглашение Новгородцами Рюрика с людьми привело к проникновению вооруженного «иностранного элемента» и к захвату власти существовавшей ранее верхушки знати, ограничению прав народных собраний. Только с момента захвата власти можно судить о переходе рода Рюрика и дружины от статуса наемных служащих к статусу управляющей верхушки государства. Рюриковичи меняли форму правления, захватывая территорию, население и политическую власть. Древнерусское государство стали именовать Киевской Русью тогда, когда властный элемент был перехвачен норманнами и был создан один ведущий политический центр в замен нескольких. Киев был противопостален Новгороду во избежание образования «Новгородской Руси». В дальнейшем варяги приняли меры по расширению территории посредством военной агрессии. Их власть от уровня «primusinterparis»[31] со временем перешла в силу «legisregiae»[32] к князю, а при последних рюриковичах – к царю. Изменение существовавшей политической организации общества на славянских землях не означает отсутствие её до этого, оно показывает развитие властных и управленческих отношений в том или ином направлении. Как известно – социальные революции или смены правительств, которые во многих случаях ведут к образованию новых государств, сами по себе историческое явление, но не юридический факт. Признание государства другими субъектами медународных отношений выступает дополнительным (субъсидиарным) критерием для определения прекращения личности одного государства и появления личности другого. Изменения правосубъектности, резкого изменения структуры и системы дипломатических связей Древней Руси, её признания, при существовании таких международных правовых институтов, не проводилось.

Некоторые аспекты, касающиеся государственного суверенитета славянских земель затрагивались ранее. Суверенитет славянских территорий в ряде случаев нарушался, но нарушение есть повод для применения адекватных мер на недружественный акт (реторсий), которые широко использовались по отношению к нарушителям. Само нарушение суверенитета не означает его ограниечение, а ограниечение, даже при его наличии, не означает его отсутствие.

Учитывая роль рюриковичей в истории государства российского нельзя забывать о влиянии Византии, значении для Руси её государственной модели, системы права и управления. Кроме того, византийское христианство изменило культуру страны, предопределило направления деятельности государственных мужей, коренным образом повлияло на её исторический путь.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что в правовом понимании государство на землях славян существовало до момента призвания Рюрика, но развивалось при существенном влиянии его потомков. Норманнисты утверждают, что Древнерусское государство именно образовалось вследствие приглашения варягов. Здесь следует выявить смысл понятий «образовано» и «Древнерусское». Синонимом слова «образовано» является слово «создано», а понятие «Древнерусское» - это весьма неконкретный, собирательный образ славянских земель раннего средневековья, находившихся в Восточной Европе. Логичнее будет заключить то, что государство древних славян образовалось до «норманнского периода», с момента наступления которого начало происходить постепенное преобразование политической организации раннеславянского «донорманнского» государства, расширение территории и, вместе с тем, увеличение количества населения. Такое явление привело к тому, что «донорманнское государство» не было воспринято многими историками в соответствующем качестве, а появление «людей с севера» было принято в качестве отправной точки истории Древнерусского государства. Подобный дуализм мнений по освещенной теме до настоящего времени порождает споры среди многих авторов, мнение каждого из которых, как правило, весьма существенно и аргументировано, поэтому, должно рассматриваться учеными при дальнейших исследованиях.

Заключение

На основании ознакомления с некоторой научной и иной литературой по данной теме, и вышеизложенного материала, можно сделать следующие выводы:

  • норманнская теория и её критика имеют как собственно историческое, так и общественно-политическое значение, что объясняет плюрализм мнений по данному вопросу;
  • Рюрик и дружинники, приглашенные вместе с ним, имеют скандинавское происхождение;
  • этимология онима «Русь» является предметом научного спора, и существенно не влияет на установление обстоятельств образования государства у древних славян;
  • суверенное государство у восточных славян существовало в древности еще до приглашения Рюрика и его дружины;
  • Рюрик не являлся первым князем в Новгороде, а должность князя в то время соответствовала полжности наемного полководца или посадника;
  • до появления Рюрика у славян существовала организация политической власти на территории их проживания;
  • Рюрик и первые поколения его потомков внесли значительный вклад в развитие экономики, культуры, дипломатии и обороны территории охраняемого, а, затем, зазваченного рюриковичами государства;
  • государство древних славян образовалось до «норманнского периода», с момента наступления которого начало происходить постепенное преобразование политической организации раннеславянского «донорманнского» государства, расширение территории и, вместе с тем, увеличение количества населения.

Список источников

  1. Гримберг Ф.Л. Рюриковичи или семисотлетие «вечных» вопросов. М.: Московский лицей, 1997. 308 с.
  2. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.): Курс лекций: Учебное пособие для вузов. – 2-е изд., перераб. И доп. – М.: Аспект Пресс, 2001. – 339 с.
  3. Ключевский В.О. Сочинения в восьми томах. Т. VIII. /Исследования, рецензии речи (1890-1905)// Лекции по русской историографии. Лекция 1. - М.: Издательство социально-эконом. литературы, 1959.
  4. Новый энциклопедический словарь. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», РИПОЛ КЛАССИК, 2002. – 1456 С.: ил.
  5. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков. – Смоленск: Русич; М.: Гнозис, 1995 – 320 с. – (Русичи).
  6. Петрухин В.Я., Раевский Д.С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. – М.: Школа «Языки руской культуры», 1998. – 1998. – 384 с., 45 илл.
  7. Рамбо. А. Живописная история древней и новой России/ Пер. с фр. – М.: Современник, 1994. – 445 с. (Текст по напечатан изданию: Рамбо. А. Живописная история древней и новой России. М., 1884).

[1] См. Новый энциклопедический словарь. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», РИПОЛ КЛАССИК, 2002. – 1456 С.: ил. С. 820.

[2] См. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX-XIвеков. – Смоленск: Русич; М.: Гнозис, 1995 – 320 с. – (Русичи). С. 17.

[3] Норманны – общее название племен населявших Скандинавию в средние века. От «Nord» и «mann» - «северные люди». Normannen (нем.), Normands (франц.).

[4] Территория Норвегии, Швеции, Ютландии.

[5] «Варяг» от древнескандинавского «vбringr» или «vaeringjar» - верность, порука, обет.

[6] Викинг [др.-сканд. – viking ] – древнескандинавский воин, участник морских завоевательных походов.

[7] Племена: новгородские словене, чуди, мери, веси, кривичи.

[8] Цитата ПВЛ по Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XIIвв.). С. 41.

[9] Vaeringjar – может пониматься как пртисяга, отсюда «гвардеец», «варяг».

[10] Запись за 839 г.

[11] Г.З. Байер и Г.Ф. Миллер не владели русским языком, тексты для них переводил с русского языка на немецкий немец Паузе.

[12] См. Ключевский В.О. Сочинения в восьми томах. Т. VIII. /Исследования, рецензии речи (1890-1905)// Лекции по русской историографии. Лекция 1. - М.: Издательство социально-эконом. литературы, 1959. С. 396 – 399.

[13] См. Гримберг Ф.Л. Рюриковичи или семисотлетие «вечных» вопросов. М.: Московский лицей, 1997. 308 с. С. 6.

[14] См. Ключевский В.О. Указанное сочинение. С. 398.

[15] См. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XIIвв.). С. 45.

[16] То есть за всем славяноязычным восточноевропейским государством.

[17] См. там же. С. 46-61.

[18] Не сохранилась до наших дней.

[19] Там же. С. 62 – 63.

[20] См. Гримберг Ф.Л. Рюриковичи или семисотлетие «вечных» вопросов. С. 44.

[21] В том числе Кирпичников А.Н., Дубов И.В., Лебедев И.С.

[22] См. Петрухин В.Я., Раевский Д.С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. – М.: Школа «Языки руской культуры», 1998. – 1998. – 384 с., 45 илл. С. 244 – 261.

[23] Аскольд от Оскольд. Оскольд – имя от «сколот». «Сколот» от реки Оскол. Оскол – река в Скандинавии.

[24] См. Данилевский И.Н. Указанное сочинение. С. 64 – 70.

[25] Рамбо. А. Живописная история древней и новой России/ Пер. с фр. – М.: Современник, 1994. – 445 с. С.31-33.

[26] Наличие аппарата (механизма) государства.

[27] См. Новый энциклопедический словарь. С. 356.

[28] См. Ф.Л. Гримберг. Указанное сочинение. С. 44.

[29] Цитата ПВЛ по Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XIIвв.). С. 41.

[30] См. Новый энциклопедический словарь. С. 284.

[31] Первый среди равных (латынь).

[32] Легальная фикция (латынь).

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top