Дмитриев Н.А.

Что мы знаем об экономическом, социальном и культурном развитии России периода после реформ царствования Александра II и до 1917 года?

У многих, например, сохранилось представление о чем-то исключительно положительном. В начале нового века хочется без уклонов вправо или влево, на основании фактов, подвести итоги того, что было действительно положительным в дореволюционной России, и развитие чего было резко прервано событиями 1917 года.

Как и все реформы начатые государем Александром II, земская реформа была необходимым следствием освобождения крестьян от крепостной зависимости и возвращения им гражданских прав. В новых обстоятельствах необходимо было призвать к работе те культурные элементы общества, которые оставались вне всякого участия в жизни страны. Наконец, после трех лет обсуждений, «Положение о земских губернских и уездных учреждениях» было подписано императором 1 (13) января 1864 года. Земская реформа была принята не без упорного сопротивления консерваторов и, сильно сокращенная в законодательных текстах, получила свое осуществление на деле только в 33 губерниях. В остальных она была введена лишь в 1911 году по настоянию П.А. Столыпина.

В обязанности новых установлений входили заботы о народном образовании, народном здравии, устройстве и содержании путей сообщения, страхование, благотворительные учреждения, меры предупреждения скотского падежа и, по выражению закона, «прочие дела, относящиеся к местным хозяйственным пользам и нуждам». Вся земская работа, таким образом, с самого начала оказалась связанной с местными интересами и местными возможностями и, что необходимо подчеркнуть, была проводима, в большей мере безвозмездно, людьми, посвятившими ей все свои силы. Вторым отличительным признаком новых установлений была их всесословность. В земской работе могли принимать участие все сословия без различия.

В отношении народного образования земство сделало очень много параллельно с государственными мерами. Особенно много было сделано в области низшего образования и повышения процента грамотных. В начале XX века их было еще только 20 процентов, а по плану 1907 года, сперва десятилетнему, а потом пятнадцатилетнему, к 1922 году образование было бы обеспечено всем.

Два фактора были решающими в деле осуществления всеобщего обучения, и оба были трудно преодолимы. С одной стороны, необходимо было установить не только связь, но и тесное сотрудничество между правительством и Законодательными палатами, а во-вторых, надо было угнаться за ростом населения, который превзошел все предположения. Если в эпоху освобождения крестьян в России было 76 миллионов жителей, то в 1900-м их было уже 135, а в 1908-м, когда разрабатывались планы всеобщего обучения, - 160. По последней статистике конца 1916 года в России проживало 186 миллионов, то есть прирост за 16 лет XX века составил 60 процентов.

Чтобы обеспечить население школами, необходимо было их иметь в количестве 250 тысяч, что было возможно при устройстве ежегодно десяти тысяч новых учебных заведений по плану, разработанному Е.П. Ковалевским. Начиная с 1908 года, действительно сооружалось десять тысяч школ и готовилось столько же педагогов для их обслуживания.

В Тульской губернии земства начали свою работу в декабре 1865-феврале 1866 годов. Одними из первых в Туле стали организовываться земские школы и формироваться самая многочисленная группа служащей в земстве интеллигенции – земские учителя.

Однако связывать просвещение исключительно с земством было бы неправильным. Традиции обучения крестьян появились значительно раньше, чем возникли земские учреждения. Если профессиональной медицинской помощи в русской деревне до введения земств действительно не было, то земская школа возникла не на пустом месте.

Возникновение первых школ в Тульском крае относится к 1738 году, когда по инициативе Артемия Волынского в Богородицке открывается школа «конюховых детей» для мальчиков, которые по окончании обучения должны были работать на Богородицком конном заводе. Существовала эта первая профессиональная кола на тульской земле сравнительно недолго, чуть более тридцати лет, и в 1776 году была закрыта за отсутствием надобности в специалистах подобного рода.

Из других ранних школ известна «русская школа» в городе Белеве, появление которой датируют 1761 годом. В Туле первая школа была открыта только в 1781 году и называлась она «Тульская народная школа». До этого времени детей обучали в частном порядке.

В Богородицке же – первом центре профессионального обучения на тульской земле в 1784 году открывается «волостное училище», целью которого было учить не только грамоте, но и «обучать музыке и сделать из них (обучающихся. – Прим. автора) людей, годных к служению в разных должностях при волости», а также у графа Алексея Григорьевича Бобринского «при нем и в доме». Эта школа, как и школа «конюховых детей», носила профессиональный характер и предназначалась для городских мальчиков. Набор в нее производился по решению властей, а значит, нередко, в принудительном порядке.

Во второй половине XVIII столетия, в связи с ростом государственного аппарата управления на местах и дальнейшим развитием хозяйства и экономики империи, возрастает потребность в грамотных чиновниках. Чтобы удовлетворить эти нужды, правительство Екатерины II пытается устроить некоторую систему образования. Так в 1786 году появляется на свет «Устав народных училищ», регламентирующий систему обучения.

Открывшиеся 22 сентября 1786 года во многих российских губерниях народные училища положили начало развитию системы массового образования в стране. В этой акции Екатерины Великой любимые ею идеи просветителей воплотились наиболее цельно и продуманно. Появлению училищ предшествовала длительная и тщательная подготовка, которую возглавил направленный в Петербург австрийским императором Иосифом II выходец из югославянских земель Федор Иванович Янкович. По этому Уставу все народные училища делились на два разряда: главные народные училища (четырехклассные) в губернских городах и малые народные училища (двухклассные) – в уездных. После появления Устава Тульская народная школа, открытая, как уже говорилось, в 1781 году, через пять лет, в 1786 году, реорганизуется в главное народное училище.

Но, все же, на протяжении всей 2-ой половины XVIII века самым массовым явлением оставались, конечно, «домашние училища» священнослужителей, т.е. приходские школы. В 1790 году в Туле таких школ было 17, и обучались в них 120 человек. Самыми большими были школы николо-зарецкого дьяка Никиты Иванова – 27 учеников и никитского дьякона Федора Афанасьева – 21 ученик. А вот соборный священник Алексей Иванов или николо-ржавский дьякон Иван Карпов обучали всего по 2 человека.

Но вне зависимости от количества учеников способ учения всеми священнослужителями употреблялся одинаково старинный: за выучкою азбуки следовал часослов, потом псалтырь, остальные науки преподавались каждая отдельно и поочередно. Единственным методом учения было заучивание наизусть.

Помимо названных 17 приходских школ в Туле существовали еще 2, несомненно, лучшие из них и занимавшие промежуточное положение между церковными и государственными светскими училищами, поскольку учителя в них – священник церкви Рождества Христова Александр Охотников и пономарь церкви Преображения Господня Захар Моисеев – держали экзамен на учительское звание и получили «свидетельство», т.е. право преподавательской деятельности, от Тульского Приказа общественного призрения.

Но это было скорее счастливое исключение. В массе вплоть до XIX века в Тульской губернии существовали так называемые «учителя ходебщики», заходившие на зиму в деревню и устраивавшие там временные – «подвижные» - школы. Учителя эти были крайне дешевы: иные из них обучали детей только за «прокорм», т.е. за теплый угол и пропитание. Учителя иностранцы в провинции встречались гораздо реже, чем в столице, но Туле в этом отношении повезло – здесь действовал частный немецкий пансион господина Х.Ф. Роде.

Отсутствие учителей-специалистов тормозило развитие образования в первую очередь в провинции. И вот с декабря 1783 года в Санкт-Петербургской учительской семинарии стала осуществляться специальная подготовка «новых» педагогов для открываемых по всей стране главных и малых народных училищ. Уже в 1786 году, к моменту открытия училищ, первые российские учителя-профессионалы, выдержав экзамен и получив деньги на «путевые издержки» разъехались к местам своей будущей службы, в том числе и в Тульское главное народное училище.

Среди тульских учителей конца XVIII века выпускниками Санкт-Петербургской учительской семинарии были Тимофей Воскресенский, Феофилакт Покровский, Петр Черниговцев, Илья Садыков.

Наиболее яркий след в истории тульской провинциальной культуры оставил, конечно, Феофилакт Гаврилович Покровский (1763 – ок. 1848), доктор философии, писатель, ученый, деятель народного просвещения. Он был учителем «вышних» классов Тульского главного народного училища со дня его основания. В послужном списке Ф.Г. Покровского отмечалось, что он «во все время служения своего отличал себя: 1-е добрым и беспорочным поведением; 2-е отменным знанием и трудолюбием в исполнении своей должности; 3-е прилежанием и рачением в воспитании и обучении детей, кроме школы им оказанным к полному удовлетворению родителей». В училище он преподавал политическую экономию и русскую словесность. После преобразования народного училища в гимназию (1804 год) Ф.Г. Покровский продолжил преподавать там, ведя курсы естественной истории, технологии и коммерческих наук. С 1808 по 1817 годы он был директором народных училищ Тульской губернии. Помимо государственной школы Ф.Г. Покровский давал уроки русского языка, арифметики, истории и географии в частном дворянском пансионе В.А. Юшковой, где отдельно занимался с юным В.А. Жуковским (помимо этого, В.А. Жуковский занимался в пансионе Х.Ф. Роде) и, безусловно, оказал существенное влияние на формирование личности будущего поэта. Фиофилакт Гаврилович - автор неопубликованной трехтомной «Истории Тульской губернии». Также, по заданию Вольного экономического общества, он составил географический обзор Тульской губернии.

Учителя народных училищ считались состоящими на действительной государственной службе и пользовались льготами, обычными и для других ведомств, в том числе и правом производства в чин: учителя 3-4-х классов – прямо к чину 9-го класса по выслуге 10 лет, учителя 1-2-го классов (и малых училищ) – 14 класса по выслуге 8 лет. Дальнейшее производство в чин 8-го класса (коллежский асессор) происходило на общих основаниях – не дворянам через 12 лет службы; и раньше учителя не могли оставить своей службы без особого разрешения Комиссии народных училищ. Подобные запретительные меры вели к относительной стабильности состава педагогических коллективов училищ, а также к формированию нового слоя – российского учительства, которое сыграло столь большую роль в дальнейшем развитии общественного образования и провинциальной культуры.

Но вернемся к самому распространенному типу начального учебного заведения 2-ой половины XIX – начала XX века – земской школе.

В 1876 году школы Министерства государственных имуществ были переданы земству. Согласно закону о земских учреждениях 1864 года (статья 2, §17) им предоставлялось право участия в народном образовании преимущественно в хозяйственном отношении и в пределах, определенных этим законом. Учебная же часть этих школ должна была оставаться в ведении Министерства просвещения. Земства имели право строить новые помещения для школ, нанимать для них здания, закупать оборудование и учебные принадлежности, учебники, приглашать на службу учителей, платить им жалование, но не могли вмешиваться в учебный процесс.

Тульское земство собственных зданий для школ строило мало, в большинстве случаев нанимало здание под школу, вступая в контакт с сельским обществом, обговаривая с ним все вопросы. Сельское общество брало на себя определенные обязанности: завоз дров на зиму, ремонт помещений летом.

Земская школа – основной тип сельской начальной школы. В маленьких деревнях она располагалась в обычной крестьянской избе. Большинство таких школ не отвечало самым минимальным санитарно-гигиеническим нормам. В больших же селах земская школа размещалась в довольно просторных и объемных зданиях, чаще одноэтажных.

Случалось, что школы строили частные лица и передавали их земству. Так, в 90-е годы, в разгар тяжелейшего голода, охватившего губернию, земские деятели либерального уклона Рафаил Алексеевич Писарев (надворный советник; гласный Епифанского уездного и Тульского губернского земских собраний; председатель сельскохозяйственной комиссии при губернской управе; земский агроном; соратник в делах благотворительности супруги Л.Н. Толстого Софьи Андреевны), Владимир Алексеевич Бобринский (граф; гласный Богородицкого уездного земского собрания; председатель земской управы; с 1904 уездный предводитель дворянства; депутат III Государственной Думы; участник Всеславянского съезда в Праге в 1908 году; в 1910 году принял участие в Софийском славянском съезде; входи в Совет государственного объединения России после 1917 года), Георгий Евгеньевич Львов (князь; гласный Тульского губернского земского собрания; с 1903 по 1906 гг. председатель Тульской губернской земской управы; организатор созыва общеземского съезда, выросшего впоследствии в «Союз освобождения»; депутат I Государственной Думы; в 1914-1918 гг. председатель Всероссийского земского союза; после октября 1917 года глава двух первых кабинетов Временного правительства) не только организовали в своих уездах бесплатные столовые и кормили голодающих крестьян и их детей, устроили личные пекарни и по сниженным ценам торговали хлебом, но еще и строили школы. Около 80% средств земского бюджета шло на содержание земских школ.

Уже в 70-е годы XIX века среди школ Тульской губернии, безусловно, преобладали земские. Значительно растет их общее число: в начале 70-х годов таких школ было 226, в конце 70-х – уже 469, в конце 80-х – 515, а в конце 90-х годов их насчитывалось 524. Обучение в земских школах продолжалось три-четыре года.

Как следствие - увеличилось количество учащихся: в 1866-1870 годах оно составляло 7,5 тысячи, через десять лет, в 1876-1880 годах – 23 тысячи, а в 1886-1890 годах – уже 32 тыс. человек. Архивные документы дают такой сравнительный материал о росте учащихся в земских школах. Если на одну тысячу жителей в 60-е годы приходилось 12 учеников, то в 90-е – 36 учеников. По темпам роста земских школ и учащихся в них Тульская губерния опережала соседние. Однако и это не отвечало настоящим потребностям капитализирующего края.

Учебниками тульские земские школы оснащены были крайне плохо на всем протяжении 60-70-х годов. Если в школах так называемых передовых земств – Тверского, Московского, Вятского – имелись лучшие для того времени учебные книги: «Родное слово» и «Арифметика» К.Д.Ушинского, «Азбука» и «Книга для чтения» Л.Н.Толстого, то в нашей губернии, не смотря на близость авторов (имение Л.Н. Толстого Ясная Поляна располагалось в тогдашнем Крапивенском уезде Тульской губернии, а Константин Дмитриевич Ушинский родился в Туле, в семье чиновника Тульской казенной палаты) в этом отношении царила бедность. По свидетельству одного из земских деятелей, нередко учащиеся «…занимались по любым случайным книгам, купленным за семитку (2 копейки) безграмотным отцом у бродячего офени или на соседнем базаре. Более того, часто ребенок учил русскую грамоту по французскому переводному роману». Такое положение сложилось потому, что из всех направлений своей деятельности в это время земство меньше всего средств тратило на народную школу.

Картина несколько изменилась в начале 90-х годов. С оживлением общественной жизни заботы о народном образовании и здравии в деятельности и земства стали главными, несмотря на то, что закон о земских учреждениях по-прежнему не допускал этого. Земства губернии стали выходить за узкие рамки закона, больше финансировать эту сторону своей работы. К тому же в эти годы тульское земство занялось политической деятельностью, что требовало обратить особое внимание на нужду народа – экономические, культурно-просветительские.

Рост земской школы привел к количественному росту земских учителей. Общее число учителей в 90-е годы колебалось от 584 до 600 человек. Если вспомнить, что земских школ в губернии было 524, то типичная земская школа 60-90-х годов XIX века в Тульской губернии – это школа с одним учителем. Земство редко приглашало на службу двух учителей. Вторым учителем чаще всего был священник местного прихода.

Если в самом начале становления земской школы обучали детей нередко крестьяне, семинаристы, и только 2,9 % земских учителей имели педагогическое образование, то уже к концу 90-х годов почти половина земских учителей (47,5%) по социальному происхождению была из духовенства, 24% - из крестьян, 16 % из мещан и 5,5% из дворян. Это значительно повышало качество образования, но земство поставило своей задачей начать педагогическую подготовку учителей.

Учительской семинарии в Туле в то время не существовало, и земство организовало эту подготовку на педагогических курсах – как губернских, так и уездных – в летнее время. Четырехнедельные педкурсы в Туле проходили под руководством директора народных училищ Тульской губернии, представителя древнего дворянского рода, инициатора и составителя многотомного издания «Дворянское сословие Тульской губернии» Михаила Тихоновича Яблочкова. Читать лекции и вести занятии приглашались опытные преподаватели и люди, всем сердцем переживающие за развитие системы образования. Достаточно привести в качестве примера Николая Владимировича Чехова, педагога, видного деятеля народного просвещения, автора трудов по педагогике. Вместе со своими единомышленниками среди местной интеллигенции провел работу по снабжению всех земских школ Богородицкого уезда Тульской губернии небольшими библиотеками, и организовал одну из первых в России бесплатных библиотек-читален.

Итак, земский учитель готовился самим земством. Если земской медицине нужны были люди с высшим образованием, то земская педагогика была не столь требовательна.

На рубеже XIX-XX веков в Тульской губернии насчитывалось уже 1692 учебных заведения, в которых обучалось 77 059 человек. Педагогический персонал губернии официальные статистики того времени распределили по следующим категориям:

  • начальников и учащих в учебных заведениях - 708 мужчин и 521 женщина;
  • частных преподавателей и преподавательниц – 161 мужчин и 219 женщин;
  • гувернеров и гувернанток, служащих у частных лиц – 2 мужчины и 135 женщин;
  • учителей искусств и ремесел – 24 мужчины и 23 женщины.

При дополнительном учете численности ряда менее значительных категорий (лектрисы, бонны) итоговая численность лиц, занятых учебно-воспитательной деятельностью в Тульской губернии составляла 1975 человек.

Правомерна, на мой взгляд, и еще одна градация губернских преподавателей всех уровней. К первой группе можно отнести руководителей и служащих – специалистов из органов народного просвещения (типа дирекции народных училищ); ко второй – преподавателей семинарии, средних и средне-специальных учебных заведений; к третьей – учителей разного рода начальных школ и, наконец, - школы грамоты.

Количественно педагогический состав первых двух групп был незначителен. Так, в пяти-шести самых известных средних учебных заведениях обычно преподавало по 15-20 человек в каждом, которые, тем не менее, обеспечивали в пределах Тульской губернии максимум образовательного уровня для своих учеников.

Значительным было число местных народных учителей – 750. В губернии насчитывалось 549 земских, 146 церковно-приходских, 28 частных и 27 министерских преподавателей.

Частично в состав лиц, занятых в сфере учебной и воспитательной деятельности, включались учителя школ грамотности Тульского епархиального училищного совета и рассматривались они как «предшествующая форма церковно-приходской одноклассной».

Если говорить о положении земского учителя, то оно определялось рядом обстоятельств: суммой жалования, наличием или отсутствием квартиры, ее условиями, состоянием школьного помещения, наличием учебных пособий, отношением земства, администрации и крестьянского общества к нему. Если в 60-е годы учителям платили сельские общества, а земство немного приплачивало, то, начиная с 1874 года, оно платило учителю всю сумму жалования. Было оно не велико, и рост его от 70-х к 90-м годам был незначителен: в 1876 году – 155 рублей в год, в 1879-м – 204 рубля, в 1896-м году 209 рублей. Для сравнения: в Московском земстве от 500 рублей до 2 тысяч рублей в год, в Калужском – от 120 до 250 рублей; т.е. уровень оплаты труда земских учителей в Тульской губернии был самый низкий. До настоящего времени этот урок истории неучтен современной властью…

Рассматривая годовые доходы таких высококвалифицированных представителей тульской учительской интеллигенции, как ректор семинарии, получавший 2180 рублей в год, инспектор семинарии – 1680 рублей, генерал – 2100, директор мужской гимназии – 1200 рублей, а, учитывая, что истинный доход многих из них был выше (например, директор гимназии кроме жалования по должности получал 800 рублей «столовых», 540 рублей - за уроки, 500 рублей – занятия по пенсиону плюс казенная квартира), - очевидно, что по уровню обеспеченности данная категория намного опережала рядовых учителей, особенно сельских. Как писали в своих отчетах чиновники Алексинской земской управы: «Нужно только удивляться тому, как еще наши учителя могут на получаемое жалование существовать». Низкая заработная плата часто ставила перед народными учителями и учителями сельских земских школ такие вопросы, которые были не свойственны более оплачиваемым категориям интеллигенции. В частности, тяжелое материальное положение не позволяло многим преподавателям обзавестись семьей: 62,6% народных учителей мужчин и 93,5% женщин были одиноки.

Так как земства школ строили мало, то, следовательно, мало было и бесплатных квартир для учителей при школах. В 16% нанимаемых земством помещениях учительских квартир вообще не было, а 54% учителей платили за квартиру сами. Опросы показывали, что даже в случае предоставления казенной квартиры эти помещения были душными, тесными, холодными и сырыми. По мнению историков педагогики того времени, такое явление наблюдалось только в Тульской губернии.

Пожалуй, единственной социальной мерой губернского земства, которая облегчила материальное положение земского учителя, было освобождение его от платы за лечение в Тульской губернской земской больнице. Но это произошло только в 1897 году.

Ратуя за расширение народного образования, либеральные земцы дважды, в 70-е и 90-е годы вносили предложения о введении в земских школах губернии всеобщего начального обучения. Однако это вопрос, широко обсуждавшийся в губернском собрании, практического решения не получил.

Более удачны были начинания земства в развитии профессионального образования в губернии. По его инициативе в 1869 году была открыта фельдшерская школа при губернской земской больнице на 24 человека, а в 1874 году – реальное училище в Туле. Уездные земства финансировали сельскохозяйственные школы и курсы. Инициаторами их открытия выступали такие известные люди как, Иосиф Николаевич Шатилов (помещик; один из инициаторов создания Петровской земледельческой и лесной академии (ныне академия им. К.А. Тимирязева); президент Московского общества сельского хозяйства; член Вольного экономического общества; организатор сельскохозяйственных выставок; основатель опытной станции в своем имении, где вывел «шатиловский» овес и японского дубового шелкопряда) и ученый-агроном Иван Андреевич Стебут. Кроме того, земство оказывало ежегодную денежную помощь средним и неполным средним учебным заведениям (гимназиям и прогимназиям), духовным училищам, церковно-приходским школам.

Таким образом, деятельность земства в области развития системы народного просвещения способствовало появлению целого ряда особенностей Тульского образования XIX - начала XX века: умение местных земцев использовать для развития народного образования ресурсы различных ведомств (министерства народного просвещения, земства, епархиального управления, частных лиц), способность к быстрому количественному и качественному системы образования, забота о постоянном повышении жизненного уровня учителей, комплексное решение образовательных и общекультурных проблем путем создания подлинных очагов культуры (библиотека в Богородицке, библиотека в Ясной Поляне, музей наглядных пособий в Епифани) и т.д.

Важную роль в этих процессах принадлежит именам таких подвижников народного просвещения как Михаил Владимирович Голицин (князь; руководитель земских школ Епифанского уезда; председатель уездной земской управы), Михаил Павлович Знаменский (священнослужитель; депутат IV Государственной Думы; преподаватель церковно-приходской школы и гимназии в Чернском уезде Тульской губернии), Василий Дмитриевич Поленов (живописец; член Товарищества передвижных художественных выставок; действительный член Петербургской Академии художеств; на свои средства построил школу в с. Бехово, кирпичную школу в с. Страхово) и, конечно же, Лев Николаевич Толстой.

Л.Н. Толстой, граф, великий писатель, мыслитель, был талантливейшим педагогом. Создал боле 20 школ, одну на территории своей усадьбы. Разработал ряд уникальных пособий для обучения детей и написал несколько рассказов направленных на развитие детей. За вклад в развитие системы народного образования в декабре 1877 года на заседании губернского земского собрания и Тульской городской Думы был избран почетным попечителем Тульского реального училища.

Таким образом, можно говорить о том, что в отношении образования и развития научных знаний Россия сделала за последние годы перед событиями семнадцатого года большой шаг вперед. Развитие русской школьной сети, преобразования, начатые в отношении университетов, и высокий уровень научной подготовки кадров квалифицированных работников во всех областях жизни продолжались, несмотря на войну, вплоть до октября 1917 года. Можно смело утверждать, что русское земство со времени своего основания в 1864 году и до своего уничтожения в 1917-м провело очень большую работу на пользу России и благосостояния русского народа.

Очевидно, что очень многое из накопленного почти полтора столетия назад опыта может быть использовано и сегодня, когда перед российской школой стоит великая историческая задача – возрождение системы образования, достойной нашей страны, а в Росси начата реформа местного самоуправления, яркий отголосок земских преобразований XIX века.

Список используемых источников и литературы

  1. Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века – М., 1912
  2. Воронцов-Вильяминов И.А. Систематический свод постановлений Тульского губернского земского собрания за 35 лет.- Тула, 1899-1902.- Вып. 1-3
  3. Иванов А. К истории приходских школ в Тульской епархии//Тульские епархиальные ведомости. – 1862. № 16
  4. Государственный архив Тульской области. Ф.90.Оп.I.Т.1.Д.506.Л.4.
  5. Струминский В.Я. Очерки жизни и педагогической деятельности К.Д. Ушинского. – М., 1960
  6. Общественная деятельность Л.Н. Толстого в Тульском крае. Сборник документов. – Тула. 1980

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top