Дмитриев Н.А.

140-ой годовщине со дня рождения и 80-ой годовщине со дня трагической гибели Патриарха Московского и всея России Тихона

«Все взявшие меч, мечом погибнут»
(Мф. XXVI, 52)

В следующем году Россия отпразднует 90-летие со дня восстановления Патриаршества на Руси. Со времен Петра Великого, который упразднил Патриарший престол, за несогласие Патриарха Адриана смерится с исторической ломкой, и до 1917 года на Руси делами Русской Православной Церкви ведал Святейший Синод. Но главное, что произошло за эти 90 лет – это то, что была сохранена верность православию. Сохранена ценой невинной крови, душевных страданий, великого молитвенного подвига. Сохраним ли и мы, жители России века XXI-21го, это главное, завещанное нам сокровище – ныне, во времена, по-видимому, более легкие для веры и служения, но духовно имеющие свои трудности.

Но вспомним имя того, чье служение Церкви стало основой для возрождения Патриаршего престола. Едва ли на всем протяжении тысячелетней истории Русской Православной Церкви было имя, в такой мере приковывавшее внимание всего христианского мира, как имя самого близкого к нам по времени, первого канонизированного святого советского эпохи - Святейшего Патриарха Тихона.

Семь с половиной лет патриаршества (1917-1925) это имя было самым дорогим именем не только для русского народа – весь христианский мир трепетно следил за ходом исповеднических и мученических подвигов Московского Патриарха Тихона, восхищался им, благословлял его, молился за него.

Василий Белавин (имя до пострига) сын сельского священника отца Иоанна из старинного русского города Торопца, что на границе Псковской и Тверской земель, родился в 1865 году. С детства решил пойти по родительским стопам, обучался сначала в духовно-учебных заведениях Псковской епархии, а в 1884 году был принят в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Однокурсники с первых же дней прозвали его «Патриархом» - степенного, добросовестного, ревностно веровавшего. Сокурсники оказались правы…

По окончании учения в 1888 году проходил духовно-учебную службу в Пскове, Казани, Холме. В 1891 году, будучи преподавателем, подал прошение о принятии монашества. Постриг был совершен в честь святителя Тихона Задонского, прославленного русского святого, с именем которого в нашем монашестве связано утверждение особого направления духовной жизни – старчества. В 1897 году он удостоен архиерейства. В следующем году он назначен на святительский пост в Северной Америке, где возглавил Алеутскую и Северо-Американскую епархию. В 1905 году американцы избрали Тихона почетным гражданином Соединенных Штатов. В том же году он получает архиепископский сан и возвращается в Россию, в Ярославль. Ярославцы с неподдельной нежностью называли его «ясным солнышком». Град Ярослава Мудрого так полюбил своего архипастыря, что оказал ему исключительную честь, избрав его почетным гражданином города. Затем служение в Вильно, где Тихон проходил свой архипастырский путь в пору тяжелого военного времени. 23 июня 1917 года первопрестольная Москва, при избрании архипастыря на пост митрополита Московского, предпочла всем современно громким и славным архипастырским именам кандидатуру смиренного, простого архиепископа Виленского и Литовского Тихона.

В труднейшее для страны время, 15 августа 1917 года, в день Успения Божьей Матери, в Успенском соборе Московского Кремля открылся Всероссийский Поместный Собор Русской Православной Церкви. Заблистали на нем архипастыри, пастыри и церковные люди кто ученостью, кто красноречием, кто громким именем, Тихон не блистал, был солидно деловит, скромен и смирен. Москвичи благодушно острили про него «тих он». Сразу встал главный вопрос: о восстановлении патриаршества, пресекшегося в 1700 году. Один из выступающих сказал: «У нас нет больше Царя, нет Отца, которого мы бы любили, Синод любить невозможно, а потому мы обязаны восстановить Патриаршество». Неожиданным было избрание Председателя Собора. «Подавляющее большинство остановило свое внимание не на звездах первой величины в иерархии, каковыми были Антоний Харьковский и Арсений Новгородский, - вспоминал министр исповеданий Временного правительства (позднее - профессор Парижского православного богословского института) А.В. Карташев, - а на скромном, добродушном, не ученом и не гордом, а сияющем русской народной простотой и смирением, новом митрополите Московском Тихоне. Ему сразу же было дано эффектное большинство 407 голосов из 432 присутствовавших на заседании…». Когда стали перебирать кандидатов на Всероссийский Патриарший престол, неизменно стали называть и имя Тихона. Правда, в числе кандидатов он занял третье место. 5 ноября в Успенском соборе Кремля глубокий старец – иеросхимонах Алексий, затворник Зосимовской пустыни, вынул жребий и зачитал имя – митрополит Московский Тихон. Митрополит Киевский Владимир, который совершал литургию, произнес «Аксиос!» (греч. – достоин) и духовенство, и народ единодушно подхватили – «Аксиос!». Тихон произнес: «Сколько мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне Патриаршем служении и, особенно, в настоящую тяжелую годину!». Эта речь новоизбранного оказалась пророческой. Действительно, с первого дня великого подвига и до последнего дни его были днями плача, стона и горя.

Кровавым вихрем жесточайшего террора сметались с лица земли целые сословия и классы. Вековой строй государственной, семейной, общественной жизни подвергся ломке и перестройке, сопровождавшимися все время насилиями и ужасами. Но самые тяжелые удары рука бьющего террора все семь лет стремилась нанести именно по Церкви. Разрушение Святой Церкви ставилось во главу террористических задач. Кажется, ни в одной области террор не был доведен до такой утонченной жестокости, как в области церковной. Уже в 1919 году были села и даже города без священников. Казни духовных лиц производились часто без суда и следствия. В новом государственном строе служители Церкви были обращены в лиц без элементарных гражданских прав. Противорелигиозная пропаганда стала повсеместной и систематической. Церковь отстранили от влияния на школу, семью, общество. Закрывали духовно-учебные заведения, домовые церкви, обители, приходы облагали налогом. Это были труднейшие времена для Церкви, а значит и для всей духовной жизни народа. Власть, которая стремилась разбить христианские устои, требовала уступок, и не в чем-то второстепенном, а в существе веры. Начался обновленческий раскол. В этих условиях на Патриарший престол вступил Святейший Тихон, при таких обстоятельствах в течение семи лет длился его подвиг. Среди всеобщего разрушения и разложения он сумел сохранить церковный канонический организм в строжайшем соответствии с требованиями святых законов и правил. Среди бурь он сумел сплотить верующих в такой прочный союз, разрушение которого оказалось не под силу разрушителям светским.

В апреле 1922 года начался «судебный процесс» по делу Патриарха Тихона. Революционный трибунал вынес определение о привлечении его к уголовной ответственности. Вскоре ему было объявлено, что он находится под домашним арестом. В ночь на 19 мая Патриарха перевезли с его Троицкого подворья в Донской монастырь. Здесь под охраной, в полной изоляции от мира ему предстояло пробыть год. Затем – месяц в ГПУ, на Лубянке, при непрерывных «беседах».

Пытались смутить Патриарха внесением разлада в среду церковной иерархии. Из осужденных церковным судом, даже лишенных сана и отлученных от Церкви, решили создать оппозицию Патриарху и возглавляемой им Церкви. Раскольники и сектанты при поддержке советского государства стали создавать различные новые церковные образования. Лишенный архиерейского сана и отлученный от Церкви Владимир Путята основал «Новую Церковь», оженившийся иеродиакон Иоанникий Смирнов, посвященный расстригой Путятой в епископы, основал «Свободную Трудовую Церковь», бывший адвокат Александр Введенский, наименовавшись архиепископом Лондонским в компании с провизором Соловейчиком, нареченным епископом Николаем, основали «Древне-Апостольскую Церковь», наименовавшийся протопресвитером некий Владимир Красницкий основал «Живую Церковь», известный всей России своими шумными скандалами Антонин Грановский, наименовавшийся митрополитом, приступил к созданию «церковного ренессанса». Во время ареста Патриарха все эти новообразования, объединившись, созвали «Всероссийский Церковный Собор», признавший советскую власть, осудивший Патриарха и создавший свой «Синод» для управления РПЦ. Первоиерарх нашей Церкви, измученный арестами, допросами, постоянным давлением власти, которая то и дело ставила его перед дьявольским выбором: либо принять одного из руководителей обновленчества либо архиереи не будут выпущены из тюрем.

В июне 1923 года Патриарх был освобожден – с заявлением от его имени, что он «Советской власти не враг». Началось возвращение обновленцев и их прихожан в Православие… В то же время стали появляться в печати сообщения о тяжких недугах Патриарха. Появилось сообщение, что Патриарха постиг удар. Потом этот «удар» повторился еще и еще. Потом появилось сообщение о тяжком почечном заболевании. Эти настойчивые сообщения готовили общественное сознание к чему-то роковому. 25 марта (07 апреля) 1925 года, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, Святейший Патриарх Тихон, одиннадцатый Патриарх России, скончался. Появилось сообщение, что он умер от «грудной жабы». Создалось впечатление, что грудная жаба, болезнь, развивающаяся длительно, у патриарха имела какой-то особенный характер молниеносного развития. Всем было ясно, что смерть Патриарха мученическая. «Жил исповедником, умер мучеником…».

Семь лет исповеднической служения и героической национально-политической работы сделали Патриарха любимым народным героем, в которого весь народ привык верить безусловно, которого привык представлять героем во всем: в словах, делах, жизни и даже в смерти. Таким, каким народ запечатлел его в своем представлении, каким полюбил его, он будет жить в памяти народной вовеки, таким он и по смерти продолжит влиять на сознание и жизнь родного народа. Во времена гонений на веру на него, как и на древних исповедников и мучеников, будут взирать и детям своим указывать как на правило веры, как на образец твердого и непоколебимого стояния за веру и ее чистоту. «На него, как и на Святителя и Чудотворца Николая, будут взирать не только как на героическое правило веры, но и как на образец христианской кротости».

Список источников и литературы

  1. История Русской Православной Церкви: От восстановления патриаршества до наших дней. СПб., 1997. Т.1: 1917-1970.
  2. Польский М., протоирей. Новые мученики Российские. В 2-х тт. Свято-Троицкий монастырь, Джорджвиль, США, 1957.
  3. Поспеловский Д.В.Русская Православная Церковь в XX в. М., 1995.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top