Вацкель А.В.

Вторая половина Х1Х века считается переломным периодом практически во всех сферах российского общества, в связи с проводимыми в стране реформами и контрреформами.

Нерчинская каторга – самая крупная каторга Х1Х века, а во второй половине Х1Х века – практически единственная. Кроме нее во второй половине Х1Х века появилась Сахалинская каторга, но ее значение по сравнению с Нерчинской было не столь существенно, а на остальной территории России были организованы каторжные централы, сильно отличающиеся по сути от Нерчинской каторги.

Исследование Нерчинской уголовной каторги второй половины Х1Х века позволяет всесторонне изучить систему охранительной политики в России в контексте проведения в стране реформ и тюремной реформы, в частности.

В ходе проведения тюремной реформы, и вследствие ее проведения на Нерчинской каторге произошли изменения. Во-первых, это связано с изданием в 1845 году Уголовного Уложения, по которому каторжные работы разграничивались на рудничные, крепостные и заводские (15. л.174), и, соответственно, должен был измениться контроль за соблюдением этого положения. Во-вторых, в связи с истощением рудников, нерентабельностью серебро-свинцового производства и открытием золотых промыслов, организация каторжных работ еще более усложнилась, что требовало нового «правильного и рационального устройства каторги» (15. л.175об.). Нерчинская каторга должна была быть реформирована. В первую очередь изменению подверглось именно Управление каторги.

В исторической литературе управление Нерчинской уголовной каторги исследовано не достаточно полно.

Дореволюционные историки рассматривали каторгу либо в рамках общей тюремной реформы, где каторге уделялось минимум внимания (23; 36), либо обращали внимание на организацию каторжного труда (34), либо изучали жизнь каторжных, их быт, внутренние взаимоотношения и отношения с тюремной администрацией (26; 33; 38). К вопросам управления уголовной каторги они не обращались. Также среди дореволюционных можно встретить работы по политической каторге (28; 42).

Заслугой советских историков (24; 25; 31) является то, что они большое внимание уделяли политической каторге, поэтому она исследована была ими практически полностью. Но уголовная каторга, тем более такая крупная как Нерчинская, осталась без внимания. Хотя в советской историографии на страницах журналов и книг, изданных «Всероссийским Обществом политкаторжан и ссыльных» среди воспоминаний можно найти ценные данные по взаимоотношениям уголовных и политических ссыльнокаторжных, но это не касается управления каторги (32; 41).

В конце советского периода появляются статьи Клера Л.С. (29; 30), которые в рамках исследования также политической каторги касаются и уголовной. Фактически это первые статьи, которые рассматривают управление Нерчинской уголовной каторги второй половины Х1Х века. Хотя и здесь есть «белые пятна», поскольку автор не ставил цели полностью рассмотреть эту проблему.

Работы историков постсоветского периода можно разделить на группы. Первая группа – работы, авторы которых исследуют в целом пенитенциарную систему отдельных губерний (21; 22; 37). В этих работах рассматривается общее управление тюремной системой в России и управление на местах (Тобольской губернии, Забайкальской области).

Вторая группа – работы, авторы которых продолжают исследование политической каторги (27; 35; 39). Изучая организацию каторжного режима у политических арестантов на территории России и в Забайкалье, авторы этих работ касаются и его организации у уголовных преступников.

Третья группа – работы, авторы которых исследуют организацию сыска уголовных преступников (40).

Таким образом, можно сделать вывод, что в исторической литературе до сих пор нет работ, освещающих управление Нерчинской уголовной каторги второй половины Х1Х века.

Цель данной статьи – рассмотреть изменяющуюся систему управления Нерчинской уголовной каторги во второй половине Х1Х века.

Для достижения данной цели использовались опубликованные материалы и архивные документы хранящиеся в Государственном архиве Читинской области (ГАЧО).

Среди опубликованных материалов использовались следующие источники:

- Сборник циркуляров Главного Тюремного Управления (20) и Обзор десятилетий деятельности Главного Тюремного Управления (19) - данные были необходимы для анализа деятельности ГТУ по управлению Нерчинской уголовной каторги в 1879-1900 гг.;

- Записки Начальника ГТУ Т.С. Галкина-Враского (18), в которых он дает характеристику каторги на Карийских золотых промыслах и в Нерчинском горном округе, со своими личными замечаниями и предложениями по внесению изменений в штаты управления и вообще в организацию каторги.

Среди просмотренных архивных фондов особую ценность по данной проблеме представляют фонды Забайкальского областного правления, общераспорядительный и тюремный отделы (ф.1 о.о. и ф.1 т.о.); фонд Управления Нерчинской каторги (ф. 28); и фонд Горного отделения Главного Управления Восточной Сибири (ф. 93).

Указанные фонды содержат:

В фонде 1 о.о.: дело о передаче заведования ссыльно-каторжными Нерчинских горных заводов из ведомства горного правления в гражданское (3); циркуляры МВД (9), циркуляры ГТУ (6); приказы по Управлению Нерчинской каторги (10); сообщения ГУВС (2); ведомости, донесения, рапорты и переписка органов, осуществляющих управление и надзор за ссыльнокаторжными (1; 4; 5; 8); документы по бытовому устройству Нерчинских тюрем (7).

В фонде 1 т.о.: приказы по Управлению Нерчинской каторги (13); доклады и донесения заведывающего Нерчинской каторги (12); отчеты по Управлению Нерчинской каторгой (11).

В фонде 28: приказы по Управлению Нерчинской каторги (14; 15).

В фонде 93: предписания Генерал-Губернатора Восточной Сибири об употреблении каторжных в работы (17); копия журнала заседания при Совете ГУВС о привлечении ссыльнокаторжных на работах в рудниках и заводах Восточной Сибири (16).

 

Со времени учреждения каторжных работ в Нерчинском округе (каторжные работы в Нерчинском горном округе учреждены были в начале XVIII века) все ссыльнокаторжные, поступавшие в него, распределялись по судебному приговору по рудникам и заводам и находились в ведении горного ведомства. Но в связи с изменившимися условиями и в результате исследования Карийской и Нерчинской каторги, обнаружилась необходимость создания новых штатов управления (19. С.75).

Уже в середине 50-х годов Х1Х века была создана «Инструкция для содержания и употребления в работы каторжных в Нерчинских горных заводах», составленная советником Нерчинского горного правления, коллежским асессором Полторановым (17. Л.377). Несмотря на то, что теперь Нерчинское горное правление с утверждения Горного Начальника продолжало распределять ссыльнокаторжных по заводам, рудникам и промыслам (17. Л.379), главный надзор за каторжными по Восточной Сибири осуществлял Генерал-Губернатор Восточной Сибири, а на местах - Военные и Гражданские губернаторы (17. Л.378). То есть, теперь горное правление было не полновластно в своих решениях по распределению ссыльнокаторжных и их положению на каторге. Кроме контрольных функций, военный губернатор Забайкальской области приобрел и судебные по наиболее значительным преступлениям ссыльнокаторжных (30. С.142).

В 1859 году последовало Высочайшее повеление о переходе каторжных тюрем в ведение Военного губернатора Забайкальской области. В Главном управлении Восточной Сибири началась разработка проекта по этому вопросу (1. Л.8). То есть первые незначительные преобразования вызвали необходимость радикального изменения управления каторгой.

С середины 60-х годов начинается более масштабное мероприятие, касающееся управления Нерчинской уголовной каторги – передача ссыльнокаторжных из горного ведомства в гражданское (3). Появляется «Список Временных правил для управления ссыльнокаторжными ведомства Нерчинских заводов», утвержденных Генерал-Губернатором Восточной Сибири в 1864 году (3. Л.113).

По этим правилам для временного заведования ссыльнокаторжными учреждается «Временное Управление ссыльнокаторжными ведомства Нерчинских горных заводов», состоящее из «заведывающего ссыльнокаторжными»; тюремного комитета и тюремного управления (3. Л.113).

В обязанности «заведывающего ссыльнокаторжными» входило:

- непосредственное управление всеми ссыльнокаторжными промыслами Шилкинского округа (Верхняя, Средняя и Нижняя Кара, Лунчжинкинский), а также все вновь открываемые рудники по системе реки Шилки, где будут работать ссыльнокаторжные (3. Л.114). То есть заведующий осуществлял переход каторжных из отряда испытуемых в отряд исправляющихся, дозволял жить им вне острога, причислял дряхлых и негодных к работам (после освидетельствования медиком) в богадельню, осуществлял контроль за задолжением каторжных в работы на промыслах по вольнонаемным ценам, наблюдал за исправным отбыванием работ ссыльнокаторжными, заботился о довольствии каторжных, заботился об исправном состоянии мест заключения и о содержании больных в лазаретах и богадельнях (3. Л.117об.-118).

- распоряжение при участии тюремного комитета суммами, поступающими на содержание ссыльнокаторжных и временного управления (3, Л.114);

- инспекторский надзор над ссыльнокаторжными разряда исправляющихся, находящихся вне Шилкинского округа (3. Л.114);

- начальство над сводным батальоном и казачьими отрядами, выполняющих обязанности караульной стражи (3. Л.114).

Тюремный комитет создан был для «обсужения хозяйственных распоряжений по заведованию ссыльнокаторжными, для совещаний по улучшению их быта и расходования сумм» (3. Л. 113об.). То есть функции тюремного комитета были только совещательными (3. Л.115). Председательствовал в комитете заведующий ссыльнокаторжными. Также в комитет входили – старший чиновник (один из приставов Карийских промыслов) по назначению Горного Начальника, священник и лекарь (3. Л.113об.).

О тюремном управлении ничего в этом документе не сказано. Возможно, в него входили смотрители тюрем, делопроизводители и другие штатные единицы, которое в будущем собирались создать.

Власть горного Начальника по Временным правилам ограничивалась во-первых, тем, что по делам, касающихся ссыльнокаторжных, он мог делать распоряжения только через заведующего (3. Л. 115об.); во-вторых, в его обязанности входила забота об оказании Временному управлению ссыльнокаторжных полного содействия по улучшению быта ссыльнокаторжных; содержания ссыльнокаторжных с их управлением на заработки от труда самих каторжных и подготовки к предстоящей передаче ссыльнокаторжных из горного ведомства в гражданское (3. Л.116).

4 марта 1869 года царем было утверждено мнение Государственного Совета «О передаче Нерчинских ссыльнокаторжных и Петровского завода из горного ведомства в гражданское». По этому положению полномочия горного ведомства и местной администрации по вопросам управления ссыльнокаторжными были разделены. Горное ведомство должно было заниматься вопросами технического оснащения и организацией работ на промыслах, рудниках и заводах Кабинета е.и.в. На гражданское ведомство возлагался надзор за каторжными. Учреждалось специальное тюремное управление, подчиненное военному губернатору Забайкальской области. Тюремное управление состояло из заведующего ссыльнокаторжными Нерчинского горного округа, чиновника особых поручений, делопроизводителя, казначея и его помощника, двух смотрителей тюрем, смотрителя цехов, смотрителя богадельни, тюремного надзирателя, полицмейстера (для государственных преступников) и смотрителя на Петровском заводе (35. С.42-43).

1 сентября 1869 года заведующим ссыльнокаторжными Нерчинским и Петровским заводов назначен был майор Загарин (2. Л.1).

В начале 70-х гг. в связи с восстановлением каторжных работ в рудниках Нерчинского горного округа появляется «Инструкция» с изложением обязанностей «Временного Управления» при Нерчинских рудниках и Кутомарском заводе (7. Л.13).

По этой инструкции Временное Управление «учреждается как для административного надзора за ссыльнокаторжными, так и для главного местного наблюдения по части хозяйственной (7. Л.13). Заведующий ссыльнокаторжными также непосредственно подчинялся военному губернатору Забайкальской области (7. Л.13об.).

Кроме заведующего ссыльнокаторжными в инструкции упоминаются следующие чины управления:

Адъютант, военный обер-офицер, - управляет всеми делами заведующего ссыльнокаторжными, относящихся к военному конвою;

Военный обер-офицер (или штаб-офицер) для особых поручений - он постоянных занятий не имеет, а употребляется по усмотрению заведующего ссыльнокаторжными для исполнения разных поручений, как по заведованию ими, так и по начальствованию над воинским при них конвое; а также для командировок и временного исполнения должностей смотрителей тюрем (в случае их болезни или отъезде). Он же – ближайший помощник заведующего, поэтому при временном его отсутствии исполняет и его должность (7. Л.15).

Кроме этих чинов упоминаются также делопроизводитель (ответственный за канцелярию), казначей (он же бухгалтер), местный горный медик, местный провизор (управляющий аптекою), смотрители тюрем, надзиратели, священник, лекарский ученик (ежедневный осмотр мест заключения по санитарным нормам) (7. Лл. 15об.-23). Позже временное управление стало фактически постоянным, а заведующим ссыльнокаторжными назначен в 1875 году Бородин (7. Л.53).

1875 году ставиться вопрос и об учреждении управления каторжными в Алгачинском руднике, в связи с восстановлением там работ и определением туда ссыльнокаторжных (7. Лл. 53-53об.).

В 1876 году по «Росписанию о чинах управления Нерчинскими ссыльнокаторжными, чинах лазарета и духовного причта» (5. Лл. 275об.-276) можно выделить следующий состав управления: Заведующий Нерчинскими ссыльнокаторжными, помощник заведующего, чиновник особых поручений, делопроизводитель, 2 бухгалтера, помощник бухгалтеров, смотритель цехов и его помощник, смотрители тюрем (4 старших и 1 младший), смотрители богадельни (1 старший и 1 младший), приставники при тюрьмах (11 человек).

К 1879 году по ведомостям о численности ссыльнокаторжных (4) можно выделить следующие органы управления на местах Нерчинской уголовной каторги:

- Управление Нерчинскими ссыльнокаторжными (подчиняются Карийские промыслы – Средняя, Верхняя, Нижняя, Пересыльная, цеха карийских тюрем; Александровская богадельня) (4. Л.21-21об.);

- Заведующий алгачинскими ссыльнокаторжными (Алгачинский и Покровский рудники) (4. Л.39).

- Заведующий каторжными и конвоем в Нерчинском горном округе (Кадаинский и Зерентуйский рудники, Кутомарский завод) (4. Л.35).

- Заведующий ссыльнокаторжными на Дарасунских золотых приисках братьев Бутиных (4. Л.111).

- Управляющий Петровским горным округом (Петровский железоделательный завод) (4. Л.32)

Таким образом, единого управления на Нерчинской уголовной каторге в этот период времени не сложилось, оно было рассредоточено по рудникам приискам и заводам, что приводило к оформлению отдельных тюремных районов. Тюремные районы были подвижны, так как администрация проводила перетасовку заводов, рудников и приисков, меняя территории каторжных районов. Единственно, что их объединяло – это то, что все они были подотчетны Военному губернатору Забайкальской области.

В 1879 году высшим органом управления было назначено Министерство Внутренних дел, в составе которого учредили подразделение, осуществляющее надзор - Главное Тюремное Управление. На местах непосредственное управление принадлежало губернатору (9. Л. 49; 20, 1879 № 48).

В связи с созданием Приамурского генерал-губернаторства во второй половине 80-х гг. Х1Х в., все каторжные тюрьмы на Востоке передавались Приамурскому генерал-губернатору (30. С.148). Но по сути компетенция Забайкальского военного губернатора по отношению к Нерчинским ссыльнокаторжным не изменилась, он по прежнему оставался надзирающим за Нерчинской уголовной каторгой (30. С.149).

В 1887 году Высочайше утвержденное Мнение Государственного Совета подтверждало, что «Общее управление по всей империи принадлежит Начальнику ГТУ, а местное – губернатору» (6. Л.5).

К концу 80-х годов, по нашему мнению, исходя из Приказов по управлению Нерчинской каторги и «Именного списка всех чинов управления и надзора Нерчинской каторги» за 1889 год (15), вновь произошли изменения в Управлении: Заведующему Нерчинскими ссыльнокаторжными подчинялись заведующие районами – Зерентуйским, Алгачинским и Карийским (15. Лл.148-148об.). То есть было создано единое управление, сосредоточенное в руках заведывающего Нерчинскими ссыльнокаторжными.

Теперь уже структура управления и надзора Нерчинской каторги была следующей (15. Лл. 148-152):

Заведующий Нерчинскими каторжными, помощник, чиновник особых поручений, делопроизводитель, бухгалтер, помощник бухгалтера, которые занимались общим управлением (управление находилось в Горном Зерентуе);

Кроме общего управления были - заведующие районами Зерентуйским, Алгачинским и Карийским.

В штате управления и надзора находились должности: старшие смотрители (5 человек), младшие смотрители (2 человека), заведующий Сретенской пересыльной тюрьмой, заведующий карийским лазаретом, заведующий карийским детским приютом, комиссар при Зерентуйских постройках, надзиратели (62 человека), палатные служители (2 человека), фельдшера (4 человека).

В 1889 году Главное Тюремное Управление издало особые правила об устройстве управления отдельными местами заключения гражданского ведомства и тюремной стражи. По этим правилам смотрители переименовывались в Начальников тюрем и им было предоставлено больше самостоятельности – теперь от них зависело назначение и увольнение надзирателей (до этого такие полномочия имел уездный исправник, тюремный комитет) (20. 1889, № 8).

Значительные изменения произошли в Управлении Нерчинской каторги в связи с передачей ГТУ в Министерство Юстиции 13 декабря 1895 года. Сам факт передачи ГТУ из МВД (органа осуществляющего надзорные и карательные функции), в МЮ (орган, осуществляющий правоохранительные функции) говорит об изменении отношения к каторжным, с точки зрения их правового положения.

5 июня 1895 года были утверждены императором «Правила об Управлении Нерчинскими каторжными» (30. С.150).

По этим правилам места заключения в Нерчинском горном округе подчинялись Начальнику Нерчинской каторги, который, в свою очередь, был подотчетен военному Губернатору Забайкальской области. В составе Управления каторги образовывалось особое присутствие, членами которого были 2 начальника из любых тюрем каторги или их помощники, товарищ областного прокурора, врач (35. С.47-48).

Новая система Управления вступила в силу с 1 ноября 1895 года. Управление также находилось в Горном Зерентуе. Начальнику Нерчинской каторги предоставлялось право «распределять по отдельным местам заключения и пунктам вверенного ему района ссыльнокаторжных и употреблять их в работы» (14. Л.355).

На обязанность присутствия возлагалось (14. Л. 355об.):

- освидетельствование каторжных, оказавшихся неспособными к работам, с помещением их в богадельню;

- освобождение каторжных от оков с переводом их в разряд исправляющихся;

- разрешение каторжным жительство вне тюрьмы;

- разрешение браков каторжных между собой и с ссыльнопоселенцами;

- постановление приговоров о наложении на каторжных и ссыльнопоселенцев наказаний;

- производство по поручению Забайкальского военного губернатора торгов по поставкам и подрядам для потребителей Нерчинской каторги.

Но власть особого присутствия, не смотря на всю широту его полномочий, вскоре оказалась формальной, фактически все стороны жизни Нерчинской каторги стал контролировать Начальник каторги (35. С.48).

18 декабря 1895 года Начальником Нерчинской каторги был назначен Васильев, но вплоть до конца декабря его обязанности исполнял бывший заведующий Нерчинскими ссыльнокаторжными, теперь заместитель Начальника – Томилин.

Таким образом, на протяжении второй половины Х1Х века управление Нерчинской уголовной каторги реформировалось, в связи с изменяющимися условиями, как в центральной России (реорганизацией МВД с образованием ГТУ, потом передачей ГТУ в МЮ), так и на самой Нерчинской каторге (истощением и закрытием или восстановлением рудников в отдельные годы, истощением Карийских промыслов к концу 80-х годов Х1Х века). Главным мероприятием 50-60-х годов была передача Управления Нерчинской уголовной каторги из горного ведомства в гражданское. Реорганизация управления уголовной каторги 70-х гг. – до конца Х1Х века связана с поиском наилучшей системы управления и централизацией власти в руках Военного губернатора Забайкальской области. И если в 70-х годах управление уголовной каторги было разделено по рудникам, заводам, приискам (при них были созданы отдельные органы управления), подотчетные военному губернатору Забайкальской области. То в конце 80-х годов органы управления при рудниках, промыслах и заводах стали подчиняться заведующим районов (Зерентуйским, Алгачинским, Карийским), которые, в свою очередь, - заведующему Нерчинскими каторжными. В конце Х1Х века управление изменяется еще раз – появляется Начальник Нерчинской каторги и Особое присутствие, непосредственно подчиняющиеся Военному губернатору Забайкальской области.

Список литературы

Источники

  1. ГАЧО (Государственный архив Читинской области), ф. 1 о.о., оп.1, д.529
  2. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.918
  3. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.919
  4. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.1787
  5. ГАЧО, ф. 1 о.о., оп. 1, д.1491
  6. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.2517
  7. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.6885
  8. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.7950
  9. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.8590
  10. ГАЧО, ф.1 о.о., оп.1, д.11068
  11. ГАЧО, ф.1 т.о., оп.1, д.87
  12. ГАЧО, ф.1 т.о., оп.4, д.129
  13. ГАЧО, ф.1 т.о., оп.4, д.210
  14. ГАЧО, ф.28, оп.1, д.18
  15. ГАЧО, ф.28, оп.3, д.9
  16. ГАЧО, ф.93, оп.1, д.20
  17. ГАЧО, ф.93, оп.1, д.45
  18. Записки Начальника ГТУ Т.С. Галкина – Враского, по командировке его в Сибирь и на о. Сахалин в 1881-1882 гг. Б.м., 1888. 99 с.
  19. Обзор десятилетий деятельности Главного Тюремного Управления 1879-1889. СПб., 1890. 97 с.
  20. Сборник циркуляров, изданных по Главному Тюремному Управлению в 1879-1910 гг. Ч.1 1879-1895. СПб., 1911. 20 п.л.

Литература

  1. Бортникова О.Н. Развитие пенитенциарной системы Тобольской губернии в к. Х1Х – н. ХХ в. Автореф. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Тобольск, 1998. 15 с.
  2. Бортникова О.Н. Возникновение и развитие пенитенциарной системы в Западной Сибири (1801-1917 гг.). Автореф. на соиск. уч. степ. доктора ист. наук. Тюмень, 1999. 45 с.
  3. Галкин М.Н. Материалы по изучению тюремного вопроса. СПб, 1868. 174 с.
  4. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1961. т.3. 430 с.
  5. Дворниченко Н.Е. Во глубине сибирских руд. Иркутск, 1968. 115 с.
  6. Дейч Л.Г. 16 лет в Сибири. СПб., 1906. Ч.1. 248 с.
  7. Дмитриев Д.И. Политика самодержавия в каторжных тюрьмах Сибири (к. Х1Х в.) // Сибирская ссылка: сб. научных статей. Иркутск, 2003. 224-243 сс.
  8. Кеннан Дж. Тюрьмы в России. Очерки. СПб., 1906. 101 с.
  9. Клер Л.С. Карийская каторга. Ее место и роль в карательной политике самодержавия. // Ссыльные революционеры в Сибири (Х1Х в. – февр.1917). Вып.9. Иркутск, 1985. 217-232 сс.
  10. Клер Л.С. Органы управления Нерчинской каторгой (сер.Х1Х – 1917). // Ссыльные революционеры в Сибири (Х1Х в. – февр.1917). Вып.11. Иркутск, 1989. 139-157 сс.
  11. Кодан С.В. Управление политической ссылкой в Сибирь (1826-1856). Иркутск, 1980. 40 с.
  12. Кормильцев Ф. Борьба с Иванами // Нерчинская каторга. М., 1933. с.130-134.
  13. Максимов С.В. Собрание сочинений. Т.1. Сибирь и каторга. СПб, б.г. 297 с.
  14. Малинин Ф.М. Забытый проект каторжных работ в России // Тюремный вестник, 1906, № 2. с.136-151.
  15. Мошкина З.В. Нерчинская политическая каторга. Вторая половина Х1Х в. Чита, 1998. 112 с.
  16. Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение заключенных, пересыльных, их детей и освобожденных из-под стражи, со времени возникновения русской тюрьмы, до наших дней 1560-1880. СПб, 1880. 674 с.
  17. Петухов Е.А. История пенитенциарной системы Забайкальской области (80-е гг. Х1Х в. – февраль 1917 г.). Автореф. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. У-Удэ, 2004. 28 с.
  18. Скабичевский А.М. Каторга 50 лет тому назад и ныне. // Русская мысль, 1898, книга 1Х с.71-98 и книга Х с. 34-68.
  19. Степанова Н.Г. (Шенмайер) Каторга в системе карательной политики российского самодержавия. // Сибирская ссылка: сб. научных статей. Иркутск, 2003. 184-198 сс.
  20. Сысоев А.А. Уголовный сыск Восточной Сибири в 1730-х – 1917 гг. Автореф. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Иркутск, 2004. 28 с.
  21. Фабричный П. Язык каторги // Каторга и ссылка, 1923, № 6, с. 177-184.
  22. Цебрикова М.К. Каторга и ссылка. СПб., 1907, 48 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top