Андреев В.В.

Краткий анализ историографии Второй мировой и Великой Отечественной войн

Этот раздел статьи можно было бы назвать “Вместо предисловия” или “Обоснование лозунга: установление правды о Великой отечественной войне, доведение этой правды до широких масс и сохранение её является для нашего народа задачей национального масштаба”.

Начинать статью приходится с комментария, что термин “Великая Отечественная Война” (ВОВ) не признаётся современной зарубежной историографией – согласно последней ВОВ просто часть “Второй мировой войны” (ВМВ). ВОВ действительно часть ВМВ, но является её решающей частью, определившей исход ВМВ, именно Советская армия противостояла один на один на Европейском континенте непобедимой до того немецкой армии, разгромила её и этим спасла человечество от уготованного ему существования по законам богопротивной расовой теории Гитлера.

В термине “Великая Отечественная Война” отражено выкристаллизовавшееся с начала войны единство, как всех слоёв общества, так и всех народов, проживающих на советской земле. Однако, блистательные победы советской армии, как на Европейском, так и на Азиатском континентах, не устраивали не только врагов, но и союзников. Ведь признать эти победы, – значит, признать победу советского строя, руководства страной и сплочённого им народа.

Первые сведения о событиях ВОВ население получало из газет и радиопередач. По мере накопления этой информации возникала необходимость в систематизации и её изучения. По этому вопросу было принято несколько решений ЦК ВКП(б), и в декабре 1941 г. при АН СССР была учреждена “Комиссия по истории ВОВ”. Затем аналогичные комиссии были созданы во всех республиках, краях, областях, наркоматах, при аппарате ЦК ВКП(б) и в штабах Советской Армии и ВМФ.

Первыми документами, обобщающими опыт войны, были доклады руководства страны. К числу последних документов следует отнести и вышедший в 1944г. первый том трудов “Внешняя политика СССР в период Великой Отечественной Войны”. После окончания войны во многих журналах и книгах публиковались статьи об отдельных операциях и других вопросах ВМВ. К середине 50-х годов появились труды по истории и итогам Второй мировой войны, в которых немецкие генералы спешили отмежеваться от Гитлера и свалить на него всю вину за проигранные ими сражения. Несколько позже в военных журналах СССР (“Военная мысль”, “Морской сборник”, “Военный зарубежник”) начали печататься переводы статей английских и американских авторов, касающиеся отдельных вопросов ВМВ. Обобщающие же американские и английские труды нашим читателям были неизвестны.

Первый отечественный капитальный труд под названием “Сборник материалов по истории военного искусства в Великой отечественной Войне” появился в 1955 году, но был малодоступен, поскольку имел гриф “Только для адмиралов, генералов и офицеров Советской армии и Военно-морского флота».

Такой же гриф с началом холодной войны получили упомянутые выше военные журналы. В конце 1955 г. в свободную печать поступили “Очерки истории Великой Отечественной войны”, изданные АН СССР. С конца 50-х годов и до распада СССР издавалась серия “ Военных мемуаров” (до 200 ед.), с 1959 г. было возобновлено издание “Военно-исторического журнала” (ВИЖ). В 1960 – 1963 г.г. вышло шеститомное издание “История Отечественной войны”, с которого, по указанию Н.С. Хрущёва, началось переписывание истории ВОВ (два тома были переизданы).

Н.С. Хрущёв ненавидел И.В.Сталина за смерть своего старшего сына и сам не мог не понимать, что, как вождь он не идёт ни в какое сравнение с И. В. Сталиным. Стараясь, во что бы то ни стало, дискредитировать И. В. Сталина, имя которого было неразрывно связано с величайшими военными победами, Н. С. Хрущёв шёл и на дискредитацию самих побед, заявляя о неоправданных жертвах в начальный период войны, о неподготовленности страны к войне, о “зверствах” энкеведешников во время войны и т.п. Всё это с восторгом встречалось нашими потенциальными противниками и муссировалось ими в ущерб стране. В дальнейшем с приходом каждого нового министра обороны в историю ВОВ вносились определённые уточнения, не менявшие сути, но несколько переставлявшие акценты.

В целях упорядочивания работ по военной истории, повышения их качества и доведения до массового чтения, в начале 1966 г. вышло Постановление ЦК КПСС об учреждении в системе Минобороны всесоюзного “Института военной истории”. Под его руководством и при его непосредственном участии в1964-1974 г.г. была издана многотомная серия (свыше 20 томов) “Вторая мировая война” в исследованиях, воспоминаниях и документах. В 1973-1982 г.г. вышла двенадцатитомная “История Второй мировой войны”. В 1976-1980 г.г. вышла восьмитомная “Советская военная энциклопедия”, в которой большая часть посвящена ВОВ. Последними обобщающими изданиями о ВОВ были однотомная энциклопедия и словарь-справочник. Всего за период 1945-1985 г.г. в СССР было издано около 20 тыс. наименований книг и брошюр о ВОВ.

В указанных изданиях объективно излагается динамика событий ВМВ и ВОВ, но имеет место излишняя политизация и небольшой гиперболизм. При этом главное внимание уделялось чисто военным вопросам (ходу боевых действий, целям проведения операции, эффективному использованию оружия и, особенно, моральному состоянию личного состава) без анализа не только политических, но и стратегических целей воюющих сторон.

Историография бывших союзников и противников СССР в войне – это сложнейший конгломерат различных течений, школ и группировок, объединенный общей идеологией. При этом спецификой историографии каждого из участников войны является истолкование важнейших проблем войны с точки зрения сегодняшних интересов своей страны. По направленности эта историография разделяется на две группы: объективно-доброжелательную и тенденциозно-враждебную, причем, если в первые послевоенные годы по горячим следам войны преобладало первое направление, то с началом холодной войны – второе, ставшее государственной политикой ведущих западных стран. Эта политика осуществляется в США - Центром военной истории при конгрессе, в Великобритании –Исторической секцией кабинета министров, в Германии – Военно-историческим управлением бундесвера, в Японии – отделом управления национальной обороны.

Рассматривая ВМВ как решающее событие ХХ века, страны-участники уделяют ей большое внимание. Так, в США издано 85-томное издание “Армия США во Второй мировой войне”, в Англии – 80-томная “Официальная история Второй мировой войны”, в Германии – 40-томное издание “Германский рейх и Вторая мировая война”, в Японии – 96-томное издание “Официальная история войны Великой Восточной Азии”.6

Основная направленность доминирующей последнее время тенденциозно-враждебной нашей стране историографии сводится к следующему:

  • стремлению снять с империалистических государств ответственность за развязывание ВМВ, переложив её на СССР или, по крайней мере, рассматривать его как соучастника этой ответственности. При этом делается попытка представить нападение Гитлера как вынужденную меру защиты Европы;
  • преуменьшению вклада СССР и лично И.В.Сталина в дело разгрома фашистского блока, объясняя победы экономической мощью и организационными возможностями США;
  • тенденциозному толкованию источников победы СССР, объясняя последнюю проснувшимся национализмом и забывая, что среди сражающихся были люди двух десятков национальностей, нескольких вероисповеданий и двух рас;
  • лживым утверждениям, что СССР в конце войны вводил свои войска в некоторые страны вопреки желанию коренного населения.

Установить истину о политических и военных намерениях воюющих сторон можно только на основании документальных данных. Такие данные начали появляться после рассекречивания архивов воевавших сторон: англо-американских – с конца 80-х годов, советских – с начала 90-х годов. Однако полная правда о победе СССР в войне не устраивала горбачевско-ельцинский режим. Подтверждением сказанного является развернутая в конце 80-х годов коротичевским “Огоньком” фальсификация событий ВОВ и наводнение отечественного книжного рынка с начала 90-х годов, под прикрытием “свободы слова” опусами Резуна-Суворова и Бунича, в которых бездоказательно и мифологически трактуется начало ВОВ. Причем, в декабре 1999 года, эта трактовка повторяется в телепередаче Е. Кисилёва.

Из изложенного видно, что при сложившейся ситуации, подавляющая масса населения страны и, прежде всего, молодежь не может знать всей правды о ВОВ. Рассекреченная документация не могла быть учтена в советских изданиях (т.е. до 1990г.), а последующая за ней преподносится с англо-американской подачи, подтачивающей корни наших побед. К сказанному следует добавить следующее. Одним из аспектов государственной горбачевско-ельцинской политики было “втискивание” СССР со спецификой его истории в рамки европейской цивилизации, сложившейся в совсем других условиях. Для достижения этой цели была развернута широкая пропагандистская компания: с одной стороны – гиперболическое восхваление “достоинств” западной цивилизации, а с другой – разрушение социально-политических, духовных и культурных ценностей, присущих не только советскому строю, но и вековой русской государственности, т.е. ставка делалась на размывание того фундамента, на основе которого страна успешно развивалась, побеждала, крепла и достигла своего величия, став сверхдержавой, фундамента, позволившего объединить и сплотить народы разных национальностей, религий и слоёв общества.

Технология достижения поставленной цели была тщательно разработана и реализовалась следующим образом. С конца 80-х годов отечественный книжный рынок был перегружен (под прогрессивным лозунгом “свобода слова”) наряду с враждебной СССР переводной и белоэмигрантской литературой, «поносящей» как И.В.Сталина и его соратников, так и русских царей, особенно Ивана Грозного, Петра Великого и Екатерину Вторую.

Из всего изложенного явствует, что доведение всей правды о ВОВ до широких масс нашей страны, и, прежде всего, до молодёжи, является в настоящий момент задачей государственной важности.

Вторая мировая война и исторический туман

Юбилеи всегда пробуждают воспоминания, в том числе мрачные и противоречивые; шестидесятая годовщина окончания второй мировой войны показывает, что единство в оценке самого страшного конфликта в истории 20 века по-прежнему отсутствует.

Мы наблюдали бурные демонстрации в Китае: их участников разгневало содержание японских учебников истории. Япония много раз приносила извинения за свои военные преступления, и, тем не менее, до сих пор не может устоять от соблазна «обелить» собственную роль во второй мировой войне. Возможно, японская и китайская точки зрения на этот смертоносный конфликт не совпадут никогда.

Жителям Юго-Восточной Азии японская оккупация принесла ужасные страдания, однако там нашлось немало людей, по доброй воле вставших на сторону японцев, поскольку колонизаторы - британцы, французы, голландцы - вызывали у них еще большую ненависть. Индийцы до сих пор не уверены, кого им следует чтить - героев Британской индийской армии, сражавшихся и погибавших в борьбе против японских захватчиков, или солдат Индийской национальной армии, сформированной в основном из индусов, завербованных в японских лагерях для военнопленных, воевавших плечом к плечу с японцами против соотечественников, поскольку они считали, что подлинный враг - британцы.

После разгрома Франции французы во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже по указанию коллаборационистского правительства Виши скрепя сердце заключили союз с японцами. Таиланд же решил, что лучше всего вообще не оказывать Японии сопротивления. Благоразумный тайский посол в Вашингтоне не стал вручать Госдепартаменту продиктованную из Токио декларацию об объявлении войны США, благодаря чему в конце войны американцы рассматривали Таиланд как жертву агрессии, а не союзника стран «Оси».

В Европе оценка второй мировой войны также вызывает массу разногласий. Президенту Бушу пришлось искусно лавировать между «рифами» торжеств в России по случаю победы в Великой Отечественной войне против Гитлера и исторических обид прибалтов, для которых 1945 г. попросту означал замену нацистской тирании на советскую.

Еврокомиссия заявила, что подлинным «концом диктатуры» в Европе стало падение Берлинской стены в 1989 г., а не крушение третьего Рейха; в передовой статье «Financial Times» указывалось: «Кроме того, России следует признать, что в 1939-40 гг. СССР в сотрудничестве с Гитлером оккупировал Восточную Европу, а в 1945 г. установил собственное господство в регионе». Россиян подобные заявления просто ошеломляют. Для большинства из них победа над Гитлером - крупнейшее («а, возможно, и единственное», как язвительно заметила газета «Economist») однозначно позитивное достижение Советского Союза. Рональд Рейган называл СССР «империей зла», но сегодня Владимир Путин утверждает, что его распад стал крупнейшей геополитической катастрофой 20 столетия.

Многие американцы полагают, что войну с Гитлером выиграли рядовой Райан и «Братья по оружию» ['Band of Brothers' - телефильм об американских десантниках во время второй мировой войны]. Британцы лучше всего помнят, как они в одиночку противостояли Гитлеру. Однако большинство россиян, зная о том, что их страна потеряла 27 миллионов человек (больше, чем остальные союзники вместе взятые) пожалуй, согласится со сталинским афоризмом: Англия вложила в победу время, Америка - деньги, Россия - кровь.

Из всех стран «Оси» Германия наиболее откровенна относительно собственного прошлого. «Мы несем ответственность за то, чтобы память о всех этих страданиях и их причинах не умерла», - заявил президент ФРГ Хорст Келер. Однако немцы указывают на то, что они тоже стали жертвами войны. Совсем недавно стали обсуждаться такие вопросы как массовая депортация немецкого населения из ряда стран после окончания войны или зверства, совершенные советскими солдатами - в частности, они изнасиловали до 2 миллионов немок.

Сегодня вряд ли кто из американцев вспомнит, что в ходе «зимней войны» между СССР и Финляндией последнюю считали союзницей стран «Оси» [На самом деле во время Зимней войны Франция, Великобритания и США оказывали Финляндии политическую поддержку и материальную помощь.], а в апреле 1945 г. многие части, защищавшие Берлин, состояли из французов, прибалтов и скандинавов, сражавшихся в рядах вермахта. Британский публицист Джефри Уиткрофт утверждает, что «коллаборационистов во Франции было больше, чем участников Сопротивления», и то же самое, по его оценкам, можно сказать о количестве французов, воевавших с оружием в руках, соответственно, на стороне «Оси» и в рядах союзников.

Если бы союзники проиграли войну, разрушительные бомбардировки Гамбурга, Дрездена и Токио вполне могли бы попасть в категорию военных преступлений, а атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки многие сегодня считают сомнительными с нравственной точки зрения.

Лично я полагаю - и эту точку зрения подтверждает недавний документальный фильм «Победа на Тихом океане» ('Victory in the Pacific') - что атомная бомба сохранила жизнь не только многим американцам, но и еще большему количеству японцев: ведь империя готова была сопротивляться союзному вторжению до последнего человека - будь то мужчины, женщины, или дети.

Однако в этом вопросе единства мнений нет, и вряд ли оно когда-нибудь будет достигнуто.

Вторая мировая: "А что если…?" и политическая трансформация памяти войны

В период 60-летней годовщины окончания Второй мировой войны полезно спросить самих себя, как развивалась бы история, если бы в ключевые моменты войны события разворачивались иным образом.

А что если бы в мае 1940 года после разгрома в Норвегии Невилла Чемберлена на посту премьер-министра сменил бы не Уинстон Черчилль, а лорд Галифакс?

За такое развитие событий выступали король и большинство членов консервативной партии. Лишь поддержка лейбористов позволила Черчиллю стать британским лидером.

После того, как поражение Франции в июне 1940 года привело к полной изоляции Британии, лорд Галифакс, выступавший за мирное решение, наверняка сделал бы "рациональный выбор" и попытался бы пойти на переговоры с Гитлером.

Он на какое-то время добился бы гарантий независимости Британии, уступив при этом Германии гегемонию в Европе и предоставив Гитлеру полную свободу напасть на СССР в следующем году.

А что если бы Гитлер начал бы операцию "Барбаросса" не в июне 1941 года?

Предполагалось, что эта кампания начнется в мае, но она была отложена с тем, чтобы вначале захватить Югославию. Поступив таким образом, германская армия потеряла жизненно важные летние недели, во время которых могла бы вести бои на восточном фронте.

Подойди немцы к Москве в августе, а не в октябре, условия для решающего наступления на столицу советского государства были бы намного более благоприятными.

А что если бы Гитлер вообще не начал бы операцию "Барбаросса" в 1941 г., а подождал бы до 1942 г.?

Альтернативой для лета 1941 года могло бы стать вторжение в Ливан и Сирию, установление контроля над ближневосточной нефтью, что нанесло бы смертельный удар по способности Британии к сопротивлению, и затем продвижение на Кавказ через Турцию.

Вкупе с нападением на СССР из Центральной Европы операция "Барбаросса" приняла бы форму клещей, а не фронтальной атаки.

А что если бы в октябре-ноябре 1941 года гитлеровские войска захватили бы Москву?

Советское руководство, большая часть которого уже была эвакуирована в Куйбышев, было бы вынуждено пойти на заключение мира с Гитлером, отдав ему значительную часть европейской территории СССР в надежде, что новый Брест-Литовский договор поможет ему выжить.

Однако сокращение численности населения, промышленных и сельскохозяйственных ресурсов подорвало бы способность СССР к продолжению борьбы, а поражение нанесло бы удар по его легитимности. В результате СССР распался бы на множество мелких государств.

Последствия этого для Запада были бы более чем серьезными. Принимая во внимание тот факт, что под контролем Германии находились бы все ресурсы материковой Европы, положение Британии стало бы безнадежным, и резко возросла бы угроза для США, которым вскоре пришлось бы противостоять Японии в борьбе за господство на Востоке.

Есть серьезные основания считать битву за Москву решающим поворотным моментом Второй мировой войны.

А что если бы зимой 1941-1942 годов немцы захватили Ленинград?

В условиях нечеловеческого холода и голода готовность населения к сопротивлению могла бы сойти на нет. Случись это, и германская армия получила бы огромное стратегическое преимущество, удвоив силы, брошенные на Москву.

Это сделало бы падение столицы намного более вероятным, что, в свою очередь, привело бы к названным выше последствиям.

А что если бы высадка союзников провалилась? Что, если бы неожиданная перемена погоды 6 июня 1944 года нанесла бы удар по англо-американской операции в материковой Европе?

Политические последствия поражения в Нормандии были бы огромными. Шансы Рузвельта на переизбрание в ноябре катастрофически уменьшились бы. При этом резко активизировалась бы кампания за вывод американских сил из Европы. Серьезный удар был бы нанесен по позициям Черчилля в Британии.

Вероятным исходом стал бы сепаратный мир между Германией и западными союзниками, что позволило бы Гитлеру перегруппировать силы на Востоке. Было бы уже слишком поздно пытаться остановить освобождение советскими войсками оккупированной территории СССР, но это существенно затруднило бы их продвижение в Восточную и Центральную Европу.

В таких условиях было бы возможно возникновение патовой ситуации на восточном фронте.

А что если бы, несмотря на это, советская армия сломила бы военное сопротивление Германии, дошла бы до Берлина, уничтожила бы Третий Рейх и продолжила бы движение на запад? Привело бы это к возникновению народных правительств в Западной Европе?

Учитывая уровень народной поддержки коммунистических партий в Италии и Франции, такой исход был бы вполне вероятен. Геополитическое значение такого развития событий, при котором Советский блок не был бы замкнут только на бедной половине Европы, но включал бы в себя высокоразвитые страны, было бы огромным.

По одному из сценариев, который был описан писателем Джорджем Оруэллом, мир оказался бы разделен на капиталистическое и коммунистическое полушария. Другой сценарий - расцвет социализма в странах с развитой экономикой, как это предсказывал Карл Маркс.

Вторая мировая война привела к краху фашизма как доминирующей политической силы в Европе, что, возможно, стало самым большим вкладом СССР в мировую цивилизацию.

Но это было достигнуто ценой немыслимых человеческих страданий и привело к зарождению холодной войны, которая в течение последующих сорока лет грозила миру призраком полного уничтожения.

В первые - самые тяжелые - годы Великой Отечественной войны сталинское руководство попыталось усилить патриотические настроения в советском обществе, вдохнув новую жизнь в образы героев прошлого: Александра Невского, Дмитрия Донского, Михаила Кутузова, Александра Суворова.

Какой вклад в победу над фашизмом внесло обращение к славным страницам истории страны, до этого не востребованным советскими властями, сказать сложно.

Несомненно то, что в тот момент стараниями советской пропаганды сформировалось исключительно позитивное отношение к перечисленным личностям и добытым ими победам, заслонившее реальную картину исторических событий.

В 1990-х годах в России, где до сих пор не преданы гласности многие архивные материалы о войне с гитлеровской Германией, было модно критически смотреть на события 1940-х годов. На свет появлялись всевозможные теории и версии, не подкрепленные заслуживающими доверия документами из прошлого.

В последние же годы в России проводится политика, направленная на возвращение к жизни многих моментов советского наследия. Самые символические примеры этого - музыка советского гимна, ставшая музыкой гимна российского, и возвращение красного флага в число официальных стягов.

А уж в месяцы, предшествующие 60-летнему юбилею разгрома фашистской Германии, на российских читателей, телезрителей и радиослушателей обрушился целый поток материалов, рассказывающих о славных страницах советской борьбы с Гитлером.

Даже в новогодних программах на российском телевидении песня "Катюша" стала одной из самых часто звучавших в эфире.

По мнению специалистов, основное объяснение этому заключается в том, что память о Великой Отечественной войне - это на данный момент самый мощный объединяющий фактор в деле формирования национального самосознания.

"Более того, я думаю, что сейчас британцы также используют память о Второй мировой войне как основу британского самосознания", - считает Джеффри Хоскинг, профессор русской истории в лондонском Университетском колледже.

По мнению британского специалиста, официальный Лондон делает это с тем, чтобы дистанцироваться от Евросоюза, а российские - чтобы найти основу для постсоветской государственности.

В свою очередь, доктор исторических наук Анатолий Уткин, директор Центра международных исследований РАН, не считает, что эксплуатация темы 9 мая - это новая государственная политика российских властей.

Как считает Хоскинг, несмотря на то, что войну нужно помнить, эти воспоминания - далеко не лучшая основа для движения в будущее, для укрепления современного общества.

"Нужно найти другие пути", - уверен британский историк, полагающий, что власти некоторых стран используют память о войне не только для укрепления самосознания нации, но и для усиления чувства лояльности народа собственному правительству.

В последние годы российское правительство активно пытается обратить внимание мировой общественности на события, происходящие в ряде стран Балтики. Такие, в частности, как недавний марш бывших эсэсовцев в Риге.

В то же самое время, лидеры двух из трех прибалтийских государств официально отказались приехать на празднование 9 мая в Москву.

В 1995 году, когда отмечался полувековой юбилей Победы, в российскую столицу съехались почти все ведущие мировые лидеры, несмотря на то, что многие из них в тот момент активно критиковали Кремль за войну в Чечне.

И Уткин, и Хоскинг считают, что повлиять на отношение к событиям Второй мировой войны в странах Балтии способны только сами жители этой страны.

"Я не одобряю эту политику, но... в конце концов, это демократически избранные власти, и если люди выступают против этой политики, они должны проголосовать против этих властей", - полагает Хоскинг.

Уткин сетует на то, что в России история как "сфера деятельности человеческого ума забыта напрочь".

Примером тому может являться то, что в России есть награды и премии во всех областях, кроме одной - истории.

Как считает российский историк, власти должны на конкурсной основе оказать финансовую поддержку энтузиастам, тем самым, заложив основы настоящей дискуссии о войне, одновременно не вмешиваясь в этот процесс.

Начало войны и идеологическая подготовка населения со стороны государства

В воскресенье 22 июня 1941 года в 4  часа утра фашистская Германия без объявления войны напала на СССР. Ее войска перешли границу на всем протяжении, авиация бомбила крупнейшие города и железнодорожные узлы.

С первых же дней Великой Отечественной войны Советскому Союзу пришлось иметь дело с очень серьезным противником, умеющим в современных условиях вести большую войну.

Нужно было круто повернуть жизнь и сознание советских людей, морально и идейно мобилизовать их на тяжелую и длительную войну с фашистскими захватчиками. Решающая роль в осуществлении этого поворота принадлежит Коммунистической партии.

Идеологическая работа коммунистической партии закаляла советский народ и его воинов, обеспечивала их высокий моральный дух.

В чем именно проявлялась идеологическая работа Коммунистической партии?

В соответствии с указаниями Коммунистической партии стали чаще устраиваться лекции и беседы для трудящихся о революционном и освободительном движении советского народа. В театрах и кино появилось больше произведений, рассказывающих о героической борьбе народов СССР против иноземных захватчиков и поработителей. Было издано много художественной и научной литературы, посвященной благородным традициям народов, выдающимся борцам за освобождение своей Родины.

Большое место в идеологической работе партии накануне войны занимали вопросы воспитания коммунистического отношения к труду, к государственной и общественной собственности, вопросы укрепления производственной дисциплины. Партия разъясняла массам значение мероприятий по усилению экономического могущества страны, которые пришлось провести в связи с начавшейся второй мировой войной. Коммунисты мобилизовали массы на успешное выполнение больших хозяйственных задач, стоявших перед страной. В результате проведения партийными организациями политической работы в массах повышалась производственная дисциплина, поднимался трудовой энтузиазм рабочих и колхозников, ширилось социалистической соревнование. Таким образом, быстро росла трудовая и политическая активность трудящихся.

Огромные успехи были достигнуты в области народного образования и культуры. Накануне войны в нашей стране стало осуществляться всеобщее среднее образование в городах и семилетнее обучение на селе.

Говоря о развитии довоенной советской литературы, трудно переоценить ее значение в деле идеологического воспитания советского народа.

Пронизанная историзмом, оптимистическая по своей природе, она (т.е. литература) воспитывала в советских людях жизнеутверждающие чувства, мужество, идейную убежденность в правоте своего дела, способность жить общественными интересами страны, активно участвовать в событиях современности.

Таким образом, все средства духовного воздействия на массы: агитация и пропаганда, политико-правовая работа, печать, кино, радио, литература, искусство – использовались для разъяснения целей, характера и особенностей войны против фашистской Германии, для решения военных задач в тылу и на фронте, для достижения победы над врагом.

Таким образом, идеологическая работа, которую партия проводила в массах, была направлена в первую очередь на повышение коммунистической сознательности советских людей, воспитание их в духе социалистической идеологии и морали применительно к новым, военным условиям. Партия опиралась при этом на принципы защиты Отечества, творчески применяя и развивая их в сложной обстановке.

В то же время партия воспитывала массы в духе пролетарского интернационализма, братской солидарности с трудящимися всех стран.

То есть с одной стороны, важной чертой духовного облика советских людей в годы войны являлась ненависть к врагу, они и не могли питать иные чувства к гитлеровским захватчикам, которые хотели поработить народы СССР.

Однако ненависть к немецко-фашистским оккупантам не распространялась на весь немецкий народ. Наши бойцы сумели сдержать гнев, проявили выдержку и благородство по отношению к жителям немецких городов и деревень, великодушно обращались с пленными.

Коммунистическая партия добилась в предвоенные годы больших успехов в идейно-политическом воспитании советского народа. Все средства идеологического воздейств ия были использованы партией для воспитания в советских людях высоких моральных качеств. Коммунистическая партия сумела воспитать в нашем народе такие высокие духовные качества, которые сказались в дни войны в невиданном героизме советских людей на фронте и в тылу, вызывая восхищение всего мира.

«Второй Сталинград». 60 лет назад была завершена Корсунь-Шевченковская операция

В свое время, работая над документальной повестью, посвященной победному завершению Корсунь-Шевченковской операции, автор этих строк не только «перелопатил» кипы документов, но и побеседовал с рядом первых лиц Великой Отечественной войны, непосредственными участниками тех событий. На основе записей этих разговоров и подготовлен данный материал.

…К концу января 1944 года войска 1-го и 2-го Украинских фронтов под командованием генералов армии Н.Ф.Ватутина и И.С.Конева охватили оба фланга Корсунь-Шевченковской группировки врага. Ставка, по предложению Г.К. Жукова, приступила к разработке операции с целью окружить и затем уничтожить войска противника, а сам маршал срочно выехал в район сражения.

Не буду вдаваться в подробные описания происходившего – об этой операции можно прочитать в любой военной энциклопедии. Расскажу про то, о чем свидетельствуют очевидцы тех событий и чего в энциклопедиях нет…

Итак, события здесь развивались стремительно. Особенно дерзко действовала 5-я гвардейская танковая армия генерала П.А.Ротмистрова. Введенная в прорыв 25 января, она ринулась к Звенигородке, а к ней навстречу на всех парах мчались танкисты 6-й танковой армии. Железные клещи неумолимо сжимались… Но и фашисты, не теряя надежды на успех, продолжали наращивать свои силы. Если 28 января в районе сражения они имели 3 танковые и 3 пехотные дивизии, то к 15 февраля таковых было уже 8 и 6. Наученные горьким для них сталинградским опытом, немецкие войска также пытались активными действиями вырваться из смыкающегося кольца.

Все же события развивались именно «по сталинградскому сценарию», в итоге в окружении оказались девять пехотных и танковая дивизии, моторизованная бригада, многочисленные части усиления. Советское командование оперативно создало внутренний и внешний фронты окружения.

После этого окруженному противнику было предложено сдаться. Подписанный маршалом Жуковым, генералами Ватутиным и Коневым текст обращения к немецкому командованию содержал объективную оценку безвыходного положения врага и предупреждение, что в случае отказа сложить оружие группировка будет уничтожена. Однако командовавший ею генерал Штеммерман, переговорив по радио с фельдмаршалом Манштейном, ультиматум отверг. Это было 9 февраля 1944 года.

Сраение под Корсунь-Шевченковским продолжалось – причем не без успеха для фашистских войск. Резерв из 200 танков приблизился к окруженным на 20 километров. Об этом незамедлительно доложили Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину.

- Времени было далеко за полночь, когда вдруг зазвонил телефон. Меня срочно вызывали в Кремль, – рассказывал бывший командующий ВВС Красной Армии главный маршал авиации Александр Александрович Новиков.

- В кабинете у Сталина находился командующий бронетанковыми и механизированными войсками генерал-полковник Яков Федоренко – они сидели вдвоем на диване и о чем-то беседовали. Увидев меня, Сталин в знак приветствия приподнял правую руку, затем встал с дивана, прошелся вдоль стола, повернулся ко мне и, глядя мне в глаза, спросил: «Скажите, товарищ Новиков, можно ли остановить танки авиацией?»

…В голове у меня закаруселились мысли: значит, на участке 1-го Украинского фронта резко осложнилась обстановка, значит, начальник штаба ВВС генерал-полковник авиации Сергей Александрович Худяков, отправленный в район сражения для координации действий авиации, что-то там не так делает.

Как бы отгадав мои мысли, Сталин, выбивая из трубки пепел, негромко, но твердо сказал: «Кстати, Худяков мне там не нужен. Уберите его!»

Сколько раз приходилось слышать от Верховного это жесткое «такой-то мне не нужен, уберите...». Обычно возражать никто не осмеливался - не было случая, чтобы и я пытался изменить решение Сталина, но сегодня ведь шла речь о моем начальнике штаба – то есть ближайшем моем сотруднике и генерале, человеческие качества которого были мне хорошо известны.

Утром 15 февраля погода не благоприятствовала, но более 90 штурмовиков вылетели на боевое задание. Мы решились сделать ставку не на пушечный огонь самолетов, а на многочисленные, совсем небольшие по размеру кумулятивные бомбы, которые прожигали броню и поражали осколками экипаж. Этими бомбами можно было бы буквально засыпать гитлеровцев. Самолеты пошли, а для нас на земле начались минуты мучительного ожидания… (Якушевский, Арсенал Победы. ВИЖ, N5 1995).

Вскоре мне позвонил Ватутин: «Александр Александрович, - радостно кричал в телефонную трубку Николай Федорович, - а танки-то горят! Горят, черт их возьми! Молодцы штурмовики!»

Второй удар по танковым колоннам врага нанесли 63 штурмовика. Враг никак не ожидал обилия наших кумулятивных «гостинцев», поднялась паника... Ударами с воздуха, а также действием подвижных отрядов заграждения и новых частей, спешно и эффективно перегруппированных командованием, «контрударная» группировка противника была остановлена, перешла к обороне. В результате она так и не смогла одолеть десятикилометровую полосу, отделявшую ее от находившихся в котле дивизий. Таким образом, задача, возложенная Ставкой на 1-й Украинской фронт - не допустить прорыва противника с внешнего фронта к окруженным, - была выполнена.

Сталин ограничил в полномочиях маршала Жукова, который, кстати, был не только представителем Ставки, но и заместителем Верховного. Как говорится, «первый после Бога». Однако теперь маршал не координировал, как следовало бы, действия фронтов, а занимался лишь конкретной организацией отражения деблокирующих ударов противника. Во-вторых, у самого генерала Ватутина забрали 27-ю армию, оставив ее между тем на обеспечении у 1-го Украинского фронта. А окончательный разгром окруженного врага Сталин поручил командующему 2-м Украинским фронтом генералу армии Ивану Степановичу Коневу. Хотя маршал Жуков с таким решением не был согласен, однако на этот раз Верховный не посчитался с авторитетным мнением своего заместителя…

…Отвергая ультиматум советского командования, генерал Штеммерман не мог не предвидеть, что расплата будет суровой. Кстати, в свое время это понимал и фельдмаршал Паулюс, но…

1-й Украинский фронт продолжал вести упорные бои, и танки врага были остановлены. Помимо 6-й и 2-й танковых армий, генерал Ватутин бросил на внешний фронт окружения бригаду из 1-й танковой армии генерала Катукова. Маршал Новиков продолжает лично руководить боевыми действиями авиации...

Из Ставки были получены данные о том, что Манштейн теперь приказывал Штеммерману прорываться из котла собственными силами. Это же подтвердил на допросе и пленный немецкий связист. Было также замечено, что, несмотря на сложные метеоусловия, из котла пытаются вырваться группы самолетов – причем таковых стало больше, чем было несколько дней назад. Очевидно, таким образом гитлеровцы пытались эвакуировать командный состав и ценных специалистов. Учитывая это, генерал армии Конев, обеспечивавший внутренний фронт окружения, решил, что надо подтянуть поближе к коридору прорыва зенитчиков - в случае необходимости те также могли бы принять участие в отражении танковых атак...

Согласно последующим разведывательным данным и показаниям пленных, в ночь на 16 февраля и в течение всего последующего дня фашисты производили перегруппировку и сосредоточение сил в районе Шендеровки – очевидно с тем, чтобы в ближайшую ночь попытаться прорваться из окружения в направлении на Лысянку. Генерал армии Конев предупредил все войска фронта о намерениях гитлеровцев, а вечером 16 февраля позвонил маршалу авиации Новикову, координировавшему боевые действия 2-й и 5-й воздушных армий.

…Побоище это было страшным. Гитлеровцы потеряли в нем 55 тысяч убитыми, свыше 18 тысяч пленными. Погиб и командовавший окруженцами генерал Вильгельм Штеммерман – в отличие от оказавшегося в нашем плену Паулюса он сполна разделил судьбу своих солдат. Когда Коневу доложили об этом, наш командующий разрешил пленным похоронить его с надлежащими почестями - по законам военного времени.

Весь день 17 февраля войска 2-го Украинского фронта ликвидировали очаги сопротивления, выдавливали или уничтожали разрозненные группы гитлеровцев, пытавшихся просочиться через кольцо окружения, подсчитывали захваченные трофеи…

А 18 февраля радио Москвы передавало приказ Верховного Главнокомандующего в честь новой победы советских Вооруженных Сил в районе Корсунь-Шевченковского.

За отличные боевые действия Сталин объявил благодарность всем войскам 2-го Украинского фронта, участвовавшим в боях под Корсунью. О воинах 1-го Украинского фронта в этом приказе не было сказано ни слова. Позже Маршал Советского Союза Г.К.Жуков в своих мемуарах «Воспоминания и размышления» напишет: «Как бывший заместитель Верховного Главнокомандующего... должен сказать, что И.В.Сталин был глубоко не прав, не отметив в своем приказе войска 1-го Украинского фронта. Я думаю, что это была непростительная ошибка Верховного».

Между тем, разгромив Корсунь-Шевченковскую группировку противника, советские войска приковали к себе до половины всех танковых и более двух третей вооруженных сил противника, действовавших на Правобережной Украине. Они не только уничтожили окруженную группировку врага, но и нанесли серьезное поражение еще 15 дивизиям. Путь за Днепр был открыт.

21 февраля 1944 года в район Корсунь-Шевченковского поступила радостная весть – указами Президиума Верховного Совета за умелое руководство войсками генералу армии И.С.Коневу присваивалось звание Маршала Советского Союза, маршалу авиации А.А.Новикову – главного маршала авиации, генерал-полковнику танковых войск П.А.Ротмистрову – маршала бронетанковых войск.

Только что возвратившийся из Москвы Маршал Советского Союза Г.К.Жуков, где он с 18 по 20 февраля докладывал Верховному Главнокомандующему свои соображения о плане дальнейших операций, внимательно выслушал сообщение о присвоении новых званий, прочитанное по радио Левитаном, и тут же распорядился послать от себя И.С.Коневу маршальские погоны. Позже Иван Степанович напишет в своих мемуарах: «Это было и внимание, и поздравление, и бесценный подарок».

…Как я уже отметил, ни генерал армии Ватутин, ни кто-либо из его подчиненных отмечены не были.

Главная высота России

«Закончив телефонный разговор, Верховный сказал:

- Еременко докладывает, что противник подтягивает к городу танковые части. Завтра надо ждать нового удара. Дайте сейчас же указание о немедленной переброске через Волгу 13-й гвардейской дивизии Родимцева из резерва Ставки...

13, 14, 15 сентября для сталинградцев были тяжелыми, слишком тяжелыми днями... Перелом в эти тяжелые и, как временами казалось, последние часы был создан 13-й гвардейской дивизией А.И. Родимцева. После переправы в Сталинград она сразу же контратаковала противника. Ее удар был совершенно неожиданным для врага. 16 сентября дивизия А.И. Родимцева отбила Мамаев курган».

(Г.К. Жуков. «Воспоминания и размышления»).

Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Александр Ильич Родимцев на первый взгляд мог показаться не очень общительным, даже угрюмым человеком - но это только на первый взгляд. Стоило его «настроить» на фронтовую волну, попросить припомнить былое, и Александр Ильич преображался в интересного рассказчика. Его память хранила множество имен, массу поучительных примеров из боевой практики.

…А вот как развивались события, связанные с штурмом Мамаева кургана....

Темной сентябрьской ночью 1942 года старшего лейтенанта Исакова вызвали к командиру полка майору Долгову. Вошел Исаков в землянку, и у него сразу перехватило дыхание. Рядом с майором — только что назначенный командующим 62-й армией генерал Василий Иванович Чуйков. Повернувшись к комбату, Чуйков спросил:

- План города у вас с собой?

- Так точно, - поспешил развернуть карту старший лейтенант Исаков.

- Вот этот курган, - генерал Чуйков обвел жирным красным кружком высоту 102,0, - вам надо взять во что бы то ни стало. Если завтра не возьмете - будет поздно. Потом дивизию пошлем на эту высоту - и дивизия ее не возьмет...

- …Но эта высота особая. Если закрепятся немцы на кургане, то Сталинград... А мы не должны допустить этого! На защитников Сталинграда направлены взоры всех советских людей. Возможно, в этом сражении решается судьба нашей Родины... Уловил?

- Как не уловить. Страна смотрит на Сталинград, а его участь во многом зависит от того, кто владеет господствующей высотой 102,0. И выходит - Мамаев курган...

- Выходит так, что в данный момент - это главная высота России. Взять ее, вцепиться в нее и - ни шагу назад!

- Есть, ни шагу назад! - выдохнул старший лейтенант.

- Надеюсь на тебя, Иван Иванович, - крепко пожал на прощание руку майор Долгов. - Постоянно поддерживай взаимодействие с батальоном Кирина.

...Атака Мамаева кургана была назначена на десять часов утра. Наступать предстояло без артиллерийской подготовки, без приданных и поддерживающих средств. Даже на огонь полковых батарей в ходе атаки рассчитывать не приходилось - они еще не успели переправиться через Волгу.

Где, в каком уставе предусмотрена такая атака? Но разве когда было, чтобы какая-нибудь из высот пусть даже на несколько часов становилась главной высотой России?

Ливень свинца обрушили гитлеровцы на атакующих, стремясь прижать их к земле, но наши бойцы, ведя на ходу огонь, шаг за шагом поднимались на Мамаев курган. Падали убитые, раненые, однако солдаты во главе с командирами рот Михаилом Колядинским, Иваном Сафроновым, Степаном Карпенко, Иваном Самохиным, Михаилом Буренко упорно взбирались на высоту. Когда расстояние позволило пустить в ход гранаты, фашисты не выдержали, попятились назад. Через минуту гвардейцы Исакова вместе с соседним вторым батальоном поднялись на гребень высоты, где развевался фашистский флаг. Боец Кентя схватил его и бросил к ногам товарищей.

Батальон стал зарываться в землю, а Исаков, комиссар батальона политрук Нефедьев, начальник штаба младший лейтенант Ильин и другие офицеры управления батальона стали разрабатывать различные варианты отражения контратак противника. Было ясно, что фашисты предпримут все возможное, чтобы выбить гвардейцев с высоты.

…Вскоре старший лейтенант Исаков, комиссар Нефедьев вместе со своими ординарцами и группой бойцов сами несли в подразделения патроны и гранаты. И вовремя – фашисты как раз перешли в контратаку. Ее удалось отбить. Гитлеровцы пытались еще несколько раз контратаковать, однако успеха не имели. И все же, несмотря на большие потери, фашисты упорно лезли на гребень высоты... Обстановка осложнилась до крайности, когда Исакову доложили, что на помощь врагу подошли танки.

…Все подразделения готовились к отражению которой уже по счету атаки врага. Но если раньше отбивали натиск пехоты, то теперь впереди атакующих гитлеровцев грозно ползли шесть танков.

Продвигаясь вперед, враг усиливал стрельбу. В ответ открыли огонь минометчики старшего лейтенанта Буренко и «максимы» старшего лейтенанта Самохина, которым удалось отсечь пехоту противника от танков. Но как остановить бронированные чудовища? Все шесть ПТР в действии, а танки ползут и ползут...

Вдруг из окопа поднялся младший лейтенант Колядинский. Короткими перебежками он достиг позиции пэтээровцев, прильнул к прицелу ружья. С первого же выстрела офицеру удалось подбить вражескую машину, а через минуту задымился второй танк противника...

В третьей роте отличился младший политрук Владимир Тимофеев. В критический момент он заменил убитого пулеметчика и открыл прицельный огонь по врагу.

Гвардейцы усилили ружейно-пулеметный огонь и прижали неприятельскую пехоту к земле. Вражеские танкисты, потеряв две машины, тоже не рискнули без поддержки пехоты двигаться вперед. Очередная атака гитлеровцев захлебнулась...

Заткнув за пояс гранаты и поставив трофейный автомат на предохранитель, старший лейтенант Исаков облегченно вздохнул, вытер рукавом гимнастерки вспотевший лоб.

Из третьей роты прибыл политрук Нефедьев. По его виду нетрудно было догадаться, что он находился в самой гуще боя.

…На Мамаевом кургане остались только первый батальон Исакова и рота автоматчиков капитана Петрываева. Несколько дней остатки этих подразделений отбивали по десять-пятнадцать атак в день. Когда защитников высоты сменила свежая часть, то их осталось совсем немного. В батальоне Исакова из семисот бойцов и командиров уцелели лишь несколько десятков раненых. Обессиленных, но непокоренных.

Александр Ильич помолчал, снова взял со стола портрет Ивана Ивановича Исакова:

– Я побывал во многих боях, но таких ожесточенных, как на Мамаевом кургане, вести не приходилось...

Недаром же в 1967 году и именно на Мамаевом кургане был открыт архитектурно-скульптурный мемориальный ансамбль памятников, посвященный участникам сражения века – Сталинградской битвы. Здесь же, на Мамаевом кургане, согласно их завещанию похоронены командующий 62-й армией дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза В.И. Чуйков и командующий 64-й армией Герой Советского Союза генерал-полковник М.С. Шумилов. (Ф. Д. Устинов. Во имя Победы. М., Международные отношения, 1995г.)

Спор маршалов

Кажется, за шесть десятилетий, прошедших после Великой Отечественной войны, ее история должна была быть изучена досконально. Однако в ее летописи до сих пор остается немало "белых пятен", порождающих много спорных вопросов, дающих почву для разного рода фальсификаций и измышлений.

Почему же так произошло? Думается, помимо политических причин и так называемых "государственных интересов", негативную роль сыграл субъективный фактор. Как говорится, каждый фронтовик - будь то рядовой солдат, будь маршал, без разницы, считал свой участок главным. А потому даже между участниками войны хватает разногласий и споров и порой не находится единой точки зрения на общеизвестные события.

О том, как трудно создавалась история Великой Отечественной войны, свидетельствует предлагаемый материал.

├ …Все началось в 1964 году, когда Маршал Советского Союза Василий Чуйков, в 1945-м - командующий 8-й гвардейской армией, опубликовал на страницах журнала "Октябрь" (№№ 3-5) свои воспоминания, где сделал удивившее многих предположение: "...участь Берлина, а вместе с ним и всей фашистской Германии могла быть решена еще в феврале... повторяю, взятие Берлина в феврале 1945 года означало бы конец войне". Далее бывший командарм заключил: "И жертвы могли быть значительно меньше по сравнению с теми, что мы понесли в апреле".

Выводы Василия Ивановича противоречили устоявшейся точке зрения. Бывший командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза Г.К. Жуков решительно не согласился с мнением Чуйкова. В статье "На берлинском направлении", опубликованной в "Военно-историческом журнале", Георгий Константинович, проанализировав состояние войск после стремительного 500-километрового наступления, заключил: "...в подобных условиях предпринимать решительное наступление на Берлин было бы чистейшей авантюрой".

Маршал Чуйков в ряде газетных выступлений продолжал, однако, отстаивать свою точку зрения... Тогда-то "наверху" и было решено собрать совещание маршалов.

Открыл его начальник Главного политуправления генерал армии Алексей Алексеевич Епишев (в 1945-м - член военного совета 38-й армии):

- Надуманные ситуации и выводы вызывают справедливые возражения читателей. Так произошло и с мемуарами Маршала Советского Союза Чуйкова "Конец третьего рейха". Его положение о том, что Берлинскую операцию можно было закончить в феврале 1945 года, вызвало бурную реакцию непосредственных участников тех событий, которые считают, что выводы товарища Чуйкова не соответствуют исторической действительности. ЦК партии поручил Главному политуправлению и Военно-научному управлению разобраться в этом вопросе.

Спокойно выслушав представителя Генштаба, Чуйков возразил:

- Первой форсировала Одер и заняла на ее западом берегу плацдарм 5-я ударная армия генерала Берзарина. 1-я танковая армия генерала Катукова наступала с 8-й гвардейской армией и вышла на Кюстринский плацдарм. Группа "Висла" начала формироваться 26 января 1945 года.

Советские войска прошли 500 км, до Берлина оставалось в феврале 60 км. Касаясь оценки сложившейся тогда ситуации, сошлюсь на мнение товарища Штеменко. Он писал, что темпы развития операции 1945 года превзошли все ожидания...

Казалось бы, операция идет по другому руслу. Противника не было. Генштабу нужно было видеть изменявшуюся обстановку. Против сильной Восточно-Прусской группировки немцев, состоявшей из 26 дивизий, было сосредоточено 15 армий. Зачем надо было выдвигать войска 2-го Белорусского фронта на северо-восток? И только потом начали присоединять левый фланг этого фронта к действиям 1-го Белорусского фронта. Генштаб неверно оценил обстановку в январе, можно было свободно бить на Померанию. Там никого не было. Был просчет в материально-техническом обеспечении 1-го Белорусского фронта. Главный удар фронт наносил левым крылом. Основные коммуникации надо было строить за главной группировкой, а начали их в другом месте - севернее. Мост у Демблина не строился. Подвоз затормозился. Мы упрекали генерала Антипенко за то, что он бросил все на Варшаву.

Удары 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов разгромили армии противника в Польше, и мы, преследуя противника, "шли руки в карманы". Рубежей обороны у немцев было построено много, но они нас не задержали. Мы их прошли легко и с ходу форсировали Одер. Одна дивизия была у противника свежая, мы ее разгромили. Неверно, что противник остановил нас у Одера.

2 февраля Жуков отдал приказ, которым предложил оборудовать две основные оборонительные позиции. Кто же нас задержал? Противник или командование? У нас забрали все понтонные части и погнали в тыл.

Когда Мы начали Висло-Одерскую операцию, главные силы противника были в Арденнах. Гитлер часть сил перебрасывал из Берлина к Будапешту. Ставка утвердила наступление на Берлин, а командующие фронтами отказались от наступления.

Даже после приказа перейти к обороне Жуков 6 февраля дает указание готовиться к наступлению на Берлин. В этот день во время совещания у Жукова звонил Сталин. Спрашивает: "Скажите, что вы делаете?" Жуков: "Планируем наступление на Берлин". Сталин: "Поверните на Померанию". Жуков сейчас отказывается от этого разговора, а он был.

Группа армий "Висла" сколачивалась на ходу из разбитых в Восточной Пруссии армий.

11-й армии не было и в помине. Если бы она была, она бы участвовала в боях.

Маршал Чуйков: 9-я немецкая армия была разбита вдребезги. Да, на севере было 38 дивизий, но на фронте 600 км, дивизии, разбитые "в доску". Нельзя отождествлять группу "Висла" и Померанскую группировку. Группа армий "Висла" решила 16 января перейти в наступление и ударить по правому флангу 1-го Белорусского фронта. Она продвинулась на 12 км, и на этом прекратилась ее активность. Против Висло-Померанской группировки было сосредоточено 11 наших армий. Она была разгромлена.

Для наступления на Берлин у нас было войск вполне достаточно. Эти 2,5 месяца передышки, которые мы дали противнику на западном направлении, помогли ему подготовиться к обороне Берлина. Но если бы мы сразу наступали, таких сил на Берлинском направлении у него не было. Наши противники сейчас стараются доказать, что мы били не умением, а количеством. И это мы не можем опровергнуть. На Берлинском направлении у немцев было 40 дивизий, у нас - 170. (Российский государственный военно-исторический архив (военные хроники и сборники материалов по анализу военной истории) (Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.) (107005, Москва, 2-я Бауманская ул., 3)

Маршал И.С. Конев (в 1945-м - командующий войсками 1-го Украинского фронта): Наша дивизия и немецкая - разные по составу. Когда мы перешагнули через Одер, положение резко изменилось: противник стал оказывать серьезное сопротивление. Скоробогаткин правильно доложил обстановку того времени. Мы сами отказались в феврале 1945 года от наступления на Берлин, без указания сверху.

После успешной Висло-Одерской операции в 1-м Украинском мы думали быстро дойти до Берлина. Когда форсировали Одер, планировали развитие операции на Берлин. Ставка нас поддержала и сообщила, что 1-й Белорусский фронт планирует то же. Это нас еще более обязывало к наступательным действиям. Но жизнь внесла коррективы.

Мы сразу же почувствовали сильное сопротивление врага. Перед нами оказались немецкие дивизии, переброшенные с запада, с флангов, из резерва. А фашистские войска, разгромленные в районе Висла – Одер… Возник новый фронт обороны с организованной системой огня, с соответствующими резервами. Попытки некоторых наших армий прорвать оборону противника не имели успеха. Левый фланг 1-го Украинского фронта вообще не сумел продвинуться. Пришлось раньше времени вводить в бой танковую армию Рыбалко.

Получаю данные, что 1-й Белорусский фронт, выйдя на Одер, приостановил наступление в связи с действиями Померанской группировки противника. 2-й Украинский фронт задержался в Карпатах.

Наши войска физически устали, были значительные потери в людях, танках. Стрелковые дивизии состояли из 3-4 тысяч человек. Мы имели всего лишь 50-60 процентов боеготовых танков. Тыл растянут на 500 км. Подвоз ограничен. Боеприпасы остались на Сандомирском плацдарме. Бензина на наступление не было. Голодный паек во всем. А города перед нами укреплены, что крепости. Для взятия их нужно было много боеприпасов, особенно тяжелых снарядов. Но их не хватало…

Маршал М.В. Захаров (в 1945-м - начальник штаба 2-го Украинского, затем - Забайкальского фронтов): Могла бы быть Варшавская операция времен гражданской войны.

Маршал Конев: Да, могло бы создаться очень тяжелое положение. И его наверняка использовали бы немцы в своих интересах. Например, пропустили бы союзников в Берлин.

… Мы одержали победу в жестокой войне. Против советских войск немцы дрались до последнего. Берлин нам достался тоже с большими потерями. Мы воевали не с ветряными мельницами, а с сильным противником.

Маршал К.К. Рокоссовский (в 1945-м - командующий войсками 2-го Белорусского фронта): У меня был крупный разговор со Сталиным, когда меня переводили с 1-го Белорусского фронта на 2-й Белорусский фронт, а командующим 1-м Белорусским фронтом назначали Жукова. Я выразил свое неудовольствие в связи с новым моим назначением…

Сталин далее пояснил: "Создается три фронта, на которые возложена задача закончить войну. Эта тройка должна действовать вместе. Если Жуков задержится, вы ему поможете с севера. Ваше направление тоже очень важное. 3-й Белорусский фронт нацелил свой удар вдоль моря, он связался с Восточно-Прусской группировкой и не может помочь наступлению на Берлин".

… Ставка согласилась усилить нас. Во взаимодействии с правым крылом 1-го Белорусского фронта мы рассекли и уничтожили Померанскую группировку противника. В той обстановке иного решения не могло быть.

Если бы в феврале 1945 года повели наступление на Берлин, оно могло бы сорваться, и неизвестно еще, какие отношения сложились бы у нас с союзниками. Мы напрасно сейчас "деремся". (

Маршал В.Д. Соколовский (в 1945-м - заместитель командующего войсками 1-го Белорусского фронта): Хочу дать товарищу Чуйкову несколько справок. Идея о продолжении наступления на Берлин исходила от командования 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Мы сами решили наступать, пока противник не подтянул резервы. 8 февраля мы начали эту операцию основными силами. Операция развивалась сравнительно успешно. За 3-4 дня продвинулись на 60 км и подошли к р. Нейсе. Расширили прорыв до 200 км. Но на Нейсе мы выдохлись, не смогли захватить сходу ни одного плацдарма.

Операция была плохо обеспечена боеприпасами. Их у нас было 50-60 процентов. Особенно плохо обстояло дело у 3 ТА, которая к тому же перемещалась с юга на север. Не хватало продуктов, горючего. Люди устали. Мы прошли до Нейсе без передышки 700 км. Левый фланг фронта не продвинулся, его отвлекла Силезия. В этих условиях 1-й Украинский фронт идти на Нейсе не мог, а без них не мог наступать и 1-й Белорусский фронт. Таким образом, в феврале месяце не было условий для развития наступления на Берлин. …Я поддерживаю Ивана Степановича Конева, что спор о возможности взятия Берлина в феврале 1945 года беспредметный.

Маршал К.С. Москаленко (в 1945-м - командующий 38-й армией): Я не участник Берлинской операции, но прочел соответствующие материалы. Обстановка в ту пору была действительно сложная. Василий Иванович ряд вопросов ставит, может быть, и правильно - например, об отвлечении сил в сторону Балтики. Но ему надо было тогда, в феврале 1945 года, говорить о возможности взятия Берлина. Ты, Василий Иванович, не прав, что поднял этот вопрос много лет спустя и дал пищу нашим недругам.

Вся беда в том, что у нас исторические документы и мемуары пишут под углом зрения сегодняшнего дня. А надо писать так, как было на самом деле, причем не принижая других, не выпячивая себя. В немецких мемуарах ни один генерал не поносит других (кроме Гитлера). У нас стараются принижать роль соседних соединений и объединений.

… Перед нами враги преклоняются. Здорово описывают действия Красной Армии, ее военачальников французы. А нам мешали это делать то культ, то субъективизм.

Генерал армии П.Ф. Батицкий (в 1945-м - командир стрелкового корпуса): Я воевал в Восточной Пруссии, наступал вдоль дороги Гумбинен-Инстербург и т.д. Группировка немцев была здесь очень сильная. Бои с ней были необычайно кровопролитные. В первый же день наступления наш корпус потерял 6 тысяч убитыми и ранеными. Столь же сильной была и группировка противника на севере. Поэтому понятно, что Рокоссовский растягивал свой фронт.

Чуйков как-то недооценивает противника. Когда уже мы были южнее Берлина, наша 9-я армия вела очень упорные бои. Драка шла страшная. Немцы сражались за каждый рубеж, сходились врукопашную. И это "слабый", "разбитый в доску" противник, как утверждает товарищ Чуйков.

У меня не сложилось мнения, что противник был деморализован. Война в заключительной фазе была ожесточенной, и вести наступление на Берлин с растянутыми базами при больших потерях и усталости наших войск было нельзя.

В заключение выступил генерал армии А.А. Епишев. Обращаясь к Маршалу Чуйкову, он сказал: "Так как же понимать, Василий Иванович, единодушие выступавших товарищей вас не поколебало?"

Маршал Чуйков: Нет, почему же? Я этого не говорю. Отказываться от написанного я не могу. Но я не могу сказать, что не прислушиваюсь к мнению такого синклита. Написано кое-что правильно и, может быть, кое-что неправильно. Я сразу руки вверх не подниму, но добиваться выступления в печати не буду.

Генерал армии Епишев: Мы должны заботиться об авторитете советских военачальников! Конечно, недостатки в Берлинской операции были, но не будем делать ей переоценку. Надеемся, что Василий Иванович внесет коррективы в свои мемуары. …┤

Так сложно и болезненно писалась история Великой Отечественной войны. Но, к сожалению, до сих пор так и не удалось подготовить многотомный капитальный труд, в котором в концентрированном виде правдиво, без лакировки и без злопыхательства, объективно и по-научному беспристрастно были бы освещены события той страшной, небывалой войны, из которой наш народ достойно вышел победителем, спас мир от коричневой чумы нацизма.

Между тем потребность общества и Вооруженных Сил в таком правдивом труде, бесспорно, сохраняется.

«Я хотел бы, сейчас вам рассказать историю войны…»

Я хотел бы, сейчас вам рассказать историю войны, которая обходится без карт и схем, без сводок и больших чисел. И своеобразие ее в том, что она походит через сердце человека, бойца, узника, героя. Эта история, написанная в лагерях и казематах, в тюрьмах и чудовищных застенках, на полях сражений и военных госпиталях. Это история войны, изложенная в письмах людей, отдавших свои жизни за будущее страны, за своих родных и близких, за друзей и знакомых за будущее следующих поколений за их светлую радостную молодость, которая бы не омрачала черная свастика.

Ольга Эрнестовна Грененберг была подпольщицей, работавшей в одном из районов Латвии. Ольга Эрнестовна умерла в возрасте 26 лет, перед смертью Ольгу пытали. Её били с расчётом на то, что она выдаст все планы подпольщиков, но она молчала. Лицо и груди кололи иглами, пропускали по телу электрический ток, но она не сдалась. Немцы просчитались, Ольга молчала, узнав о предстоящем расстреле -1 августа 44 года, подпольщица написала последние слова своей дочери.

В этом письме героическая молодая женщина и любящая мать признается, что не смотря на молодость и жажду жизни она готова умереть ради счастья и спокойной жизни будущего молодого поколения.

По сути, эта молодая женщина умерла и за наше с вами будущее, за нашу свободу, мирную жизнь. Это письмо дошло до Ромены спустя 20 лет, когда ее нашли боевые друзья ее матери. Поиск родных О.Э. Геренберг продолжался много лет и только 7 января 1969 года в газете «Правда» было, наконец, опубликовано это письмо.

Война не знает имен и возрастов, она беспощадна ко всем. Она заставляет молодых 20-х мальчиков, как Иван Михайлович Ландышев, становиться зрелыми мужчинами, способными нести ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь десятков людей.

И.М. Ландышев – 20-летний комсомолец, воевавший на 2-м Белорусском фронте, взял на себя командование ротой, после того, как в самый разгар боя был убит командир. Отдав необходимые распоряжения, младший лейтенант повел за собой бойцов. Наши подразделения ворвались в окопы противника, завязалась рукопашная схватка. Во время ее И. Ландышев был тяжело ранен, но несмотря на неоднократные предложения товарищей отправиться в тыл, не оставил позиции и продолжал руководить боем. Чувствуя, что силы его оставляют, он вынул комсомольский билет, и на последней странице, сочившейся из ран кровью написан завещание (цитата из комсомольского билета). И. Ландышев погиб 15 марта 1945 года после боя, товарищи похоронили его на польской земле. А комсомольский билет И.М. Ландышева хранится в центральном музее Советской (Российской) армии ∕иив №4∕51.05.

Война не ведет любви, она разрушает семьи, «отнимает у людей» родных и близких заставляет тосковать в бесконечной разлуке.

Эта записка 19-летней девушки из Слуцка, написанная на листочке, вырванном из тетради. Фамилия девушки не установлена. В этих строках рассказывается невыразимая боль девушки, которая просто любит и хочет быть любимой, но между ней и её молодым человеком смерть. Страшно и больно умирать, так и не увидев родных сердцу глаз. Умирать, мысленно прижавшись к родному человеку.

Эта страшная война не была бы выиграна, если бы не бесстрашные командиры, такие как Александр Петрович Долгов, способные повести за собой солдат. Александр Петрович Долгов командовал танковой ротой входящей в состав Танковой части 1-ого Белорусского фронта, гнавшей врага к Берлину А.П. Долгов было дано ответственное задание – на одном из участников прорвать оборону противника. Танк командира как всегда первым пошел в атаку. Своим уменьшением и бесстрашием Долгов увлек за собой бойцов и наши танк прорвали оборону и ворвались в Берлин. С 26 апреля по 2 мая в городе развернулись ожесточенные бои 30 апреля советские войска овладели зданием рейхстага и водрузили на него знамя Победы. 1 мая во время вражеского минометного обстрела А.П. Долгов погиб на одной из улиц Берлина. Указом президиума Верховного совета Александр Петрович Долгов было присвоено звание Героя Советского союза.

Закончить мне бы хотелось надписью сделанной на стенах концентрационного лагеря в городе Каунас в 1944 году (цитата из надписи).

Мы и наши дети, внуки, правнуки должны помнить все ужасы этой войны. Мы должны уважать и почитать всех тех, кто погиб за наше будущее. Их было 27 миллионов – 27 миллионов человеческих жизней. 27 миллионов людей, которые хотели жить, которые любили нежно и преданно своих отцов, матерей, детей, жен, сестер, братьев. Они не хотели умирать. Но они отдали свои жизни за каждого из нас.

Идеология фашизма и немецко-фашистские концлагеря

У германского фашизма существовала своя чрезвычайно действенная идеология. Более того, в гитлеровском государстве впервые было теоретически обосновано «право» на государственный терроризм, на массовые убийства.

Нацистская теория была впервые сформулирована Гитлером в «Майн кампф», потом в значительно расширенном и систематизированном виде главным идеологом Розенбергом в «Мифе XX века».

«Миф XX века» состоял из 712 страниц. На этих страницах Розенберг пересматривает буквально всю историю человечества. Не приводя не единого доказательства, он изображает ее как историю борьбы рас – полноценной (арийской, нордической) с неполноценными (всеми остальными). По Розенбергу, все европейские страны были созданы германцами.

Как же он это доказывает? Розенберг выискивает в художественных произведениях всех жанров, времен, народов…блондинов, на этом основании утверждает, будто они принадлежали к высшей, нордической расе, а стало быть, эта раса существовала испокон веков. На страницах «Мифа» появляются «голубоглазые фараоны»… на груди Сикстинской мадонны «белокурый Иисус смотрит прямо героически», по-арийски выглядят и «голубоглазые личики ангелов в облаках». Даже Христос (по Розенбергу) был не какой-нибудь там еврей или сириец, а человек нордической расы. Розенберг перевернул всю историю с ног на голову и создал совершенно новую расовую «концепцию».

Авторитеты были нужны нацистам. Поэтому Розенберг причислил большинство великих людей к «чистым арийцам». Среди них были: Платон и Кант, Рембрандт, Гёте, Бетховен, Вагнер, Коперник и многие другие. Розенберг заявил, что человек нордической расы должен позаботиться о том, чтобы в его государстве не осталось бы ни одного негра, желтого, мулата, ни одного еврея.

Розенберг доказывал, что без кулака не обойтись, т.к. «нечистая» кровь, бастарды и паразиты, уже приготовились к решительному натиску. По мнению Розенберга, человечество подошло к последней черте, перед ним альтернатива: либо погибнуть, либо выжить и очистить от «испорченной крови».

Розенберг был намерен создать:

  • Новую расовую мораль (внебрачных детей, если их родила арийская мать от арийского отца, следует приветствовать. Но если немецкая женщина вступает в законный брак с негром, желтым, «бастардом», евреем, то её надо покарать тюрьмой с конфискацией имущества и выдворением из германского рейха на веки вечные).
  • Новую элиту (мужчины, которые в борьбе за грядущий рейх стояли на передовой – в духовном, политическом и военном смысле, - являются основой для создания нового дворянства).
  • Новый эстетический идеал (эталон красоты. Его Розенберг видит в немецком солдате).

Расовое безумие нацистов, это не что иное, как заранее продуманная, запланированная, «научно» обоснованная идеология. Она была необходима для агрессивных войн, для достижения мирового господства арийской расы.

После того как отобрали «полноценных» от «неполноценных», последних начали поэтапно лишать всех гражданских прав, превращая их в изгоев. Потом началось поголовное уничтожение и ликвидация «неполноценных». Начали появляться концлагеря…

Нацистские концлагеря – это место, где узники умирали медленной неотвратимой смертью. Назначение концлагерей – систематическое истребление людей.

Существовали так называемые «дикие» лагеря, они располагались где попало: в бывших казармах, казематах, заброшенных фабричных зданиях, полуразрушенных пустующих замках. На смену «диким лагерям» пришли специально оборудованные «кацеты».

Умерщвление людей в Треблинке, Берген – Бельзене, Собиборе, Майданеке, Освенциме – было поставлено на промышленную основу. Счет шел не на сотни, не на тысячи, даже не на десятки или сотни тысяч, а на миллионы. Чтобы умерщвлять миллионы необходимо было создать что-то вроде «производственного процесса». Жертвы свозились из всех стран, вручную убить и захоронить столько людей не представлялось возможным.

Как же уничтожить «неполноценных» людей?

День и ночь шла подготовка треблинской плахи. Эшелоны шли из Варшавы и Ченстохова, людей извещали, что их везут на Украину для работы в сельском хозяйстве.

… Для последнего обмана людей, приезжавших из Европы, железнодорожный тупик в лагере смерти был оборудован наподобие пассажирской станции. На платформе, у которой разгружались очередные 20 вагонов, стояло вокзальное здание с кассами, камерой хранения багажа, с залом ресторана, повсюду имелись стрелы-указатели: «Посадка на Белосток», «На Барановичи», «Посадка на Волковыск» и т.д.

На платформе унтер-офицер предлагает приехавшим оставить вещи на площади и отправиться в «баню», имея при себе лишь личные документы, ценности и самые небольшие пакетики с умывальными принадлежностями.

А на площади перед вокзалом две сотни рабочих молча, быстро, умело развязывают узлы, вскрывают корзины и чемоданы, снимают ремни с портпледов. Идет сортировка и оценка вещей, оставленных только что прибывшей партией… Одни отбираются для отправки в Германию другие: старые, штопаные – для сожжения… 40 эсэсовцев и 60 вахманов работали «на транспорте», так называлась в Треблинке первая стадия: прием эшелона, вывод партии на «вокзал» и на площадь, наблюдение за рабочими, сортирующими и оценивающими вещи…

Ценные вещи уносились на склад, а письма, фотографии новорожденных, братьев, невест, пожелтевшие извещения о свадьбах, все эти тысячи драгоценных предметов, бесконечно дорогих для их владельцев и представляющих лишь хлам для треблинских хозяев, собирались в кучи и уносились к огромным ямам, где на дне лежали сотни тысяч таких же писем, открыток, визитных карточек, фотографий… Площадь кое-как подметалась и была готова к приему новой партии обречённых.

Женщин и мужчин развозили по разным баракам и предлагали раздеться и готовиться к «бане». В женском бараке находилась парикмахерская: голых женщин стригли под машинку (волосы складывали в мешки и отправляли по германским адресам). Из мужчин отбирались самые крепкие, их использовали для захоронения трупов и обычно убивали на второй день.

Дальше голых людей подводили к «кассе» и предлагали сдать документы и ценности. В маленькой, сколоченной из досок сидел шарфюрер. Возле него стояли эсэсовцы и вахманы. После будки стояли деревянные ящики, в которые бросались ценности – одни для бумажных денег, другой для монет, третий для ручных часов, для колец… Документы летели на землю, уже никому не нужны на свете, документы живых мертвецов.

Здесь у «кассы», наступал перелом – здесь кончалась пытка ложью. И когда наступал последний акт ограбления живых мертвецов, немцы резко меняли стиль отношения к своим жертвам. Кольца срывали, ломая пальцы женщин, вырывали серьги, раздирая мочки ушей.

Дальше людей строили рядами по пять человек. Они вступали на прямую аллею, обсаженную цветами и елками, ведущую к месту казни. По обеим сторонам аллеи была протянута проволока и плечом к плечу стояли вахманы… и эсэсовцы… Дорога была покрыта белым песком.

Эту аллею немцы называли «дорога без возвращения».

Путь от «кассы» до места казни занимал несколько минут.

Эсэсовцы спускали натренированных собак, которые кидались в толпу рвали зубами тела обреченных.

И вод наступает последний акт человеческой трагедии – человек переступает последний круг треблинского ада.

Захлопываются двери бетонной камеры. Комбинированные затворы, массивная задвижка, зажим и крючки держат эту дверь, её не выломать…

Через 20-25 минут заключенные в комбинезонах приступают к разгрузке… Эсэсовцы, переговариваясь, осматривают трупы. Если кто-нибудь оставался в живых, стонал или шевелился, его достреливали из пистолета.

Затем команды, вооруженных зубоврачебными щипцами, вырывали у лежавших в ожидании погрузки убитых платиновые и золотые зубы. Зубы эти сортировали согласно их ценности, упаковывали в ящики и отправляли в Германию.

Трупы грузили на вагонетки и повозили к огромным рвам – могилам. Там их укладывали рядами, плотно один к другому.

А в это время…новые 20 вагонов медленно подъезжали к платформе…

Аналогичная схема уничтожения неполноценных рас была и в других лагерях.

Подводя итог, можно сказать, что немецкие лагеря – это «фабрика смерти», это «дорога в один конец».

Пионеры-герои

История советской пионерии неотделима от героической истории нашего народа. Вступая в пионерскую организацию, советские ребята давали торжественное обещание быть верными заветам Ленина, твердо стоять за дело Коммунистической партии, за победу коммунизма.

В трудных условиях военного времени детские судьбы складывались   по-разному. Не всех успели вывезти в глубокий тыл, жили ребята и в прифронтовой полосе, и на территории, временно оккупированной врагом. Но где бы не проходило их военное детство, они оставались, верны своему пионерскому долгу, делали для победы все, что могли.

Пионеры тыла замещали старших в поле и на заводе, ухаживали за ранеными, выступали с концертами в госпиталях. С особым теплом встречали повсюду пионеров-тимуровцев, которые проявляли сыновнюю заботы о семьях фронтовиков.

Пионеры прифронтовой полосы создавали группы особого назначения: юных пожарных, санитаров, связистов, ремонтников. Они помогали дежурить на крышах домов, чтобы уничтожать зажигательные бомбы во время налетов вражеской авиации, участвовали в строительстве оборонительных сооружений.

Наша Родина знает не мало примеров, когда юные патриоты, выполняя пионерское обещание, совершают героические подвиги, не щадя своих сил, не жалея жизни. Исключительный героизм проявляли многие пионеры во время Великой Отечественной войны. Уже первые месяцы показали, насколько высок патриотизм советской пионерии. Ребята задерживали диверсантов, расклеивали на стенах домов призывы к населению, плакаты: «Наше дело! Мы победим!» Им удавалось забирать у фашистов оружие и устраивать засады.

Пятиклассник из Касимовской средней школы Брянской области Миша Куприн повторил легендарный подвиг Ивана Сусанина. Юный герой повел вражеский отряд не к партизанской стоянке, а в лес к непроходимым болотам. Там в дикой ярости враги убили пионера, но и сами не выбрались из болота.

В захваченном фашистами городе Николаеве действовала подпольная организация «Центр». Пионерам Вите Хоменко и Шуре Коберу удалось связаться с подпольщиками. Они успешно выполняли все задания организации. Но по чьему-то доносу фашисты выследили юных подпольщиков, арестовали и казнили. Утром у виселицы появились венки. На лентах было написано: «Вите и Шуре. Будем помнить всегда!»

Во многих боевых схватках участвовал новгородский партизан пионер Леня Голиков. В 1942 году он после долгого преследования гитлеровского генерала убил его и захватил очень ценные документы – карту оборонительных сооружений и чертёж новой мины. В 1943 году у села Станки Псковской области Леня погиб в жестоком бою с гитлеровским карательным отрядом. Юному пионеру посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Двенадцатилетний белорусский партизан Марат Казей был разведчиком. В мае 1944 года он, выполняя задание, наткнулся на засаду врага. Не желая сдаваться, юный герой гранатой подорвал себя вместе с подбежавшими к нему гитлеровцами. Был по смертно награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. В 1965 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Много геройских подвигов совершил Валя Котик – 11-летний пионер из города Шепетовки. Однажды он вывел из строя связь захватчиков со ставкой Гитлера в Варшаве. Не раз Валя был ранен. Выздоравливал и вновь возвращался в партизанский отряд. В феврале 1944 года он скончался от тяжелого ранения на руках товарищей. Котику посмертно присвоено звание Героя Советского Союза (1958г.).

Ленинградскую пионерку Зину Портнову война застала у родственников в Белоруссии. Здесь она стала членом подпольной организации «Юные мстители», а затем ушла в партизанский отряд. Научилась метко стрелять, метать гранаты, стала разведчицей. Однажды ее задержали фашисты. На допросе, который вел сам начальник Витебского гестапо Краузе, юная героиня смогла схватить со стола пистолет и убить фашиста на месте. Та же участь постигла ещё двоих гитлеровцев. Но патроны кончились. Её схватили, пытали и, ничего не добившись, расстреляли. В 1958 году Зине Портновой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Тысячи юных героев смело сражались за Родину. Немало из них за героические подвиги получили ордена и правительственные награды. Эти отважные пионеры стали примером для многих поколений. О них пишут стихи повести, их именами называют улицы и парки. На Родине героев им поставлены памятники.

В дни войны газета «Правда» писала, что по подвигам юных пионеров «…потомки наши будут судить о поведении советского молодого поколения в момент тягчайшего военного испытания для Родины. Они будут знать, как в этот момент был велик даже юный человек, как большим и глубоким был его душевный мир, каким благородным был его нравственный облик».

Заключение. «Белые пятна» Второй мировой и Великой Отечественной войн

«Белые пятна» в истории войны всегда являлись потенциальными очагами разночтения, домыслов и фальсификаций. На основании материалов настоящей статьи можно выделить следующие, нуждающиеся в доработке и уточнении вопросы ВМВ и ВОВ.

1. Цели, преследуемые Гитлером в войне, известны, но неизвестны его планы достижения этих целей, в частности, локализация США.

2. Цели и планы Японии в начатой войне нуждаются в конкретизации.

3. Насколько цели Англии и США в войне были общими и насколько противоречивыми? Если между ними возникали противоречия, то каков был механизм их устранения? В частности, делилась ли Англия с США информацией “Ультра”?

4. Требует уточнения вопрос о том, как вели себя в отношении СССР правительства оккупированных Гитлером стран. Войны СССР они не объявляли, но национальные части некоторых из них (Бельгия, Дания, Норвегия и др.) воевали против СССР.

5. Какой информацией о каждой из воюющих сторон владел начальник диверсионного отдела гестапо О.Скорцени, если он не был, не только осуждён как военный преступник, но даже не привлекался к суду?

6. Почему Р. Гесс, приговорённый международным трибуналом к пожизненному заключению как военный преступник и отбывающий тюремное заключение в Шпандау, после известия об амнистии, не то покончил с собой, не то был убит (утверждает его сын) в месте заключения?

7. Необходимо дальнейшее уточнение людских потерь воюющих сторон на основе единой методики.

8. Нуждается в уточнении сумма материального ущерба, понесённого воюющими сторонами (по единой методике).

9. Официальное исследование требует вопрос о присоединении Финляндии к Берлинскому пакту 1940 г., о начале военных действий против СССР и главное, об условиях заключения мира с СССР. Почему условия мирного договора были благоприятны для Финляндии и, в частности, почему Маннергейм не был объявлен военным преступником.

10. В ходе боевых действий на советско-германском фронте, как правило, не отслеживается связь между проводимыми частными операциями и не оценено влияние последних на конечный результат проводимых операций стратегического или фронтового масштаба. Особенно это относится к начальному периоду войны, когда в конечном итоге, за счёт частных операций срывались планы немецкого командования.

11. Отсутствуют конкретные сведения о деятельности во время ВОВ сформированного в 1940 г. в Югославии русского охранного корпуса, а также о казачьем полке, сформированном в 1943 г.

12. Отсутствуют сведения о структуре НКВД в годы войны и об итоговых результатах действий пограничных и Внутренних войск, принимавших непосредственное участие в боевых действиях.

13. Не отражена деятельность Коминтерна во время войн, хотя известно, что сотни деятелей этой организации были замучены в застенках гестапо.

14. Количественно не оценен объем преступлений, совершённых ОУН, ведь в течение нескольких лет они на своей территории вырезали всё неукраинское население, причём больше всего досталось полякам.

15. До сих пор объективно не освещён национальный вопрос в ходе ВОВ.

16. Не освещена деятельность органов юстиции и карательных органов во время войны. В частности, не ясны причины расстрела руководителя Совинформбюро Лозовского.

17. Не подытожена деятельность Управления контрразведки РККА.

18. В отечественных и зарубежных СМИ большое внимание уделялось движению сопротивления на оккупированных несоветских территориях, однако, количественная сторона результатов этих действий (как это сделано в отношении советских партизан) отсутствует.

19. Не освещён вопрос о судьбе советских военнопленных, возвратившихся на Родину и имевшей при этом место “госпроверке”.

20. Необходимо выявить и установить истину в тех “исправлениях” истории ВОВ, которые были допущены во времена Н.С.Хрущёва.

Вторая мировая война явилась самой масштабной, кровопролитной и разрушительной в мировой истории. Она продолжалась шесть лет, велась на территории трех континентов и в водах четырех океанов, в ней участвовало 40 государств, погибло до 60 млн. человек и было уничтожено по оценкам англо-американских экспертов (т.е. без полного учета советских и японских потерь) материальных ценностей на общую сумму 316 млрд. долларов (в ценах того времени).

Литература

  1. Российский государственный военно-исторический архив (военные хроники и сборники материалов по анализу военной истории) (Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.) (107005, Москва, 2-я Бауманская ул., 3).
  2. Российский государственный архив социально-политической истории(военные хроники и сборники материалов по анализу военной истории) (Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.) (103821, Москва, ул. Б. Дмитровка, 15).
  3. Большая Советская энциклопедия. Издание второе, М., 1983.
  4. Великая Отечественная война 1941 – 1945. Энциклопедия. М., Советская энциклопедия, 1985.
  5. Великая Отечественная война 1941 – 1945. Словарь-справочник. М., Политиздат, 1988.
  6. Г.К. Жуков. «Воспоминания и размышления», М., 2004г.
  7. ЦГАОР СССР. Коллекция документов, 1992.
  8. Военная ордена Суворова первой степени академия им. К.Е.Ворошилова. Сборник материалов по истории военного искусства, т-ма 1-У. М., Воениздат, 1975.
  9. Balanz dez Zweiten Weltkrigs. Hаmburg, 1954
  10. Kurt von Tippeskirch. Geschichte des Zweite Weltkrigs. Bonn, 1954
  11. Д.Люис, Х.Райфс. Игры и решения. М., ИЛ, 1995.
  12. Ф.Сергеев. Тайные операции нацистской разведки 1939–1945. М., Политиздат, 1991.
  13. Д.Ф.Устинов. Во имя победы. М., Воениздат, 1988.
  14. Николас Беттл. Последняя тайна. М., 2004.
  15. Якушевский. Арсенал победы. ВИЖ, № 5, 1995.
  16. Д.Ф.Устинов. Во имя победы. М., Международные отношения, 1995г.
  17. Записка была опубликована в газете «Комсомольская правда» 1 января 1945г.
  18. Аллен Даллес. Искуство разведчика. М., Международные отношения, 2003.
  19. В.В.Гуркин, А.Н.Круглов. Кровавая расплата. ВИЖ, № 5, 1996.
  20. Е. Жирнов. Комсомольская правда от 29 сентября 1994.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top