Ляпин Д.А.

Фигура Петра Великого далеко затемняет своей тенью события предыдущей эпохи, и часто так трудно бывает историку понять причины тех изменений, которые известны нам как «петровские преобразования». Между тем, реформы Петра хоть и были несколько спонтанны, имели свои объективные причины. Изменения, произошедшие в стране, только на первый, поверхностный взгляд, кажутся неожиданными. Для того чтобы лучше понять суть происходящих реформ попробуем проанализировать социально-экономическое развитие Московского государства в XVII в. Поэтому важным, переломным моментом нашей истории следует считать именно XVII в. Этот век подготовил условия, которые повели страну в направлении ее дальнейшего развития в сторону абсолютизма и крепостничества. По пробуем разобраться, как и почему это произошло.

Определимся с методом нашего исследования. Сегодня в исторической науке широкое распространение получили принципы социосинергетики. Общество – сложная, постоянно развивающаяся система. Рано или поздно развитие социума доходит до момента, с которого оно может пойти по тому, либо иному пути. Этот момент получил в синергетике название точка бифуркации. В момент достижения этой точки общество выбирает свой путь дальнейшего развития под воздействием ряда причин. Однако процесс исторического развития - не просто ход причин и случайностей. Важно отметить, что в переломные моменты активность социальных групп или отдельных личностей может сыграть решающую роль. Кроме того, множество различного рода причин (социальных, экономических, политических, религиозных) порождают новый порядок развития общества. Задачей нашей работы является выявление социально-экономических особенностей существования Московского государства в допетровскую эпоху.

Под социально-экономическими особенностями мы понимаем характерную для средневековой Руси поместно-служилую систему (служилое землевладение). Сущность этой системы, которая лежала в основе существования государства, определим следующим образом.

Процесс формирование служилого землевладения приходиться на периоде в старне ины. рчиины государства в в ввв объединения земель вокруг Москвы. Одновременно с этим оформлялась и новая военная система рождающегося государства. Из присоединенных княжеств Москва принимала на службу местных бояр и княжий двор. Перешедший на службу московскому князю представитель местной аристократии получал в условное владение государственное имение – поместье. Взамен он обязывался выполнять свою главную обязанность - военную службу московскому князю. Помещик владел поместьем, пока нес службу в армии государя, после того, как он переставал служить, то с его поместья был обязан служить его сын. Само поместье распределялось, таким образом, между его сыновьями, которые также были обязаны служить московскому князю. Поместье постоянно должно было находиться «в службе». Так, местная удельная аристократия превращалась в уездное дворянство («детей боярских») единого Московского государства. Принцип обязательной службы с земли был выгоден дворянам, которым гарантировалась земля, источник существования средневекового человека, и государству, которое могло иметь сильную дворянскую конницу, основу русской армии.

Однако в этом устройстве системы служилого землевладения кроется одна загвоздка. Простой биологический рост дворянских семей вел за собой неизбежные разделы и дробление поместья. Дворянские семьи были в большинстве своем многодетными, и биологический рост численности «детей боярских» обгонял возможности земельного фонда государства. Вскоре поместье, разделяемое между сыновьями землевладельца, неизбежно мельчало в размере. Государство было обязано обеспечить необходимой землей всех способных к службе помещиков. Созданная военно-служилая система не могла существовать без постоянных войн, необходимых для увеличения территории.

Кризис служилого землевладения наиболее ярко проявился в начале XVII в. на территории южных уездов страны. Именно здесь государство, стремясь обезопасить свои рубежи, строит ряд городов-крепостей и переселяет сюда служилых землевладельцев из центра. Так формировались служилые корпорации местного дворянства. Они теперь были обязаны нести постоянную военную службу и одновременно заниматься собственным хозяйством. Крестьяне, обязанные работать на земле помещика, в новые уезды не стремились. Острая нехватка крестьян сказывалась во всех южных уездах и в центре. Таким образом, именно на примере южных регионов Московского государства, занимающих теперь территорию современного Центрального Черноземья, особенно хорошо прослеживается исследуемый нами кризис служилого землевладения.

Обнищание уездного дворянства и кризис поместно-служилой системы в начале XVII в. вылился в гражданскую войну, получившую у современников название «Смута». Неслучайно Смута охватила, прежде всего, южные уезды страны. Документы конца XVI столетия ясно свидетельствуют о тяжелой экономической обстановке в регионе. Появление здесь корпораций уездного дворянства проходил в очень сложных условиях. Можно выделить несколько главных проблем, с которыми сталкивались местные дворяне («дети боярские»). Во-первых, это экономическое запустение региона, хозяйственная отсталость края. Во-вторых, социальные трудности: уже упоминаемая нами низкая численность крестьянского населения, которая вынуждала помещиков спровадить распашку силами своей семьи. В-третьих, постоянная военная угроза со стороны Крыма и Польши. Кроме того, детей боярских здесь привлекали к распашке «государевой десятинной пашни». Эта правительственная мера имела целью ускорить распашку земель «дикого поля» и снабдить, тем самым, город своим хлебом. Однако, как заметил С.Ф. Платонов, «в Ельце, Осколе, Белгороде, Курске размеры этой пашни были столь велики, что последующие правительства… не решались возвратиться к установленным при Борисе нормам». Все эти трудности сближали служилых землевладельцев, из документов мы видим, что они часто обращались с жалобами и просьбами в Москву коллективно.

В начале XVII в. обстановка еще более ухудшилась. В стране разразился голод, который был следствием неурожая. Вслед за экономическим кризисом усилился и социальный кризис. Подтверждения этому мы можем обнаружить в елецкой десятне 1604 г.

Уже с первых листов десятни, где говорится о наборе на службу «детей боярских», звучит фраза: «а иные бывали казаки и стрельцы». Эта фраза фигурирует в тексте на протяжении всего документа. В конце десятни идет разбор дворян набранных на службу, как выяснилось по ходу смотра, из казаков, стрельцов и холопов. Всего десять человек. Все они «верстались воровски» и от службы были отставлены. Однако шестеро из них, крестьянские и стрелецкие дети, были вновь допущены к службе и пополнили ряды представителей уездного дворянства.

Даже если явившийся сын боярский и значился как «старый помещик», то это не означало его наследственное дворянское происхождение.   Так   А.Т. Душин явился на смотр и в десятне записан среди «старых помещиков». Тем не менее, его отец упоминается в документах о строительстве Ельца как служилый казак. Главный критерий, по которому брали на дворянскую службу казаков или стрельцов, – «а собою добры и в службу годны». Текст елецкой десятни 1604 г. вступает в прямое противоречие с царским наказом 1601 г., по которому строго запрещалось попадание в дети боярские лиц из других социальных групп. Объяснить это противоречие можно только острым социально-экономическим кризисом. Документ также фиксирует попадание некоторых детей боярских в ряды крестьян. Так, один из «новиков» записался на службу с поместья своего деда, который, «по сказке новасильца Левонтия Шепилова», живет «в крестьянах».

Смутное время не решило главных проблем Российского общества. Радикальных изменений после Смуты не произошло. Дело в том, что для этого понадобилось бы изменить саму социально-экономическую сущность государства. Новое правительство Михаила Романова напротив исходило из принципа возвращения к старине. Именно старина, по мнению новой власти, была способна восстановить «тишину и покой» в Московском царстве. Из всех социальных категорий по-настоящему в выигрыше на некоторое время оказалось казачество.

Дальнейший кризис поместно-служилой системы проявился в росте социальной группы мелкопоместных дворян, на землях которых не было крестьян. Эти помещики вошли в историю под именем однодворцев. Понятие «однодворец» часто расшифровывалось в документах написанных после Смуты: «…а крестьян за ним нет, однодворец…». В переписных книгах 1646 г. также говорится: «живут дети боярские однодворцы, а крестьян и бобылей за ними нет». Таким образом, под однодворцами мы понимаем всех помещиков, не имевших крестьян или бобылей и обрабатывающих землю силами своей семьи.

Количество однодворцев после Смуты было велико. Так в небольшом Епифанском уезде количество «детей боярских» составило 203 человека, а крестьян всего 11 человек. Конечно, низкое количество крестьян можно объяснить разорением в период гражданской войны.

Возьмем для примера Елецкий уезд, где находилась самая большая по численности корпорация детей боярских на Юге страны. В елецкой десятне 1622 г. количество упоминаемых крестьян составило 1256 человек, а детей боярских – 820. Таким образом, количество крестьян первоначально превосходило количество детей боярских. Их численность в уезде составила 193 человека или 23%.

Смутное время во многом повлияло на увеличение числа однодворцев, т.е. помещиков обрабатывавших землю силами своей семьи. Начиная с 30-х годов, количество крестьян начнет уменьшаться на протяжении всего XVII в., а количество детей боярских расти, что отмечали такие известные исследователи, как И.Н. Миклашевский и Н.П. Павлов - Сильванский.

Кроме того, часть крестьян бежит к более богатым землевладельцам. Такая ситуация будет длиться до 1637 г., когда будут приняты первые меры закрытия южных уездов для крупного землевладения. Однако из переписных книг 1646 г. видно, что фактически ситуация изменилась слабо.

Другой документ, Писцовая книга по Ельцу 1628 /1630 гг., позволяет проследить соотношение помещиков и крестьян в дальнейшем. Количество детей боярских по ней осталось примерно тем же, количество крестьян напротив возросло до 1345 человек.

Перейдем к другому источнику – елецкой десятне 1648 г. Общее количество помещиков, явившихся на смотр, составило 1805 человек. С давних пор, восходящим еще к временам Ивана Грозного, дети боярские обязаны были привести с собой еще одного или более воинов. В 1622 г. почти каждый третий выполнил эту обязанность. В 1648 году привести с собой человека смогли только четверо.

Важную информацию дает десятня и по крестьянскому населению. Известно, что к этому времени относится окончательное прикрепление крестьян к земле. Вначале вышел наказ Алексея Михайловича 1646 г., а потом и Соборное уложение 1648/49 г. отменило ограничение сыска беглых крестьян. Итак, помещик находился на постоянной военной службе. Крестьянин не воевал, но был обязан обрабатывать землю помещика. Кризис служилого землевладения получил свое дальнейшее развитие.

Количество уездных дворян в связи с нуждами государства резко выросло, а крестьян, напротив уменьшилось. Для примера, посмотрим наши подсчеты поименно всех помещиков Елецкого уезда и закрепленных за ними крестьян. Итак, 307 помещиков действительно владело хотя бы одним крестьянином, а 1498 дворян, вообще, не имело крестьян. В процентном соотношении это выглядит так: только 17% всех помещиков уезда владело крестьянами, и соответственно, 83% крестьян не имело, т.е. являлось однодворцами.

Проанализировав документы по Елецкому уезду, мы можем говорить, что до середины XVII в. однодворцы – это не отдельная социальная группа, а временное состояние сына боярского.На этот факт историки, как правило, внимания не обращали.

Это хорошо видно на конкретных примерах. Так, в елецкой десятне 1622 г. как однодворец с «худым» поместьем   упоминается   помещик Е.М. Акиньшин. В Переписной книге 1646 г. уже его сын, Г.Е. Акиньшин, фигурирует как помещик, на земле которого работало 4 крестьянина. По десятне 1622 г. Стрельников Н.Г. упоминается как помещик, на земле которого работало двое крестьян. По десятне 1648 г. его сын, унаследовавший его поместье, Ф.Н. Стрельников - помещик, не имевший крестьян. Если на земле сына боярского К.Л. Смыкова в 1622 г. работал один крестьянин и проживал один бобыль, то по десятне 1648 г. он фигурирует как однодворец. Показательна судьба помещика Е.М. Карлова, на земле которого в 1628 г. проживало четверо крестьян. В Переписной книге 1646 г. он проживает в том же селе, но уже с одним бобылем. Еще очень много фактов свидетельствуют в пользу того, что многие мелкие помещики постепенно теряли своих крестьян. Однако нет сомнений, что до середины XVII столетия однодворческое состояние для помещиков было временным.

Из представленной диаграммы видно, как меняется соотношение крестьян и помещиков в Елецком уезде, и как резко на этом фоне возрастает число однодворцев.

Социальная дифференциация помещиков южных уездов будет усиливаться до конца столетия. Так, по данным на 1697 г. в Курском уезде доля дворян, на земле которых работали крестьяне составила – 15,2% , в Воронежском – 7,4%, Елецком – 8,4%.

Исходя из всего вышеизложенного, представляется возможным выделить несколько факторов, определивших появление и судьбу однодворцев. Итак, в XVII в. Московское государство вело массу войн, которые требовали постоянного пополнения войска. Однако само устройство поместной системы подразумевало наличие примерно равного количества крестьян и помещиков. Следовательно, рост количества помещиков, главным образом мелких детей боярских, обострял нехватку рабочих рук, т.е. крестьян. Отсюда и стали появляться помещики, имеющие поместья, но неспособные их обработать из-за недостатка крестьян (однодворцы). Правда, на их землю еще могли прийти крестьяне от другого помещика, следовательно, однодворческий статус помещиков был временным. Но после прикрепления крестьян к земле, однодворческое состояние «детей боярских» становилось постоянным.

Выделим несколько этапов в формировании помещиков-однодворцев.

1. Зарождение однодворцев (вторая половина XVI в.).

2. Рост помещиков, попадавших в однодворческое состояние (фиксируется в документах после Смуты).

3. Окончательное оформление однодворцев и закрепление за ними однодворческого статуса (вторая половина XVII в.).

4. Отделение массы однодворцев от дворян (начало XVIII в.) в ходе петровских реформ.

В конце XVII – начале XVIII вв. в ряды однодворцев вольются служилые люди «по прибору»: стрельцы, городовые казаки и т.д. Во второй половине XVII в. они будут реже привлекаться на службу и военные сборы. В 1712 г. однодворцы станут платить подати. В 1724 однодворцы в правах сравняются с государственными крестьянами. В XVIII в. однодворцы окончательно образуют свою замкнутую группу, и в XIX в. они уже ни в коем случае не вступают в родственные связи с другими сословиями, живя своей тесной общиной. Существовали и сохранились, вплоть до наших дней особые диалекты однодворцев различных зон России.

Итак, рост численности однодворцев ярко свидетельствует о кризисе служилого землевладения в России XVII. Полноценно нести военную службу могли только некоторые, немногие представители уездного дворянства. Постепенно стали появляться и распространяться полки нового строя: рейтары, солдаты, копейщики. Во время правления Алексея Михайловича менялись параметры службы, характер ее обеспечения. Прежняя система служилых «городов» отходила в прошлое. Новый способ организации войск доказывал свое превосходство во время войн с Польшей, Швецией и Крымом в 1654 – 1667 гг. Заметим, что это происходило в России еще до Петра I. Многие «дети боярские» охотно записывались в солдаты или драгуны, что повышало их социальный статус и улучшало материальное положение. Так половина, или 44% набранных солдат Воронежского уезда происходили из «детей боярских» и примерно 15% копейщиков также являлись бывшими «детьми боярскими».

При этом чрезмерная занятость многих уездных дворян ведением своего хозяйства отрывала их от службы и отрицательно сказывалась на боеспособности русской армии. Во время военных действий на Украине в 1677 г. против турецкой армии неявка «детей боярских» Белгородского полка на службу составила 51%. Явилось в войска воеводы Г.Г. Ромодановского 988 человек, а проигнорировало службу 1047 детей боярских. Для нас этот печальный факт – нелишнее подтверждение вынужденной активности мелких помещиков не на службе, а дома, в своем поместье.

В нашей работе мы рассмотрели ход изменений в сфере служилого землевладения и его кризис в XVII в. Этот кризис поставил страну в определенные условия, когда дальнейшее развитие могло пойти по различным направлениям. Именно в этих условиях и пришлось Петру I приводить в жизнь свои реформы.

Список литературы

  1. Бранский В.П., Пожарский С.Д. Социальная синергетика и акмеология. СПб., 2002
  2. Власова И.В. Группы русских северной зоны //Русские. М., 1997
  3. Ляпин Д.А. Елецкие дети боярские в конце XVI в. //Социальная история российской провинции в контексте модернизации аграрного общества: материалы международной конференции. Тамбов. – 2003
  4. Новосельский А.А. Город как военно-служилая и как сословная организация провинциального дворянства в XVII в //Новосельский А.А. Исследования по истории эпохи феодализма. М., 1994
  5. Павлов Сильванский Н.П. Государевы служилые люди. М., 2001
  6. Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве. М.: «Памятники исторической мысли». – 1995
  7. Седов П.В. Оборона Чигирина в 1677 г. // Российское государство в XIV – XVII вв. Сб. статей к 70-летию Ю.Г. Алексеева. СПб., 2002
  8. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в. М., 1990; Долинин Н.П. Разрядный список 1618-1619 гг. поместных казаков Рязани //Археографический ежегодник за 1963 г. М., 1964

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top