Андреев В.В.

Введение

Шли годы. И вот, как по злому слову
Фашизм свой стальной обнажил оскал.
Он яростно пер. Он гремел, но встал
Вот тут – возле подступов к Одинцову!

Да, встал. И уже – ни фанфар, ни трюков,
Ни даже случайных побед, хотя б!
Не зря ж учредил здесь свой главный штаб
Победоносный Георгий Жуков!

Эдуард Асадов

Вот уже как 60 лет со дня победы в Великой Отечественной войне мы возлагаем цветы к памятникам погибших воинов, отважно защищавшим наше Отечество. Эта дата означает, что, несмотря на время, мы помним подвиг всех наших героев, которые отдали свою жизнь не только за нашу Родину, но и за наше будущее. Да будет вечна память о них!

Каждый человек нашей великой Родины должен знать, какой вклад в победу внесли жители его города или населённого пункта.

Одинцовский район. Начало Великой Отечественной войны

Земля Одинцовская – уникальный район Подмосковья, раскинувшийся к западу от стен столицы Государева Российского и вобравший в себя древний Звенигородский край. Здесь прошли сражения «Смутного времени» 1812 г., обороны Москвы 1941 г., оставив свой след в многочисленных памятниках и мемориалах, в благородной памяти людской. Одинцовский район сегодня – развитой индустриально-сельскохозяйственный регион. Заводы, фабрики, совхозы, ставшие ныне акционерными обществами – основа нашего благосостояния и финансирования многих социальных и производственных направлений.

Всем известно, что символом и главным героем минувших сражений стал простой советский солдат. Василий Тёркин – собирательный образ защитника Отечества, его вспоминают каждый раз, когда хотят рассказать о мужестве и доблести наших защитников. «Родился» Тёркин в деревне Грязь Одинцовского района в 1941 году, незадолго до вторжения фашистских войск. В то время А.Т. Твардовский жил здесь, работал над поэмой о русском солдате, прошедшем финскую войну. Твардовский не думал, что его персонаж станет самым популярным бойцом грядущих великих битв. Он приехал в деревню близ Москвы-реки с надеждой, как сам говорил, «на доброе работящее лето». В первый же день войны Александр Трифонович уехал со станции Звенигород в Москву и получил направление военного корреспондента. Вместе с ним ушел на фронт, ушел в народ и его литературный герой Василий Тёркин, чей образ поднимал дух наших воинов в дни успехов и неудач Красной Армии.

С началом Великой Отечественной войны Одинцово перестроилось на военный лад. Все знали, что враг обязательно будет стремиться к столице государства Российского и его разрушительный путь пройдет через Одинцово. В поселке тогда расположились военные госпитали и штабы некоторых воинских соединений. Во Власихе (теперь микрорайон Одинцово-10) решалась судьба Москвы. Генерал армии Г.К. Жуков не раз вспоминал свой штаб во Власихе. Именно здесь принимались решения о контрнаступлении под Москвой, где впервые захватчики потерпели крупное поражение.

В конце октября 1941 г. фашисты оказались на западных границах района. Всё взрослое население было мобилизовано на строительство оборонительных сооружений. Район вошел в состав подпольного окружкома Юго-западной группы. Ещё в августе были подготовлены четыре партизанских группы, составившие в декабре объединённый партизанский отряд под руководством С.А. Абакумова, партизаны действовали совместно с частями Красной Армии: участвовали в боях, вели разведку в тылу. При наступлении наших войск в декабре 1941г. они помогали очищать район от врага.

Кубинка: между фронтом и тылом

Город Кубинка расположился у истока речки Сетуни, вдоль Можайского шоссе и линии железной дороги. Происхождение его названия местные жители зачастую связывают с различными легендами. Одна из них рассказывает о некой княгине Кубиной, другая о больших чанах-кубах, в которых гнали смолу и деготь.

Всуровые дни 1941-го Кубинка находилась на линии фронта. Бои шли на всех направлениях вокруг неё, кроме восточного, однако именно сюда были направлены «малые клещи» гитлеровцев, которые в случае прорыва немцев в Кубинку открыли бы им прямой путь на Москву.

Но не только дорога на столицу интересовала захватчиков. Кубинка ещё перед войной обозначалась на их картах как военная база Красной Армии. В 1931 г. на окраине Кубинки приказом Реввоенсовета СССР образован испытательный полигон. 10 июля здесь началось строительство жилых и производственных зданий, «держали экзамен» первые отечественные автомобили, мотоциклы, тракторы, тягачи, бронетанковая техника, в том числе знаменитый танк Т-34.

Рядом с полигоном появились лагеря московских офицерских школ и военно-политической академии, а к северу от села построен аэродром. В окружении военных объектов, будучи стратегическим центром, встретила Кубинка Великую Отечественную войну. Название небольшого населенного пункта вошло в историю битвы за Москву, поскольку именно здесь фашистской Германии суждено было потерпеть первое крупное поражение.

В дни налётов вражеской авиации на столицу, 25 июля 1941 г., над Кубинкой разгорелся воздушный бой. Лейтенант В.А. Васильев таранил фашистский бомбардировщик. Немного позже капитан К. Титенков сбил командира особой немецкой авиагруппы, развеяв миф о непобедимости германских летчиков.

Из испытывавшихся на полигоне танков и опытных танкистов в июле 1941г. был сформирован отдельный танковый батальон, который позже участвовал в боях в составе 46-й танковой дивизии Северо-Западного фронта.

С приближением противника станция Кубинка стала последней на Западной железной дороге. Отсюда через Москву отправлялись эшелоны с ранеными, сюда подтягивались войска и техника. Бессменно дежурили на станции, среди других железнодорожников, Н.М. Морозова, Ф.С. Дородных, Н.И. Зобин, обеспечивая выгрузку железнодорожных составов и сосредоточения резервных средств тяги. Работа продолжалась даже во время сильных артналетов противника.

Выручали воинов и прежние военные «запасы» села. Только что назначенный командующим 5-й армией генерал Д.Д. Лелюшенко готовился к боям на Бородинском поле. Больше всего его тревожила незащищенность Минского шоссе. По воспоминаниям фронтового корреспондента Е.З. Воробьева: «В то хмурое утро командарм-5 вспомнил вдруг... про танкодром в Кубинке. Черт возьми, Кубинка же совсем близко!». «Я постоянно думал над тем, где взять дополнительные противотанковые средства, - вспоминал позже сам Лелюшенко. - Вспомнил, что до войны в этом районе был полигон. Не раз мне приходилось участвовать там в учениях. Нет ли на полигоне хотя бы неисправных танков? Послал на разведку майора А. Ефремова. Часа через два тот с радостью доложил: «Есть 16 танков Т-28 без моторов, на вооружении 76-миллиметровые пушки». В тех тяжелейших условиях это просто находка. Конечно, надо использовать танки как неподвижные огневые точки».

Мобилизовали тягачи «Ворошиловец», прибуксировали из Кубинки устаревшие трехбашенные танки Т-28 без моторов, но с мощным исправным вооружением. Танки вкопали на опасном участке по обеим сторонам шоссе... Свою задачу техника выполнила с доблестью.

Танковый полигон жил напряженной военной жизнью. Комендант Кубинского гарнизона В.Ф. Петроченко рассказывал, как ученые доставляли сюда захваченные танки противника, гоняли, обстреливали их, выискивая слабые места, работали над усовершенствованием своих машин.

Вблизи Кубинки действовали группы партизан. Одна из них – Гуцкей, Петренко и Кузин – взрывали железнодорожное полотно, совершали диверсии против фашистов у деревни Репище. А снайпер Михаил Лысов ухитрился из полуавтомата сбить немецкий самолет «Юнкерс-87», в то время как зенитные установки вели огонь по танкам врага и не успевали следить за воздушными целями.

Положение осложнялось, и вскоре название «Кубинка» замелькало в оперативных сводках. Произошло это в связи с подвигом воинов 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии, остановивших врага в семи километрах к югу у деревни Акулово, и в связи с началом знаменитого рейда   2-ого гвардейского кавалерийского корпуса генерала Л.М. Доватора, базировавшегося на северных окраинах Кубинки. С развитием контрнаступления к селу подтягивались резервные и технические части, находившиеся до этого в тылу, вновь появились авиаторы. Генерал-майор авиации В.А. Кузнецов вспоминал: «Аэродром Кубинка, куда мы перелетели, - это первый значительный шаг вперед, на запад, вслед за отступающим врагом. Осмотрелись. Огромное круглое поле с взлетно-посадочной полосой, а вокруг лес. По краям земляные, занесенные снегом насыпи. Это землянки...». Враг отступал, а Кубинка стала перевалочной базой между фронтом и тылом. Но налёты вражеской авиации продолжались. Известный в стране клоун Борис Вяткин рассказывал, как проходил в Кубинке «боевое крещение». В августе 1942 г. сюда выехала с выступлениями бригада Московского цирка. Немецкие самолеты, кружившие над артистами и зрителями-красноармейцами, сначала приняли за свои, а когда посыпались бомбы, попавшие в склад снарядов, было поздно.

Еще одно памятное событие произошло в Кубинке осенью 1942 г. Сюда приехал писатель Алексей Толстой. Приехал из Барвихи, которая также находится на Одинцовской земле. Здесь на даче он прожил последние семь лет своей жизни, здесь его застало 22 июня 1941г., здесь же в годы войны им были написаны публицистические статьи для газет «Правда», «Известия», «Красная Звезда». В марте 1943 г. писатель направил           И.В. Сталину телеграмму следующего содержания:

«Передаю Вам присужденную мне за роман «Хождение по мукам» премию в 100 тысяч рублей на постройку танка и прошу Вас разрешить назвать этот танк «Грозный».

31 марта 1943 г. в газете «Правда» была опубликована ответная телеграмма И.В. Сталина к Толстому: «Примите мой привет и благодарность Красной Армии, Алексей Николаевич, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено». Решение назвать танк «Грозный», вероятно, было связано с работой Толстого в 1941-1943 г.г. над драматической дилогией «Иван Грозный», о котором Алексей Николаевич впоследствии писал: «Она была моим ответом на унижения, которым немцы подвергли мою Родину». Просьба писателя была удовлетворена, и танк стал называться «Грозный». В послевоенные годы Маршал Советского Союза С.Д. Соколовский писал в своих воспоминания: «Мне часто задают вопрос: «Какой из дней Великой Отечественной войны запомнился мне больше всего?» Таким днём за всю войну я считаю 3 декабря 1941 года. Особенно успешно прошла операция в районе Кубинки, где мы впервые дали гитлеровцам, как говорится по морде. День 3 декабря все эти годы ассоциируется у меня с зарёй- зарёй Победы».

В боях у Кубинки

С наступлением немецких войск окрестности Кубинки оказались самой западной территорией, свободной от врага. Здесь держали оборону воины 32-ой Краснознаменной, 82-ой и 50-ой стрелковых дивизий, фронт которых протянулся от села Акулово на юге – до Москвы-реки (недалеко от Васильевского) – и далее по ней до позиций 144-ой стрелковой дивизии, удерживавшей населенные пункты близ Звенигорода. Незадолго до этого слух о доблести одной из дивизий - 32-ой Краснознаменской под командованием полковника Полосухина – прошел по всем частям Западного фронта. В боях с гитлеровцами бойцы этого формирования несколько дней удерживали знаменитое Бородинское поле, повторяя славу дедов, дравшихся здесь с Наполеоном. Действия этой дивизии позволили другим частям отступить к Можайску с меньшими потерями. 21 ноября после тяжелого боя в районе деревни Наро-Осаново, 82-я мотострелковая дивизия, которой командовал полковник Г.П. Карамышев, отошла за рубеж Полушкино - Крутицы - Софьино, где по восточным берегам Полецкого озера и Нарских прудов были подготовлены оборонительные сооружения. Несмотря на ожесточенные атаки днем и ночью 22 и 23 ноября, противник не смог продвинуться здесь в сторону Москвы ни на шаг. Полтора месяца советские войска держали здесь оборону.

Учитывая напряженность в районе Кубинки, Военный совет армии изъял из состава 18-й стрелковой дивизии народного ополчения, стоявшей на доукомплектовании в районе Звенигорода, только что сформированный 1310-й стрелковый полк ополченцев и 20 ноября направил его на усиление 82-й мотострелковой дивизии, оборонявшей кубинское направление.

Третья часть ополченцев – пожилые люди. Немало было и вчерашних студентов, в основном из МАИ и Московского кооперативного института. Формируя 1310-й полк, командование отбирало добровольцев, желающих немедленно идти в бой, учитывая возраст и состояние обуви и одежды ополченцев.

В ночь на 23 октября они были переброшены в район Кубинки и заняли оборону на линии Крутицы - Софьино - Асаково - Дютьково, в восьми километрах от Кубинки, впереди позиций, предназначенных для 32-й стрелковой дивизии. Приказ Военного совета Армии гласил: продержаться на этом рубеже в течение 36 часов.

26 октября ополченцы стремительно кинулись в атаку. Противник не ожидал такого удара и в панике бежал из деревни Якшино. Воспользовавшись замешательством врага, ополченцы ворвались в Выглядовку и Болдино. Немцы попытались усилить сопротивление, но все же были выбиты и из деревни Брыкино.

30 октября при поддержке семи танков гитлеровцам снова удалось захватить Брыкино. Бои за эту деревню не прекращались вплоть до 7 ноября. Гитлеровцы потеряли в них до 400 солдат и офицеров. В ночь на 7 ноября ополченцы вновь бросились в атаку. Из коммунистов и комсомольцев был сформирован десант, который под покровом ночи на трех танках ворвался в деревню и завязал бой с противником. Сначала атака развивалась успешно. Неся ощутимые потери, враг стал отходить. Однако вскоре немцам удалось подбить один из советских танков, оттеснить другие и окружить горстку ополченцев. Добровольцы залегли у подбитого танка и всю ночь вели ожесточенный бой. К утру все стихло. Ополченцы дрались до последнего патрона.

Получая сокрушительный отпор то в одном, то в другом месте, противник упорно искал брешь в обороне 5-й армии. 25 октября части 78-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Тугница из 9-го армейского корпуса противника заняли Рузу и продолжали двигаться на восток.

В село Васильевское, расположенное на пути от Рузы – к северо-западу от Кубинки, на берегу Москвы-реки, немцы не вошли. Перед приходом немцев по приказу советского командования село было сожжено, а каменные дома взорваны – жителям дали 20 минут на сборы. Такие действия были оправданы с точки зрения обороны правого берега Москвы-реки. Колокольня церкви Воскресения Словущего, которая могла послужить немцам наблюдательным пунктом, тоже была взорвана.

Однако вражеские войска наметили северный клин «малых клещей», задуманных отрезать Кубинку и открыть путь на Москву по Минскому и Можайскому шоссе, в районе села Троицкое, деревень Рязань и Волково. На противоположном им берегу Москвы-реки немцами были заняты Поречье, Крюково, Улитино.

1 декабря, в полосе 144-й стрелковой дивизии генерал-майора   М.А. Пронина, на стыке с 50-й стрелковой дивизией генерал-майора     Н.Ф. Лебеденко, немецко-фашистскими войсками был нанесен удар по полкам пехоты с танками. Фашистам удалось продвинуться в глубь нашей обороны до селений Пронское и Криуши, создав угрозу штабу 5-й армии в Покровском и непосредственно в Кубинке. Но уже 2 декабря враг был выбит советскими частями при помощи 20-й танковой бригады, дислоцированной перед контрнаступлением наших войск на севере от Кубинки. Позже бригада была отведена к южному флангу 108-й стрелковой дивизии.

Один прорыв был ликвидирован, но остался второй – южный клин «малых клещей», нацеленный на Акулово. Здесь противника уже ждала   32-я Краснознаменная стрелковая дивизия. Затишье перед 1 декабря здесь сочли предостережением к серьезному удару. Окопавшись у самой южной границы Акуловской поляны, у электрофугасов, заложенных под шоссе Наро-Фоминск – Кубинка, постоянно дежурили саперы. В полдень первого дня зимы саперы 17-го стрелкового полка Павлов и Карганов первыми услышали шум моторов.

Вскоре из-за поворота выползли шесть вражеских танков. Это была разведка, за которой двигалась основная танковая колонна. Машины ехали как на параде – с открытыми люками. Не торопясь, деловито Павлов дал электроток на малый разряд. Боясь очередного взрыва, фашистские танки остановились. Прямо над большим фугасом встали несколько танков и автомашин. Павлов снова включил электроток. Огромной силы взрыв потряс землю и разметал вражескую технику. Два средних и один тяжелый танк, четыре автомашины с пехотой потеряли тогда фашисты. Как выяснилось позже, в головном танке был убит командир танковой колонны, награжденный за разбой в Европе и в нашей стране несколькими железными крестами.

Оправившись от неожиданности, 20 немецких танков на большой скорости устремились на Акулово. На их пути встали бесстрашные артиллеристы 322-го стрелкового полка. Выкатив орудия на открытые огневые позиции, батарея старшего лейтенанта Н.П. Нечаева первой открыла огонь по танкам в упор. Вскоре начали обстрел и стальные батареи. Напряженность боя нарастала. Горели фашистские танки и автомашины, гибли наши артиллеристы. Но никто уступать не хотел. Враг продолжал усиливать натиск, не считаясь с потерями. В середине дня гитлеровские танки все же ворвались в Акулово. О ходе этого боя, вошедшего во все учебники истории Великой Отечественной, вспоминал батальонный комиссар, участник событий А.М. Вахрушев: «Ворвавшись в Акулово, тыл дивизии полковника Полосухина, гитлеровцы бросили несколько танков и небольшой отряд кавалерии в сторону Кубинки. Впереди шли танки. Дорогу им преградили наши огнеметчики».

С кавалеристами разделался расчет счетверенной зенитно-пулеметной установки под командованием Льва Антипина. Вкопанный в землю пулемет стоял на опушке леса, недалеко от шоссе. Предназначался он для борьбы с вражеской авиацией. Однако командир расчета заранее составил карточку ведения огня по наземным целям. И как только вражеские кавалеристы оказались в зоне пулеметного огня, на них обрушился свинцовый ливень. Ни одному гитлеровцу спастись не удалось. Чтобы окончательно закрыть путь на Кубинку, Полосухин подтянул к шоссе истребительно-противотанковый отряд. Саперы в это время сделали огненный вал – барьер, сложенный из сена, соломы, хвороста и других горючих материалов. Стена пламени пересекла Акуловскую поляну с востока на запад. Тогда немцы повели наступление веером, пытаясь где-нибудь нащупать слабое место. Восемнадцать танков и около батальона пехоты бросились в направлении домика лесника, где располагался командный пункт командира дивизии.

Фашистские танки двигались медленно, осторожно. Не дойдя метров триста да опушки леса, они остановились и открыли огонь. Советские воины не отвечали. Тогда осмелевшая вражеская пехота с криками выскочила из-за танков и бросилась вперед. Этого и ждали оборонявшиеся. Из окопов обрушились на фашистов пулеметные очереди и меткие винтовочные выстрелы. Как ошпаренные, бросились пехотинцы назад к своим танкам, прячась за их броню. Позже гитлеровцы предприняли не одну попытку, чтобы проникнуть в лес и уничтожить командный пункт дивизии, но всякий раз терпели неудачу.

Другая группа фашистских танков попыталась пробиться из деревни Акулово на хутор Песочный, где находился наблюдательный пункт командира 154-го гаубичного артиллерийского полка майора В.К. Чевгуса, норовя ударить в тыл подразделениям 32-й стрелковой дивизии, оборонявшимся на реке Нара. Первыми здесь встретили врага артиллеристы 4-й батареи 133-го легкого артполка.

Подразделение 32-й дивизии отбили все атаки противника, однако засевшие в Акулово гитлеровцы не угомонились. Вечером из деревни вновь вышли танки. Один из них, не дойдя метров пятьдесят до опушки леса, остановился и открыл огонь – фашисты хотели проверить, не ушли ли русские из рощи.

Младший сержант Мекрюков переполз через бруствер окопа, незаметно приблизился к танку и швырнул гранату под его днище. После взрыва наступила тишина, но вскоре мотор вражеской машины застучал, хотя сдвинуться с места она уже не могла. На помощь поспешил другой танк. Он взял подбитую машину на буксир, но, пройдя несколько метров сам наскочил на мину.

Акуловская поляна большая, и заминировать ее всю было невозможно. У фашистских танков имелся простор для маневра, и они пытались воспользоваться этим. Помешали советские артиллеристы. В районе Акулово стояли четыре наши батареи. Ими командовали Бондаренко, Коваленко, Краснов и Лосев.

Батарея старшего лейтенанта Юрия Коваленко стояла на опушке леса юго-восточнее Акулово. Танки противника, пройдя по поляне, порвали провода связи, соединявшей наблюдательный пункт командира батареи с огневой позицией. Батарея осталась без управления. На исправление линии Коваленко послал связиста Гусарова. Боец двигался по открытой местности. Над головой свистели пули и осколки, но он настойчиво полз вперед, нащупывая провод. Наконец он обнаружил разрыв и срастил концы. Но в самый критический момент линия вновь вышла из строя. Коваленко выслал двух связистов. Тянулись томительные минуты, а батарея молчала. Старший лейтенант взглянул на Гусарова. Командир не успел и слова сказать, а сержант уже понял его: «Слушаюсь...».

И вновь пополз под огнем. Совсем рядом разорвалась мина. Связиста засыпало снегом. Очнувшись, Гусаров почувствовал острую боль в правой руке. Из раны хлестала кровь, но боец не остановился. Он продолжал искать обрыв и нашел его. Провод несколько раз выскакивал из негнущихся пальцев. Наконец удалось сделать узел. Зажав провод зубами, связист резко рванул его левой рукой. Петля уменьшилась. Гусаров изо всех сил рванул еще, пока надежно не срастил провод. У него едва хватило сил вернуться на наблюдательный пункт и доложить командиру о выполнении приказания. К вечеру 2 декабря положение в полосе обороны 32-й стрелковой дивизии продолжало оставаться серьезным. Но командующий 5-й армией Говоров не сомневался, что сибиряки выстоят. Заглядывая в будущее, он приказал Полосухину к исходу дня представить план разгрома группировки противника, прорвавшейся в Акулово.

Наступление началось залпом «катюш». Затем заговорила почти вся артиллерия дивизии.

Деревню Акулово трудно было узнать. Удирая, гитлеровцы заминировали и подожги её. Как ни старались наши бойцы, но спасти им удалось лишь считанные дома. На месте еще недавно красивой деревни торчали лишь печные трубы.

На Акуловской поляне все говорили о недавнем жарком бое: валялись трупы гитлеровцев, неподвижно застыли коробки сгоревших и подбитых танков, снег от множества воронок почернел.

Тридцать четыре вражеские машины и несколько сотен солдат и офицеров уничтожили бойцы 32-й дивизии. Гитлеровцы, выполняя приказ, рвались к Москве, а погибли на задворках небольшой деревушки, получившей, по преданиям, своё название семьдесят лет назад от поляны, похожей своими очертаниями на акулу. Бойцы шутили: «нехорошо получилось у гитлеровцев: торопились в Москву, а попали в пасть акулы».

Рассказывая о подвиге наших войск у деревни Акулово, стоит вспомнить и бойцов поста наружного оповещения Московской зоны ПВО, располагавшегося на западной окраине Акулова.

Заметив танки, командир поста старший сержант Хорен Нариманян по радио сообщил своему командованию: «Вступили в бой с фашистскими танками...». Что было дальше, не знает никто. Только, через несколько дней, моряки особой морской стрелковой бригады, участвовавшие в боях, увидели на окраине деревни полуразрушенный блиндаж, а около него три обгоревших танка и более десятка фашистских трупов. В блиндаже нашли изрешеченные пулями тела Хорена Нариманяна, Андрея Скакуна, Михаила Каширина, Григория Гарина, Николая Печкурова, Василия Курбанова, Абзара Алиева и Николая Куракина. Презирая смерть, мужественные советские воины предупредили командование о грозящей опасности и первыми приняли на себя танковый удар.

К исходу 2 декабря гитлеровцы заняли населенные пункты южнее Голицына: Петровское, Бурцево и Юшково и, выставив охрану, прекратили наступление, решив перегруппироваться. Изыскивая силы для того, чтобы преградить путь противнику, Военный совет армии срочно направил к Юшкову группу танков из 20-й танковой бригады и сводную группу воинов 16-ого погранполка.

Стоял тридцатиградусный мороз, когда в ночь на З декабря отряд вышел из Больших Вязем. Кратчайшей дорогой через Голицыно советские воины подошли к Юшкову, бесшумно сняв немецкие посты охраны. Дождавшись полуночи, когда основная часть гитлеровцев уснула, разведчики ворвались в Юшково. У немцев началась паника, и они, выскакивая в нижнем белье из окон, сразу же попадали под огонь наших пограничников. В результате 27-часового боя пограничники и танкисты уничтожили и захватили 8 танков, 8 минометов, 7 противотанковых орудий, 10 автомашин, 12 мотоциклов и велосипедов, свыше 400 солдат и офицеров. Тылы стыка 5-й и 33-й армий были освобождены от врага. 5 и 6 декабря войска Западного фронта начали свое решительное контрнаступление. В период с 6 по 9 декабря по Можайской дороге через Одинцово шли части резервов Ставки и фронта. В лесах близ Кубинки, Никольского, Шарапова и Голицына были сосредоточены три танковых батальона, шесть артиллерийских полков, пять дивизионов «катюш».

К 10 декабря по Можайской дороге на Шарапово прошли части 2-ого гвардейского кавалерийского корпуса генерала Л.М. Доватора. Тогда же полевое управление 5-й армии переместилось из Покровского в село Никольское.

Исходя из создавшегося положения, Военный совет Западного фронта поручил командующему 5-й армией нанести мощный удар по немецко-фашистским войскам с рубежа Рязань - Никифоровское - Васильевское в направлении Колюбакина. 11 декабря после короткой артиллерийской подготовки пошла в наступление ударная группа 5-й армии. Полки 19-й, 329-й и 50-й стрелковых дивизий преодолели по льду Москву-реку и атаковали опорные пункты врага на противоположенном берегу. 336-я дивизия двигалась во втором эшелоне. Поддержанная огнем артиллерии и танков, наша пехота сломила сопротивление врага и освободила несколько населенных пунктов. 13 декабря для скорейшего развития успеха генерал Говоров приказал ввести в прорыв 2-й гвардейский корпус генерала     Л.М. Доватора, переброшенный из района действий 16-й армии и сосредоточенный в лесах севернее Кубинки.

Шел сильный снег, видимость не превышала 200-300 метров. Воспользовавшись этим, кавалеристы умело обошли узлы сопротивления противника и, перейдя линию фронта, начали свой знаменитый рейд. Через день они выбили немецкий гарнизон из Андреевского и продолжали победное движение к реке Рузе по тылам врага. Здесь они почти полностью уничтожили остатки отступавшей из-под Звенигорода уже знакомой нам 78-й немецкой дивизии – той самой, которая в конце октября была так уверена в успехе наступления на Москву.

19 декабря у деревни Палашкино генерал-майор Л.М. Доватор погиб. Восемнадцать дней кровопролитных оборонительных боев, пятнадцать дней непрерывного наступления утомили людей. Все попытки сходу форсировать Москву-реку и Рузу успеха не имели. Поэтому Говоров отдал приказ о временном прекращении наступления с 26 декабря. В полосе 5-й армии перед Новым, 1942 г. наступило затишье. По-особому встретила Новый год 32-я Краснознаменная стрелковая дивизия. В ночь на первое января она почти из всех орудий открыла огонь по вражеским позициям и его опорным пунктам. Ураганный огонь, сеявший смерть и страх в стане врага, был салютом советских войск наступающему 1942 г.

К 8 января начатое ранее контрнаступление переросло в общее наступление наших войск против немецко-фашистских захватчиков под Москвой. Началось массовое изгнание врага с подмосковной земли. Наступление началось ранним утром 8 января после часовой артиллерийской и авиационной подготовки. В первый день прорвать оборону противника не удалось. С самого начала бои приняли напряженный характер. Сильные инженерные заграждения помогли противнику крепко удерживать позиции, которые располагались к тому же в глубине леса. И все же оборона противника была прорвана. Еще до Нового года, 25 декабря, секретарь Звенигородского райкома партии Степанов докладывал в Московский областной комитет партии о положении дел в районе: «... до сих пор не очищены от гитлеровских войск четыре населенных пункта: Выглядовка, Якшино, Болдино и Еремино».

Эти последние населенные пункты были освобождены 10-11 января совместными усилиями 82-й мотострелковой дивизии генерал-майора     Н.И. Орлова и 60-й стрелковой бригады майора П.Ф. Ахринянова. Так завершилось освобождение Звенигородского района.

Заключение

Каждый год 9 мая жители города Кубинка возлагают цветы к братской могиле воинов 5-й армии, погибших на подступах к Кубинке в 1941г. Если мы не вспомним о дне вчерашнем, завтра забудут о нас, о том, что мы хотели бы оставить своим детям и внукам. Знаменитый русский историк Н.М. Карамзин говорил: «История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь Отечество». Так не забудем же мы воинов, отважно защищавших и отдавших свою жизнь за наше Отечество.

60 лет прошло с начала Великой Отечественной войны. В истории минувшего столетия не было сражения более жестокого, чем эта война, и не было подвига выше, чем подвиг нашего народа.

Важно не только сберечь память о той страшной войне, а передать молодому поколению чувство гордости за нашу победу, за нашу страну, за наш народ. Не забыта и не будет забыта никогда великая Победа, великий Подвиг нашего народа, защитившего не только свою землю, но и всю Европу от фашистского нашествия. Наши доблестные воины, наши стойкие труженики тыла кровью и потом, нечеловеческими лишениями и беспримерным мужеством завоевали беду.

Время не властно над нашей памятью. Подвиг отцов и дедов всегда будет для нас уроком беззаветного служения Родине

Жители земли Одинцовской с достоинством преодолел испытания войны и выполнил свой долг перед Родиной. Фронтовики и труженики тыла, мужчины и женщины, ветераны и юное поколение – все внесли свой вклад в победу над фашизмом. Страна высоко оценила заслуги воинов в Великой Отечественной войне. Восемь наших земляков были удостоены звания Героя Советского Союза. Беспримерный подвиг Великой Отечественной войны бережно хранится в благодарной памяти новых поколений жителей всего Одинцовского района Московской области. Огромнейшим уважением пользуются ветераны-фронтовики. Наследники победителей фашистской чумы стремятся быть достойными памяти героев и достойно несут службу на страже мира и безопасности своего Отечества.

Литература

  1. Л.И.Васькина, В.В.Карлов, И.Т.Ковальченко, Ю.С.Кукушкин, Л.И.Насонкина, Д.В.Сарабьянов, А.М.Сахаров, В.Л.Янин «Города Подмосковья», «Московский рабочий»,1979г.
  2. К.А.Аверьянов, Н.Н.Митронов, А.А.Пузатиков, «Одинцовская земля», Москва: Энциклопедия российских деревень, 1994 г.
  3. «Архив военно-медицинских документов МО СССР», М., 1971 г.
  4. Личный архив Н.Н.Митронова.
  5. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – Главы 12-14.– М., 1983.
  6. Энциклопедия для детей. Т.5, ч.3 «История России. ХХ век». Составитель С.Т.Исмаилова.   М., Аванта +, 1999г.
  7. Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. – М., 1985.
  8. Газета Одинцовского района Московской области «Новые рубежи». 25 сентября 2004г. № 73.
  9. Майоров Н. Суровые испытания. – М., 1963.
  10. Засыпка Т. Сторона партизанская. – М., 1975.
  11. Воробьев М.В., Усов В.В. За каждый клочок земли. – М., 1989.
  12. А.Д.Колесник, «Народное ополчение городов-героев», Москва, 1974г.
  13. Н.И.Крылов, Н.И.Алексеев. И.Г.Драган, «Навстречу победе», М., 1970г.
  14. Газета «Правда», Москва, 4 июня 1977г.
  15. «Ведомости Верховного Совета СССР», №6(883), 14 августа, 1957г.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top